Глокализация: главный вектор мирового развития XXI века

Становление нынешнего мира отличается многозначными, спорными тенденциями. Это проявляется в том, что в мире происходят разнонаправленные тенденции: он одновременно объединяется и разъединяется, что формируется под воздействием интернационализации и регионализации, глобализации и локализации. И именно это хотелось бы подчеркнуть в данной работе.

Современный английский ученый, профессор Питтсбургского университета Роланд Робертсон предложил теорию глокализации. Термин глокализация происходит от наложения двух терминов-антонимов: глобализация + локализация = глокализация.

В своих исследованиях глобализации Роланд Робертсон пришел к выводу, что тезис о глобализации как процессе «умаления, попрания и ассимиляции локального» неправомочен. По его мнению, локальное - это далеко не всегда отставшее. Глобализация может добиться успеха лишь посредством адаптации к локальным формам бытия культуры. Соответственно, получается, что глокализация - это обратная сторона глобализации, это вызов современной унифицирующей глобализации.

Содержание понятия глокализации пришло в европейские языки из японской бизнес-лексики. Первоначально в японском языке существовало понятие «dochaku» - «жить самому в своей земле».

В 70-х гг. XX в., когда японские корпорации стали занимать успешные позиции на мировых рынках, среди японских менеджеров появился термин «dochakuka» - «делать что-либо по туземному». Это оказалось более эффективным, чем унификация, способом ведения дел и приводило к утверждению японских компаний на новых рынках. Таким образом, ради достижения глобального, мирового успеха, глокализация предполагает не унификацию локального, а его интеграцию и адаптацию к глобальным условиям. Глобализация не является всюду одинаковым процессом - наоборот, в каждом регионе она обретает свое лицо.

Глокализация мировой экономики - это суперсовременная многоступенчатая форма перевоплощения международных экономических отношений, которая ведет к обгоняющему росту локальных (отраслевых, страновых, внутрирегиональных) экономических потоков (инвестиций, торговли, информационного и технологического обмена, миграционных потоков) в сравнении с их общей динамикой в международном охвате, к затруднению и интенсификации конкурентной борьбы вовсемирных масштабах между транснациональными корпорациями, многонациональными компаниями, национальными, региональными экономическими союзами, совместно защищающими свое положение в мире.

Сохраняется большой разрыв между странами и корпорациями лидерами и теми, кто отстает, причем разрыв увеличивается все больше. Процессы глокализации имеют противоречивую направленность.

Предложенная Робертсоном стратегия существования и осмысления локального в глобальном мире была положена в основу трехлетнего исследовательского проекта, результаты которого были изложены в коллективной монографии «Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире» (под редакцией П. Бергера и С. Хантингтона)1.

Как ни парадоксально, глобализация связана с ростом регионализма. Между глобальным и региональным уровнем исчезает «посредник» в лице национальных государств.

Наиболее яркий пример - ЕС, где регионы разных стран налаживают друг с другом взаимоотношения напрямую. Такие же процессы проходят в тихоокеанском регионе - об этом пишет японский специалист по стратегии бизнеса Кеничи Омаэ в книге «The end of the nationstate. The rise of regional economies»2. Получается, что мир в процессе глобализации становится многообразным, а совсем не унифицированным.

Складывается ситуация, когда региональная интеграция все яснее превращается в ограждающий механизм от тех угроз и требований глобализации.

Глокализация - это не только смещение глобальных процессов на уровень локальных (то есть их локализация, например формирование отдельных национальных стандартов по международному образцу), но и выход локальных процессов на глобальный уровень (их глобализация, т.е. превращение в глобальные процессы).

В России регионализм часто приравнивают по значению к сепаратизму. Однако регионализм становится сепаратизмом, только когда какой-либо регион лишается политического и экономического самоуправления. В Европе сейчас происходит снижение сепаратизма, ибо многие «сепаратистские» регионы разных стран (Шотландия, Каталония и т.д.), именно в силу интеграции, получают высокий уровень самоуправления и независимости от «своих» имперских столиц. Арбитром в спорных вопросах выступают межрегиональные евроструктуры - и заметим, что эти «сепаратисты» совсем не стремятся к выходу из ЕС3.

Глобальная среда - это среда, где действуют сильнейшие и страны, и экономики, которые совместно противостоят вызовам глобализации.

И в этом состоит смысл региональной интеграции.

Казалось бы, что локальная (региональная) экономическая интеграция служит фактором развития глобализации, ибо ведет к созданию ус-

  • 1 Многоликая глобализация / под ред. П. Бергераи, С. Хантингтона; пер. с англ. В.В. Сапова; под ред. М.М. Лебедевой. М., 2004.
  • 2 Ohmae К. The End of the Nation State. The Rise of Regional Economies. L.: Harper Collins Publishers, 1990.
  • 3 Тезисы выступления Вадима Штепына. Дискуссии о будущем Санкт-Петербурга и Невского края «Corrige praeteritum сете futurum». СПб., 15.09.2010.

ловий, предполагающих свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, что усиливает взаимозависимости экономик, создание общего (единого) глобального рынка.

Но, в то же время, региональная интеграция предоставляет своим членам льготный торговый, экономический, политический режим, и это вроде бы размазывает определенные универсальные инструменты регулирования, например внешнеторговый режим, который предусмотрен Всемирной торговой организаций.

С нашей точки зрения, региональная интеграция, прежде всего, дает возможность сопротивляться требованиям и угрозам глобализации, сдерживать давление глобальных лидеров, закрепляющих «правила игры». Интеграционные союзы могут в большей степени отстаивать свои интересы в международных экономических организациях и сопротивляться напору развитых стран, в первую очередь США, ТНК и финансовым группам.

Для эффективного противодействия новым вызовам глобализации страны-соседи объединяются в региональные торгово-экономические союзы. И такая регионализация дает свои положительные результаты. Примером этого являются региональные объединения Евросоюз, НАФТА (Североамериканская зона свободной торговли), АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии), Южноамериканское сообщество наций и т.д.

Интеграция в мире быстро развивается. По данным ВТО по состоянию на начало 2013 г., сейчас в мире 179 междгосударственных соглашений, декларирующих таможенный союз либо зону свободной торговли как этапы интеграции1.

Этот процесс не просто идет, он усиливается. Возникают региональные группировки, крепнут интеграционные связи, разрабатываются механизмы функционирования региональных валют (североамериканской, латиноамериканской, мусульманской, азиатской; европейская уже есть). Серьезным моментом, влияющим на интеграцию, стал глобальный финансовый кризис, показавший и слабость глобальной финансовой системы, и правомерность региональной интеграции.

Острое соперничество между основными экономическими центрами (Юго-Восточной Азии, Северной Америки и Западной Европы) спровоцировали тягу к регионализации, созданию региональных международных финансовых рынков, что особенно наглядно проявляется в практическом создании Европейского валютного союза (ЕВС) с единым Европейским центральным банком (ЕЦБ), европейским бюджетом, единой валютой (евро) и финансовой политикой. Европейский финансовый рынок значительно изменил торговлю финансовыми инструментами на международном финансовом рынке: существенно увеличилось число операций, производимых в евро; интеграция европейских стран привела к росту активности международного финансового рынка, более активному росту всех сфер международного финансового рынка. Междуна-

1 URL: http://www.wto/org родная регионализация финансовых рынков идет и в других географических регионах. Тенденция к регионализации на международном финансовом рынке своим результатом имеет тот факт, что роль мировых денег сейчас выполняют три мировые валюты: доллар, евро и иена. И другие национальные валютные системы вынуждены их использовать в качестве резервной валюты и в международных расчетах. Это приводит к нестабильности на международном финансовом рынке и требует координации деятельности национальных центральных банков.

Для России, как нам кажется, сейчас очень важно органично включиться в эту интеграционную тенденцию. В условиях, когда другие страны объединяются и укрепляют свои позиции в региональных интеграционных альянсах, а Россия находится в гордом, но уязвимом одиночестве, вполне реально, что именно это направление станет основным условием устойчивого конкурентоспособного развития страны.

В этой связи отметим, что у России есть три варианта интеграции.

  • 1. Восточный (Азиатско-Тихоокеанский).
  • 2. В рамках постсоветского пространства СНГ.
  • 3. Центрально-Азиатский.

Первый - активация и стимуляция усилий по интеграции в АТЭС (Организацию Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества).

Второй - создание в СНГ сильного регионального интеграционного торгово-экономического союза на постсоветском пространстве с перспективой включения в него других государств. В то время как мир уже поделен, найти свое место в нем можно, только или включившись в существующие союзы, или создав мощную новую группировку. Основные страны вовлечены в интеграционные союзы и они не заинтересованы в появлении новых членов в союзе. Также невыгодно им появление нового экономического и военно-политического союза на постсоветстком пространстве.

Третий - членство в межрегиональном интеграционном союзе БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай). Некоторый оптимизм здесь наметился в результате встречи глав стран БРИК в Екатеринбурге 15 июня 2009 г.

Однако проблему российской интеграции, с учетом исторических, территориально-географических и социально-экономических особенностей страны, нужно решать еще и с учетом нашей территориальной социально-экономической системы, состоящей из 83-х субъектов Федерации и разделения на две крупные части - европейскую и азиатскую.

В заключение отметим, что наблюдаемые сегодня тренды в развитии мировой экономики доказывают, что мир в процессе глобализации становится многообразным, а совсем не унифицированным, и что устойчивость возможна только при разнообразии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >