КАРЛ РИТТЕР И ФРИДРИХ РАТЦЕЛЬ — ОСНОВОПОЛОЖНИКИ ГЕРМАНСКОЙ ШКОЛЫ ГЕОПОЛИТИКИ

Эта школа возникла как часть географической науки. У ее истоков стояли К. Риттер, Ф. Ратцель, Р. Челлен. Расцвет германской школы пришелся на 1920—1940 гг. Он был связан с именами К. Хаусхофера, К. Шмитта, Э. Обета, К. Во- винкеля, А. Грабовски.

Как справедливо отмечает проф. Б.А. Исаев, немецкая геополитика развивалась в двух направлениях. Первое — националистическое — имело своим истоком национальную неудовлетворенность немцев, заключавшуюся в отлучении их от процесса создания колониальных империй и поражении в Первой мировой войне. Второе направление германской геополитики — интернационалистское, левое, социал-демократическое — нашло свое воплощение в работах Г. Графа, К Виттфогеля, других сторонников реформаторского марксизма. Оно ставило своей задачей дополнить исторический материализм географическим детерминизмом, «привязать» экономические и политические отношения между людьми и государствами к природе, земле, почве.

География как компонент национального сознания

С точки зрения позитивизма, господствующего мировоззрения XIX в., наука могла и должна была объяснять все, в том числе и человека. Оформившаяся к этому времени в отдельную дисциплину, география в какой-то степени отражала взгляды, основанные на постоянной борьбе между расами, социальными группами, народами и индивидами. Подобно другим наукам об обществе (демография, экономика, социология, психология), география пытается сформулировать объективные законы и установить причинно-следственные связи между человеком и средой его обитания.

С утверждением национализма в Европе и развитием всеобщего образования география, а также литература и история становятся важнейшими компонентами национального сознания. Принадлежность индивида к той или иной нации предполагает решающее влияние на него языка, культуры, прошлого и пространственных реалий данной нации. Этим объясняется огромное значение школьных географических карт с изображением Родины, ее территории, границ и колониальных владений, если они имеются.

По мере развития географии повсеместно формируется географическое национальное сознание, в частности представления о пространстве и об отношениях между человеком и пространством. Новаторами в этой области стали немецкие географы Карл Риттер (1799-1859) и Фридрих Ратцель (1844-1904).

К. Риттер, профессор, глава Берлинского географического общества в числе первых предпринял попытку преодолеть путь от политической географии до геополитики.

В молодости Риттер много путешествовал по Европе. Подолгу жил и внимательно изучал климат, народонаселение, историю, политику Франции, Италии, Швейцарии, других стран. Только после такой подготовки он приступил к своему главному сочинению «География в соответствии с природой и историей людей», которое было издано в Берлине в двух томах в 1817—1818 гг.

Риттер считал географию прагматической и сравнительной, так как основу его научного метода составляла идея о взаимосвязи и взаимозависимости земли и ее населения и сопоставление различных континентов, стран, географических зон и человеческих обществ. Поэтому он чаще называл свою науку землеведением. Риттер постоянно перерабатывал и дополнял свой труд, а в 1822 г. начал переиздавать его. Сначала выходит первый том «Африка» (1822), а затем девять томов «Азия» (1832—1859).

Одной из ключевых идей в наследии Риттера является утверждение о том, что каждый человек является представителем родной природы, которая его произвела на свет и воспитала. Риттер исходил из того, что в народах отражается их отечество. Влияние местного ландшафта на характерные черты жителей, включая внешний вид и телосложение, форму черепа, темперамент, язык и духовное развитие, несомненны. И Риттер полагал, что существование человека целиком связано с землей, с которой он, в свою очередь, связан тысячами цепких корней, и их невозможно вырвать[1].

Для Риттера бесспорным фактором было то, что развитие народов идет по пути, предписанному им окружающей средой, существенной частью которой являются природные условия. Сама же Земля и все находящееся на ней было сотворено, по его мнению, божественным Провидением. Риттер приходит к выводу о том, что «Европа счастливым своим климатом и умеренностью времен года обязана ограниченности своего пространства»[2].

Риттер разработал иерархическую систему регионального деления мира в рамках единого глобального пространства. Он разделил Землю на сухопутную (континентальную) полусферу и полусферу водную (морскую). Границу между ними он представил в виде большого полукруга, проходящего в Южной Америке через Перу и затем через Южную часть Азии. В рамках континентальной полусферы он выделил два больших региона: Старый Свет и Новый Свет. Первый вследствие своего распространения с Востока на Запад, обладает заметным климатическим однообразием. Второй же, наоборот, по причине своего расположения с Севера на Юг отличается большим климатическим разнообразием. Это различие, по его мнению, оказало существенное воздействие на характер населяющих каждый регион народов и на их взаимоотношения, поскольку природа влияет не только на труд и стереотипы мышления, не только на мораль человека, но и на каждый аспект человеческой жизни.

Американский исследователь германской геополитики

Э. Уолш считал, что К. Риттер первым сформулировал некоторые положения немецкой геополитики[3].

Риттер ввел понятие «географического индивидуума», которое раскрывается при помощи двух определений: с точки зрения внешних взаимоотношений индивидуум характеризуется «естественными границами», с внутренней точки зрения — связью, присущей «органической природной области». Идея «географического индивидуума» была затем возведена позднейшими геополитиками в ранг закона «географической индивидуализации государства», который оправдывал «естественное» стремление государства приобрести природную область с внутренними гармоническими связями и надлежащим образом расположенными естественными границами[4].

Труды К. Риттера оказали большое влияние на развитие географической науки в Европе, в том числе и в России. Его ученик и последователь П.П. Семенов-Тян-Шанский популяризировал идеи Риттера в Российском географическом обществе, в публикациях его докладов и трудов.

Все геополитики-классики были хорошо знакомы с работами Риттера и считали его одним из предшественников геополитики. В частности, методом Риттера, его представлениями о связи «почвы и крови» пользовались Ратцель, Науманн, Хаус- хофер, русские евразийцы[5].

Взгляды К. Риттера получили свое дальнейшее развитие в работах немецкого исследователя Ф. Ратцеля, которого по праву называют отцом геополитики. Свои взгляды он изложил в книгах «Антропогеография», которая вышла в двух томах в 1882 и 1893 гг., и «Политическая география» (1897). Правда, сам Ратцель не использовал термина «геополитика». Он был убежден, что является основоположником политической географии в современном понимании этой науки. С позиций нашего сегодняшнего научного знания есть все основания утверждать, что Ратцель выдвинул, как мы увидим далее, целую серию интересных геополитических идей. Именно это позволило известному немецкому геополитику Отто Мауллю весьма категорично заявить: «Без Ратцеля развитие геополитики было бы немыслимо, поэтому Челлен или кто-нибудь другой не может быть назван, как это иногда случается по невежеству, отцом геополитики. Им является Ратцель»1.

В названных нами выше работах Ратцель исходил из понимания пространства как политического ресурса и тем самым делал упор на географическую обусловленность внешней и внутренней политики. В понятие «географическая обусловленность» Ратцель включал размеры, положение и границы страны, ландшафт с его растительностью и водами и отношение к другим частям земной поверхности. Это пространство не просто территория, а политическая сила.

Одним из самых сильных «двигателей» развития человеческого общества, как отмечал Ф. Ратцель, являлась борьба с морем. Взаимоположение суши и моря не только привносит разнообразие на поверхности Земли, но и, взаимодействуя с человеческими сообществами, создает своеобразные «исторические группировки», такие как средиземноморский мир, балтийские страны, атлантические державы, тихоокеанская культурная область и др.

В своей работе «Антропогеография» Ратцель, по сути дела, поставил на научную основу проблему связи географического и политического. Основные постулаты географии человека в сжатом виде были сформулированы Ратцелем в одной из поздних работ «Человечество как жизненное явление на Земле» (1901), в которой автор исходил из представления, что человечество принадлежит Земле как ее часть. Таким образом, антропогеография изучает своеобразный минерально-органический комплекс, состоящий, во-первых, из планеты Земля в ее геологическом (как небесное тело со всеми содержащимися в ее недрах веществами) и географическом (как взаимосвязь трех сфер: земной, водной и воздушной) аспектах; этому комплексу принадлежит, во-вторых, растительный и животный мир, а также, в-третьих, — человеческое общество. [6] [7]

Антропогеография базируется на следующих утверждениях:

  • • все страны мира взаимосвязаны;
  • • человек, все сообщества людей включены в общую жизнь земного шара;
  • • народ и государство каждого человеческого сообщества представляют собой единый организм;
  • • этот организм находится в постоянном историческом движении, развитии и росте;
  • • рост государственного организма продолжается до естественных границ;
  • • на рост и развитие государства оказывают влияние климат и географическое положение, т.е. его территория, формы земной поверхности, а также плотность населения;
  • • существенное значение для стимулирования развития государственного организма имеет морская среда[8].

Ратцелю принадлежит знаменитое высказывание: «Народ должен жить и умереть на земле, предоставленной ему судьбой, повинуясь своему жребию»[9]. Как видим, отец-основатель немецкой геополитики подчеркивает связь между народом и средой его обитания. Он возводит эту связь в некий вечный, внеистори- ческий абсолют, что, строго говоря, не совсем верно. Ибо, как отмечает, например, современный французский исследователь Ф. Моро-Дефарж, закрепление тех или иных народов на данной территории является результатом взаимодействия многих факторов (миграции, вторжений, поражений, побед и т.д.).

В контексте зарождения «народной» географии, в отличие от географии государей, и поиска немецкой идентичности, Ратцель пытался установить законы политической географии. Он основывает свои рассуждения на устойчивых и статических очертаниях физической географии. Его размышления артикулировались вокруг судьбы Германии, ее места, идентичности и роли в мире.

  • [1] Ritter С. Allgemeine Erdkunde. Berlin, 1862. S. 15-16.
  • [2] См.: Тихонравов Ю.В. Указ. соч. С. 40.
  • [3] Walsh Е. Wahre austatt falsche Geopolitik fur Deutschland. Fr/M., 1946. S. 8.
  • [4] См.: Михайлов ТЛ. Указ. соч.. С. 72-73.
  • [5] См.: Исаев Б.А. Указ. соч. С. 86-87.
  • [6] 1 Maullo О. Friedrich Ratzel zum Yedachtnis // Zeitchrift fur Geopolitik. 1929.
  • [7] 617; Василенко И.В. Геополитика. М., 2003. С. 31.
  • [8] См.: Исаев Б.А. Указ. соч. С. 144-145.
  • [9] Цит. по: Моро-Дефарж Ф. Введение в геополитику. М., 1996. С. 14.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >