Аудит как элемент рыночной экономики в условиях глобальной интеграции

Подходы к определению аудита в соответствии с законодательством государств — членов Евразийского экономического сообщества

На сегодняшний день в условиях динамичного развития интеграционных процессов, расширения сферы международного сотрудничества, глобализации экономики очевидной является необходимость активного участия России в этих процессах на международнойарене. Сегодня все развитые государства уделяют особое внимание регулированию аудита. Действительно, аудит играет важную роль в экономической деятельности. Инвесторы рассматривают аудиторское заключение как один из основных источников информации, позволяющий принять стратегически верное решение об инвестированиисредств. Таким образом, учитывая активное участие России в международных отношениях, представляется важным с аналитической точки зрения обратиться к вопросам правовой регламентации аудита в условиях членства России в ЕврАзЭС и ТС.

Сначала обратимся к законодательству некоторых государств — членов ЕврАзЭС. С 1 января 2014 г. в силу вступили положения Закона РБ от 12 июля 2013 г. № 56-3 «Об аудиторской деятельности»[1] (далее — Закон об аудиторской деятельности РБ), который будет отвечать требованиям мирового сообщества в области проведения аудита. Так, данный Закон определяет, что аудиторская деятельность является предпринимательской деятельностью по оказанию аудиторскими организациями, аудиторами —индивидуальными предпринимателями аудиторских услуг.

Согласно Закону РК от 20 ноября 1998 г. № 304-1 «Об аудиторской деятельности» [2] (далее — Закон об аудиторской деятельности РК) под аудиторской деятельностью следует понимать предпринимательскую деятельность по проведению аудита финансовой отчетности и прочей информации, связанной с финансовой отчетностью, и предоставлению услуг по профилю деятельности.

Закон Республики Таджикистан от 22 июля 2013 г. № 993 «Об аудиторской деятельности»[3] (далее — Закон об аудиторской деятельности РТ) определяет аудиторскую деятельность как предпринимательскую деятельность по проведению аудита и других услуг, связанных с ней, осуществляемую индивидуальным аудитором или аудиторской организацией. Следует отметить, что положения нового Закона об аудиторской деятельности в РТ учли рекомендации по гармонизации законодательства государств — членов ЕврАзЭС в сфере аудиторского контроля, разработанные Межпарламентской Ассамблеей ЕврАзЭС[4]. В данных рекомендациях было отражено следующее: законодательство Республики Таджикистан не разграничивает понятия «аудит» и «аудиторская деятельность», считая их тождественными, что представляется в корне неверным, так как аудиторская деятельность является более широким понятием по сравнению с аудитом, в связи с чем предлагается провести разграничение этих терминов. На подобное несовершенство юридической техники обращали внимание отечественные специалисты[5]. Новый Закон об аудиторской деятельности РТ устранил недостатки понятийного аппарата.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что наблюдается устойчивая тенденция в унификации законодательств государств — участников ЕврАзЭС в сфере регулирования аудиторской деятельности, например, все нормативные правовые акты в сфере аудита квалифицируют аудиторскую деятельность в качестве предпринимательской. Хотя в литературе высказывались и иные точки зрения, например, аудиторская деятельность квалифицировалась как профессиональная[6].

Государственное регулирование экономической деятельности в сфере аудита проявляется в регламентации проведения обязательного аудита. Чаще всего законодатель определяет цель аудита как выражение мнения о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц. Указанная цель придает аудиторской деятельности общественно значимый характер, что особенно явно проявляется при проведении как раз обязательного аудита. Нормативные правовые акты в сфере аудиторской деятельности всех государств — членов ЕврАзЭС определяют порядок проведения обязательного аудита.

Однако определения самого понятия обязательного аудита содержатся лишь в нормативных актах отдельных государств. Так, Закон об аудиторской деятельности РТ определяет обязательный аудит как ежегодную проверку бухгалтерского учета и финансового отчета юридических лиц. В соответствии со ст. 17 нового Закона об аудиторской деятельности РБ обязательный аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности — аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности, обязательность проведения которого установлена Законом об аудиторской деятельности РБ и другими законодательными актами Республики Беларусь.

Примечательно, что, кроме указанных в ст. 17 Закона об аудиторской деятельности РБ хозяйствующих субъектов, обязательный аудит проводится в иных организациях, у которых объем выручки за предыдущий отчетный год превышает в эквиваленте 5 млн евро. Очевидно, что увеличение порога до указанной суммы связано с освобождением от проведения обязательного аудита субъектов малого предпринимательства. Данный вопрос является достаточно дискуссионным, здесь высказываются диаметрально противоположные позиции, есть и активные противники установления такого высокого критерия. В качестве примера можно сослаться на п. 3.1Л 6 Доклада «О действующей в Российской Федерации системе государственного регулирования и саморегулирования аудиторской деятельности. Предложения по реформированию»[7], в соответствии с которым освобождение от обязательного аудита субъектов малого предпринимательства «лишает пользователей возможности получения достоверной информации о финансовом состоянии дел в этом секторе экономики, противоречит международным соглашениям, поддержанным Россией, в отношении применения стандартов бухгалтерского учета и усиления роли аудита в частном секторе». Полагаем, что вопрос о проведении обязательного аудита в отношении субъектов малого предпринимательства должен быть унифицирован законодательством государств — членов ЕврАзЭС.

Государства — члены ЕврАзЭС оказывают большое количество услуг, в том числе и аудиторских, порядок оказания которых регламентирован множеством различных нормативных правовых актов. В связи с этим Бюро Межпарламентской ассамблеи ЕврАзЭС были разработаны Рекомендации по приведению законодательства Республики Беларусь, Республики Казахстан, Российской Федерации в соответствие с Соглашением о торговле услугами и инвестициях в государствах — участниках Единого экономического пространства. Данное Соглашение нацелено на создание наиболее благоприятных условий для взаимной торговли услугами и упрощения ее порядка, формирования единой цели и принципов в данной сфере, что в совокупности должно привести к экономическому росту в странах-участницах. Следует обратить особое внимание на положения ст. 16 данного Соглашения, в которой говорится о необходимости унификации национальных законодательств с учетом международных принципов и правил. В связи с этим хотелось бы отметить следующее: ранее национальные законодательства принципиально отличались в подходе к государственному регулированию аудиторской деятельности. Так, в большинстве стран аудиторская деятельность являлась лицензируемой. В РФ же был принят Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. № 315-ФЗ «О саморе- гулируемых организациях»,а в дальнейшем — Федеральный закон «Об аудиторской деятельности», согласно которому лицензирование было заменено обязательным членством аудиторских организаций и аудиторов в СРО.

Сегодня мы наблюдаем изменения и в данной сфере. Так, в РБ отменяется лицензирование аудиторской деятельности. Нормы нового Закона об аудиторской деятельности РБ определяют: для осуществления аудиторской деятельности физическому лицу необходимо пройти аттестацию для получения квалификационного аттестата аудитора. В рассматриваемом Законе в качестве одного из требований к физическому лицу, претендующему на получение квалификационного аттестата аудитора, является наличие высшего юридического или экономического образования. Само по себе данное требование является общепризнанной нормой и встречается в законодательстве всех стран. Однако Закон об аудиторской деятельности РБ в отличие, например, от российского законодательства в ст. 24 уточняет: физическое лицо, получившее соответствующее образование за рубежом, допускается к прохождению аттестации на право получения квалификационного аттестата аудитора при наличии выданного Министерством образования РБ свидетельства о признании документа об образовании, выданного в иностранном государстве, и установлении его эквивалентности документу об образовании РБ. Полагаем, что в условиях унификации законодательства аналогичное требование может быть закреплено на федеральном уровне и в РФ.

Несмотря на развитие механизма саморегулирования аудиторской деятельности в РФ, появление предпосылок для его формирования в государствах — членах ЕврАзЭС, следует обозначить наметившуюся в ряде стран тенденцию перехода в сфере аудиторской деятельности от саморегулирования к государственному регулированию. Так, до 2002 г. в США сфера бухгалтерской деятельности была саморегулируемой. В соответствии со ст. 101 Закона Сарбейнса — Оксли[8] Конгрессом был создан Комитет по надзору за отчетностью публичных компаний для осуществления контроля за аудиторами публичных компаний. Принятие данного Закона стало одним из этапов беспрецедентных изменений в сфере бухгалтерской деятельности, вызванных следующими факторами: 1) крахом одной из самых крупных бухгалтерских фирм в мире (Arthur Andersen & Со.); 2) четырьмя крупнейшими банкротствами в истории — каждый произошел в компании, финансовая отчетность которой была искажена; 3) утратой миллиардов долларов в инвестиционном и пенсионном фондах; 4) зависимостью аудиторов от руководства;

5) вопросом о достаточности саморегулирования в сфере бухгалтерской деятельности в отношении соблюдения публичных интересов.

Также Совет по финансовой отчетности Великобритании и Комитет по надзору за отчетностью публичных компаний США продлили[9] Соглашение о сотрудничестве и обмене информацией, относящейся к надзору за аудиторами[10].

  • [1] 2 См. официальный сайт Министерства финансов РБ. URL: http://www.mmfm.gov.by/rmenu/auditing/audit/ukaz/.
  • [2] См. официальный сайт Министерства финансов РК. URL: http://www.mmfm.gov.kz/irj/portal/anonymous?NavigationTarget=ROLES://portal_content/mf/kz.ecc.roles/kz.ecc.anonymous/kz.ecc.anonymous/kz.ecc.anonymactivities/activities/legislati-onfldr.
  • [3] См. сайт Национального центра законодательства при Президенте РеспубликиТаджикистан. URL: http://www.mmk.tj/ru/legislation/legislation-base/250/.
  • [4] См. приложение 1 к постановлению Комиссии от 16 мая 2012 г. № 6.
  • [5] Подробнее см.: Ершова И. В. Общая характеристика регулирования аудиторскойдеятельности в России и Таджикистане: сравнительно-правовой аспект // Предпринимательское право. 2011. № 2.
  • [6] Подробнее см.: Лганина Р. Н. Субъекты профессиональной аудиторской деятельности // Право и политика. 2009. № 2. С. 297.
  • [7] Данный доклад был разработан Советом по общественному надзору за развитиембухгалтерского учета, бухгалтерской (финансовой) отчетности, организацией государственного регулирования и саморегулирования аудиторской деятельности в РФ. См.:URL: http://sovnadzor.ru/.
  • [8] См.: URL: http://www.gpo.gov/fdsys/pkg/PLAW-107publ204/html/PLAW-107publ2-04.htm.
  • [9] См.: URL: http://www.frc.org.uk/News-and-Events/FRC-Press/Press/2013/August/UK-and-US-regulators-agree-to-continue-arrangement.aspx.
  • [10] См.: URL: http://www.frc.org.uk/Our-Work/Publications/FRC-Board/Statement-of-Protocol-between-the-FRC-and-the-PCAO.aspx.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >