НАЦИЯ, НАЦИОНАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ И НАЦИОНАЛИЗМ

Как мы уже отмечали выше, национальные феномены являются специфической формой коллективного представления, которое получило широкое распространение начиная с конца XIX в. Нужно учитывать, что в мире существует немало так называемых «древних народов», таких, например, как народы Китая, Ирана, Японии, Египта и т.д., имеющих тысячелетние истории. Достаточно древними нациями в Европе являются французы, англичане и испанцы, которые еще в Средние века при помощи сильного государства сумели объединить в единое национальное целое разнородные, в том числе и в лингвистическом смысле, элементы своего населения.

Появление национализма как реального общественно-политического течения совпадает во времени со становлением индустриальных обществ. С выходом из феодализма в различных обществах утверждается совершенно иной способ коллективной идентификации, который можно назвать национальным сознанием. Это особенно важно подчеркнуть еще и потому, что едва ли не первые проявления того, что мы назвали национальным сознанием, встречаются прежде всего в тех странах, которые вели борьбу за свое национальное освобождение в рамках существовавших империй. Примеров тому немало: Польша, боровшаяся против немецкой, австрийской и русской империй, христианские славянские народы, боровшиеся против турецких оккупантов, арабские страны, сражавшиеся против оттоманского господства, а потом против господства Франции и Великобритании.

В национальном феномене интерес представляет то, что он берет истоки в чистом представлении о нем. Исследователи, занимающиеся национальным феноменом (Геллнер, Сеттон Уотсон, Грош, Хобсбаум) указывают, что нация рождается сначала в своей культурной форме. Она является повсеместно интеллектуальным феноменом, который концентрируется вокруг восстановления утраченной памяти, нового написания истории, закрепления языка и т.д. И только потом борьба за нацию, ее будущее реально входит в сферу политики, а в определенных ситуациях — даже в вооруженной форме. Как утверждал Геллнер, именно «национализм придумал нацию».

Конкретное место решения таких сложных социально-исторических проблем, как проблема нации, в геополитическом подходе не имеет особого значения. В приведенном нами высказывании показана динамическая сила представления как фактора структурирования обществ и фактора, определяющего их поведение на международной арене. Как только национальное сознание народа структурируется, у него выявляется стремление к независимости, что находит выражение прежде всего в желании сформировать суверенное государство.

Далее, как показывает история последних почти двух столетий, новые нации стремятся «национализировать» нацию. Наиболее ярким примером этого является Италия, где после объединения страны в 1870 г. говорилось: «Италия создана, теперь нужно создать итальянцев». И именно на этой, третьей, стадии «создания» нации при помощи администрации, школы, казармы, прессы и т.д. наиболее активно формируется национальное сознание, которое неизбежно ведет к национализму.

Можно со всей определенностью утверждать, что национализм является первостепенным по важности геополитическим фактором, и не только потому, что он утверждает специфичность и даже превосходство одной группы над другой, но и потому, что он является требующим фактором. Еще в XIX в. национализм заявил о себе как об ирредентистском явлении, т.е. как о явлении, связанном со стремлением присоединить «недостающие части» территории к национальному целому.

Национализм вдохновлял дипломатию и порождал многочисленные войны. И тем не менее, очень важно понять, что национализм является мобилизационным представлением, особенно если речь идет о «раненом» национализме, о национализме, который стремится воссоединить или объединить всю нацию в целом. Деколонизация, проходившая во второй половине прошлого столетия, привела к созданию десятков разнообразных по форме государств. И нужно признать, что во многих из них административные границы колониальных империй стали международными границами, хотя часть новых граждан этих государств еще не осознала свою принадлежность к нации. Процессы сглаживания различий и национализации наций с этой точки зрения во многих странах еще не закончились. Именно поэтому национализм как представление надолго еще останется геополитическим фактором. Он порождает и будет порождать территориальные амбиции, новые разъединения существующих стран, не говоря уже о возможных войнах и конфликтах.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >