Критерии допустимости обращения по спорам о компетенции

Поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде РФ является обращение в этот Суд в форме ходатайства.

Основанием к рассмотрению дела является обнаружившееся противоречие в позициях сторон о принадлежности полномочия в спорах о компетенции.

К обращениям в Конституционный Суд РФ по данной категории дел применимы все требования, предусмотренные гл. 5 ФКЗ о Конституционном Суде. Кроме того, согласно ч. 1 ст. 93 данного Закона ходатайство органа (органов) государственной власти допустимо, если:

  • 1) оспариваемая компетенция определяется Конституцией РФ. При решении вопроса о допустимости ходатайства по спору о компетенции необходимо иметь в виду, что полномочия конкретных высших органов государственной власти субъектов РФ в Конституции РФ не упоминаются. Поэтому ходатайства по спорам о компетенции, в которых ставится вопрос о том, к компетенции какого именно органа государственной власти субъекта РФ относится решение того или иного вопроса, Конституционный Суд РФ признавал недопустимыми (определения Конституционного Суда РФ от 1 апреля 1996 г. № 20-0, от 30 апреля 1996 г. № 16-0)[1];
  • 2) спор не касается вопроса о подведомственности дела судам или о подсудности (определение Конституционного Суда РФ от 12 июля 2006 г. № 181-0);
  • 3) спор не был или не может быть разрешен иным способом.

Например, в определении Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. № 245-0 констатируется, что поставленный в ходатайстве Московской областной Думы вопрос о разрешении спора о компетенции по определению состава территории по своему правовому, политическому и экономическому содержанию имеет исторически сложившийся комплексный характер, в определении от 8 июня 2000 г. № 91-0 Конституционный Суд РФ указал на необходимость обращения заявителя к Президенту РФ с просьбой об использовании согласительных процедур для разрешения этого спора. По мнению Суда, отсутствие федерального закона, регулирующего процессуальный порядок осуществления согласительных процедур, не является препятствием для реализации положений ст. 85 Конституции РФ;

  • 4) заявитель считает издание акта или совершение действия правового характера либо уклонение от издания акта или совершения такого действия нарушением установленного Конституцией РФ разграничения компетенции между органами государственной власти;
  • 5) заявитель ранее обращался к указанным в ч. 3 ст. 125 Конституции РФ органам государственной власти с письменным заявлением о нарушении ими определенной Конституцией РФ и договорами компетенции заявителя либо об уклонении этих органов от осуществления входящей в их компетенцию обязанности;
  • 6) в течение месяца со дня получения письменного заявления не были устранены указанные в нем нарушения;
  • 7) в случае обращения соответствующего органа государственной власти к Президенту РФ с просьбой об использовании согласительных процедур, предусмотренных ст. 85 Конституции РФ, Президент РФ в течение одного месяца со дня обращения не использовал эти согласительные процедуры либо такие процедуры не привели к разрешению спора.

В ч. 2 ст. 93 ФКЗ о Конституционном Суде отдельно обозначены критерии допустимости ходатайства Президента РФ, внесенного в порядке применения ч. 1 ст. 85 Конституции РФ:

  • 1) Президент РФ использовал согласительные процедуры для разрешения разногласий между органами государственной власти;
  • 2) разногласия между органами государственной власти являются подведомственным Конституционному Суду РФ спором о компетенции.

На практике нередко возникают проблемы с необходимостью отграничить данный вид производства от производства по рассмотрению дел о соответствии Конституции РФ нормативных актов. Если заявитель четко не разграничивает данные виды производств, в одном обращении смешивает допустимость запроса и ходатайства, то Конституционный Суд РФ признает данное обращение недопустимым и принимает отказное решение.

Например, в запросе Государственной Думы поставлен вопрос о проверке соответствия Конституции РФ Указа Президента РФ от 22 июля 1994 г. № 1535 «Об Основных положениях Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 года». В определении Конституционного Суда РФ от 2 ноября 1995 г. № 81 -О констатируется, что Государственной Думой, по существу, заявлен спор о компетенции, поводы, основания и процессуальные особенности рассмотрения которого предусмотрены не гл. IX, а гл. XI ФКЗ о Конституционном Суде. Следовательно, запрос в заявленной процедуре не может быть признан допустимым.

Таким образом, если в запросе о конституционности нормативного акта ставится вопрос о том, что его принятие не входило в компетенцию принявшего его органа, то фактически имеет место спор о компетенции1.

Мнения ученых

С. Э. Несмеянова обращает внимание на то, что «в ряде случаев Конституционный Суд РФ принимает обращения, когда трудно определить процедуру их рассмотрения. Так, например, дело о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ, соглашаясь с позицией Г. А. Гаджиева, высказанной в особом мнении, фактически являлось спором о компетенции, возникшим между Конституционным Судом и Пленумом Верховного Суда РФ. Тем не менее вопрос был рассмотрен в иной процедуре»[2] [3].

По мнению Г. А. Гаджиева, «между процедурами рассмотрения КС РФ дел о соответствии Конституции РФ законов и иных нормативных актов (ч. 2 ст. 125), споров о компетенции (ч. 3 ст. 125), дел о толковании Конституции РФ (ч. 5 ст. 125) нет непреодолимых барьеров. Вместе с тем определенная интерференция процедур не означает, что у каждой из них нет своего, только им присущего содержания. Процедуры разрешения различных дел, рассматриваемых КС РФ, отличаются в зависимости: 1) от участвующих в деле сторон; 2) предмета дела; 3) правовой цели в процессе; 4) пределов проверки»1.

Н. В. Витрук констатировал, что «поводом по спорам о компетенции является издание нормативного правового акта органом публичной власти, полномочие которого по такому изданию оспаривается. Поэтому при совпадении критериев их проверки на конституционность предпочтение отдается производству по проверке конституционности нормативного правового акта»[4] [5].

  • [1] См., например: Мазуров А. В. Указ. соч. С. 313.
  • [2] См.: Мазуров А. В. Указ. соч. С. 312.
  • [3] Несмеянова С. Э. Конституционный судебный процесс в России: учеб, пособие.С. 87.
  • [4] Комментарий к Федеральному конституционному закону «О КонституционномСуде Российской Федерации» / под ред. Г. Л. Гаджиева. М., 2012. С. 500.
  • [5] Витрук Н. В. Виды производств в Конституционном Суде Российской Федерации // Журнал конституционного правосудия. 2009. № 6. С. 11.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >