Возрождение розничных сетей в современной России: воссоздаем забытое прошлое

Моментом начала реального возобновления процесса сетевиза- ции ритейла в Российской Федерации следует считать 1991 г. И этот процесс имеет свою выраженную специфику. Сразу после начала реформирования экономики, по существу, развалилась государственная оптовая торговля. Рухнула вся инфраструктура поставки товаров в сферу розничной торговли. Ее возрождение через несколько лет было связано с появлением частных организаций, при этом несколько иного профиля, а именно дистрибуторов импортных товаров, постепенным созданием новыми игроками рынка своих территориальных структур сбыта, появлением специализированных логистических компаний, оказывающих преимущественно услуги хранения и перемещения товаров.

Кардинально трансформировался сам розничный торговый сектор. За счет осуществления в 90-х годах прошлого столетия не всегда продуманной, ускоренной приватизации и либерализации торговой деятельности розничный рынок в стране стал стихийным и на какое-то время неуправляемым. Государство разрешило торговать всем желающим, без лицензирования, всем чем угодно, везде где угодно.

На этой волне возник слой частных предпринимателей. Эти люди пришли из других сфер деятельности, без опыта торговли. Однако их отличала предприимчивость и высокая эффективность. Они выстроили свою логистику, часто называемую «челночной», и способствовали наполнению потребительского рынка товарами, возникновению конкуренции. Ведь торговали предприниматели часто аналогичными товарами, закупаемыми в одних и тех же местах.

В эту конкуренцию постепенно оказались втянуты и магазины бывших государственных торгов, ставшие вдруг частными, с распределенной между работниками собственностью, подконтрольные чаще всего бывшей администрации[1]. Менеджменту этих предприятий (иногда называемому «красными директорами») потребовалось около десятилетия, чтобы консолидировать собственность в своих руках и получить возможность перепрофилирования торговых объектов. Как следствие, этот сегмент ритейла сильно отстал в эффективности и развитии от предпринимательского. И проиграл конкурентную борьбу. Новоявленные собственники стали массово отказываться от самостоятельного ведения розничного бизнеса, продавать принадлежащие им торговые объекты или сдавать их в аренду. Многие «красные директора» уехали на постоянное место жительства за рубеж. Тем самым был создан рынок торговой недвижимости, развились арендные отношения в сфере ритейла.

К реформированному государственному сегменту отечественного ритейла традиционно примыкала система потребительской кооперации, состоявшая из многофилиальных предприятий, замкнутых на ограниченных сельских территориях. По своей организации они мало отличались от государственных структур. Однако находились в коллективной, в значительной части обезличенной, собственности. Эта собственность была настолько раздробленна, что пайщики не имели сколь-нибудь значимого влияния на управление организацией. Управлялись кооперативные торговые организации назначенным еще в годы советской власти менеджментом, мечтавшим «прибрать их к рукам», как это сделали директора государственных магазинов.

Как многофилиальные организации, их можно было бы отнести к сетевым формированиям. Но по принципам организации, управления и эффективности ведения бизнеса они таковыми не являются. Прежде всего, российская правовая система трактует потребительские кооперативы как некоммерческие образования (в отличие, например, от права Германии и других европейских стран, где они признаются коммерческими организациями). Кроме того, организациям потребительской кооперации присуща низкая эффективность управления, обусловленная как раздробленностью собственности, так и противоречивостью бизнес-интересов пайщиков и менеджмента, а также территориальными ограничениями в развитии.

В то время пока директора бывших государственных магазинов консолидировали собственность, появившиеся предприниматели открывали новые лавки и магазины, работающие преимущественно на стихийно возникающих рынках. Контролируемые создателями, эти торговые объекты априори были более управляемыми и эффективными, отличались гибким ассортиментом и большей восприимчивостью к спросу и изменениям на рынке. Их логистика была упрощенной и сводилась к минимизации звеньев и затрат в товародвижении. А значит, создаваемые именно в этом сегменте ритейла торговые объекты были более конкурентоспособными и отличались высокой гибкостью организации. Неудивительно, что именно в этом сегменте рынка были отмечены первые попытки формирования сетевых структур. Этот процесс формирования современной инфраструктуры торговли можно обозначить как движение «снизу».

Открытие и управление несколькими торговыми объектами давало предпринимателям возможность наращивать обороты бизнеса, снижать закупочные цены и логистические затраты. На стихийно возникших в 1990-х годах рынках стали возникать палатки и павильоны, принадлежавшие одному или группе владельцев, предлагавшие однотипный ассортимент товаров по единым ценам. Это были первые прообразы розничных торговых сетей, технологически еще несовершенные и неустойчивые[2]. Им не хватало уже не управляемости, а стабильности условий ведения бизнеса, эффективных торговых и операционных технологий, финансовых возможностей для внедрения последних и территориального развития.

Застрельщиками создания высокотехнологичных сетевых новообразований в сфере ритейла стали дистрибуторы и торгово-закупочные фирмы, то есть «вставшие на ноги», большей частью в оптовом бизнесе или через него, предприниматели, для которых остро встал вопрос сбыта товаров, производимых и поставляемых транснациональными производственными корпорациями, такими как Nestle, Danone, Procter&Gamble, Adidas, Nike. А также импортиуемых ими самостоятельно товаров.

В результате по всей стране с 1994 г. стали зарождаться розничные торговые сети, в основании которых находился дистрибуторский или оптовый бизнес. Так, в Краснодаре возникла торговая сеть «Магнит», в Санкт-Петербурге — торговые сети «Пятерочка» и «Дикси», в Москве — торговые сети «Спортмастер», «М.Видео», «Копейка», «Эконика» и многие другие.

С другой стороны, с проблемой реализации своего товара в условиях активного импорта столкнулись отечественные промышленные предприятия. Наиболее успешные из них в последнее время стали формировать собственные многоканальные системы сбыта в розничной сфере. Появились такие известные сегодня розничные торговые сети, как «Терволина», «Парижская коммуна» и др.

Одновременно сферу ритейла, как возможность диверсификации бизнеса и капитализации активов, стали «прощупывать» финансовые институты в лице банков и финансово-промышленных групп, отдельных банкиров. Так, Альфа-банк, опираясь на опыт французской компании Carrefour, начал проект сети супермаркетов «Перекресток», ингушская семья Гуцериевых и принадлежащий ей банк «БИН» — проект сети супермаркетов «БИН». В дальнейшем на рынке розничной торговли появились отечественные и зарубежные инвесторы, такие как М. Безелянский и А. Шелухин («Мосмарт»), Август Мейер («Лента»). Здесь мы наблюдаем создание розничной торговой инфраструктуры «сбоку».

Именно этот сегмент отечественного ритейла наиболее активно воспринял зарубежные технологии организации сетевой торговли, выстраивая собственные узнаваемые торговые концепты, вполне конкурентоспособные, как минимум, на российском рынке. Заимствование из-за рубежа и активное внедрение готовых технологий в области построения и управления многофилиальным бизнесом, выстраивание эффективной операционной и логистической деятельности, маркетинга и коммуникаций с поставщиками позволили возникшим сетевым розничным компаниям получить значительные конкурентные преимущества в сравнении с «независимыми» торговцами и компаниями, имевшими коллективную форму собственности.

Независимые торговцы постепенно стали проигрывать сетевым ритейлерам прежде всего в закупочной мощности, эффективности управления. На базе широкого применения зарубежных сетевых технологий за последние двадцать лет некоторые отечественные сетевые новообразования смогли развиться до уровня федеральных розничных торговых сетей. Они не просто распространили бизнес на большинство регионов России, но и стали оказывать значимое влияние на экономическое развитие страны.

Это, прежде всего, компании Х5 Retail Group, М.Видео, Магнит, Дикси, Эльдорадо, О'Кей и другие, поделившие, по своей сути, сферы влияния в Центральной части России, а теперь начавшие дальнейшую экспансию на Восток. Сегодня количество торговых объектов этих компаний исчисляется уже сотнями и тысячами единиц. Они последовательно провели агрессивную экспансию в регионы, захватывая все новые рынки сбыта, скупая крупные и средние региональные сети и вытесняя местных предпринимателей.

Одновременно сформировался крепкий костяк региональных торговых сетей в Уральском, Сибирском и Дальневосточном регионах, между которыми также поделен рынок. Это такие розничные торговые сети, как «Холидей», «Мария-Ра, «НТС», «Самбери» и ряд других. Их влияние на экономику регионов происхождения столь сильно, что попытки федеральных торговых сетей выйти на них самостоятельно не увенчались успехом. Сегодня федеральные сети вынуждены искать варианты использования зарекомендовавшего себя ранее способа поглощения крупных региональных игроков.

Конечно, нельзя не отметить, что бурное развитие отечественного сетевого ритейла стало возможным также благодаря задержке с выходом на рынок РФ ведущих зарубежных корпораций, опасавшихся волатильности экономики страны и рисков строительства в России сетевой инфраструктуры. С некоторым опозданием в страну пришли глобальные ритейлеры (McDonalds, семейная группа Мюлье, немецкие холдинги METRO Group и REWE, шведская компания IKEA), а также ряд более мелких корпораций. Датой активизации экспансии ведущих транснациональных розничных торговых сетей в Российскую Федерацию можно считать 2002 г., когда французский ритейлер Auchan открыл сразу два гипермаркета в московском регионе.

На этом фоне малые предприниматели начинают в ответ объединяться, чтобы эффективно противостоять крупным федеральным и международным формированиям. Вступать в международные ассоциированные сети на условиях приобретения торговых и товарных франшиз, формировать закупочные союзы. Крупные оптовые торговые компании меняют функциональную направленность, превращаясь по своей сути в логистические структуры, обслуживающие интересы сетевых ритейлеров.

Значимый вклад в формирование сетевого ритейла в России, на наш взгляд, внесли Наталья Третьякова, Саид-Салам Гуцериев, Сергей Галицкий, Андрей Рогачев, Александр Тынкован, Евгений Чичваркин, Лев Хасис и многие другие отечественные предприниматели и менеджеры. Именно благодаря им отечественная розничная торговля по темпам роста значительно опережает мировой ритейл. А ведущие российские розничные торговые сети в технологическом плане сегодня мало в чем уступают зарубежным корпорациям, что демонстрирует ТОП-20 сетевых компаний на розничном рынке России по итогам 2011 г. (приложение 2).

  • [1] Следует отметить, что лишь немногим торгам удалось пройти приватизациюи сохранить свою структуру в новой экономической реальности. — Примеч, авт.
  • [2] Иллюстрацией этого процесса является становление Евгения Чичваркинакак будущего сетевого ритейлера.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >