Современное состояние и перспективы развития торговых отношений США и Китая

После того как две страны восстановили дипломатические отношения в январе 1979 г. и подписали двусторонний торговый договор в июле 1979 г., Китай занял 23-е место в американском экспорте и 45-е место в импорте. За период с 1979 по 2011 г. общий товарооборот увеличился с 2 млрд до 503 млрд долл. В настоящее время Китай стал вторым по значению и объему товарооборота после Канады торговым партнером США, третьим американским экспортным рынком и самым большим по объему источником американского импорта. Так, с 1980 по 2011 г. американский экспорт в Китай возрос с 3,8 млрд до 103,9 млрд долл., т.е. более чем в 25 раз, импорт из Китая — с 1,1 млрд до 393,3 млрд долл., т.е. в 350 раз.

Вместе с ростом товарооборота продолжил расти дефицит торгового баланса США с Китаем.

Несмотря на активное развитие торговых отношений между США и Китаем, уже в конце 1980-х гг. сальдо торгового баланса с Китаем становится устойчиво пассивным, причем размеры пассива стремительно нарастают. Например, за последние 20 лет экспорт Китая в США увеличивался примерно в 4 раза быстрее, чем американский экспорт в Китай. Пассивное сальдо американской торговли с Китаем по сравнению с 10,4 млрд долл, в 1990 г. возросло в 2011 г. до 295,5 млрд долл. Размер данного дефицита значительно превышает аналогичные показатели по другим странам (Мексике, Японии, Канаде) и даже группам стран (ОПЕК, ЕС, АСЕАН).

Структура и причины дефицита достаточно многоаспектны.

Одной из главных причин роста торгового дефицита официальные представители США называют заниженный курс китайской валюты.

Валютная политика Китая в определенном смысле стимулирует другие страны Восточной Азии проводить аналогичную политику поддержания низких обменных курсов по отношению к доллару, чтобы конкурировать с китайскими товарами. Данная политика, в свою очередь, является фактором, снижающим объем экспорта из США в страны региона.

Свободное курсообразование юаня приведет к значительному росту его обменного курса, а также росту курсов других валют стран Восточной Азии по отношению к доллару. Это вызовет увеличение объемов американского экспорта и будет способствовать созданию дополнительных рабочих мест в США.

Официальные власти Китая заявили о готовности перейти к рыночному курсообразованию, но высказали опасения по поводу того, что слишком быстрый рост курса юаня способен создать значительные трудности и дестабилизировать экономику, в частности сократить занятость в секторах, ориентированных на экспорт.

С точки зрения экономической политики можно утверждать, что при текущей ситуации с недооцененным курсом юаня есть как выигрывающие, так и проигрывающие стороны. На глобальный экономический рост и торговые потоки влияет множество факторов, но если предположить, что рост курса юаня оказал значительное воздействие на двустороннюю торговлю, то на США это повлияет по следующим направлениям.

Во-первых, рыночное курсообразование юаня может стимулировать экспорт США и оказать поддержку американским компаниям, конкурирующим с производителями из Китая. Во-вторых, укрепление курса юаня может привести к росту цен для потребителей в США. Более того, компании, импортирующие сырье и комплектующие из Китая, также столкнутся с ростом издержек, что снизит их конкурентоспособность. В-третьих, в то время как Администрация Б. Обамы настаивает на более быстрых темпах ревальвации юаня, также звучат призывы к правительству Китая продолжать покупку гособлигаций США. Несмотря на то что укрепление юаня может послужить стимулом для увеличения объема экспорта США в Китай, оно может снизить потребность Китая в покупках казначейских облигаций США, что вызовет рост процентных ставок в Соединенных Штатах.

В среднесрочной перспективе заниженный курс юаня не оказывает значительного влияния на совокупный спрос в США. Скорее это приводит к структурным сдвигам в производстве в США в пользу компаний, которые выигрывают от увеличившегося потока капитала из Китая.

Таким образом, вопрос о воздействии укрепления курса юаня на экономику США достаточно многогранный, поскольку существуют краткосрочные и долгосрочные эффекты, и рост обменного курса китайской валюты — это лишь один из немногих факторов, влияющих на торговые потоки. Иллюстрирует данный факт то, что в период с июля 2005 по июль 2008 г. укрепление номинального курса юаня по отношению к доллару составило 21%, причем, с одной стороны, импорт США из Китая возрос на 39% по сравнению с ростом в 92% в период с 2001 по 2004 г., когда обменный курс оставался стабильным, с другой стороны, замедлился рост экспорта США в Китай с 81% (2001-2004) до 71% (2005-2008).

Несмотря на укрепление юаня в период с 2005 по 2008 г., торговый дефицит с Китаем увеличился на 30,1%. Укрепление курса юаня также не имело значительного воздействия на торговый баланс Китая в период 2005—2008 гг. Профицит торгового баланса Китая повысился за данный период на 191% (со 102 млрд до 297 млрд долл.).

Вероятность того, что в результате повышения курса китайской валюты произойдет перенос производства обратно в США, также очень мала, поскольку в этой ситуации для иностранных фирм будет выгоднее переместить мощности в другие страны Восточной Азии. Что же касается стимулирования экспорта из США в Китай посредством давления на Пекин по валютному вопросу, это также неэффективно ввиду того, что Китай может ввести ограничительные меры в отношении подешевевшего импорта из Соединенных Штатов. В связи с этим валютная реформа Китая должна рассматриваться США в совокупности с другими целями внешнеторговой политики, такими как снижение торговых и инвестиционных барьеров, прекращение Китаем дискриминационной промышленной политики в отношении иностранных компаний, улучшение ситуации с защитой прав интеллектуальной собственности.

Во-первых, одной из основных причин роста торгового дисбаланса являются изменения в структуре мирового производства и размещении производственных мощностей, которые массово переносились в Китай из соседних азиатских стран, а также из других регионов, в том числе из США. Многие товары, которые Соединенные Штаты получали из Японии, Тайваня и других азиатских стран, сейчас импортируются из Китая, поскольку азиатские компании переместили туда свое экспортно-ориентированное производство. Как следствие, доля Китая в дефиците торгового баланса США выросла, хотя доля дефицита США в торговле с другими странами Юго-Восточной Азии снизилась.

Во-вторых, значительная часть товаров просто собирается из материалов и комплектующих, поставляемых в Китай из других регионов, в том числе из США. Торговая статистика свидетельствует о том, что товары импортируются из Китая по полной стоимости, но денежные потоки это не подтверждают. В качестве примера можно привести «Эппл Айфон», который был собран в Китае, но сборка составляет только часть стоимости продукта. Большую часть стоимости составляют компоненты, произведенные в США и других азиатских странах, которые отправляются в Китай. Половину стоимости данного продукта составляют дизайн и маркетинговая работа сотрудников «Эппл» в Соединенных Штатах. Тем не менее полная стоимость «Айфона» отражается как импорт из Китая в торговой статистике США.

В-третьих, уделяя чрезмерное внимание растущему импорту из Китая, иногда не учитывают того, что американский экспорт в Китай также переживает бум, несмотря на негативное влияние глобального экономического спада на объем торговых потоков. В каждом штате наблюдалось резкое увеличение объемов экспорта в Китай, прирост с 2000 г. зачастую превышал 300%. Также стоит принимать во внимание, что эти показатели отражают лишь объем товарного экспорта.

Вместе с тем у США сохраняется значительный профицит по экспорту коммерческих услуг, и значение китайского рынка в перспективе для американских поставщиков будет только увеличиваться.

Экономические реформы, проводимые правительством Китая, служат стимулом для роста потребительского спроса на импортные товары, а с учетом численности населения, превышающей 1,3 млрд человек, и объем накоплений в экономике, уровень потенциального спроса значителен.

Правительство Китая объявило о своих планах по стимулированию внутреннего спроса для снижения зависимости от экспортных доходов, которые сегодня выступают основным фактором экономического роста. В 2008 г. было выделено 586 млрд долл, в качестве программы экономических стимулов преимущественно под инфраструктурные проекты в западных регионах страны. Возможность Китая инвестировать в подобные проекты объясняется гораздо более низкими показателями задолженности по сравнению с показателями других ведущих экономик.

В 2011 г. Китай для США был ведущей страной по импорту. Доля Китая среди экспортеров в США составила в 2011 г. 18%, тогда как еще в 2000 г. данный показатель равнялся 8,2% и Китай находился на 4-м месте по объему экспорта в США.

Основными статьями импорта из Китая в 2011 г. являлись: компьютеры, телекоммуникационное оборудование, бытовая техника, одежда и обувь, игрушки. На данные товарные группы приходилось около 50% объема импорта США из Китая.

Наиболее существенную долю прироста импорта из Китая составляли уже не товары трудозатратных производств, а высокотехнологичные товары, такие как телекоммуникационное оборудование, офисная оргтехника и компьютеры. Рост китайского экспорта товаров высокотехнологичных производств в США отнимает рыночные доли других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в особенности новых индустриальных стран.

В настоящее время Китай осваивает технологическую нишу более высокого порядка, превращаясь в поставщика наукоемкой продукции, созданной на базе собственного интегрированного производства, имеющего все стадии производственного процесса. В отличие от предыдущих десятилетий, когда Китай рассматривался прежде всего в качестве «мировой фабрики» благодаря проведению разумной промышленной политики, привлечению ПИИ в высокотехнологичный сектор и трансферу технологий, КНР удалось создать базу для построения полного производственного цикла. На текущий момент китайские компании способны самостоятельно осуществлять все этапы производства и выпуска продукции, в том числе НИОКР, маркетинг, построение цепи поставок, продажи и сервисное обслуживание. Это обусловливает значительное усиление конкуренции между странами, в том числе на рынке высокотехнологичных и наукоемких товаров, где США сохраняли лидерство в течение длительного периода.

Американский экспорт в Китай формируется в первую очередь из поставок машин и оборудования, сельскохозяйственной продукции, полупроводников, компьютеров и компьютерного оборудования, телекоммуникационного оборудования, удобрений, автомобилей и запасных частей.

В начале нового тысячелетия все более заметной становится роль экспорта товаров, созданных на базе совместных предприятий. Так, в 2010 г. американский концерн «Дженерал Моторс» впервые продал в Китае легковых автомобилей и грузовиков больше, чем в США, и эта тенденция сохранилась в 2011 г. В настоящее время на счету «Дженерал Моторс» 11 совместных предприятий и два собственных предприятия в Китае.

Экспорт США высокотехнологичной продукции в Китай в 2011 г. составил 20,1 млрд долл. (8,3 млрд долл, в 2003 г.) и 8,8% объема высокотехнологичного экспорта Соединенных Штатов в целом (4,6% в 2003 г.).

Дефицит США по торговле высокотехнологичными товарами с Китаем в 2011 г. равнялся 108,1 млрд долл., увеличившись со значения 21,0 млрд долл, в 2003 г. Некоторые эксперты полагают, что растущий дефицит такого масштаба — это повод для беспокойства, поскольку отражает растущую роль Китая как активного игрока на международном рынке высоких технологий. Вместе с тем значительную долю данного импорта составляют товары, которые лишь подвергаются сборке в Китае из импортных высокотехнологичных комплектующих.

Особенностью соперничества в сферах высоких технологий на современном этапе научно-технического прогресса выступает растущая потребность транснационального капитала в глобализации производства, формировании интернациональных связей с широким кругом потребителей и партнеров, способных воспринять и освоить эти технологии, адаптировать экономические структуры к наукоемким товарам.

Поддержание устойчивости подобных связей обусловливает необходимость регулярных и крупномасштабных технологических трансферов, распостранения необходимой информации при «подтягивании» технологического уровня производителей. Конкурентоспособность на рынках высоких технологий объективно диктует потребность даже для наиболее экономически мощных государств создавать международные партнерства, все участники которых подготовлены к работе с такими технологиями.

В этом контексте роль необходимого для современного конкурентоспособного производства в наукоемких сферах высокотехнологичного пространства для американских компаний в возрастающей степени начал выполнять Китай.

Прослеживающееся в последние годы интенсивное развитие американо-китайских торгово-экономических связей приводит к росту взаимозависимости национальных экономик. На этом фоне усиливаются позиции Китая в мировой торговле и экономике, что обусловливает переориентацию стратегических экономических интересов Соединенных Штатов на Азиатско-Тихоокеанский регион, который, по прогнозам, в XXI в. будет занимать лидирующие позиции по темпам экономического роста.

Активизация торгово-экономических связей страны на азиатском направлении — конкретное проявление растущего значения Китая для воспроизводственного комплекса США, несмотря на сохранение важности американо-японских отношений в качестве гарантии экономической и политической стабильности в регионе.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >