СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИИ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ОФОРМЛЕНИЯ ЭКСПЕРТНЫХ ДОКУМЕНТОВ

СБОР ИНФОРМАЦИИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

3.1.1. Запреты и ограничения экспертных действий при проведении судебных экспертиз

Рассмотрим запрещающие нормы законов и комментарии к ним, имеющие прямое отношение к проведению экспертизы.

«Эксперт не вправе:

  • 1) без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;
  • 2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования» (ч. 4 ст. 57 УПК РФ).

То же с уточнением: «Вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение незаинтересованность в исходе дела; самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы» (ст. 16 ФЗ о ГСЭД) [27].

Наряду с этим в ч. 4 ст. 202 УПК РФ существует норма: «Если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. В этом случае сведения о производстве указанного действия эксперт отражает в своем заключении».

В итоге юристами эти положения комментируются следующим образом: «Запрет эксперту в обход следователя и суда вести переговоры с участниками процесса по вопросам, связанным с проведением экспертизы, направлен на то, чтобы обеспечить соблюдение установленного законом правила о том, что заключение эксперта должно быть основано на доказательствах, имеющихся в деле. В силу этого обстоятельства эксперт не вправе и самостоятельно собирать материалы для исследования. Но этот запрет не распространяется на случаи, когда собранные экспертом материалы являются неотъемлемой частью экспертного исследования» [21].

Даже простое сопоставление изложенных выше законодательных норм, запрещающих определенные экспертные действия, позволяют уяснить, что с ведома лица, назначившего экспертизу, эксперт может самостоятельно собирать информацию, отражающую свойства объекта экспертизы, которая является составной частью исследовательского процесса и, соответственно, заключения эксперта. При этом добытая в ходе экспертизы информация об объекте приобщается к делу вместе с заключением эксперта, а запреты направлены на то, чтобы исключить:

  • а) участие в судопроизводстве заинтересованного в исходе дела эксперта,
  • б) использование для оформления заключения эксперта материалов или сведений, не имеющихся в деле.

Следовательно, эксперт может самостоятельно собирать (добывать) любую информацию, отражающую свойства объекта экспертизы, которая необходима для дачи заключения и является составной частью исследовательского процесса.

Для глубокого и всестороннего понимания этого вопроса необходимо знать законодательные нормы в отношении вещественных доказательств и объектов экспертизы.

«Вещественными доказательствами признаются любые предметы: 1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; 2) на которые были направлены преступные действия; 3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела. Предметы осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление» (ч.1 ст. 81 УПК РФ).

«Объектами исследований являются вещественные доказательства, документы, предметы, животные, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому производится судебная экспертиза.

Исследования проводятся также в отношении живых лиц (далее такжелицо)» (ст. 10 ФЗ о ГСЭД).

Законодатель не применяет термин «объект исследования» в отношении живого лица, однако перечисляет его наряду с объектами исследования.

В п. 7 Правил [36] и в п. 10 Порядка [34] живое лицо, в отношении которого производится судебно-медицинская экспертиза, определяется как объект экспертизы (равно — исследования), так как с позиций закона живое лицо, подлежащее экспертизе, имеет свойства объекта исследования, поскольку либо против него были направлены преступные действия, либо оно несет на себе следы преступления, либо и то, и другое.

«Различаются следующие виды объектов исследований.

  • 1. Вещественные доказательства. К ним относятся предметы, которые служили орудиями преступления, сохранили на себе следы преступления (например, одежда со следами крови), на которые были направлены преступные действия (например, похищенные вещи), иные предметы и документы, которые могут служить средствами обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела (ст. 81 УПК РФ), предметы, которые могут служить средством установления обстоятельств гражданского дела (ст. 68 ГПК РСФСР, ст. 62 АПК РФ), а также орудия совершения или предметы административного правонарушения, в том числе орудия совершения или предметы административного правонарушения, сохранившие на себе его следы (ст. 26.6 КоАП РФ).
  • 2. Документы. В отличие от вещественных доказательств доказательственное значение документов определяется их содержанием. Если такое значение имеют какие-то физические признаки документа (следы подчистки, подделки) либо местонахождение (паспорт потерпевшего, обнаруженный у подозреваемого), то такой документ является вещественным доказательством. Документы также должны быть получены в установленном процессуальным законом порядке. Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации (ст. 26.7 КоАП РФ, ст. 84 УПК РФ), материалы информационных баз и банков данных (ст. 26.7 КоАП РФ).
  • 3. Предметы. Имеются в виду предметы, не являющиеся вещественными доказательствами, поскольку на них не может быть распространен соответствующий процессуальный режим (например, дерево или телеграфный столб, с которым столкнулся автомобиль).
  • 4. Животные (например, похищенные).
  • 5. Трупы и их части. Являются объектом судебно-медицинской экспертизы.
  • 6. Образцы для сравнительного исследования.
  • 7. Материалы дела. Нередко необходимые эксперту сведения содержатся в материалах дела (например, об обстоятельствах дорожно-транспортного происшествия, взрыва, пожара, анамнестические сведения при производстве экспертиз медицинского профиля и т.п.). В таких случаях эти материалы предоставляются органом или лицом, назначившим экспертизу, эксперту по его ходатайству или по собственной инициативе. Материалы дела могут быть представлены целиком или в части. Если эксперт использовал их при обосновании вывода, об этом должно быть указано в заключении.
  • 8. Объектом экспертных исследований могут быть также здания, сооружения и участки местности (например, при строительнотехнической экспертизе). Однако какого-либо процессуального статуса такого рода объекты не имеют.

Статья 19 ФЗ о ГСЭД закрепляет исключительное право лица или органа, назначающего экспертизу, на определение круга объектов, подлежащих экспертному исследованию, и его обязанность по собиранию, подготовке и направлению этих объектов на экспертизу. Именно лицо или орган, назначившие судебную экспертизу, обязаны представлять эксперту все материалы дела (вещественные доказательства, документы, иные сведения, а в необходимых случаях и образцы для сравнительного исследования), исследование которых позволит эксперту ответить на поставленные перед ним вопросы» [23].

Из приведенных норм законодательства и комментарий к ним следует, что эксперту не дано право самостоятельно добывать ни объекты экспертизы, ни информацию о свойствах и условиях существования этих объектов, материализованную до назначения экспертизы. К таким объектам относятся также история болезни и другие медицинские документы лечебного учреждения на умершего в нем пострадавшего (больного) и на пострадавшего, находящегося на стационарном лечении.

После того, как эксперт получает объект для экспертизы, основной его задачей становится воспроизведение или добывание информации о тех же и других свойствах и условиях существования объекта для ее сравнительного исследования с имеющейся в деле информацией, с целью ее идентификации и установления различных обстоятельств дела, в том числе, характеристик травм и болезней.

Предоставление эксперту образцов для сравнительного исследования, не является обязательным условием назначения экспертизы, а осуществляется, когда в этом есть необходимость. В процессуальном законодательстве таким случаем конкретно указано только изъятие образцов почерка, что логично, так как получение сравнительного материала, как правило, является составной частью методик производства конкретных экспертных исследований и априори является не только компетенцией, но и профессиональной функцией эксперта.

Из ст. 202 УПК РФ и комментария к ней очевидно, что следователю только предоставляется право получать образцы для сравнительного исследования в определенных случаях, но не вменяется в обязанность. Тем самым, подчеркивается приоритет взятия образцов для сравнительного исследования самим экспертом в ходе экспертизы.

«Существует большое количество образцов, получаемых экспертом в процессе экспертного исследования (экспериментально отстрелянные пули, гильзы, пыжи, экспериментально полученные следы орудия взлома, оттиски и слепки, отображающие рельеф обуви задержанного, и др.). Экспертные образцы, полученные экспериментально, являются «доказательствами доказательств». Они обосновывают выводы эксперта, и найденные совпадения образцов с вещественными доказательствами, обнаруженными на месте, входят в содержание заключения эксперта, фотографируются, опечатываются и вместе с заключением направляются следователю. По получении этих образцов следователь (дознаватель) должен приобщать их к уголовному делу в качестве вещественных доказательств (производных)» [22].

«У лиц, в отношении которых производится судебная экспертиза, в медицинском учреждении берутся образцы, необходимые для проведения исследований, о чем указывается в заключении эксперта. Образцы получает врач или иной специалист в присутствии двух медицинских работников данного медицинского учреждения» (ст. 31 ФЗ о ГСЭД).

Изложенные нормативные положения в отношении получения образцов для сравнительного исследования относятся преимущественно к вещественным объектам судебно-медицинской экспертизы живых лиц и трупов (кровь, волосы и др.) или криминалистической экспертизы (различные следы, пули, гильзы, отпечатки пальцев и др.) которые, как правило, берутся для непосредственного сравнительного исследования с уже имеющимися объектами.

Особенностью судебно-медицинской экспертизы живых лиц и трупов является то, что в ходе исследования у живого лица или трупа изымаются не только образцы для сравнительного исследования в понятии процессуального законодательства, но и части тканей, органов, выделений, отпечатки поверхностей кожи и слизистых и др., так называемые вторичные объекты, для лабораторных и специальных исследований, которые проводятся как самим экспертом, так и различными специалистами судебно-медицинских, лечебных и иных специализированных учреждений. Кроме того, эксперт собирает невещественные (вербальные, документальные) образцы в виде результатов клинических обследований и лабораторных исследований, анамнестических данных, генетической информации обо всей семье и т.д. и т.п. как лично, так и посредством специалистов медицинских учреждений. При этом консультативная помощь различных медицинских специалистов является составной частью всеобщей методики врачебного обследования пациентов, в том числе и тех, в отношении которых назначена экспертиза.

Поскольку законодатель на этих вопросах не акцентирует внимания, то экспертам при взятии образцов для исследования свойств живого пострадавшего человека или трупа следует руководствоваться правилами, которые прописаны в правилах и методиках, принятых в медицинской науке и практике. Тем более что все эти образцы сами по себе или результаты их исследований подвергаются сравнению со знаниями эксперта, литературными данными, материалами дела и другими источниками информации о них, и, по сути, представляют собой своеобразные образцы для сравнительного исследования, и, в конечном итоге, становятся материалами дела.

Если эксперт в силу общемедицинских и специальных знаний может адекватно оценивать результаты исследований, проведенных различными медицинскими специалистами, и способен нести за них персональную ответственность, то он включает результаты этих исследований в свое заключение и на законном основании самостоятельно решает поставленные перед ним вопросы, не прибегая к проведению комиссионной экспертизы.

В ст. 31 и 35 ФЗ о ГСЭД перечислены конкретные ограничения в отношении взятия образцов для сравнительного исследования и других действий эксперта при проведении экспертизы живых лиц:

«При производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц запрещаются: ограничение прав, обман, применение насилия, угроз и иных незаконных мер в целях получения сведений от лица, в отношении которого производится судебная экспертиза; испытание новых лекарственных средств, методов диагностики, профилактики и лечения болезней, а также проведение биомедицинских экспериментальных исследований с использованием в качестве объекта, лица, в отношении которого производится судебная экспертиза. Лицо, в отношении которого производится судебная экспертиза, вправе давать эксперту объяснения, относящиеся к предмету данной судебной экспертизы...

При производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц запрещается применять методы, сопряженные с сильными болевыми ощущениями или способные отрицательно повлиять на здоровье лица, методы оперативного вмешательства, а также методы, запрещенные к применению в практике здравоохранения законодательством Российской Федерации...».

В судебно-экспертной практике должно действовать также правило: сообщенные испытуемым сведения о якобы совершенных им правонарушениях, которые не фигурируют в материалах дела, не могут вноситься экспертом в текст экспертного заключения и в другие документы, составляемые экспертом (историю болезни и пр.). Данное правило следует зафиксировать в ведомственных нормативных правовых актах по организации производства судебных экспертиз» [23].

Таким образом, при соблюдении условий, изложенных в процессуальном законодательстве и ФЗ о ГСЭД, например:

  • • незаинтересованность эксперта в исходе дела;
  • • соблюдение норм законодательства в отношении основных прав и свобод человека;
  • • проведение исследований по легитимным методикам, предусматриваемым взятие образцов и сбор другой необходимой информации об исследуемых объектах;
  • • отражение в заключении эксперта этих действий, а также характера и условий взятия образцов и сбора другой информации, эксперт не ограничен в возможности самостоятельного сбора информации о свойствах объекта экспертизы в порядке его исследования. Более того, законодатель отдает предпочтение взятию различных образцов для сравнительного исследования самим экспертом, полагаясь на его профессионализм и разумную инициативу, проявляемую в процессе производства экспертизы.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >