Нарушение авторских прав в Интернете

В условиях формирования информационного общества несовершенство законодательства и отсутствие надежных технических средств защиты создают благоприятные условия для деятельности всевозможных пиратов и иных нарушителей авторских прав. Тем более, что попытки привлечь к ответственности или хотя бы вычислить этих самых нарушителей фактически сводятся к нулю.

Деятельность в Интернете любого субъекта формирует целую серию правовых проблем. Они подразделяются на регулирование деятельности пользователя, статуса сайта и его содержания (дозволенное, неурегулированное, незаконное); соблюдение авторских и смежных прав; формирование «киберэкономики»; вопросы информационной безопасности частных и государственных интересов.

В настоящее время в Интернете можно выделить две основные наиболее масштабные категории правонарушений авторских прав:

  • • пиратство;
  • • киберсквоттинг, т.е. незаконное использование доменных имен.

Производители контрафактной продукции («пираты») получают доход от ее реализации и при этом не несут никаких расходов, связанных с созданием объектов интеллектуальной собственности. В результате резко снижается стимул самих авторов к творческой деятельности.

Первыми, кому пришлось столкнуться с масштабным пиратством, стали производители программного обеспечения. Нарушение авторских прав в области программного обеспечения остается одной из существенных проблем во всем мире. Потери стран из-за нарушения прав их компаний измеряются миллиардами долларов и сотнями тысяч рабочих мест.

Изготовление пиратских копий нарушает имущественное право автора, а именно, его исключительное право на использование произведения. В этом случае автору не выплачивается вознаграждение за исполнение и иное использование произведения. Пресечением подобных нарушений должен заниматься специально созданный орган. В Финляндии, например, действует антипиратская организация, защищающая авторские права, в Швейцарии создан специальный центр, специализирующийся на лицензировании использования произведений в киберпространстве и взимании авторского вознаграждения. Возникает вопрос: где следует получать согласие правообладателя на распространение в Интернете произведения и где должно выплачиваться авторское вознаграждение — в стране, где находится сервер провайдера, или в стране, где находится покупатель? Однозначного ответа пока нет.

Важно определить меру ответственности провайдеров и владельцев веб-сайтов за нарушение авторских прав. В США владелец сайта признается нарушителем, если ему известно, что компьютерная программа защищена авторским правом, но он, тем не менее, использует ее без согласия автора. Многие владельцы сайтов разрабатывают условия, снимающие с них ответственность за содержание сообщений и возлагающие ряд обязательств на пользователей.

Некоторое снижение показателей пиратства в ряде стран во второй половине 1990-х годов явилось результатом усиления государственного контроля над деятельностью записывающих компаний, ужесточения мер охраны и защиты, расширения легальных поставок компьютерных программ. Однако с появлением и широким распространением Интернета проблема нарушений прав на компьютерные программы стала глобальной.

Столь же острая проблема защиты авторских прав в Интернете возникла в сфере музыкальной продукции. Это произошло в силу массовости рынка и легкости перевода данных из одного формата в другой. Смена технологий и форматов, в которых музыка передавалась пользователям, до сих пор еще ни разу не представляла угрозы для этой индустрии, наоборот, компании звукозаписи лишь укрепляли свои позиции на рынке. При этом стоимость тиражирования музыки все снижалась, а прибыли звукозаписывающих компаний росли.

Технический прогресс позволил превратить музыку в цифры, которые можно бесконтрольно копировать и беспрепятственно распространять через Интернет. Так появилась новая «взрывная» сфера потребления, которая стала массовой. Высокие темпы расширения Интернета все больше ослабляют возможности контроля над отчислением платы владельцам музыкальных произведений. Механизм распространения цифровых звукозаписей в Интернете в большинстве договоров студий звукозаписи с владельцами авторских прав не прописан. В случае, если интернет-магазины смогут доказать свою эффективность в качестве площадок для продажи музыки в цифровом формате, а исполнители, соответственно, будут действовать напрямую через эти магазины, звукозаписывающие студии лишатся выгодного бизнеса. В результате инфраструктура индустрии звукозаписи может просто перестать существовать в электронном формате. Однако остановить виртуальный обмен музыкальными файлами так же невозможно, как остановить любой другой обмен информацией в Интернете. Подобный запрет будет тормозом на пути технического прогресса в сфере информационных технологий.

Тем не менее, зарубежная судебная практика знает немало прецедентов по «громким» делам в сфере нарушений авторских прав. В частности, одним из них является так называемое гамбургское дело[1].

Суть рассматриваемого судом Гамбурга дела обстояла следующим образом: на одном из сайтов (The-Realworld.de) размещались ссылки (без разрешения на то самого правообладателя) на закачивание серийных фильмов, к примеру «Emergency Room», «Sopranos», «Alf». Закачать их можно было по ссылке с файло-обменника eDonkey.

По мнению суда, исключительным правом на размещение в сети ссылок наделен только сам правообладатель при условии, что он не передал такие права заинтересованной стороне (§ 97 UrhG). Таких прав eDonkey никому из администрации сайта не передавал. Таким образом, было признано, что сайт нарушил права владельцев кинопродукции, за что поплатился суммой в 150 000 Euro.

Осудили также и владельцев сервера, на котором размещался сайт. По той только причине, что к владельцам сервера была направлено уведомление с требованиями, чтоб те приняли меры по закрытию сайта, но оно так и осталось невыполненным. К тому же у владельцев сервера, как позднее выяснилось, были и другие проблемы с административными органами.

Имеются и другие примеры. В условиях новой экономики компания Napster, созданная в мае 1999 г., превратилась в самую быстрорастущую интернет-компанию мира[2]. Она позволяла посетителям Интернета «скачивать» музыкальные произведения на домашний компьютер без лицензионных отчислений владельцам произведений. В 2000 г. сайт компании еженедельно регистрировал 250 тыс. новых пользователей и взаимодействовал примерно с 6% аудитории Интернета.

С точки зрения права, проблема заключается в том, что компания Napster лишь предоставляла технологическое решение, позволяющее пользователям обмениваться музыкой: поэтому она отвергала свою причастность к нарушению авторских прав. По решению американского суда компания отказалась от предоставления возможности «скачивать» музыкальные произведения, защищенные авторским правом, и трансформировалась в коммерческий проект.

Несмотря на успешное судебное завершение ряда дел в сфере нарушения авторских прав, проблема их защиты в эпоху Интернета и цифровых технологий останется неразрешенной. На смену Napster приходят программы типа Gnutella, позволяющие пользователям компьютеров связываться между собой напрямую (по технологии peer-to-peer, т.е. «с глазу на глаз»). Таким образом, файлы распространяются без посредничества центральных серверов, которые могут быть закрыты по решению суда. Между тем, Gnutella — всего лишь одна из сотни программ типа peer-to-peer. Данное направление в разработке программного обеспечения считается весьма перспективным, поскольку может применяться, в частности, для совместного использования программ и распределенных расчетов, которые позволят в перспективе экономить колоссальные производственные мощности. Разработкой стандартов peer-to-peer занимается специальное подразделение, созданное компанией Intel, масса других компаний производит соответствующие программы. Поэтому на смену программе Gnutella, если найдутся способы ее запретить, придут CuteMX, OpenNap, Napigator, MojoNation и т.д.

Помимо проблемы пиратства в Интернете существует и другая большая проблема. Стремительное развитие Интернета, отсутствие четкого законодательного регулирования действий и недостаточность судебной практики стали причиной возникновения сложной ситуации, связанной с неправомерным использованием средств индивидуализации при регистрации адресных наименований. При отсутствии надлежащей правовой защиты средств индивидуализации появляются «безбилетники», которые для получения прибыли используют чужие товарные знаки — домены.

Немало проблем в области защиты авторских прав в Интернете возникает в связи с нарушением прав на доменные имена. Доменное имя или домен — это уникальное условное обозначение, служащее для индивидуализации информационных ресурсов в Интернете, фактически — это, как правило, адреса веб-сайтов в Интернете, например www.kui.ru или www.fight-club.com.

В последнее время получил распространение бизнес, связанный с регистрацией в качестве доменных имен неизвестных или малоизвестных компаний фирменных наименований и товарных знаков всемирно известных фирм (так называемый киберсквоттинг). Таким образом, истинный владелец лишается возможности использовать свои исключительные права на фирменное наименование и товарный знак при регистрации доменного имени. Если законный владелец решит заняться электронной коммерцией, ему придется выкупать у «предприимчивых» конкурентов свои же собственные средства индивидуализации.

Подобная ситуация возникает из-за неясности в вопросе о том, является ли адресное наименование (доменное имя) средством индивидуализации и к какому из разрядов объектов интеллектуальной собственности его относить.

Пока еще законодательства различных стран, в том числе и российское, не дают четкого ответа на этот вопрос. Так, Гражданский кодекс РФ (ГК РФ) устанавливает открытый перечень средств индивидуализации юридического лица (ст. 138), однако не дает определения понятия доменного имени. Средства индивидуализации выполняют функцию идентификации продукции, работ и услуг юридического лица. Но и доменное имя также выполняет эту функцию — владелец сетевого адреса указывает его на визитных карточках, в рекламе. Следовательно, можно сделать вывод, что и доменное имя относится к средствам индивидуализации. Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ признаются недопустимыми действия граждан и юридических лиц, осуществляемые с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Следовательно, регистрация фирменного наименования и товарного знака в качестве сетевого адреса в целях последующей продажи его законному владельцу является нарушением ГК РФ.

Международная практика показывает, что защищать права правообладателей доменов от посягательств киберсквоттеров можно и даже вполне эффективно. Случаи регистрации чужих средств индивидуализации в качестве сетевых адресов судебная практика некоторых зарубежных стран признает нарушениями авторских прав. Например, так обстоит дело в Германии. Если юридическое лицо использует свое фирменное наименование и товарный знак при регистрации доменного имени, то оно приобретает такое же право на защиту, что и средства индивидуализации. В ряде стран применяются меры для пресечения мошенничества при регистрации доменных имен. В Пакистане владельцы доменных имен обладают приоритетным правом регистрации их в качестве сетевых адресов. В Сингапуре домены подлежат исключению из реестра. В США для пресечения неправомерного использования средств индивидуализации принят специальный закон, ужесточающий меры против киберсквоттеров, которые регистрируют в качестве сетевых адресов популярные товарные знаки и фирменные наименования и таким образом нарушают права настоящих владельцев. Закон предусматривает наказание в виде штрафа от 1 тыс. до 100 тыс. долл, за каждый сетевой адрес, зарегистрированный с нарушением прав истинного владельца.

Отечественная практика также знает немало прецедентов, связанных с незаконным использованием доменных имен. Одним из первых судебных дел в России был спор киноконцерна «Мосфильм» с «РосНИИРОС» в 1999 г. Иск был заявлен о запрете ответчику использовать и регистрировать имена доменов, содержащих в себе фирменное наименование киноконцерна «Мосфильм»[3].

Ответчиком было заявлено ходатайство о привлечении в качестве 3-го лица без самостоятельных требований на стороне ответчика гражданина Гл. (осуществившего регистрацию домена), но оно не было удовлетворено.

Ответчик в отзыве сообщил, что: 1) он осуществляет только технический учет (регистрацию) неповторяющихся доменных имен; 2) в действующем законодательстве нет понятий «домен», «имя домена»; 3) отсутствуют нормы, регулирующие этот объект гражданского права; 4) лицо, зарегистрировавшее домен, администратор домена, выбирает доменное имя самостоятельно; 5) домен «mosfilm.ru» был зарегистрирован Гл., он является его администратором и определяет порядок его использования.

Рассмотрев материалы дела, суд установил, что требования истца являются обоснованными и подлежат удовлетворению. Основываясь на ст. 54 и ст. 138 Гражданского кодекса РФ суд посчитал, что ответчик зарегистрировал на имя физического лица (Гл.) в качестве домена наименование «mosfilm.ru». Согласия на использования своего фирменного наименования в сети Интернет истец ответчику не давал, поэтому ответчик обязан прекратить его использование. В результате суд решил запретить РосНИИРОС использовать и регистрировать имена доменов, содержащих в себе фирменное наименование киноконцерна «Мосфильм».

Рассматриваемый спор интересен еще и тем, что судом было отказано в привлечении «киберзахватчика» к участию в судебном процессе. Спор, как и вынесенное решение, безусловно, уникальны в условиях России. Воздерживаясь от обсуждения всех деталей стоит отметить, что в решении суд запретил регистрирующей организации (РосНИИРОС) вообще использовать и регистрировать все имена доменов, содержащих в себе фирменное наименование Киноконцерна «Мосфильм».

Решение суда вступило в силу 6 августа 1999 г., а 10 сентября домен «mosfilm.ru» был зарегистрирован в РосНИИРОС снова — теперь уже киноконцерном «Мосфильм». Передача администрирования домена самому «Мосфильму» являлась бы наиболее разумным финалом спора, однако это противоречит решению суда и требованиям истца. Тем не менее, домен «mosfilm.ru» принадлежит киноконцерну и по настоящее время.

Работа отечественных цивилистов по поиску «истины» в контексте вопроса доменных имен не угасает, а наоборот, интенсивно развивается. Вопрос о квалификации доменного имени и порядке его регистрации освещается, в частности, в статье преподавателя Московской государственной юридической академии, члена кафедры ЮНЕСКО по авторскому праву и праву интеллектуальной собственности при ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, кандидата юридических наук А. Серго[4]. По мнению автора, доменное имя как объект права имеет много общего с товарным знаком, но индивидуально само по себе и ряд присущих только ему признаков имеет:

  • • индивидуализирует не продукцию, выполняемые работы или услуги, а прежде всего информационный ресурс;
  • • может быть только абсолютно новым;
  • • принадлежит лишь одному лицу;
  • • может принадлежать любому субъекту права;
  • • не требует использования, в отличие от товарного знака, использование которого необходимо под угрозой досрочного прекращения правовой охраны;
  • • является абсолютно уникальным не только для страны регистрации, но и для всех стран мира сразу.

Несмотря на изложенное, российский законодатель, видимо, решил не углубляться в столь «высокие метафизические материи» и для простоты понимания сущности вопроса фактически «подогнал» понятие «доменное имя» под понятие «товарный знак». Однако не каждый товарный знак может быть зарегистрирован как домен и далеко не каждый домен может быть зарегистрирован как товарный знак. Этот факт законодатель видимо посчитал незначительным. Так что вопрос о квалификации домена в качестве уникального объекта интеллектуальной собственности до сих пор остается открытым.

На сегодняшний день анализ действующего законодательства и судебной практики показывает следующее[5]:

  • • российское законодательство не содержит понятия доменного имени и не регулирует правоотношения по поводу этого объекта интеллектуальной собственности;
  • • доменное имя, исходя из выполняемой им функции, является средством индивидуализации, неурегулированным, но законодательно допустимым;
  • • попытки в теории и на практике обосновать притязания на доменное имя нарушением прав на фирменное наименование не имеет под собой достаточной почвы;
  • • признание в статье 1484 ГК РФ в качестве незаконного использования товарного знака его размещение в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации не является решением проблемы и противоречит общепринятой мировой практике.

Таким образом, как уже отмечалось выше, действующее российское законодательство будет содействовать уходу киберсквоттеров от ответственности и усложнять положение правообладателя. То есть налицо все признаки нарушения авторских прав, о защите которых фактически не думает ни само государство, ни сам правообладатель ввиду безысходности сложившейся ситуации.

  • [1] Открыт сезон охоты на нарушителей авторских прав в Интернете Ьир://ушш.rozetka.org/.
  • [2] Афанасьева Ю. Новые информационные технологии: интеллектуальная собственность в Интернете // Интеллектуальная собственность. Авторское право исмежные права. 2005. № 2. С. 33—34.
  • [3] Серго А. Судебные решения по делам о доменах. Опыт России: Mosfilm.ru //http://www.intemet-law.ru/
  • [4] Серго Л. Признаки доменного имени, порядок его регистрации // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2005. № 1. С. 46—54.
  • [5] Серго А. Признаки доменного имени. С. 54.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >