Преодоление политических последствий глобальных кризисов

Глобальный финансово-воспроизводственный кризис, дестабилизирующий экономику начиная с лета 2007 г., уже признан самым острым после Великой депрессии 1930-х годов. Кризис спровоцировало нарастание глобальных дисбалансов в структуре мировой экономики на протяжении 15 лет, поэтому рецессия затронула как страны с дефицитом платежного баланса (Великобритания), который сложно финансировать, так и страны с положительным сальдо (ФРГ), где возникли проблемы, связанные с резким падением экспорта. Размах кризиса во многом обусловлен интенсивным экономическим ростом 2001—2007 гг., когда мировой ВВП вырос на треть[1]. Кризис повсеместно породил вынужденное усиление государственного вмешательства в экономику[2].

В 2008 г. мировое сообщество столкнулось с глобальной рецессией, которая стала именоваться мировым финансовым кризисом. Кризис бросил вызов всей системе банковского регулирования и надзора. Гигантские убытки и даже банкротства крупнейших в мире финансовых посредников актуализировали дискуссии о подходах к пруденциальным нормативам и стандартам банковской деятельности.

Некоторые финансисты и аналитики утверждают, что вся европейская банковская система принадлежит Федеральной резервной системе США, которая пытается разорить ЕС[3].

Европейский долговой кризис разразился в 2009 г. Греция стала первой страной, уровень госдолга которой оказался слишком высоким. По мнению ряда исследователей, сегодняшний кризис, начавшийся в 2009 г. в ЕС, похож на кризис 2008 г. Схожесть заключается в том, что, как и в 2007—2009 гг., проблемой оказались некачественные финансовые инструменты[4].

Экономический кризис заставил многие страны пересмотреть свои внешнеполитические стратегии. Влияние непростой политико-экономической ситуации испытала на себе и внешняя политика Европейского Союза. Сосредоточенность политических деятелей ЕС на решении внутриэкономических проблем привела к временному отклонению от традиционного курса на распространение либеральных ценностей за пределы своих границ[5].

В частности, это выразилось в том, что ряд стран Евросоюза стремились занять более активную позицию против дальнейшего расширения. Весной 2009 г. Ангела Меркель заявила, что не видит никакого смысла в расширении единой Европы на все большее число стран, если при этом она «не становится более дееспособной».

В то же время, четко понимая тот факт, что преодолеть кризис будет легче всего во взаимном сотрудничестве с третьими странами, под свое пристальное внимание европейцы взяли выделение средств на налаживание сотрудничества со странами-соседями.

Но даже относительно небольшая, в масштабах европейской помощи развивающимся странам, сумма в 600 млн евро, запланированная на финансирование программы «Восточное партнерство» в 2010—2013 гг., вызвала в рядах ЕС неоднозначную реакцию.

Весной 2009 г. на заседании Совета министров ЕС несколько стран заявили, что их не устраивают программы, на которые пойдут деньги. Франция и вовсе предложила оставить на «Восточное партнерство» лишь треть от запланированной суммы.

Несмотря на подобные высказывания и настроения, экономический кризис все же заставил многие правительства предпринимать проактивные действия, искать новые рынки, чтобы подстегнуть рост экономики. В таких условиях ставка на изоляционизм могла иметь слишком высокую цену, потому что экономика ЕС по-прежнему нуждалась в торговом сотрудничестве с другими государствами.

Евросоюзу необходимо было и дальше распространять свои стандарты в области управления и демократии за пределы собственных границ. Кроме того, Брюссель не мог остаться равнодушным к тому, что на пространстве европейского соседства наращивали свое влияние другие страны.

Прежде всего к ним относились США, особенно активные в поддержке государств Южного Кавказа, и Россия, которая, как отмечал Томас Валасек, готова была выделить порядка 7,5 млрд долл, на поддержку своих западных соседей, что было значительнее суммы, предусмотренной в рамках «Восточного партнерства» ЕС и модернизации соседних государств.

Кризисный период мог послужить для европейских государств своего рода предупредительным сигналом: научиться управлять последствиями глобализации, проходящей по либеральному сценарию, более эффективно и менее затратно, чем пытаться защититься от них[6].

Все это заставило предположить, что после периода «ухода в себя», вызванного экономическими проблемами внутри ЕС, вполне предсказуемо восстановление Евросоюза как активного экономического и политического игрока на пространстве «ближнего зарубежья».

Однако кризис существенно ослабил экономические показатели ЕС. По данным Еврокомиссии, реальный ВВП ЕС сократился на 4,2% только за 2009 г., а пункт о превышении 3%-го барьера дефицита, которое каралось для участников ЕС санкциями, был в конце 2008 г. отменен. Особую остроту проблемы приобретают на уровне госфинансов, так как налоговая база неуклонно сокращается, а обязательства растут. Открытым остается вопрос: ослабит ли кризис стимулы для структурных реформ, что весьма негативно повлияет на будущий экономический рост, или, напротив, развяжет руки правительствам в осуществлении мер, на которые раньше они не осмеливались пойти?

Ответ ЕС на рецессию последовал незамедлительно: план подъема экономики был запущен осенью 2008 г. Кроме известных мер по стабилизации, восстановлению и реформированию финансового сектора он предусматривал восстановление доверия и стимулирование спроса с помощью тщательно скоординированных «инъекций покупательной способности» для улучшения ситуации на рынке труда. Совокупный стимулирующий антикризисный пакет оценивается примерно в 5% ВВП ЕС (включая эффекты от автоматических стабилизаторов).

Впрочем, совершенно ясно, что такие значительные фискальные меры, какие были заявлены ЕС, лягут тяжелым грузом на экономики стран — членов ЕС. Так, по прогнозам аналитиков, государственный долг в еврозоне вырастет до 100% ВВП в 2014 г. Общая же сумма, выделенная из бюджета ЕС на санацию в 2009—2010 гг., составляет порядка 400 млрд евро. Кроме того, правительства потратили на свои банковские системы свыше 1,2 трлн евро.

Кризис на пространстве действия единой европейской валюты является самой большой угрозой для глобальной экономики, считают руководители Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

По данным Организации, уровень безработицы в еврозоне останется высоким и составит в этом году 10,8%. В будущем году безработица, по мнению ОЭСР, превысит 11%. В настоящий момент безработица достигла 10,9% — это самый высокий уровень после появления евро в 1999 г.[7]

Главный экономист организации Карло Падоан также указывает на негативную реакцию европейцев на меры жесткой экономии, вызвавшие уличные протесты и приведшие к поражению Николя Саркози на президентских выборах во Франции.

На выборах, прошедших в Греции, большинство избирателей высказывались против партий, поддерживающих режим строгой экономии, на котором настаивают представители ЕС.

Как показали выборы в ряде стран еврозоны, люди устали от реформ и, судя по всему, их терпение в отношении всякого рода финансовых корректировок, видимо, находится на пределе.

Растущая безработица и социальные тяготы могут вызвать политическую нестабильность и негативную реакцию рынков, а также втянуть в кризис и страны за пределами зоны действия единой европейской валюты.

Приоритетом Европейского ЦБ с начала и в период кризиса остается, несмотря на активное лоббирование некоторых стран (Франция), поддержание валюты и стабильности цен (обуздание инфляции).

Для сравнения можно отметить, что в России в 2008 г. под эгидой антикризисных мер была проведена спекуляционная атака против рубля за государственный же счет, а единственным эффектом стало снижение курса рубля, сокращение валютных резервов и обогащение небольшой группы банкиров на 1,5 трлн руб. По данным Интерфакса, за неполные четыре месяца — декабрь 2008 — март 2009 г. — ЦБ РФ купил на валютном рынке 20 млрд долл., имитировав под это 70 млрд руб. То есть Центральный банк России поддерживает иностранную валюту и уменьшает покупательную способность рубля, хотя защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка РФ (ст. 75 Конституции РФ[8]).

Мировой финансово-экономический кризис, как и во всем мире, повлиял на сокращение рабочих мест на европейском рынке труда и перераспределение трудовых ресурсов, особенно в реальном секторе экономики. Одновременно, спасаясь от наплыва трудовых мигрантов, ЕС усиливает контроль над нелегальной миграцией и ужесточает трудовое законодательство в большинстве своих стран. Такая политика направлена на «выдавливание» нелегалов за пределы ЕС. По самым приблизительным подсчетам, на сегодняшний день совокупное количество мигрантов, нелегально проживающих в ЕС, превышает 8 млн человек[9].

В свете мирового финансового кризиса руководство ЕС предприняло меры по усовершенствованию системы финансового контроля. В начале 2009 г. были впервые озвучены предложения по реформированию системы финансового контроля (доклад де Ларосьера). Европейская комиссия поддержала рекомендации создать панъевропейские регуляторы финансового рынка для установления единого надзора над финансовыми организациями Европы.

1 января 2011 г. в рамках Европейской системы финансового контроля были учреждены три новых наднациональных финансовых регулятора: Европейская банковская организация, Европейская организация страхования и пенсионного обеспечения и Европейская организация по ценным бумагам и рынкам. Для более эффективного и продуктивного функционирования штаб- квартиры новых органов рассредоточили в разных точках ЕС: Лондон, Франкфурт, Париж[10].

Новые институты будут следить за финансовыми организациями и смогут выдавать предупреждения о проведении ими рискованных операций. При необходимости им разрешено временно запрещать или ограничивать определенную финансовую деятельность. Применять санкции новые органы будут, в частности, если национальные органы не смогут оперативно предпринять эффективные меры по предотвращению определенных неправомочных действий со стороны соответствующей финансовой компании. Следовательно, вновь созданные регуляторы смогут следить и за тем, как национальные надзорные органы выполняют свои обязанности и регулируют рынок и его участников.

Более того, 16 декабря 2010 г. был создан и консультативно - аналитический орган — Европейский совет по системным рискам, в задачи которого входят мониторинг ситуации и выявление угроз стабильности европейской финансовой системы. Европейский центральный банк должен будет снабжать этот институт всеми необходимыми статистическими данными.

Безусловно, действия правительств стран — членов ЕС замедлили разрастание кризиса и предотвратили коллапс мировой финансовой системы. Вместе с тем антикризисные меры снизили, но не сняли напряженность на финансовых рынках. В результате, несмотря на впечатляющий объем принятых «пожарных» мер, назрела необходимость стратегических изменений подходов к регулированию финансовых рынков и управлению рисками. Уроки кризиса необходимо учесть, не переборщив, однако, с государственным вмешательством, а сделать это не просто.

Кризис на пространстве действия единой европейской валюты не ослабевает, несмотря на усилия европейских политиков и представителей международных финансовых организаций положить ему конец. Высказываются опасения, что он может сказаться и на государствах, лежащих за пределами еврозоны[11].

Как пишет М. Хазин, в Европе и в мире запущены программа «затягивания поясов» и процесс формирования региональных валютных зон (напомним, что многие страны в 2011 г. подписали договоры о переходе в расчетах на национальные валюты, а страны Таможенного союза и вовсе начали говорить о переходе к единой валюте). В конце 2011 г. эмиссия началась в зоне евро[12].

Евроцентробанк напечатал в декабре 2011 г. значительную сумму, не менее 700 млрд в долларовом эквиваленте, и не вызывает сомнений, что рано или поздно эти деньги, пусть и частично, пойдут на компенсацию падающего спроса. Собственно, сама эмиссия, как и аналогичные процессы в США в 2008—2009 гг., должна была предотвратить дефляционный обвал финансовой системы.

Сегодня перед наднациональными институтами Европейского Союза стоят два ключевых вопроса, которые в случае неправильного решения могут серьезно затормозить дальнейшее развитие политического взаимодействия в рамках ЕС и подорвать влияние наднациональных структур, на которых зиждется «архитектура» объединенной Европы.

Первый вопрос связан с «кризисом еврозоны», который разбушевался в 2010 г., охватив периферию Союза, получившую от экономических аналитиков прозвище PIGS (Португалия, Ирландия, Греция и Испания). На сегодня самой болевой точкой ЕС является Греция, где массовые беспорядки уже прокатились по стране и в ближайшей перспективе не собираются утихать. Несмотря на все усилия, ситуацию в стране стабилизировать не удается. Тем не менее именно лето 2012 г. продемонстрировало эффективность деятельности наднациональных институтов ЕС. Ведь от стабильности в зоне евро зависит будущее европейской наднациональной интеграции.

Второй вопрос также стал просматриваться совсем недавно и связан с относительным пренебрежением, высказываемым со стороны ключевых игроков на европейской арене по отношению к первым лицам ЕС. Такого рода отношение выливается в тесное трехстороннее политическое взаимодействие Франции, Великобритании и Германии. Подтверждением тесного сближения выступает соглашение о военном сотрудничестве, подписанное в ноябре 2010 г. между Великобританией и Францией. Вероятность того, что эти страны будут вести обособленную политику в рамках ЕС, мала, но «перетянуть одеяло» в руководстве на себя у них может получиться.

Таким образом, можно отметить следующие дипломатические аспекты возникновения мирового финансового кризиса 2008 г. Его предсказывали многие финансисты, экономисты и аналитики. Финансовый кризис имел место в США, однако распространил свое влияние далеко за пределы их территории, в том числе на Европу и Россию.

Образовав Европейскую внешнеполитическую службу в декабре 2010 г., объединенная Европа сделала важный шаг на пути укрепления своей идентичности в мире. Однако первые шаги ЕВС показывают, что она не может идти впереди самих европейцев и быть более свободной от противоречий и разногласий, чем сам Европейский Союз. В будущем внешняя политика Европейского Союза скорее всего станет более оперативной и последовательной благодаря эффективной европейской дипломатической службе.

Мировой кризис 2008—2010 гг., как пишут многие исследователи, не закончился, а перешел из финансовой в социально- политическую фазу. При этом американский вариант социально-политического и экономического протеста отличался более умеренными формами и выражался главным образом в электоральном поведении в отличие от государств Евросоюза и России, где недовольство вылилось в уличные манифестации[13].

Важным следствием кризиса в зоне евро стало возвращение Германией бесспорного лидерства в европейских интеграционных процессах. В течение двух лет у Германии были лучшие макроэкономические показатели на континенте: в 2010 г. рост ВВП составил 3,7%, в 2011 — 3,0%. В декабре 2011 г. уровень безработицы снизился до минимального с момента воссоединения страны — 6,6%. В ходе европейского финансового кризиса Германия предоставила более 200 млрд евро на спасение публичных финансов стран-должников, продемонстрировав образец общеевропейской солидарности[14]. В начале 2012 г. Германия выступила в роли основного инициатора процесса подписания Договора о бюджетной стабильности, призванного предотвратить повторение долговых кризисов в ЕС. Эти обстоятельства объективно выдвигают Германию на роль страны — локомотива европейской интеграции, что, несомненно, отразится на начавшейся институциональной трансформации ЕС, необходимой для преодоления кризиса евро.

Нынешнее завидное экономическое положение Германии является результатом 10 лет напряженных усилий ряда правительств страны, с тем чтобы увеличить эффективность немецкой экономики. Как отмечала ВВС, в начальной стадии нынешней глобализации в Германии был достигнут стратегический компромисс, который во многом обеспечил особое положение страны в зоне евро: трудящиеся согласились на замораживание и даже сокращение доходов, а предприниматели в ответ обязались не выводить производство за рубеж.

Как прогнозирует Financial Times, ЕС станет либо «большой Германией, либо его не будет вообще»[15]. Расширенный ЕС представляет собой совершенно иной союз, нежели тот, каковым он был еще 30 лет назад в условиях доминирования тандема Франция — Германия. Сегодня франко-германский двигатель не является больше двухтактным, в нем доминирует Германия.

Недоразумения, возникшие между Францией и Германией в конце 2010 г. по поводу экономического и валютного союза, представляют собой чрезвычайно рискованную игру, ведь это происходит в период, когда Европа выглядит безнадежно разделенной на два лагеря: с одной стороны, экономически сильные страны — кредиторы еврозоны во главе с Германией, а с другой — южные государства, находящиеся в затруднительном финансовом положении. Что касается Великобритании и других стран, не являющихся членами экономического и валютного союза, они наблюдают за этим процессом со стороны.

Наличие внутреннего напряжения между Францией и Германией проявилось в опубликованном 15 марта 2011 г. интервью министра экономики Франции Кристин Лагард. В нем она выступила с неожиданно резким замечанием по поводу экономической политики Берлина, заявив, что нынешнее положительное сальдо торгового баланса Германии, основанное на снижении стоимости труда, неприемлемо для других государств зоны евро.

Канцлер Германии Ангела Меркель по-прежнему выступает против выпуска общих облигаций еврозоны. По ее мнению, это решение подаст рынкам «полностью неверный сигнал», частично потому, что будет способствовать сближению процентных ставок по долговым обязательствам стран региона1.

Меркель заявила также о том, что долговые проблемы привели Европу к кризису, возможно сильнейшему со времен окончания Второй мировой войны. В своей речи, обращенной к консервативной партии, Меркель предупредила, что падение евро приведет к негативным последствиям для Европы, и она пообещала сделать все для того, чтобы предотвратить наступление этого события. Финансовый кризис приобрел системный характер, признал председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу во время своего выступления перед членами Европарламента. При этом он выступил против дробления европейского экономического сообщества. По его мнению, напротив, для борьбы с кризисом необходима еще более тесная экономическая интеграция, которая потребует изменений основополагающих соглашений Евросоюза. Долговой кризис в еврозоне может быть в значительной степени объяснен кризисом доверия к власти, к ее способности решать насущные проблемы быстро и эффективно, считает Баррозу.

Однако у американского президента Барака Обамы есть свой вариант спасения мировой экономики. В октябре он опубликовал его в Financial Times. Несмотря на скоординированные действия стран «Большой двадцатки» и лидеров ЕС, «прогресс не идет достаточно быстрыми темпами и положение глобальной экономики остается шатким», — отмечает Президент США. Самой эффективной мерой в борьбе с надвигающимся кризисом, по его мнению, станет стимулирование крупнейшей в мире экономики — экономики США.

Очередное обострение отношений Республики Беларусь со странами Евросоюза и США является логичным завершением традиционного геополитического маневра, проводимого белорусским руководством в рамках лимитрофной парадигмы.

Как считает А. Суздальцев, «разрешение дипломатического кризиса с Евросоюзом произойдет не между Минском и Брюсселем, а по доброй воле Москвы. Как только А. Лукашенко получит новую долю безвозмездной экономической поддержки со стороны России, надобность в конфликте с Западом отпадет и послы вернутся в Республику Беларусь»[16].

В торгово-экономической области Германия традиционно является одним из важнейших партнеров Беларуси[17]. Белорусско-германское взаимодействие выступает существенным фактором в комплексе отношений между Беларусью и ЕС. Германия на протяжении последних 20 лет неизменно поддерживает суверенитет и независимость Республики Беларусь, ее интеграцию в европейскую и международную систему отношений. В настоящее время с учетом всех проблем и сложностей в белорусско-германских отношениях в качестве доминирующего направления на первый план выдвигаются прагматические интересы взаимовыгодного экономического взаимодействия, сохранения и развития связей в культурной, образовательной сферах, контактах между людьми, налаживания политического диалога.

Италия стойко выдержала кризис в сравнении с другими странами — членами Евросоюза. Почти половина опрошенных итальянцев (47,5%) ощутила последствия экономического кризиса в своей повседневной жизни в период между 2010 и 2011 гг., и лишь небольшой процент (14,8%) оказался в сложном финансовом положении уже в 2008 г.[18] Однако в Италии наблюдается кризисная ситуация с беженцами, сложившаяся на итальянском острове Лампедуза. Не справляясь с наплывом нелегальных иммигрантов из стран Северной Африки, Италия объявила, что готова предоставить им полугодовые шенгенские визы, которые позволят беженцам отправиться в другие страны ЕС.

Германия, например, в 2011 г. приняла около 40 тыс. беженцев, Швеция — 30 тыс., Бельгия — 20 тыс. Италия же в 2010 г. не приняла даже 7 тыс. человек (де Мезьера Reuters[19]).

В ответ на критику итальянские власти заявили, что, несмотря на все высказанные претензии, принять сразу 26 тыс. беженцев на Лампедузе у них нет никакой возможности, а потому, раз беженцев не пускают в глубь Евросоюза, Рим вынужден депортировать их обратно на родину.

Кредитный рейтинг Венгрии Агентство Moody’s снизило в 2011 г. на одну ступень до уровня Ва1 с прогнозом «негативный»[20].

В 2008 г. Венгрия стала первой страной Евросоюза, получившей международную финансовую помощь. МВФ выделил стране кредит на рекордную сумму в 15,7 млрд долл. В 2010 г. венгерское правительство отказалось принимать дополнительные кредиты, мотивировав это стабилизацией государственных финансов. Такое заявление сделал премьер-министр страны Виктор Орбан[21].

Так, в октябре 2008 г. МВФ совместно с Евросоюзом и Всемирным банком согласились открыть Венгрии кредитную линию на 25,1 млрд долл. Объем помощи венгерской стороне со стороны МВФ (15,7 млрд долл.) стал рекордным, поскольку почти в десять раз превышал квоту Венгрии в фонде. Премьер- министр Венгрии добавил, что страна намерена вернуть МВФ кредит к концу 2012 г., несмотря на то что это может не лучшим образом отразиться на финансовой системе страны. 23 июля 2011 г. международное рейтинговое агентство Moody’s сообщило, что может понизить рейтинг Венгрии по обязательствам в иностранной и национальной валютах «Ваа1» из-за неясностей в отношениях с МВФ.

Таким образом, рейтинг восточноевропейской страны был опущен до «мусорного». «Мусорный» (англ. — junk) уровень означает, что облигации страны не соответствуют инвестиционному рейтингу, т.е. ниже ВВВ.

Однако в конце 2011 г. власти Венгрии снова обратились к ЕС и МВФ с просьбой о предоставлении финансовой помощи[22]. Венгрия надеется на получение кредита от Международного валютного фонда в 15—20 млрд евро. По словам статс-секретаря венгерского правительства Михая Варга, средства могут быть предоставлены на срок три-четыре года. И это несмотря на то, что еще год назад правительство страны говорило о стабилизации государственных финансов и по этой причине отказалось от дополнительного кредитования.

Кризисные финансово-экономические потрясения и политические перемены в Испании не могли не сказаться на международных отношениях страны. Во внешнеполитический курс Мадрида уже внесены коррективы, но многие принципиальные линии испанской дипломатии сохраняются.

Политико-дипломатические усилия правительства М. Рахоя направлены на продвижение национальных интересов в ключевых регионах современного мира. Горизонт международной деятельности Мадрида остается весьма широким, хотя кризис уменьшил влияние Испании на формирование и принятие соответствующих решений в рамках Евросоюза, привел к росту внешней уязвимости страны и возникновению новых конфликтных ситуаций. В условиях жесткой экономии средств главные ресурсы внешней политики вынужденно будут использоваться более рационально и концентрироваться на осевых направлениях: Европейский Союз, Латинская Америка, Средиземноморье[23].

Серьезные последствия кризиса наблюдаются в Португалии. Агентство Fitch Ratings понизило рейтинг Португалии[24]. Показатель снижен с «негативным» прогнозом, что означает его возможное понижение в недалеком будущем.

В своем сообщении Fitch в качестве причин такого решения указывает на высокую долговую нагрузку государства во всех сферах экономики, финансовые дисбалансы и неблагоприятный макроэкономический прогноз. В июле 2011 г. другое международное агентство — Moody’s — также понизило рейтинг по суверенным долгам Португалии.

Евросоюз и Международный валютный фонд высказывались, что готовы оказать финансовую помощь Португалии, но лишь в обмен на реформы экономики страны. Однако тут же поспешили заверить, что Португалия станет последней страной еврозоны, обратившейся к Евросоюзу и МВФ за финансовой помощью.

О соответствующей необходимости было заявлено на проходившей в венгерской столице неформальной встрече министров финансов стран — членов еврозоны, посвященной бюджетнодолговым проблемам блока[25]:

Греческий кризис продемонстрировал, что Евросоюз стал двухъярусным: ядро, состоящее из стран зоны евро, где доминирует Германия, и все остальные государства ЕС. Последняя группа включает как страны, стремящиеся вступить в еврозону (государства Восточной Европы и Балтии), так и те, которые отказались от этого по принципиальным соображениям (Великобритания и Швеция).

Включение Греции в еврозону десять лет назад было ошибкой. Об этом заявил в 2011 г. тогдашний президент Франции Николя Саркози в интервью французским телеканалам France2 и TF1[26]. По словам политика, Греция не была готова для интеграции в еврозону, а при вступлении страна представила неверные показатели национальной экономики. В то же время он выразил уверенность, что принятые накануне решения саммита

Евросоюза позволят Греции выйти из долгового кризиса. Политик также отметил, что страны Европы не могут сами погасить греческую задолженность, так как это «приведет к эффекту домино и погубит всю мировую финансовую систему».

В ответ на это министр иностранных дел Греции Ставрос Лам- бриндис заявил ВВС, что не стоит делать одну страну «козлом отпущения». Ламбриндис напомнил, что значительный государственный долг имеют также Италия, Испания, Ирландия и Португалия. Долговой кризис он назвал «общеевропейской проблемой».

Государственный долг Греции составляет 350 млрд евро, из них 210 млрд находится в активах частных финансовых структур.

Международные кредиторы Греции — Евросоюз и МВФ — предоставили властям страны список из 15 мер по сокращению бюджетного дефицита, реализацию которых необходимо ускорить, чтобы Греция смогла получить следующий кредитный транш по программе финансовой помощи на 110 млрд евро. Перечень этих мер публиковали греческие СМИ[27]. В то же время одним из решений греческой проблемы может стать ее выход из зоны евро и восстановление национальной валюты — драхмы. Однако это станет серьезным ударом по идее общей европейской интеграции.

Таким образом, нынешний кризис зоны евро продемонстрировал, что в Евросоюзе имеет место еще более глубокий кризис — кризис понимания того, чем в действительности является и должен быть ЕС[15]. Вероятность дефолта стран с нездоровой экономикой составляет около 30%, вероятность роста инфляции — 40%, благополучное развитие событий, экономический рост — 30%.

Позиции евроскептиков говорят о том, что кризис ЕС не удастся решить в нынешней политико-экономической «матрице».

Австралийские аналитики предупредили о грядущем «Евро- геддоне» («апокалипсисе»)[29]. По словам экспертов австралийской группы Deloitte-Access Economics, продолжение долгового кризиса в странах зоны евро, усиление рецессии и нестабильность банковской системы приведут к «Еврогеддону». Австралийские эксперты считают, что в 2012 г. из-за кризисных явлений в странах ЕС упадет спрос на товары потребления, сырье, энергоносители (включая сталь и уголь). Сильнее всего от европейской рецессии пострадает Китай, так как упадет спрос на его товары.

Негативен по ЕС и предварительный прогноз МВФ. Международный валютный фонд понизил прогноз роста мировой экономики в 2012 г. с 4 до 3,3%. Эксперты МВФ считают, что ЕС вступит в фазу повторной рецессии. Фонд прогнозировал снижение ВВП зоны евро в 2012 г. на 0,5% против роста на 1,1%, который ожидался в сентябре 2011 г. По мнению экспертов МВФ, в Италии и Испании рецессия продлится два года: итальянская экономика в 2012 г. упадет на 2,2%, а испанская — на 1,7%[30]. 14 стран из 27 членов Евросоюза в 2011 г. имели государственный долг выше 60% ВВП страны[31].

В критической ситуации в плане долгов сегодня находится балансирующая на грани дефолта Италия. В отличие от Греции экономика этой страны является системообразующей в рамках ЕС. При этом главная загвоздка состоит в том, что ЕС не располагает необходимым объемом резервных средств для предотвращения дефолта Италии. Для этого могут потребоваться немалые дополнительные взносы других стран ЕС, однако многие из них, и в первую очередь Германия, все чаще дают понять, что не намерены решать чужие проблемы за счет собственных налогоплательщиков. Пока же в роли спасителя выступил ЕЦБ, объявивший 7 августа 2011 г. о намерении скупать выпущенные в еврозоне гособлигации для стабилизации финансовой ситуации[32].

Не утихают разговоры о сокращении состава еврозоны. Среди наиболее вероятных сценариев дальнейшего развития евро- зоны аналитики Евросоюза называют следующий: странам, которые не смогут самостоятельно выйти из бюджетного кризиса, придется передать часть суверенных полномочий по управлению национальной экономикой единым органам Евросоюза. Если они не захотят этого сделать, то вынуждены будут покинуть зону евро (например, Греция, Португалия, Италия).

Однако эксперты Центра ситуационного анализа Института мировой экономики и международных отношений РАН исключают возможность выхода каких-либо стран из ЕС или их отказ от евро[33]. Это не только натолкнулось бы на массу юридических препятствий, но и усугубило бы экономическое положение соответствующих государств.

Следующий вывод: кризис усложнит и сделает более долгим как процесс перехода других членов ЕС на евро, так и расширение Европейского Союза.

Наиболее серьезную опасность на данный момент представляет возможная «цепная реакция». Так, долговые проблемы одной из наиболее проблемных стран зоны евро — Греции, где эксперты отмечают высокую вероятность дефолта[34], могут задеть и более крупные экономики, например Италии.

Италия, несмотря на значительный внешний долг, показывает большую устойчивость экономики по сравнению с Грецией и Португалией. Однако инвесторов беспокоит возможный рост долгов. Наиболее крупным кредитором Италии является Франция.

Высока вероятность дефолта также у Ирландии. В случае банкротства Ирландии в первую очередь может пострадать Британия как наиболее крупный кредитор страны.

В тройку стран зоны евро, нуждающихся в помощи, попала, как мы уже говорили, и Португалия. Сегодня власти страны в целях сокращения дефицита бюджета планируют проведение приватизации государственных компаний, а также проводят политику жесткой экономии. Наиболее крупный кредитор страны — Испания.

Испания также задолжала немалую сумму — больше 100 млрд евро страна должна Франции и Германии.

В местных банках Франции без труда отыщутся гособлигации Испании, Греции и Италии. Понятно, что если эти страны не сумеют справиться с долговыми проблемами, то французской банковской системе придется столкнуться с большими трудностями, вплоть до банкротства.

Великобритания имеет долг, превышающий 400% ее ВВП, что можно объяснить активностью финансового сектора государства. Среди крупнейших кредиторов — ФРГ, Испания и

США. При этом значительное число высококачественных активов позволяет оценивать вероятность банкротства как низкую. Однако банковской системе Британии угрожают долговые проблемы Ирландии, Италии и Испании.

Крупнейшей экономике ЕС — Германии — угрожает ущерб от владения облигациями Греции, Португалии, Испании и Ирландии. Сегодня эксперты отмечают замедление темпов роста экономики ФРГ, что во многом связано с проблемами периферийных стран зоны евро. На немецкой экономике держится как ЕС, так и вся мировая экономика.

Таким образом, можно говорить о том, что Германия сейчас является не только крупнейшей экономической державой ЕС, но и страной, которая устанавливает внутренние макроэкономические правила функционирования зоны евро.

А поскольку дипломатический кризис ЕС состоит из трех проблем: банковского кризиса, суверенного долгового кризиса и проблемы конкурентоспособности, связанной с валютным союзом, то методы решения существующих проблем должны быть оперативными, иначе затягивание с мерами, как это было в отношении Греции, рискует повлечь «цепную реакцию», что негативно отразится на экономике и других акторов международных отношений.

  • [1] Григорьев Л.М. Истоки и особенности нынешнего кризиса: Мировой кризис:угрозы для России: Материалы совместного заседания Ученого совета ИМЭМОРАН и Правления ИНСОР / Сост. и науч. ред. С.В. Чебанов. М.: ИМЭМОРАН, 2009. С. 45.
  • [2] Сидорова Е.А. Будни антикризисной борьбы в «Старой Европе» // Кризисныеявления в мировой экономике и политике (Мировое развитие. Вып. 6). / Отв.ред. Ф.Г. Войтоловский, А.В. Кузнецов. М.: ИМЭМО РАН, 2010. С. 52—60.
  • [3] Ипатьев К.Ф. Заговор против Евросоюза // Социально-экономический проект«Созидатель». 2011. 27 окт. http://www.sozidatel.org/politika/871-zagovor-protiv-evrosoyuza.html
  • [4] Бардина К. Европейский долговой кризис: причины, последствия, вариантырешений // Портал «Мировые финансовые рынки». 2011. 26 ноября: http://fmvis.blogspot.com/2011/1 l/blog-post_454.html
  • [5] Мировой финансовый кризис и способность экономики к развитию // Экономист. 2008. № 12. С. 3.
  • [6] Политическое измерение европейского кризиса // http://www.inosmi.ru/europe/20111022/176415070.html
  • [7] ОЭСР, кризис еврозоны грозит подрывом мировой экономики // Русскаяслужба ВВС. 2012. 22 мая. http://www.bbc.co.uk/russian/business/2012/05/120522_oecd_eurozone_global_threat.shtml
  • [8] Конституция Российской Федерации; принята всенародным голосованием12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках кКонституции РФ от 30 декабря 2008 г. № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 г. № 7-ФКЗ) //СЗ РФ. 2009. № 4. Ст. 445.
  • [9] Романова Е.В. Миграционная политика стран ЕС в условиях мирового финансово-экономического кризиса // Кризисные явления в мировой экономике иполитике (Мировое развитие. Вып. 6). / Отв. ред. Ф.Г. Войтоловский, А.В. Кузнецов. М.: ИМЭМО РАН, 2010. С. 73-80.
  • [10] Мирзаханян С.Г. Генезис идеи «наднациональной» Европы // Мир и политика.2011. № 09 (60). Сентябрь.
  • [11] Кризис в Европе: взгляд экспертов за пределами Еврозоны // Русская службаВВС. 2012. 26 мая. http://www.bbc.co.uk/russian/business/2012/05/120525_ euro_cri-sis_experts.shtml
  • [12] Хазин М. Прогноз на 2012 // Портал Мировой кризис.ру. 2012. 27 января.http://worldcrisis.ru/crisis/939776
  • [13] Богатуров Л. Политический спазм в глобальном масштабе // Международныепроцессы. 2010. Т. 8. № 3 (24). Сентябрь—декабрь.
  • [14] Последствия глобального мирового кризиса // Портал «Воля народа». 2012.7 марта, http://my.volya-naroda.ru/blog/budvkurse/1009.html
  • [15] Зона евро станет «большой Германией» или исчезнет // Информационноаналитическое обозрение Economy.az. 2010. 6 апреля, http://www.economy.az/archives/3031
  • [16] Суздальцев А. Дипломатический кризис // Офиц. сайт Российского совета помеждународным делам. 2012. 26 марта. http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=265
  • [17] Русакович А. В. Беларусь — Германия: 20-летие восстановления дипломатических отношений // Сайт неправительственной организации Foreign Policy andSecurity research center. 2012. 13 марта, http://ru.forsecurity.org/
  • [18] Большинство итальянцев считают, что их страна выйдет из кризиса через тригода // Портал Liveltaly. 2012. 2 мая. http://www.liveitaly.eu/news/2208.html
  • [19] Гнетий В. Италия может выйти из Шенгена // Независимая газета. 2008. 29 апр.
  • [20] Moody’s присвоило Венгрии «мусорный» рейтинг // Портал Лента.ру. 2011.25 ноября, http://lenta.ru/news/2011/ll/25/rating/
  • [21] Венгрия отказалась от помощи МВФ // Портал Banker.ua. 2010. 23 июля.http://banker.Ua/bank_news/govregulations/2010/07/23/l 180441391/
  • [22] Венгрия нуждается в финансовой помощи // Портал «Правда.ру». 2011. 21 ноября. http://www.pravda.ru/news/world/21-l 1-2011/1099431-hung-О/
  • [23] Яковлев П.П. Внешняя политика нового правительства Испании // Фонд исторической перспективы. 2012. 27 апреля, http://www.perspektivy.info/oykumena/europe/vneshnaja_politika_novogo_pravitelstva_ispanii_2012-04-27.htm
  • [24] Королева Л. Португалия в «мусоре»: Fitch понизило долгосрочный рейтингПортугалии до «мусорного» уровня ВВ+, присвоив «негативный» рейтинг //Эксперт Online. 2011. 25 ноября, http://expert.ru/2011/ll/25/portugaliya-v-musore/
  • [25] МВФ готов оказать финансовую помощь Португалии // РБК. 2011. 7 апреля.http://www.rbc.ua/rus/top/show/mvf-gotov-okazat-fmansovuyu-pomoshch-portugalii-07042011081200
  • [26] Саркози назвал ошибкой включение Греции в еврозону // Портал «Обозреватель». 2011. 27 октября, http://obozrevatel.com/abroad/sarkozi-nazval-oshibkoj-vklyuche-nie-gretsii-v-evrozonu.htm
  • [27] Евросоюз и МВФ: Греция должна ускорить реализацию мер по сокращению дефицита // Портал «РБК Украша». 2011. 19 сентября. http://www.rbc.ua/rus/top/show/evrosoyuz-i-mvf-gretsiya-dolzhna-uskorit-realizatsiyu-mer-po-19092011121200
  • [28] Зона евро станет «большой Германией» или исчезнет // Информационноаналитическое обозрение Economy.az. 2010. 6 апреля, http://www.economy.az/archives/3031
  • [29] Самсонов А. Третья мировая: знак войны // Портал «Кризис копилка». 2012.30 января, http://krizis-kopilka.ru/archives/76l6
  • [30] Самсонов Л. Указ. соч.
  • [31] Госдолг ЕС достиг рекорда: Рейтинг проблемных стран // Портал «Вести». 2012.23 апреля, http://www.vestifmance.ru/articles/10639
  • [32] Последствия нового кризиса будут чудовищны // Портал «Око планеты». 2011.8 августа, http://oko-planet.su/finances/financesdiscussions/76989-posledstviya-novogo-krizisa-budut-chudovischny.html
  • [33] Кризис в зоне евро: причины и последствия // Рос. газ. Фед. вып. 2010.№ 5225 (146). 6 июля.
  • [34] Анализ долгов стран ЕС // Портал Новости Евросоюза. 2011. 6 декабря.http://novosti-es.ru/analitika/analiz-dolgov-stran-es/
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >