Формирование советского права

В ходе Октябрьской революции старое, буржуазное право было до основания разрушено и стало создаваться новое, советское право, которое выражало волю рабочего класса и руководимых им трудящихся масс, являлось важнейшим средством осуществления политики советской власти, орудием борьбы с эксплуататорскими классами и мощным рычагом строительства социализма.

Одной из форм выражения воли господствующего класса были декреты Всероссийских съездов Советов, ВЦИК и СНК, которые обобщали положительный опыт революционного правотворчества масс и распространяли его по всей стране.

Гражданское право. В этот период формировался ряд важнейших институтов советского гражданского права, среди которых особое значение имел институт государственной социалистической собственности на орудия и средства производства. Социалистическая собственность первоначально возникла в результате национализации, которая осуществлялась путем принудительного и безвозмездного изъятия помещичьей и капиталистической собственности на орудия и средства производства и превращения их во всенародное достояние. Декреты о национализации явились юридическим основанием первоначального возникновения социалистической собственности на орудия и средства производства.

Кроме национализации Советское государство предприняло ряд других мер по ограничению и ликвидации частнокапиталистической собственности. Была осуществлена национализация крупных жилых строений в городах. Также декретами ВЦИК было отменено наследование и запрещались дарения.

Тенденция советского законодательства этого периода — ограничение частного оборота. Национализированное имущество было изъято из гражданского оборота, сделки, связанные с ним, запрещались. Были прекращены платежи по купонам и дивидендам, запрещались всякие сделки и акты по передаче банковских акций и т.д. Декретом о национализации внешней торговли запрещались частные торговые сделки с заграницей по ввозу и вывозу товаров.

Ограничение сферы договорных отношений вообще и договора купли-продажи в частности вызывалось также хозяйственной разрухой и тяжелым продовольственным положением. В этих условиях управление национализированной промышленностью централизо- вывалось, сосредоточиваясь в главках и отделах ВСНХ и его местных органах. Взаимоотношения между государственными предприятиями, как правило, регулировались не гражданско-правовыми, а административно-правовыми актами.

Советское государство взяло под свой контроль торговлю продовольствием, а затем установило государственную монополию на заготовку и распределение хлеба, важнейших продуктов и ряда товаров широкого потребления (ткани, нефть, спички, свечи, сельскохозяйственные машины и пр.). Для усиления этих заготовок был организован непосредственный продуктообмен: мануфактура, обувь и т.д. отпускались крестьянам исключительно в обмен на хлеб и продовольствие.

Законодательство о браке и семье. Важнейшие положения советского семейного права были сформулированы и законодательно закреплены в принятых в декабре 1917 г. декретах ВЦИК и СНК «О гражданском браке, о детях и ведении книг актов состояния» и «О расторжении брака». Действительными признавались лишь гражданские браки, зарегистрированные в органах загса. Закреплялся принцип добровольности вступления в брак и пребывания в нем. Брачный возраст устанавливался в 18 лет для мужчин и 16 лет для женщин. Запрещались браки между близкими родственниками, а также лиц, уже состоящих в браке, умалишенных. Отменялись некоторые ограничения вступления в брак, такие как разрешение родителей, различное вероисповедание и т.п. Устанавливалось полное равноправие мужчин и женщин в браке и в семейных отношениях. Внебрачные дети во всем приравнивались к детям, рожденным в браке.

Был уничтожен сложный дореволюционный бракоразводный процесс и установлен свободный развод по просьбе супругов или одного из них. Заявление о разводе рассматривалось и разрешалось судом, а при обоюдном согласии супругов — отделами загса.

Трудовое право. Советская Россия была первым государством в мире, в котором были установлены восьмичасовой рабочий день (постановление 29 октября 1917 г.) и ежегодные оплачиваемые отпуска рабочим и служащим.

В первые же месяцы своего существования Советское государство провело коренную перестройку социального страхования рабочих и служащих: (1) ВЦИК принял Положение о страховании на случай безработицы (фонды для страховых пособий безработным создавались из отчислений предпринимателей, а после национализации предприятий — за счет средств предприятий) и (2) декрет «О страховании на случай болезни».

Советское государство уделяло большое внимание вопросам дисциплины труда, привлекая к работе по ее укреплению профсоюзы. Всероссийский Совет профессиональных союзов в резолюции «О трудовой дисциплине» 2 апреля 1918 г. призвал профсоюзы и весь рабочий класс к осуществлению сознательной пролетарской трудовой дисциплины и решительному поднятию производительности труда. Фабрично-заводским комитетам предлагалось шире внедрять сдельную оплату труда, разрабатывать правила внутреннего распорядка на предприятиях, применять к прогульщикам, рвачам и лодырям строгие меры воздействия.

Советское государство уделяло внимание и вопросам охраны труда, улучшения условий труда и быта рабочих и служащих. Были ликвидированы все частные посреднические конторы, бюро по найму труда и т.п. Прием на работу мог производиться только через биржи труда, учреждаемые местными объединениями профсоюзов. Вместо ликвидированной старой инспекции труда весной 1918 г. была создана новая инспекция труда, избираемая профессиональными организациями. Ей предоставлялись широкие права и полномочия по надзору за охраной жизни, здоровья, условий труда и быта рабочих и служащих.

Уголовное право. Вместо дореволюционного уголовного права с первых дней существования Советского государства стало формироваться новое уголовное право. Основным источником советского уголовного права в этот период являлись декреты Всероссийских съездов Советов, ВЦИК, СНК, Военно-революционного комитета, ВЧК, приказы наркомов, акты местных Советов. Советское уголовное законодательство было направлено в первую очередь на борьбу с преступлениями свергнутых эксплуататорских классов.

Из числа контрреволюционных преступлений наиболее опасными являлись контрреволюционные заговоры, восстания и мятежи. В ряде обращений к населению СНК объявлял контрреволюционных заговорщиков врагами народа и призывал местные Советы и всех трудящихся вести с ними решительную борьбу. За организацию контрреволюционных выступлений партия кадетов 28 ноября 1917 г. была объявлена партией врагов народа. Члены ее руководящих органов подлежали аресту и преданию суду революционных трибуналов.

В советском уголовном праве и практике революционных трибуналов в 1917—1918 гг. сложилось четкое понятие контрреволюционного мятежа и восстания, состав которого характеризовался следующими признаками: подготовкой, организацией контрреволюционных мятежей и восстаний и участием в них; участием в заговорах и организациях, ставивших своей целью свержение советского правительства, независимо от того, произошло контрреволюционное выступление или не произошло; пособничество контрреволюционным организациям и содействие их отдельным членам также влекло уголовную ответственность.

Видом контрреволюционных преступлений являлись также попытки различных контрреволюционных организаций и лиц присвоить себе функции государственной власти. Состав этого преступления был определен декретом ВЦИК от 3 января 1918 г. Этот декрет был направлен, прежде всего, против кадетско-эсеровской части Учредительного собрания, стремившейся присвоить функции государственной власти, а также против монархических, эсеровских и других контрреволюционных организаций на местах, пытавшихся присвоить себе функции государственной власти.

Значительное количество актов, содержащих нормы уголовного права, было направлено против контрреволюционного саботажа чиновничества, а также на борьбу с террористическими актами, шпионажем, диверсиями, вредительством, антисоветской агитацией и пропагандой.

Советскому государству пришлось вести напряженную борьбу с хищениями, бандитизмом, спекуляцией и другими преступлениями, которые были одной из форм сопротивления как эксплуататорских классов, так и мелкобуржуазной стихии, противившейся введению государственной монополии на хлеб и другие товары и установлению государственного контроля и учета.

В декрете СНК «О спекуляции» от 22 июля 1918 г. был обобщен опыт судебных органов и трибуналов по борьбе со спекуляцией, определялись состав этого преступления и конкретные виды уголовного наказания. Виновные в сбыте, скупке в виде промысла нормированных продуктов питания и товаров широкого потребления по ценам выше твердых государственных, а также платины, золота, серебра, аннулированных процентных бумаг, паев, акций, облигаций и др. наказывались лишением свободы на срок не ниже 10 лет, соединенным с принудительными работами и конфискацией имущества.

Декрет СНК от 8 мая 1918 г. «О взяточничестве» не только дал понятие должностного лица как лица, состоящего на государственной или общественной службе, но и определил, что виновные в принятии взяток наказывались лишением свободы на срок не менее пяти лет, соединенным с принудительными работами; наказывались также лица, виновные в даче взятки, подстрекатели, пособники и все причастные к этому преступлению лица.

Советское уголовное законодательство и судебная практика с самого начала исходили из принципа сочетания методов убеждения и принуждения, сурового наказания преступников и перевоспитания неустойчивых граждан из среды трудящихся. В первых декретах и других нормативных актах Советского государства не указывались точные размеры наказания, часто выражавшегося в неопределенных санкциях («предать суду революционного трибунала» и т.д.). Конкретные наказания определялись судами и революционными трибуналами, которые были обязаны руководствоваться декретами советской власти и своей революционной совестью. В инструкции Наркомата юстиции от 19 декабря 1917 г. была сделана первая попытка дать общий перечень наказаний, а именно: (1) денежный штраф; (2) лишение свободы; (3) удаление из столицы, отдельных местностей или пределов Российской республики; (4) объявление виновного врагом народа; (5) лишение виновного всех или некоторых политических прав; (6) секвестр или конфискация (общая или частичная) имущества; (7) обязательные общественные работы (новый вид уголовного наказания). В этом перечне наказаний отсутствовал расстрел. Но в связи с обострением классовой борьбы весной-летом 1918 г. советское правительство было вынуждено ввести высшую меру наказания.

Однако в практике ревтрибуналов расстрел применялся очень редко. Более широко расстрел стал применяться как мера наказания с переходом к Красному террору. Но и тогда ревтрибуналы прибегали к расстрелу не часто. Так, по данным 32 трибуналов, за весь 1918 г. из общего количества 4483 осужденных было приговорено к расстрелу лишь 14 человек.

Наиболее частыми наказаниями, применяемыми судами и трибуналами в тот период, были лишение свободы и штраф. Лишение свободы предусматривалось в нормативных актах иногда без указаний низшего и высшего пределов. Чаще указывался либо высший предел возможного лишения свободы за определенное преступление (например, «до 3 месяцев», «до 1 года»), либо низший предел, ниже которого суд не мог определить наказание (например, «не ниже 3 месяцев»). Высший предел возможного наказания указывался, как правило, в законах за менее социально опасные преступления.

По наиболее тяжким преступлениям в законодательных актах часто указывался лишь низший предел срока лишения свободы, ниже которого суд не имел права определить наказание.

Лишение свободы (в виде ареста, тюремного заключения) в большинстве случаев сочеталось с принудительными работами. По неполным данным, революционными трибуналами за 1918 г. к лишению свободы и принудительным работам было приговорено 38% из числа всех осужденных.

Денежный штраф и конфискация имущества применялись главным образом к представителям свергнутых эксплуататорских классов, к спекулянтам, мародерам и другим лицам, пытавшимся обогатиться за счет трудящихся. В статье в газете «Правда» от 4 декабря 1918 г. четко определялось классовое назначение применения штрафов: «налагаемый штраф должен быть таким по величине, чтобы он выполнял одновременно роль экспроприации капитала и лишал бы наших активных противников их главного оружия борьбы с нами — капитала».

Кроме наказаний, предусмотренных в нормативных актах 1917—1918 гг., суды иногда назначали наказания, которые не были предусмотрены законами, а возникли в процессе правотворчества масс («выговор в присутствии суда», «лишение общественного доверия», «запрещение выступать на собраниях» и т.п.). Такие меры назначались судами за малозначительные преступления и проступки, совершенные представителями трудящихся классов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >