Судоговорение в советский и постсоветский периоды

Если в условиях дореволюционной России судебное красноречие имело целью не только объективное исследование обстоятельств дела, но и воздействие на чувства присяжных заседателей, то в условиях советского судопроизводства доказательственная сторона судоговорения приобрела гораздо большее значение, чем психологический анализ. Судебная речь стала значительно меньше по объёму, ей в большей степени стали присущи формы логического развёртывания и в гораздо меньшей — средства эмоционального воздействия. Юристами справедливо высказывалось мнение, что «в судебных процессах редко произносятся пышные фразы, длинные цитаты из художественных произведений» [214. С. 57—58].

Искусство обвинительной речи в 20—30-е гг. XX столетия было представлено в деятельности Н. В. Крыленко (1885—1938), который известен как прокурор РСФСР, а затем и СССР. В качестве государственного обвинителя он выступал на всех крупных политических процессах, а также на некоторых процессах, важных по своему общественному значению или посвящённых борьбе с экономической разрухой; поэтому его речи — это хроника событий того времени. По замечанию самого Н. В. Крыленко, «за те истекшие годы почти не было ни одной более или менее крупной стороны нашей общественной и политической жизни, которая не нашла бы отражения в судебных залах». Из речей Н. В. Крыленко по наиболее крупным политическим процессам следует отметить речи по делу бывшего старшего надзирателя Бутырской каторжной тюрьмы Бондаря; по делу контрреволюционной организации, так называемого тактического центра, ставившего целью свержение советской власти; по делу правых эсеров, организовавших покушение на Ленина, убивших Володарского, Урицкого. Каждая речь Н. В. Крыленко отличалась всесторонним и тщательным изучением дела, глубоким анализом доказательств, подробным психологическим анализом самого преступления и его причин.

В развитии искусства обвинительной речи заметную роль сыграл Р. А. Руденко (1907—1981), с 1953 по 1981 г. занимавший пост Генерального прокурора СССР. Высокая общая и правовая культура, глубокие знания, принципиальность характеризовали оратора. Его обвинительные речи содержали всестороннюю аргументацию, убедительность, строгую логику изложения, глубокий психологический анализ. Всегда точно формулировался тезис, после разностороннего аргументированного анализа действий подсудимых делались чёткие выводы. Прочитайте речь Р. А. Руденко по делу американского лётчика-шпио- на Пауэрса (1960), чтобы убедиться в этом. Р. А. Руденко был главным обвинителем от Советского Союза на Нюрнбергском процессе 1945—1946 гг. по делу о главных военных преступниках.

В. И. Царёв (1914—2001) — прокурор Владимирской области, теоретик судебной речи. Большой практический опыт, эрудиция, кропотливые, вдумчивые социологические исследования помогали ему при поддержании государственного обвинения вскрывать причины и условия, способствовавшие правонарушению. Выступления его в суде всегда отличались глубиной мысли, аргументированностью, хорошей формой изложения, образностью языка. Большим достоинством оратора является широкое использование художественных образов.

Одним из известных отечественных адвокатов был И. Д. Брауде (1884—1955), блестящий оратор, вдумчивый психолог, лектор и пропагандист юридических знаний. Его труды о советском суде, эрудиция, произнесённые им судебные речи принесли ему большую популярность не только в нашей стране. Для речей И. Д. Брауде характерны доказательность, убедительность, логичность и мастерское владение словом. Написанная им книга «Записки адвоката» помогает судебным ораторам в овладении мастерством судебной полемики.

Сорок лет защищал законные права советских граждан московский адвокат В. Л. Россельс (1886—1971), судебные речи которого принципиальны, содержат глубокий анализ действий и личности подсудимого, убедительную оценку доказательств. Они легко читаются и воспринимаются; пленяет в них спокойный, доверительный тон, богатство и самобытность языка, разнообразие синтаксических конструкций. В них часто используется градация.

Ленинградский адвокат Я. С. Киселёв (1896—1984) был выдающимся судебным оратором, большим мастером судебной речи и слова, крупным теоретиком судебного красноречия, руководителем школы ораторского мастерства. Такие его работы, как «Этика адвоката», «Слово адвокату», «Речевая культура судебных прений», «Перед последним словом», «Некоторые вопросы психологии в речи адвоката», помогут начинающему адвокату стать хорошим специалистом и настоящим оратором. Судебные речи Я. С. Киселёва читаются легко, с увлечением[1]. Для оратора характерно глубокое знание материалов каждого дела, внимательное отношение к каждому подсудимому. Защищал Я. С. Киселёв настойчиво, решительно, но всегда — основываясь на фактах, исходя из них. Его речи отличаются логичностью, очень тонким, умелым анализом обстоятельств дела и доказательств, глубоким психологическим анализом и прекрасным языком. В судебных речах адвоката нередко поднимались вопросы этики. Юристы справедливо выражали мнение, что в судебных речах Я. С. Киселёва есть всё, что нужно для защиты, и ничего лишнего.

В 2002 г. НИИ укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ выпустил книгу «Поддержание государственного обвинения в суде с участием присяжных заседателей» под редакцией С. И. Герасимова [139], в которую включены обвинительные речи лучших прокуроров Ивановской, Московской, Рязанской, Саратовской, Ульяновской областей, Краснодарского и Ставропольского краёв.

Из наших современников следует назвать И. М. Кисениш- ского, М. М. Кисенишского, Г. М. Резника, Г. П. Падву. Это давно признанные, известные адвокаты, участники крупнейших судебных процессов. И. М. Кисенишский и М. М. Кисе- нишский — дипломированные учёные, авторы ряда научных работ. М. М. Кисенишский защищал права граждан в таких громких процессах, как процесс «Фаберже», ограбление особняка Алексея Толстого и др.

И. М. Кисенишский — член Международного союза (содружества) адвокатов. Осуществлял защиту в процессах по делам о катастрофе парохода «Адмирал Нахимов», о валютных операциях, авиационной катастрофе, по делу «Внешпосылторга» и многих других. Спецификой речей И. М. Кисенишского является то, что большое место в них отводится правовым и процессуальным вопросам. Обращается внимание на особенности дела и степень виновности подсудимого в совершённом преступлении; даётся глубокий и убедительный анализ всех доказательств, в результате которого делаются обоснованные выводы. Во всех речах И. М. Кисенишский отмечает случаи нарушения норм процессуального закона и ошибки в ведении следствия. Информация в его речах преподносится логично, во многих речах намечен план выступления.

Е. Ю. Львова — юрист и актриса по образованию, адвокат Московской городской коллегии адвокатов; известна многочисленными победами по резонансным делам. Так, например, в процессе по делу ГКЧП она защищала генерала КГБ СССР В. Генералова. По делу о массовых беспорядках, которые в октябре 1993 г. закончились обстрелом Белого дома, защищала В. Антипова. В интервью для журнала «Адвокат» Елена Юлиановна сказала: «Мечтаю создать Школу адвокатуры и учить адвокатов по системе Станиславского».

Ю. А. Костанов — член квалификационной комиссии Адвокатской палаты г. Москвы, член Научно-консультационного совета Гильдии российских адвокатов, кандидат юридических наук, доцент. Имеет более 70 публикаций по вопросам уголовного права и процесса.

Выступал в судебных процессах в роли государственного обвинителя, а затем — защитника. Его и обвинительные, и защитительные речи читаются с увлечением, на одном дыхании.

В них прежде всего — высокая нравственность, объективная аргументация. Даже в те годы, когда оправдательные приговоры выносились крайне редко, прокурор не боялся отказаться от обвинения, так как цена ошибки обвинителя — искалеченная судьба. Доводы в каждой речи объективны и убедительны. Логическую основу аргументации дополняет глубокий психологический анализ. Оратор анализирует не только действия подсудимого, но и их мотивы, передаёт психическое состояние подсудимого в момент совершения преступления, даёт глубокий анализ его личности.

Глубокому содержанию речей Ю. А. Костанова соответствует их экспрессивная форма: доверительный тон, вовлечение судей в обсуждение вопросов, тонкая ирония в оценке тех или иных жизненных, общественных явлений (см. с. 169, 186, 211, 219, 229).

В последние годы Ю. А. Костанов успешно провёл защиту в ряде судебных процессов, имевших широкий общественный резонанс. Один из наиболее известных процессов — по иску

С. В. Степашина к В. В. Жириновскому о защите чести и достоинства, в котором он представлял интересы истца. В большинстве случаев адвокат добивается оправдания своих подзащитных. В 2006 г. в долгом и трудном процессе он добился оправдания врачей-трансплантологов[2].

В 1996 г. Гильдией российских адвокатов была учреждена Золотая медаль им. Ф. Н. Плевако для награждения наиболее достойных и заслуженных адвокатов. Имя награждённого вносится навечно в Книгу почёта российской адвокатуры. С 1997 по 2008 г. за высокое профессиональное мастерство, успехи в защите конституционных прав, свобод и законных интересов граждан Золотой медалью награждены 29 российских адвокатов; среди награждённых — А. И. Краснокутская, М. Я. Розенталь, В. О. Свистунов. За крупный вклад в защиту прав граждан — 94 адвоката; среди них — О. В. Дервиз, М. Ю. Барщевский, Г. М. Резник, С. Л. Ария1, Г. П. Падва, Г. Б. Мирзоев,

С. А. Хейфец. Серебряной медалью им. Ф. Н. Плевако за достижение наивысших результатов и проявленное адвокатское мастерство — 49 адвокатов.

«Золотом написаны на Доске почёта в академии адвокатуры и нотариата имена мэтров адвокатуры — наших современников: Гасана Мирзоева, Генри Резника, Альбины Краснокут- ской, Юрия Костанова, Михаила Розенталя, Таисии Лемперт и др. Сборники их речей — это образцы высокого ораторского искусства, по ним можно учиться защите интересов клиентов»[3] [4].

  • [1] Для речей В. Л. Россельса и Я. С. Киселёва характерен стиль беседы, сказа.
  • [2] Материал о Е. Ю. Львовой и Ю. А. Костанове взят из журнала «Адвокат»(2009. № 1, 2).
  • [3] Материал об ораторском мастерстве С. Л. Арии см. на с. 225—227.
  • [4] Адвокат. 2009. № 2.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >