Этические основы судебных прений

Все главные приёмы судоговорения следовало бы подвергнуть своего рода критическому пересмотру с точки зрения нравственной дозволительности их.

А. Ф. Кони. Нравственные начала в уголовном процессе

Основными нравственными категориями, охраняемыми в процессе судопроизводства, являются права и свободы человека, честь и достоинство личности, частная жизнь, личная и семейная тайны. Поэтому «в области судебного состязания, — отмечал А. Ф. Кони, — важно помнить, что нравственно дозволительно или недозволительно в судебных прениях» [91. Т. 4. С. 66].

Судебная этика

Нравственные основы деятельности по осуществлению правосудия изучает наука, именуемая судебной этикой, которая включает в себя «учение о специфике действия общеэтических норм в этой сфере трудовых отношений и особых нравственных нормах, рождаемых своеобразием возникающих отношений при отправлении обязанностей судьи, прокурора, следователя, адвоката» [21. С. 2].

А. Ф. Кони — основатель судебной этики

Вопросы судебной этики разрабатывались в России с первой судебной реформы. Первым, кто показал значение нравственных требований для правосудия, был А. Ф. Кони. В работе «Нравственные начала в уголовном процессе» он характеризует судебную этику как «учение о приложении общих понятий о нравственности к той или другой отрасли специальной судебной деятельности». Требования нравственности А. Ф. Кони видел в уголовно-процессуальном законе: например, право близких родственников обвиняемого устраниться от дачи показаний о нём; право обвиняемого на молчание и недопустимость принимать это молчание за признание своей вины и т. д.

Нравственность, по убеждению А. Ф. Кони, выражается прежде всего в уважении к человеческому достоинству, что способствует развитию «истинного и широкого человеколюбия на суде», справедливому отношению к человеку. Сам А. Ф. Кони не допускал личных пререканий с защитниками. Наоборот, в его обвинительных речах чувствуется полное уважение к защите как к существенно необходимой и равноправной с обвинением составной части уголовного процесса [178. С. 13]. По воспоминаниям К. К. Арсеньева, «более рыцарского противника, чем Кони, нельзя было встретить и во время судебного следствия». Выдающийся юрист настойчиво желал того, чтобы в отправление правосудия «вносился вкус, чувство меры и такт, ибо суд есть не только судилище, но и школа» [91. Т. 4. С. 50]. Нравственным началам в процессе разбирательства дела подчинены как судья, так и обвинитель и защитник.

Нравственные основы судебного красноречия последовательно отстаивали К. К. Арсеньев и В. Д. Спасович. Вопрос о нравственных принципах и адвокатской этике освещён в работе К. К. Арсеньева «Заметки о русской адвокатуре». «Чуткий к вопросам профессиональной этики, исполненный глубокого уважения к адвокатской деятельности, К. К. Арсеньев... содействовал и личным примером... выработке симпатичного типа адвоката», — писал Л. Д. Ляховецкий [105. С. 77].

О нравственном долге судебного оратора писал и Ф. А. Брокгауз: «Достоинство судебного состязания требует также, чтобы противник не пользовался неловкостью оппонента в ущерб истине».

В 1913 г. вышел Кодекс этики адвокатов «Правила адвокатской профессии в России», составленный А. Н. Марковым.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >