ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ ТЕОРИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ. ИСТОЧНИКИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Показания свидетеля

Показания свидетеля — это сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, сообщенные им на допросе в ходе предварительного следствия, дознания или в суде и зафиксированные в установленном законом порядке (ч. 1 ст. 79 УПК РФ).

Показания свидетеля в настоящее время являются самым распространенным источником доказательств, присутствующим в каждом уголовном деле. Свидетельские показания смело можно назвать древнейшим источником доказательственной информации, они упоминались в списке доказательств еще Аристотелем1.

Свидетелем при производстве по уголовному делу может выступать любое лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Характерной чертой современности является то, что потенциальные свидетели часто не желают сотрудничать с правоохранительными органами, не являются по вызову на допрос, боятся давать показания, опасаясь мести со стороны лиц, совершивших преступления[1] [2].

Как носитель доказательственной информации свидетель создается самим событием преступления и фактом восприятия им обстоятельств расследуемого происшествия. Субъектом доказательственных правоотношений он становится с момента вызова к следователю, дознавателю или в суд, когда у него появляются процессуальные права1 и обязанности[3] [4] и может наступить ответственность[5]. В уголовном судопроизводстве свидетель незаменим[6].

Предмет показаний свидетеля определяет допрашивающий. Он же несет ответственность за правильное определение предмета показаний свидетеля. Свидетель может быть допрошен о любых относящихся к делу обстоятельствах, в том числе о личности обвиняемого и потерпевшего, о своих взаимоотношениях с обвиняемым, потерпевшем и другими свидетелями (ч. 2 ст. 79 УПК РФ).

Содержанием показаний свидетеля чаше всего являются сведения:

1) относящиеся к событию преступления (о времени, месте, способе и иных обстоятельствах совершения преступления); 2) характеризующие личность обвиняемого (подозреваемого) и отношение к нему допрашиваемого; 3) помогающие установить характер и размер вреда, причиненного преступным деянием; 4) указывающие на обстоятельства, способствующие совершению преступления; 5) раскрывающие, в каких отношениях состоит допрашиваемый с потерпевшим и другими свидетелями, а также сведения о личности потерпевшего.

Несмотря ни на что, сколь бы неприятно, невыгодно или стыдно ни было свидетелю, он обязан давать показания. Правосудие считаться с чувствами свидетеля не может. Ни сокровенная тайна частной жизни, ни коммерческая, ни иная тайна не могут служить основанием отказа от дачи показаний. Не вправе свидетель и сам судить о том, что относится к делу, а что не относится, и по этим соображениям говорить об одном, умалчивать о другом или отказываться свидетельствовать о третьем.

Свидетеля нельзя допрашивать, устанавливая его личное участие в совершении преступления. Свидетель — это лицо, которое дает показания по «чужому» уголовному делу. Он может изобличать обвиняемого, будучи обязанным в рамках известного ему отвечать на любой поставленный вопрос. Но как только речь зайдет об изобличении самого свидетеля, сразу срабатывает правило: никто не обязан свидетельствовать против себя самого. Даже если свидетель дал такие показания, они будут недопустимыми, так как получены с нарушением закона, а следовательно, они не могут быть использованы в качестве доказательства его виновности в суде.

Кроме того, не могут служить доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если:

  • 1) он не может указать источник своей осведомленности;
  • 2) они не отвечают свойству фактичности (свидетель должен сообщать только известные ему факты, а не передавать слухи, излагать домыслы или свои предположения);
  • 3) его спрашивают о том, что он делал во время совершения преступления, а о самом преступлении лицу ничего не известно.

Формирование свидетельских показаний — сложный процесс. На него оказывают влияние и внешние обстоятельства, и субъективные качества свидетеля. Для правильного построения тактики допроса, проверки и оценки свидетельских показаний важно проследить весь механизм формирования показаний: от момента восприятия человеком информации до ее процессуального закрепления.

Процесс формирования свидетельских показаний принято условно подразделять на несколько этапов (или стадий).

  • 1. Восприятие (получение, накопление и обработка информации) — комплексное представление об объектах, явлениях материального мира. На полноту и точность восприятия большое влияние оказывают объективные и субъективные факторы. К первым относятся внешние условия и обстоятельства восприятия (время суток, освещенность, метеорологические условия, расстояние, с которого производилось наблюдение, и др.), а также особенности воспринимаемого объекта. Субъективные факторы относятся к индивидуальным свойствам самого свидетеля: пол, возраст, профессиональные качества личности, внимание, интерес к происходящему, психическое и физическое состояние лица (усталость, алкогольное опьянение и др.), состояние здоровья, психофизиологические качества личности (дефект цветового зрения, наблюдательность или рассеянность и др.).
  • 2. Запоминание (запечатление, сохранение и переработка информации) — это этап, на котором определяющим фактором является память человека, его способность фиксировать и сохранять воспринятую информацию, а также воспроизводить ее без нарушения объема и характера или использовать для обработки поступающих в последующем сведений. Точность запоминания зависит от личных качеств личности (наблюдательности, свойств памяти и т. д.) и совокупности других привходящих факторов. Память характеризуется длительностью процесса фиксации, объемом зафиксированного материала, продолжительностью его сохранения, т. е. промежутком времени, прошедшим с момента наблюдения события до момента допроса, полнотой, точностью и скоростью воспроизведения. Различают запоминание произвольное и непроизвольное. В первом случае волевое усилие человека направлено на то, чтобы сохранить в памяти воспринимаемый материал, во втором — это случайное эпизодическое запоминание. Основным недостатком запоминания является забывание. Большое значение имеют и индивидуальные особенности личности. При прочих равных условиях одни люди будут более склонны к запечатлению приятного, другие — неприятного (в зависимости от бодрого, оптимистического, жизнерадостного или пессимистического склада их личности). Особенно запоминается людям то, что в положительном или отрицательном отношении затрагивает какую-либо характерную для них черту (например, самолюбие)[7].
  • 3. Воспроизведение и передача информации — того, что воспринял и запомнил человек. Но далеко не каждый человек способен грамотно, четко и ясно рассказать об увиденном или услышанном (особенно малолетние). Для оказания помощи свидетелю в припоминании интересующих событий можно прибегнуть, например, к ассоциациям (снег — зима, вечер — темно, вода — река), сравнениям.

После воспроизведения процесс формирования показаний свидетеля не заканчивается. Существует еще как минимум два этапа.

4. Получение, переработка и процессуальное закрепление (запись) свидетельских показаний допрашивающим. Допрашивая, в любом случае нужно уточнять, конкретизировать все недостаточно определенные, нечеткие выражения (например, если свидетель говорит, что обвиняемый вел себя «неприлично», нужно выяснить, в чем конкретно это выразилось, какие действия конкретно он совершил — это может быть простая невежливость, неумение держать себя в обществе, а могут быть грубые циничные действия). Всегда должны быть разъяснены жаргонные и диалектные выражения (например, любовчин- ка — мясная прослойка в соленом сале, корец — ковш, мятушка — картофельное пюре). В ходе допроса нужно вести четкую запись показаний и ответов на поставленные вопросы. Это особенно важно потом, когда возникают противоречия в показаниях, изменяются показания, данные на повторном допросе в ходе предварительного расследования или судебного заседания.

Работая со свидетелем, допрашивающий обязан вести допрос активно и решительно, быть объективным, лояльным, внимательным, корректным, вежливым и сдержанным, не допускать грубости, оскорбительных выражений или оскорбительного тона, нетерпеливости, раздражительности, вспыльчивости, пренебрежения к свидетелю, высокомерия, самолюбования, серьезно относиться к его показаниям независимо от кажущейся степени их важности. Вопрос должен быть сформулирован так, чтобы свидетель не мог извлечь из него никакой информации и вынужден был обращаться только к своей памяти. Наводящие и улавливающие вопросы недопустимы[8].

Одним из условий получения от допрашиваемого правдивых и полных показаний является установление с ним психологического контакта. Расположение свидетеля достигается, в частности правильными решениями следователя о порядке вызова лица на допрос, о месте и времени проведения допроса, о необходимости присутствия в ходе допроса третьих лиц.

5. Повторное получение свидетельских показаний. Свидетель в уголовном процессе, как правило, допрашивается не менее двух раз: в ходе досудебного производства и в суде. На повторном допросе свидетель может изменить свои показания, дополнить их или, наоборот, что-то упустить. Важно помнить, что изменения и дополнения в повторных показаниях могут быть результатом припоминания, воздействия на свидетеля заинтересованных лиц, «наслоения» посторонней информации.

Процесс формирования свидетельских показаний от восприятия до передачи информации носит психологический характер. На всем его протяжении на человека оказывают влияние многочисленные объективные и субъективные факторы, которые и воздействуют в той или иной мере на полноту и достоверность полученных показаний.

Ошибки и искажения возможны на каждой стадии формирования свидетельских показаний. При их использовании в доказывании возникает проблема обеспечения надежности, достоверности информации, исходящей от свидетеля. Проверка показаний свидетеля вызывает большие затруднения из-за отсутствия объективных способов ее осуществления. Это дает основания говорить о ненадежности самого распространенного источника доказательств. Поэтому необходимо искать объективные способы проверки показаний. Возможно, в будущем одним из таких способов станет использование полиграфа[9]: следователь (дознаватель) допрашивает, а полученные с помощью полиграфа результаты, расшифрованные специалистом-полиграфологом, помогают ему при оценке данных свидетелем показаний. В таких обстоятельствах полиграф — это техническое средство (такое же, как, например, металлоискатель), используемое специалистом, приглашенным для участия в производстве следственного действия, а источником доказательств являются показания свидетеля.

При использовании любых научно-технических средств кардинальным является вопрос о надежности применяемых метода и средств, а также о достоверности получаемых результатов. Основными критериями допустимости применения достижений науки и техники являются: законность, научная обоснованность, нравственность, безопасность для окружающей среды, жизни, здоровья людей, гарантированность прав и законных интересов личности.

Для успешного применения полиграфов в уголовном судопроизводстве необходимо их сертифицировать и провести унификацию ведомственных методик проведения психофизиологических исследований, а также разработать типовую экспертную методику их проведения1. Непременным условием является умелое построение текста опроса, который, с одной стороны, должен содержать хорошо продуманные, правильно структурированные и четко сформулированные полиграфологом вопросы, тесно связанные с обстоятельствами дела, с другой стороны, обеспечивать изменение динамики психофизиологических показателей синхронно с раздражителями, заложенными в тексте[10] [11].

Сегодня широкому применению полиграфа в уголовном процессе России препятствуют три основных обстоятельства: 1) отсутствие у судов и органов предварительного расследования достаточной информации; 2) дефицит квалифицированных кадров (полиграфологов); 3) споры о надежности методик психофизиологического исследования.

Тем не менее в ряде случаев при производстве по уголовному делу полиграф применяется и позволяет не только уличить преступника, но иногда и защитить невиновного от судебной ошибки. Так, во время судебного заседания в Гагаринском районном суде г. Москвы по решению судей были назначены и проведены психофизиологические экспертизы с применением полиграфа. Первая в отношении подсудимого, обвиняемого в убийстве, а вторая — в отношении главного свидетеля обвинения С. В качестве полиграфолога выступал специалист, аттестованный Институтом криминалистики ФСБ России на право проведения психофизиологических экспертиз, что соответствует предписаниям ст. 13 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ

«О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Результаты проведенного исследования показали, что подсудимый вменяемого ему преступления не совершал, а убила и расчленила жертву С., проходившая до этого по делу свидетелем1.

Несмотря на складывающуюся судебную практику, когда в ряде случаев опросы, выполненные в форме психофизиологической экспертизы, признаются в качестве доказательств по уголовным делам судами разных уровней и инстанций, Верховный Суд РФ занимает последовательную позицию: недопустимо использование данных, полученных с применением полиграфа, в качестве доказательств[12] [13] [14] [15] [16] [17].

В настоящее время проверка показаний свидетеля осуществляется путем анализа их содержания (полноты, непротиворечивости и т. д.), сопоставления с другими собранными по делу доказательствами, в том числе с показаниями других лиц, а также проведения различных следственных действий: очной ставки, следственного эксперимента, осмотров, допросов других лиц, назначения экспертиз.

Так, для проверки показаний свидетеля может быть проведено освидетельствование. Причем когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности свидетельских показаний, свидетель может быть подвергнут освидетельствованию принудительно. Во всех остальных случаях это возможно исключительно с его согласия (ч. 1 ст. 179 УПК РФ).

В настоящее время назначение судебно-медицинской или судебнопсихиатрической экспертизы без согласия свидетеля или его законного представителя (ч. 5 ст. 56, ч. 4 ст. 195 УПК РФ) невозможно даже тогда, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания. Это представляется неверным, ведь формирование свидетельских показаний проходит этапы восприятия, запоминания и воспроизведения, а значит, если лицо не обладает или обладает не в полной мере хотя бы одной из указанных способностей, оно не может дать полноценные показания. Установить же способность лица правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать о них показания возможно только экспертным путем. Следовательно, уголовно-процессуальный закон должен содержать норму, позволяющую обязательное назначение и производство экспертизы для установления психического или физического состояния свидетеля при возникновении сомнений в его способности правильно воспринимать, запоминать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать о них показания[18].

Оценка показаний свидетеля осуществляется в первую очередь с точки зрения их достоверности. Возможно как умышленное искажение информации, т. е. дача заведомо ложных сведений, так и неумышленное, возникшее в силу добросовестного искажения или ошибки. Поэтому проверяются заинтересованность свидетеля в исходе дела (кем он является — родственником обвиняемого или потерпевшего либо посторонним), а также его моральные и психофизиологические качества (честность или лживость, склонность к фантазированию и т. д.).

Свидетель может сознательно дезинформировать следователя, дознавателя или суд об обстоятельствах, имеющих значение для данного уголовного дела, сообщать сведения, которые расходятся с объективной действительностью, имевшей место в связи с совершением расследуемого или рассматриваемого преступления. Неправдивые показания свидетеля появляются в результате сознательного утверждения, умолчания или отрицания каких-либо обстоятельств. Содержанием заведомо ложных показаний могут выступать:

  • 1) сведения о полностью вымышленных обстоятельствах, которые реально не существовали;
  • 2) сведения, отрицающие обстоятельства, действительно имевшие место, без замены их другими ложными фактами;
  • 3) сведения, отрицающие обстоятельства, действительно имевшие место, с заменой их другими ложными фактами;
  • 4) сведения о вымышленных событиях с частичным умолчанием о подлинных обстоятельствах.

Кроме того, неправомерное поведение свидетеля может выражаться в пассивной форме, когда свидетель частично умалчивает о подлинных фактах или не желает вообще сообщать известную ему информацию, имеющую значение для данного дела, например полностью скрывает одно из преступлений в случае возбуждения уголовного дела по нескольким статьям УК РФ1.

С особой осторожностью нужно подходить к показаниям несовершеннолетних, и особенно малолетних свидетелей[19] [20], учитывая целый ряд их психологических особенностей: повышенную внушаемость, склонность к фантазированию и подражанию, демонстративность поведения, отсутствие жизненного опыта и т. д. При оценке их показаний нужно учитывать их небольшой запас знаний, неспособность хорошо изложить и логически описать увиденное. Для девочек подросткового возраста (11 — 15 лет) и молодых людей раннего юношеского возраста (14—18 лет) характерны повышенная эмоциональность, застенчивость, обидчивость, что, с одной стороны, создает определенные трудности при получении от них значимой информации, а с другой стороны, определяет особенности оценки их показаний.

Доказательственное значение имеют лишь сведения о воспринятых фактах, а не выводы и умозаключения свидетеля. Выводы и умозаключения на основе конкретных фактов могут делать только следователь, дознаватель и суд. Закон прямо указывает, что свидетельские показания, основанные на догадке, предположении, слухах, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, являются недопустимыми доказательствами (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ). Объективно предмет показаний свидетеля ограничен объемом знаний, которыми он обладает и о которых сообщает следователю (дознавателю, суду). Осведомленность свидетеля либо основывается на его личном непосредственном восприятии обстоятельств расследуемого события (свидетель-очевидец), либо исходит из сведений об этом, полученных со слов других известных ему лиц, которые были очевидцами произошедшего (свидетель по «слуху»), или почерпнутых из документов, телепрограмм и т. д.

Нередко в показаниях свидетеля встречаются оценочные суждения (высокий — низкий, темный — светлый) и характеристики чего- либо (потерпевший человек жадный или обвиняемый человек жестокий), которые неизбежны в любой речи. Такие показания имеют доказательственное значение, если свидетель объяснит, что привело его к таким выводам.

В ряде случаев свидетелями выступают лица, обладающие определенными специальными познаниями (лечащий врач погибшего, профессиональный водитель — очевидец дорожно-транспортного происшествия и т. д.). Выводы таких лиц, сделанные на основе воспринятого, могут иметь доказательственное значение, разумеется, после надлежащей проверки и оценки. Например, диагноз, поставленный врачом, оказавшим первую помощь пострадавшему, или определение причин дорожно-транспортного происшествия, данное профессиональным водителем.

Итак, оценка показаний свидетеля производится по внутреннему убеждению следователя, дознавателя, суда с точки зрения их правдивости и объективной достоверности. Правдивость характеризуется заинтересованностью лица в исходе дела. Если свидетель не заинтересован в исходе дела, он говорит правду. Достоверность показывает, насколько показания соответствуют другим собранным по делу доказательствам. Вывод о достоверности проверенных свидетельских показаний делается в том случае, когда изложенные в них сведения установлены на основе собранных при проверке доказательств. Вывод о недостоверности показаний может быть сделан, если в них изложены сведения об обстоятельствах, которых, как показала проверка, не существовало в реальной действительности, или проверяемое обстоятельство существовало (существует), но по каким-либо существенным признакам, свойствам, состояниям, отношениям отличается от проверяемого события, факта, явления и т. д.

В последнем случае имеются в виду не частные незначительные расхождения, несоответствия устанавливаемых и проверяемых моделей объектов, а существенные признаки обстоятельств, которые входят в предмет доказывания, например несовпадение места, времени, способа действия, последствий содеянного[21]. Показания свидетеля только тогда имеют юридическую силу, когда обладают способностью правильно отображать обстоятельства произошедшего события. Обеспечивается достоверность свидетельских показаний в том числе и законодательно установленными формальными гарантиями, в частности предупреждением о привлечении к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Оценивая показания свидетеля с точки зрения их достоверности, нужно учитывать два фактора: объективный и субъективный. Первый зависит от обстановки, в которой находился свидетель, воспринимая произошедшее событие; второй — от качественных характеристик личности свидетеля. На качество показаний свидетеля могут существенно повлиять индивидуальные психические, физические и психологические особенности его личности. Профессор М. С. Строгович называл среди факторов, влияющих на полноту и достоверность свидетельских показаний, следующие: 1) свойства восприятия и памяти свидетеля; 2) психологические дефекты, присущие психике и нервной системе свидетеля; 3) состояние свидетеля в момент восприятия исследуемого события; 4) продолжительность времени, прошедшего с момента восприятия факта до дачи свидетелем показаний; 5) обстановка, в которой свидетель воспринимал данное явление; 6) обстановка при производстве допроса в ходе предварительного расследования и в суде; 7) фантазирование в показаниях свидетеля[22]. Показания свидетеля оцениваются также с точки зрения их относимости и допустимости по общим правилам оценки доказательств.

Немаловажно то, что в ряде случаев показания свидетеля допустимы, только если лицо выразило желание или согласилось дать показания. Это относится в первую очередь к лицам, обладающим свидетельским иммунитетом, под которым понимают право лица не давать показания против себя и своих близких родственников, а также в иных случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законом (п. 40 ст. 5 УПК РФ). Причем законодатель однозначно не определяет круг лиц, наделенных этим правом.

Любой процессуальный иммунитет, в том числе и свидетельский, является исключением из общего правила, создающим дополнительные гарантии законности наступления уголовной ответственности. Уголовно-процессуальный закон четко очерчивает круг прав и обязанностей участников процесса, обладающих свидетельским иммунитетом, предусматривая определенные изъятия из общего объема их прав и обязанностей.

Институт свидетельского иммунитета не только предусматривает право отказаться отдачи показаний, но и порождает обязанность реализации этого права. Лица, обладающие свидетельским иммунитетом, при согласии дать показания предупреждаются дознавателем, следователем и судом о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу. Право не свидетельствовать против своего супруга, родителей, детей, усыновителей, родных братьев и сестер, дедушки, бабушки, внуков возникает только тогда, когда свидетельские показания могут быть использованы как обвинительные доказательства причастности указанных лиц к преступлению и только к преступлению.

Кроме того, в общем порядке нельзя допрашивать лиц, обладающих дипломатическим иммунитетом (ч. 2 ст. 3 УПК РФ). Уголовнопроцессуальные действия в отношении лиц, пользующихся иммунитетом от таких действий в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ, производятся с согласия иностранного государства, на службе которого находилось или находится лицо, пользующееся иммунитетом, или международной организации, членом персонала которой оно является или являлось. Информацию о том, пользуется ли соответствующее лицо иммунитетом и каков объем такого иммунитета, представляет МИД России.

Помимо круга лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, закон определяют круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей (ч. 3 ст. 56 УПК РФ):

  • 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;
  • 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;
  • 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;
  • 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;
  • 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

В последнем случае речь идет не о законодательном запрете допрашивать об определенных обстоятельствах указанных лиц в качестве свидетелей, а об их привилегированном положении относительно обязанности давать свидетельские показания. Решение этого вопроса зависит исключительно от волеизъявления самого члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы, т. е. по существу эта категория лиц обладает свидетельским иммунитетом.

Нужно четко различать лиц, которых нельзя допрашивать в качестве свидетелей, и лиц, которые вправе отказаться от дачи показаний. В основе свидетельского иммунитета лежат нравственные ценности, а в основе обстоятельств, исключающих возможность участия лица в уголовном судопроизводстве в качестве свидетеля, — прямые запреты закона. Эти правовые категории различаются «своими социальными основаниями и назначением в уголовном процессе»1.

Показания, полученные с нарушением права свидетельского иммунитета либо в обход запрета ч. 3 ст. 56 УПК РФ, являются недопустимыми доказательствами ввиду нарушения уголовно-процессуального закона при их получении (п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

  • [1] См .'.Аристотель. Риторика. М., 1994. С. 69.
  • [2] По данным Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, вбольшинстве случаев давление на свидетелей и потерпевших связано с делами о тяжкихи особо тяжких преступлениях. Противоправное воздействие носит либо открытый,либо скрытый характер и реализуется чаще всего посредством угроз убийством, причинения телесных повреждений, уничтожения (повреждения) имущества. Как правило,следствием таких противоправных действий становится отказ свидетелей и потерпевших от данных ранее показаний либо их ложные показания в пользу подозреваемых иобвиняемых. Около 90% опрошенных лиц сказали, что в случае угрозы их жизни илиздоровью откажутся от показаний или дадут ложные показания. Люди осознают наказуемость таких деяний, но считают, что до тех пор, пока остаются незащищенными,иного выбора у них быть не может. См.: Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений: специальный доклад Уполномоченного по правам человека в РоссийскойФедерации // РГ. 2008. 4 июня.
  • [3] Свидетель вправе: 1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своегосупруга и близких родственников; 2) давать показания на своем родном языке или языке, которым владеет, пользоваться помощью переводчика бесплатно, заявлять отводпереводчику, участвующему в его допросе; 3) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;4) являться на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи (ч. 5 ст. 189 УПК РФ); 5) ходатайствовать о применении в отношении него мербезопасности, предусмотренных ч. 3 ст. 11 УПК РФ.
  • [4] Главная и основная обязанность свидетеля — дать правдивые показания в отношении известных ему обстоятельств совершенного преступного посягательства. Остальные обязанности способствуют осуществлению этой основной обязанности,а именно: обязанность явиться в органы предварительного расследования или в суд,обязанность не разглашать данных предварительного расследования, ставших ему известными в связи с участием в уголовном деле, если он был об этом заранее предупрежден.
  • [5] В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу (ст. 113 УПК РФ). За дачу заведомо ложных показаний либо отказ отдачи показаний, а также за разглашение данных предварительного расследования свидетель несет уголовную ответственность (ст. 307, 308 и 310 УК РФ).
  • [6] Ввиду незаменимости свидетеля закон запрещает совмещать обязанности свидетеля с другими процессуальными функциями по тому же делу (следователя, судьи, эксперта и др.). Поэтому во всех случаях приоритет отдается свидетельским показаниям илицо освобождается от других процессуальных обязанностей. Исключение составляютзаконные представители, которые в этом качестве также незаменимы. Они могут давать показания со слов своих несовершеннолетних детей, одновременно являясь попроцессуальному положению свидетелями.
  • [7] См.: Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М., 1946. С. 167.
  • [8] Наводящим называется вопрос, косвенно внушающий, подсказывающий определенный ответ, например: видели ли вы, как к потерпевшему с ножом в руке подбежалвысокий лысый мужчина в спортивном костюме и белых кроссовках? Правильно былобы спросить: не подходил ли (не подбегал ли) кто-нибудь к потерпевшему в такой-томомент времени и если подбегал, то кто именно? Если вы не знаете этого человека,опишите его внешние признаки и признаки имевшихся при нем предметов. Некорректность таких вопросов заключается в том, что они содержат в своей формулировкежелательный для следователя ответ. А это, в свою очередь, не позволяет объективно установить обстоятельства произошедшего события. Особенно наводящие вопросы опасны при допросе несовершеннолетних ввиду их повышенной внушаемости. Улавливающим называется вопрос, состоящий из двух частей — акцентирующей и неакцентирующей — и содержащий риск того, что утвердительный ответ на первую часть в любомслучае может быть истолкован в смысле утвердительного ответа и на вторую часть. Например, видели ли вы, как Ежов садился в автомашину после того, как выбежал из дома потерпевшего? Если допрашиваемый не видел, откуда появился Ежов, а виделлишь, как он садился в автомашину, и ответил утвердительно, имея в виду только этообстоятельство и не акцентируя внимания на второй части вопроса, его ответ можетбыть неверно истолкован в смысле подтверждения того, что Ежов выбежал из дома потерпевшего. Правильно было бы спросить: видели ли вы, как Ежов садился в автомашину, и если да, то откуда он появился перед тем, как сесть в нее?
  • [9] 24 декабря 2010 г. в Государственную Думу группой депутатов был внесен,а 13 февраля 2012 г. снят с рассмотрения в связи с отсутствием заключения Правительства РФ проект федерального закона № 478780-5 «О применении полиграфа». Данныйзаконопроект, в частности, предусматривал возможность применения полиграфа в ходе расследования и судебного рассмотрения уголовного дела (п. 3 ч. 3 ст. 1), а такжеразрешал использовать результаты опроса с применением полиграфа, выполненного всоответствии с российским процессуальным законодательством, в качестве доказательства по уголовному делу (ч. 6 ст. 8) (см.: URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online, cgi).
  • [10] См.: Комисарова Я. В. О практике использования полиграфа в уголовном судопроизводстве России // Российский следователь. 2008. № 12. С. 37; Она же. Полиграфв России (отчет о работе «круглого стола» по прикладным вопросам использования полиграфа в отечественном уголовном судопроизводстве) // Уголовное судопроизводство. 2006. № 3. С. 47.
  • [11] См.: Голубицкий Б. Г. Проблема полиграфа и возможности его применения в уголовном процессе с учетом новаций УПК РФ // Судебная экспертиза. 2006. № 1. С. 7.
  • [12] См.: Фалалеев М. Пятиминутка правды // РГ. 2010. 9 фсвр.
  • [13] Так, в кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу от 23 мая 2012 г. № 77-о12-4 подчеркивается, что в силу гл. 10УПК РФ данные, полученные в результате использования полиграфа, не могут бытьотнесены к числу допустимых доказательств. Аналогичный вывод содержится, в част
  • [14] ности, в кассационных определениях Судебной коллегии по уголовным делам Верхов
  • [15] ного Суда РФ от 5 марта 2012 г. по делу № 4-о 12-13 сп (справка о результатах опроса
  • [16] подсудимого с использованием полиграфа не является доказательством); от 1 сентября2011 г. по делу № 31 -о 11-18 (результаты психофизиологического исследования с использованием полиграфа не могут являться доказательством по уголовному делу); от
  • [17] июня 2012 г. по делу № 19-о 12-1 Зсп (УПК РФ не предусматривает законодательнойвозможности применения полиграфа в уголовном процессе); от 22 июня 2011 г. по делу№ 42-о 11-Зсп (справка о результатах использования полиграфа не является доказательством) (см.: URL: http://www.vsrf.ru/stor).
  • [18] См.: Баранова М. А. Свидетель в системе уголовно-процессуальных правоотношений: автореф, дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 17; Песковая Ю. В. Некоторыевопросы установления психического состояния потерпевшего и свидетеля в уголовномсудопроизводстве // Российский следователь. 2010. № 18. С. 12.
  • [19] См.: Дубинин Л. Г. Способ дачи заведомо ложных показаний свидетелем, потерпевшим как элемент криминалистической характеристики // Российский следователь.2010. № 20. С. 2-5.
  • [20] Возраст свидетеля в законе не указан — главное, чтобы человек правильно воспринимал обстоятельства, имеющие значение для дела, и давал о них правильные показания. Этот вопрос решается следователем, дознавателем и судом в каждом конкретном случае. Допрос детей в возрасте до трех лет проводится крайне редко. Дети дошкольного и младшего школьного возраста допрашиваются чаще. Как правило, детипяти — семи лет допрашиваются повсеместно.
  • [21] См.: Образцов В. А., Богомолова С. Н. Указ. соч. С. 117—118.
  • [22] См.: Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса: в 2 т. М., 1968. Т. 1.С. 226-227.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >