В. В. Чекмарев, В. Н. Тишина, А. А. Муравьев. Сети как механизм координации экономических взаимодействий: пространственный подход

Среди экономистов становится общепринятой точка зрения, согласно которой экономическое пространство, формирующееся во взаимодействии человека со средой обитания, является объективным физическим пространством существования, а экономические взаимодействия людей в этом пространстве нуждаются не столько в управлении, сколько в координации. И тогда в качестве объекта анализа экономической науки выступает само экономическое пространство, а в качестве предмета — механизмы координации экономических взаимодействий (экономических отношений и связей).

В дискурсе по этой проблеме сети предстают как явление, подверженное экономическому анализу. Очевидно, что в структуре экономического пространства наличествует бесчисленное количество сетей и, соответственно, сетевых взаимодействий. Так, одно и то же физическое лицо может быть элементом сети номоуровня (семья), микроуровня (фирма или иная экономическая организация), мезо- уровня (отрасль, регион), макроуровня (страна), субуровня (ТНК) и, наконец, мегауровня. В настоящей публикации не ставится задача детально определять уровни анализа экономического пространства. Это сделано в наших предыдущих публикациях.

Отметим, что в процессе экономической деятельности складываются отношения не только между акторами экономического пространства, но и между ними и институтами. В последнем случае сами институты до определенной степени модифицируются под влиянием акторов, участвующих в этих отношениях. При этом экономическое время модификации в различных точках экономического пространства — разное.

В ряде работ сети как механизм координации экономических взаимодействий (и их интерпретация) рассмотрены с позиции институционального подхода. Его применение вызвано тем, что, с одной стороны, процессы институционализации экономических взаимодействий усиливаются, а с другой — происходит их самоорганизация. Сети как механизм координации экономических взаи-

Раздел III 207

модействий между экономическими субъектами (акторами) и реализуют процессы самоорганизации.

Ускорение и усложнение экономических процессов предопределяют появление новых форм и способов организации взаимодействий между экономическими субъектами. По утверждению Алана Кирмана, стандартная экономическая теория уделяет необычно мало внимания роли взаимодействий в экономике. Стандартный взгляд на организацию взаимодействий между субъектами, агентами и акторами основывается на предположении, что индивиды изолированы, а их действия и экономические результаты координируются системой цен (рынком). В большинстве макроэкономических исследований коммуникации и взаимодействия, не связанные с системой цен, вообще игнорируются. Однако также существует разнообразие экономических моделей, в которых агенты прямо взаимодействуют друг с другом. Правда, такие модели обычно предназначены для специфических подсекторов экономики.

А. Кирман дает примеры описания взаимодействий в различных экономических моделях. Распространенным примером микроэкономического описания является ситуация, в которой индивиды прямо взаимодействуют друг с другом, но при этом между ними не существует зафиксированных связей. Каждый агент может взаимодействовать с любым другим, но это, конечно, может иметь место в рамках ограниченного пространства некоторого частного рынка. Так, на специфических рынках любой покупатель может делать покупки у любого продавца, но это не означает, что любой агент может взаимодействовать с любым другим агентом во всем экономическом пространстве, которое включает этот рынок. Во многих моделях агенты могут взаимодействовать со случайно выбранными индивидами или с представителем других агентов. Так происходит в моделях поиска (search models), во многих моделях эволюционных игр, в некоторых моделях социального обучения (social learning). В моделях такого рода, когда агенты анонимны, индивиды реагируют на некоторые виды сигналов, отражающие общее состояние рынка. Однако стандартная конкурентная модель является специальным случаем этого вида взаимодействий.

Многие примеры взаимодействий включают в себя различные формы экстерналий (externalities), которые обычно рассматриваются как «неполные». Идея экстерналий основывается на том, что действия одних индивидов могут влиять на благосостояние других. Это может иметь место даже на самом базовом уровне. Выбор одного человека может зависеть от выбора остальных субъектов экономических отношений. Можно вообразить, например, что индивиды являются в большей или меньшей степени «конформистами», что означает, что их потребительские вкусы близки вкусам остальных участников. Такая зависимость может быть смоделирована введением некоторой переменной, отражающей удаление индивидуального потребительского набора (consumption bundle) от некоего среднего набора в абстрактном пространстве его функции полезности. Взаимодействие проявляется в том, что агенты-конформисты стремятся приблизить свой личный потребительский набор к «модному» на данный момент варианту.

Приведенные примеры не являются исчерпывающими. Однако они демонстрируют распространенное в экономическом моделировании существенное упрощение характера взаимодействий участников экономических процессов. Кроме того, эти примеры показывают фрагментарность в анализе проблемы экономических взаимодействий. Остается неясной общая структура взаимодействий в экономике, и отсутствует представление о комплексе взаимосвязанных форм, в которых взаимодействия реализуются.

Отмеченное делает необходимым постановку задачи анализа не только сетей и сетевых структур, но и сетевых организаций, сетевых предприятий и т.п.

Начнем свой анализ с диалога с Е. О. Миргородской, Ю. Осиповым, П. Дракером, В. Ефремовым и И. Ханыковым.

Глобализация и технический прогресс вместе с дерегулированием и демографическими изменениями в ресурсах рабочей силы создают новую конкурентную ситуацию. Действуя в совокупности, эти факторы предъявляют фирмам жесткие требования: быть одновременно и эффективными, и быстро адаптироваться во внешней среде.

Информатизация и технологический характер современности требуют перехода от массового производства к мелкосерийному. Принцип стандартизации заменяется принципом разнообразия. Примат частного над общим на базе компьютерных технологий принципиально изменяет роль человека и человеческого знания в производстве. Тем самым формируется «мозаичное производство», которое характеризуется плюрализмом, децентрализацией, неопределенностью, фрагментарностью, изменчивостью и контексту- альностью.

Новое общество, основанное на разукрупнении хозяйствующих субъектов, создает сетевые технологии, имеющие адресный характер, и перераспределяет властные полномочия в пользу хозяйствующих субъектов и отдельных территорий, регионов, что трансформирует интеграционные тенденции, когда хозяйствующий субъект направляет свои ресурсы на основное, профильное производство, отказываясь от иных, не отвечающих его интересам. Аутсорсинг становится реалией современной экономики.

Начинает формироваться иной способ организации экономической действительности, когда на смену осевой иерархии производства и экономики приходит плоская иерархическая структура, в которой нет единоначалия, нет центра, не существует администрирования и универсальности. Размываются границы между реальностью и виртуальностью, реальное становится виртуальным, а виртуальное оценивается как реальный процесс. Игра становится методом реальности, и игровое начало в деятельности начинает приобретать черты объективного.

По словам известного ученого в области менеджмента П. Драке- ра, изменяются принципиальные основы деятельности хозяйствующих субъектов: происходит переход от компаний, «базирующихся на рациональной организации», к компаниям, «базирующимся на знаниях и информации» [3]. Новые компании несут с собой иную структуру экономики, гемостатическую, где основным структурным компонентом экономической действительности становится сеть. Е. О. Миргородская отмечает, что изменяются не только сами компании, став организациями «без внутренних перегородок», компаниями-сетями, но и традиционные связи и взаимоотношения между компаниями, что влечет возникновение компаний «без границ», сетей компаний. Эти новые организации становятся основой экономики, формируют сетизацию как процесс, создавая и внутренние сети, и статические, и динамические сети [9J. Следовательно, происходит переход к новой научной модели управления, в основе которой лежат интеграционные процессы в компаниях, их объединение с помощью глобальных информационных систем в стратегические альянсы и другие союзы самых разных типов.

В качестве основных направлений изменения организационных структур компаний и структур управления ими можно выделить:

  • • переход от узкой функциональной специализации к интеграции в содержании и характере самой управленческой деятельности, в стиле управления;
  • • децентризм управления;
  • • сокращение числа иерархических уровней управления благодаря тому, что более предпочтительными будут не крупные централизованные компании, а сети компаний;
  • • трансформацию организационных структур компаний из пирамидальных в плоскоиерархичные;
  • • осуществление децентрализации ряда функций управления, прежде всего производственных и сбытовых, и на базе этого развитие аутсорсинга;
  • • повышение роли инновационной составляющей в деятельности компаний и сетей компаний и развитие венчурного финансирования;
  • • повышение статуса информационных и кадровых средств интеграции по сравнению с технократической и структурной интеграцией, бытовавшей ранее;
  • • создание автономных производственных команд, постоянное повышение творческой и производственной отдачи персонала.

В основе этих организаций — внутрифирменные контракты, которые заменяют внутрифирменную иерархию, и координация на базе партнерства становится их характеристикой, что трансформирует экономическое целеполагание компании. Теперь на смену классическому рынку с минимизацией издержек и максимизацией прибыли приходит рынок договоров, контрактов, рынок партнеров и согласований, который дает как устойчивость всей системе с учетом распределенных рисков, так и возможность реализации крупномасштабных производственных проектов и управления суб- контракными отношениями. Организации концентрируют свои усилия на собственных уникальных процессах, их ключевые компетенции становятся целью стратегического планирования и управления, их конкурентное преимущество формирует «лицо» компании, выделяя ее как носительницу особых возможностей. Стратегия развития компании строится в соответствии с направлениями развития ее бизнеса.

Как известно, способности компании заложены в процедурах, состоящих из операций над материальными и информационными объектами, организация и управление которыми позволяют ей получить желаемый эффект. Тем самым в результате реализации способностей возможности используются для создания потребительной стоимости, удовлетворяющей существующие потребности или формирующей новые. Знания того, как создавать и организовывать такую систему и управлять ею и ее элементами, как раз и составляют компетенции компании — особого свойства информационные ресурсы, содержащие ее опыт, знания и навыки, и управления ресурсами и способностями в процессе создания потребительной стоимости. Именно ключевые компетенции компании становятся исходной точкой отсчета для выстраивания бизнеса компании и получения и развития устойчивого конкурентного преимущества. Последнее позволяет компании оценивать свою конкурентоспособность и выстраивать бизнес в соответствии с динамикой конкурентной борьбы на рынке и изменениями окружающей среды. Именно поэтому стратегическое целеполагание начинает основываться на необходимости получать и поддерживать устойчивое конкурентное преимущество, которое видится в возможности создавать и применять ключевые компетенции компании, формируя наиболее востребованную структуру потребительной стоимости.

Так как координация выступает основой формирования стратегии, то конкурентоспособность компании в отличие от конкурентоспособности продукта как целевого ориентира «классической компании» приобретает особое значение. Борьба за потребителя идет не на уровне качества или цены товара (это характерно для массового производства и массового потребителя), а на уровне возможностей компании предложить воплощенное в продукте новое потребительское свойство. Компания начинает формировать спрос, воздействуя на него всеми доступными ей методами и инструментами. Здесь используются маркетинговые и личностные коммуникации, имидж компании становится фактором ее конкурентоспособности. Сама компания теперь предстает не как производитель продукта, а, наоборот, потребители формируют свое представление о компании не по качеству и цене продукта, а по той виртуальной реальности (имидж, бренд), которая создается самой компанией.

Такая концентрация компании на собственных уникальных процессах, на ее ключевых компетенциях требует изменения и ее стратегии: она вынуждена формировать особую конкурентную стратегию — стратегию сетизации, создавая вокруг себя на контрактной основе сеть сторонних компаний-подрядчиков, берущих на себя часть ее бизнес-функций. За счет этого формируется особый режим конкуренции — конкуренции со стороны компаний- подрядчиков. Именно такая тенденция характерна для экономики, где глобализация, информатизация, координация, технологизация выступают основой действительности.

Теперь перейдем к рассмотрению коммуникационных сетей. Одним из наиболее известных исследователей коммуникационных сетей является К. Майнцер. В ряде своих работ он транслирует идею о том, что эволюция в природе не концентрируется на отдельных организмах с возрастающей разумностью, основанной на обработке информации нейронами. К. Майнцер приводит пример: в отдельных видах и популяциях мы наблюдаем растущую степень приспособления, допускаемого растущими возможностями роевого, коллективного и распределенного разума с внетелесной обработкой информации. В социобиологии популяции муравьев и термитов организуют сложные транспортные, информационные и коммуникационные системы с помощью «роевого разума». В этом случае при постройке сложных сетей дорог между своими бивуаками отсутствует центральный контролер. Порядок в системе возникает в соответствии с химическими сигналами между тысячами насекомых. В человеческой истории также возникли сложные транспортные и информационные сети с самоорганизующимся поведением. Телефонные и железнодорожные сети находятся под контролем глобальных станций, в то время как автомобильное движение по сети дорог зависит от локального поведения водителей. Следовательно, автотрафик можно рассматривать как сложную динамическую систему с типичными явлениями колебаний («стой — двигайся»), пробками и хаосом.

Способность управлять сложностью современных обществ решающим образом зависит от эффективных коммуникационных сетей. Как нейронные сети в биологических мозгах, эта сеть определяет способность к обучению, которая может помочь человечеству выжить. В рамках теории сложных систем мы должны моделировать динамику коммуникационных технологий, распространенных в своем информационном и культурном окружении. Таким образом, мы говорим об информационной и вычислительной экологии. Уже существует ряд реализованных примеров сетей, например, используемых при предварительном заказе авиабилетов, связи между банками или исследовательскими лабораториями, которые включают сети, содержащие много компьютеров разных типов.

Типичными свойствами открытых вычислительных систем без центральных элементов управления являются неполное знание и задержка информации. Эти огромные сети, возникающие в результате растущей связываемости различных центров компьютерной обработки информации, становятся самоорганизующимися системами, отличающимися от своих индивидуальных, управляемых программой компонентов. Незапланированный рост приводит к огромному разнообразию технических структур и применений с усложняющимися возможностями взаимодействия сетей.

Современные промышленные коммуникационные сети являются растущими открытыми системами, которые должны использоваться без центрального управления, синхронизации или согласования данных, получаемых от других агентов, например от машин или людей. Таким образом, динамическая теория информационных и вычислительных процессов, включающая свойства неполного знания и задержанной информации, обеспечит хорошо известные эволюционные структуры в фазовом пространстве — особые точки, предельные циклы, странные аттракторы.

Наряду с коммуникационными сетями исследователями идентифицируются распределенные коммуникативные сети (РКС). Мы специально встроили в текст настоящей публикации понятие «распределенные коммуникативные сети» с целью подчеркнуть многообразие трактовок понятия «сеть» и отличить РКС от сетевых экономических отношений как механизма координации экономических взаимодействий.

Пол Баран в своей пионерной работе [1], по праву считающейся теоретическим фундаментом Интернета, отмечал, что при всем разнообразии сетей их можно разделить на две основные группы: централизованные (топология типа «звезда») и распределенные (топология типа «сеть», или «решетка») (рис. 1).

В своей работе Пол Баран подробно анализирует централизованные и децентрализованные сети. Что касается распределенных коммуникативных сетей, то заметим такую их особенность, как адаптация к изменению местонахождения пользователя. Именно эта их особенность делает значимым рассмотрение РКС в контексте рассмотрения сетей как механизма координации экономических взаимодействий акторов экономического пространства.

Вышеотмеченное делает значимым поиск ответа на вопрос о том, идентичны ли сетевые взаимодействия сетевому предприятию. В литературе имеются зачастую противоположные трактовки сущности сетевых предприятий. Так, И. Котляров [7, 99] считает, что «сетевое предприятие — компания, которая интегрирует в

Централизованные, децентрализованные и распределенные сети

Рис. 1. Централизованные, децентрализованные и распределенные сети

Источник: Варан Пол. О распределенных коммуникациях (введение в распределенные коммуникативные сети) // Экономическая политика. 2009. № 5.

своей среде традиционную, электронную и виртуальную составляющие». По его мнению, это проявляется в том, что она:

  • 1) обладает традиционными активами, необходимыми для эффективного ведения ее профильной деятельности;
  • 2) ведет бизнес как в традиционной среде, так и в электронном пространстве;
  • 3) формирует для реализации проектов виртуальные предприятия с внешними агентами.

Вряд ли можно согласиться с подходом И. Котлярова хотя бы потому, что он предприятия, фирмы, компании рассматривает как синонимы, что далеко не так. Более того, на этом основании он вслед за В. Н. Бугорским трактует сущность сетевой экономики как совокупность сетевых предприятий.

В своей основополагающей работе В. Н. Бугорский трактует сетевую экономику как экономику, основанную на использовании традиционных активов в сочетании с современными информационными технологиями, справедливо констатируя при этом, что будущее за такими смешанными формами ведения бизнеса, поскольку они позволяют наиболее полно реализовать преимущества каж-

Раздел III 215

дого типа предприятий, сгладив при этом их недостатки. Структура сетевой экономики в модели В. Н. Бугорского имеет следующий вид:

Сетевая экономика = Традиционная экономика +

+ Современные информационные технологии.

Однако, на наш взгляд, применять термин «сетевая экономика» к совокупности смешанных традиционно-электронных компаний (по сути, именно такой смысл заложен в описанной выше трактовке) не совсем оправданно, так как в их деятельности может отсутствовать сетевое взаимодействие. При этом основными чертами современной экономики является не только перевод бизнеса в информационное пространство, но и виртуализация предприятий (переход на целевое взаимодействие с профильными фирмами вместо самостоятельного владения соответствующими активами).

Классификация Котлярова представлена на рис. 2.

Классификация форм предпринимательской деятельности по критериям среды ведения бизнеса и характера отношений между подразделениями предприятия

Рис. 2. Классификация форм предпринимательской деятельности по критериям среды ведения бизнеса и характера отношений между подразделениями предприятия

Особо следует отметить, что у исследователей современных экономических явлений имеются весьма аргументированные точки зрения на описание сетевой экономики с использованием понятия «кластер». Отмечается, что кластерная стратегия охватывает, по своей сути, элементы микроуровня, но таким образом, что сама по себе кластерная система выступает уже в качестве элемента мезо- уровня. Совокупности экономических агентов на таком уровне: всевозможные группирования предприятий, организаций, регионов, органов власти и проч. — стали объектом интенсивного экономического изучения в последние десятилетия в связи с появлением на практике новых организационных форм, традиционно не являющихся предметом исследования экономической науки. Такие образования в целом не нуждаются в организационном оформлении с основным цементирующим средством в виде иерархии и субординации. Однако, несмотря на отсутствие формального органа координации, данные совокупности мезоуровня способны действовать так, словно этот орган наличествует. Достигается это благодаря наличию институциональных структур и механизмов, координирующих взаимодействия участников кластерных систем, которые по своей сути не являются ни чисто рыночными, ни чисто внутрифирменными: они суть гибриды. С учетом сказанного кластерную систему можно определить как сетевую структуру, базирующуюся на горизонтальных связях между входящими в состав кластерной системы и взаимодействующими предприятиями и организациями, которые наделены — спонтанно или преднамеренно — элементами самоорганизации, саморегулирования и межфирменной координации.

Сетевые системы характеризуются, по меньшей мере, тремя особенностями, которые представляют, на наш взгляд, интерес для построения и реализации кластерной стратегии perse. Во-первых, индивидуальные единицы в сетях существуют не сами по себе, а в отношении друг к другу; во-вторых, в сетевых моделях размещения ресурсов транзакции осуществляются не дискретно (как на рынке) и не иерархически (как внутри фирмы), а посредством «отношенческой» контрактации вовлеченных во взаимозависимую, преференциальную, друг друга поддерживающую деятельность участников сети; в-третьих, во многих сетях имеется едва различимое разделение формальных деловых ролей и персональных социальных ролей, причем позиция кого-нибудь в одной области часто определяет его место в другой [4J.

Сетевые связи в развитии кластерных структур выполняют важную прагматическую функцию, будучи, по меньшей мере потенциально, одним из факторов масштабного экономического роста и распространения инноваций, зачастую отождествляемых с самой постиндустриальной формой организации экономической жизни. Сетевая структура может быть предметом неоклассического и институционального направлений исследования; ее можно охарактеризовать как структуру:

  • • образующуюся в результате взаимодействия и интеграции предприятий, осуществляющих преобразование материальных, финансовых и информационных ресурсов в готовую продукцию;
  • • отражающую нормы внутрисетевой координации действий участников сети.

Степень интеграции в сетевых структурах может быть различной. Так, например, финансово-промышленные группы могут тяготеть как к жестким, так и мягким формам интеграции, предполагающим преимущественное использование не вертикальных, а горизонтальных методов управления и учета интересов участников. Являясь разновидностью мягких и тяготеющих к ним интеграционных образований, сети обладают специфическими свойствами. Как правило, связи в сетях институциализированны, имеют долговременный и устойчивый характер, обладают достаточной плотностью, способностью к самовосстановлению и расширенному воспроизводству, увеличивающему масштабы интеграции и экспансии на рынке, что позволяет говорить об особенностях структуры сетевого образования. Эти связи также опосредованы социальными отношениями, способными играть заметную роль при выборе стратегии развития интегрированных предприятий.

Появление inter alia кластеров можно в определенной степени считать реакцией на неоднозначность и некоторую ограниченность существующих форм межфирменной интеграции. И российская, и зарубежная практика демонстрирует возникновение все новых видов интеграционных образований — кластеров, являющихся предметом настоящего изучения, иных структур, таких как альянсы, стратегические союзы, аутсорсинговые системы и проч., которые по своим функциональным свойствам могут дополнять или заменять сетевой принцип (само)организации [4J.

Некоторые исследователи [16] характеризуют сетевую форму организации экономической деятельности как новую — «сетевую» — модель взаимодействия, другие, как, скажем, автор работы [ 11], считают сетевую форму результатом социальной эволюции общинной формы жизнедеятельности людей, а потому не совсем новой.

Рассмотрение проблемы формирования понимания сетей как механизма координации экономических взаимодействий на основе пространственного подхода делает необходимым в заключение нашей статьи показать практическое применение предложенных идей в анализе экономических явлений и процессов. В силу ограниченности объема журнальной публикации приведем лишь один пример. Некоторое время назад популярной для исследователей и политиков стала тема «утечки мозгов». Речь шла об отъезде из страны (физическом выбытии) высококвалифицированных специалистов. Однако по мере развития распределенных коммуникативных сетей проблема трансформировалась. И физическое выбытие (отъезд) стало необязательным для реализации экономических интересов тех специалистов, которых условия работы в нашей стране не устраивают. И при наличии соответствующих предложений (спроса) они вступают в сетевые экономические отношения. Определим терминологически группу таких специалистов как популяция (предлагаемый подход решает методологическую задачу отличия субъектов, агентов и акторов). Формализуем нефизический процесс утечки умов (нефизической миграции) в рамках идентификации сетей как механизма координации экономических взаимодействий.

Миграционное взаимодействие двух человеческих популяций может вызвать ряд синергетических явлений, таких как возникновение устойчивого целостного сообщества, возникновение двух обособленных, но устойчивых гетто, или возникновение постоянного процесса миграции. При рассмотрении численного моделирования и фазовых портретов миграционной динамики синергетические макроявления можно отождествить с соответствующими аттракторами. На рис. 3, а, б показана однородная смесь обеих популяций со слабой тенденцией к образованию скоплений и сегрегации в каждой популяции. На рис. 3, а показан фазовый портрет уравнений для средних, содержащий устойчивую точку равновесия. На рис. 3, б показано стационарное решение основного уравнения и стационарное вероятностное распределение с максимумом в начале координат. На рис. 4, а, б показано возникновение двух устойчивых гетто со слабой тенденцией к образованию скоплений и сильной тенденцией к сегрегации между популяциями. На рис. 4, а показан фазовый портрет с двумя особыми точками, а на рис. 4, б показано вероятностное распределение с максимумами в особых точках.

На рис. 5, а, б показана умеренная тенденция к образованию скоплений в каждой популяции и сильное асимметричное взаимодействие между популяциями. На рис. 5, а показана картина фокуса, а на рис. 5,6 — соответствующее вероятностное распределение с максимумом в начале координат. Рис. 6, а, б соответствует безоста-

Миграционная динамика с устойчивой точкой равновесия

Рис. 3. Миграционная динамика с устойчивой точкой равновесия: а — фазовый портрет; б — вероятностное распределение

Источник: Weidlich W. Das Modellierungskonzept dcr Synergetik fur dynamisch so/iookonomische Prozesse. In: Mainznr K, /., Schirmacher N. (etl. s.). Quanten, Chaos und Damonen; Weidlich W. Stability and cyclicity in social systems. In: Cam-bel A. B., Fritsch K., Keller U. (eds.). Dissipative Strukturcn in Iniegricrien Sysiemcn. P. 193—222.

Миграционная динамика с двумя устойчивыми особыми точками типа узел

Рис. 4. Миграционная динамика с двумя устойчивыми особыми точками типа узел

Источник: Weidlich W. Das Modellierungskonzept dcr Synergetik fur dynamisch so/iookonomische Prozesse. In: Mainznr K, /., Schirmacher W. (etl. s.). Quanten, Chaos und Damonen; Weidlich W. Stability and cyclicity in social systems. In: Cam-bel A. B., Fritsch K., Keller U. (eds.). Dissipative Strukturcn in Iniegricrien Sysiemcn. P. 193—222.

Миграционная динамика с устойчивым фокусом

Рис. 5. Миграционная динамика с устойчивым фокусом

Источник: Weidlich W. Das Modellierungskonzept dcr Synergetik fur dynamisch so/iookonomische Prozesse. In: Mainznr K, /., Schirmacher W. (etl. s.). Quanten, Chaos und Damonen; Weidlich W. Stability and cyclicity in social systems. In: Cam-belA. B., Fritsch K., Keller U. (eds.). Dissipative Strukturcn in Iniegricrien Sysiemcn. P. 193—222.

Миграционная динамика с предельным циклом и неустойчивым фокусом

Рис. 6. Миграционная динамика с предельным циклом и неустойчивым фокусом

Источник: Weidlich W. Das Modellierungskonzept dcr Synergetik fur dynamisch so/iookonomische Prozesse. In: Mainznr K, /., Schirmacher W. (etl. s.). Quanten, Chaos und Damonen; Weidlich W. Stability and cyclicity in social systems. In: Cam-belA. B., Fritsch K., Keller U. (eds.). Dissipative Strukturcn in Iniegricrien Sysiemcn. P. 193—222.

Раздел III 221

новочному процессу миграции с сильной тенденцией к образованию скоплений в каждой популяции и сильным асимметричным взаимодействием между ними. Фазовый портрет на рис. 6, а показывает предельный цикл с неустойчивым фокусом в центре. Стационарное вероятностное распределение на рис. 6, б имеет четыре максимальных значения со связывающими их гребнями вдоль предельного цикла.

С социологической точки зрения этот случай можно интерпретировать как последовательное размывание областей за счет асимметричного нашествия и эмиграции популяций.

Если вместо двух рассмотреть три популяции, то в нелинейной модели миграции возникает явление детерминированного хаоса. В ряде случаев численного моделирования в конечном состоянии траекторий возникает странный аттрактор. В других случаях в результате последовательности бифуркаций возникает множество сложных циклов, переходя, в конце концов, в хаос.

Таким образом, динамику этих социальных групп можно смоделировать на основе теории сложных систем. Имитация с помощью компьютеров может привести к более глубокому пониманию форм поведения, что может помочь менеджерам достичь соответствующих результатов. Конечно, если модели сложных систем приемлемы, то долгосрочное планирование и общий контроль централизованным надзирателем исключены.

В фирмах обычно существует как неформальная структура, возникающая из структуры эмоциональных связей между сотрудниками, так и формальная структура, диктуемая иерархией. Неформальная структура возникает за счет определенного типа самоорганизации и может быть представлена социометрической структурой социальной сети. Такой подход, восходящий к ранним социологическим исследованиям социальной структуры городских семей в 1950-е гг., развился в хитроумный компьютеризованный инструмент социологии. С микроскопической точки зрения отдельных взаимозависимостей возникает глобальный взгляд на социальные структуры.

На рис. 7 эти структуры изображены как деревья. Каждая ветвь представляет подраздел более высокого уровня иерархии. Моды на нижнем уровне представляют индивидуумов, причем черные кружки представляют сотрудников, а светлые кружки — перебежчиков. Число организационных слоев, разделяющих двух индивидуумов, определяется числом мод, на которые нужно подняться по

Социальная динамика в фиксированной трехуровневой иерархии Кружки на самом нижнем уровне каждого дерева представляют индивидуумов; черные кружки соответствуют сотрудникам, а белые кружки

Рис. 7. Социальная динамика в фиксированной трехуровневой иерархии Кружки на самом нижнем уровне каждого дерева представляют индивидуумов; черные кружки соответствуют сотрудникам, а белые кружки — перебежчикам.

Источник: Glance N. S., Hubmnan В. A.; Organi/ational fluidity and sustainable cooperation, dynamics of compulation group: Xerox Palo Alto Research Center: March 12 (1993) (pHC.3).

дереву от каждого индивидуума, чтобы достичь общего предка. Расстояние между двумя сотрудниками в организации измеряется числом отдельных слоев. По предположению, чем больше расстояние между двумя сотрудниками, тем меньше их действия влияют друг на друга. Таким образом, дерево иллюстрирует величину и размер кластеризации в группе.

Ключевым является вопрос о том, каким образом структура и текучесть группы будет влиять на динамику кооперации. Текучесть зависит от того, насколько легко индивидуумы могут передвигаться в рамках социальной структуры и изменять ее. В рамках теории сложности макроскопические свойства системы выводятся из лежащих в основе взаимодействий между составными частями, которые математически моделируются нелинейными уравнениями эволюции.

На рис. 7, а—г из работы Гланса и Хубермана показана компьютерная имитация ряда фазовых переходов в фиксированной социальной структуре, трехуровневая иерархия которой состоит из трех больших кластеров, каждый из которых подразделяется на три кластера из трех агентов. Окончательное всеобщее сотрудничество на рис. 7, г было инициировано действиями нескольких агентов, объединенных вместе на рис. 7, а. Эти агенты укрепляют друг друга и в то же время могут побуждать агентов, удаленных на один уровень дальше, начинать сотрудничество. Этот рост сотрудничества может влиять на сотрудничество еще более удаленных агентов.

В текучих структурах отдельные агенты способны передвигаться внутри организации. Индивидуумы принимают решение о сотрудничестве или отказе от него в соответствии с той долгосрочной выгодой, которую они рассчитывают получить. Чтобы оценить свое положение в структуре, индивидуум сравнивает долгосрочную прибыль, которую он может ожидать, если останется на месте, с той долгосрочной прибылью, которую можно ожидать, если он перейдет на другое, случайно выбранное место. При оценке своей позиции индивидуум, если он чувствует, что ему нечего терять, рассматривает также возможность вырваться и образовать новый кластер. То, насколько легко агенты соблазняются на отделение, определяет порог отделения, равный доле максимально возможного дохода за определенный период времени.

Итак, механизмы координации экономических взаимодействий все более усложняются, и наряду с ранее возникшими (рынок, иерархия-система, институты) появляются новые, к числу которых правомерно относятся сети.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >