Территориальные границы России

В начале — середине XVI в. в связи с формированием Русского централизованного государства и расширением его территории политическая карта Восточной Европы стала значительно упрощаться. Уже к началу царствования Ивана IV в Европейской России установились северные и — в общих чертах — западные границы современной Российской Федерации. На севере Россия вышла к берегам Северного Ледовитого океана. На западе Русское государство граничило с Финляндией, входившей тогда в состав Швеции (граница шла от р. Паз на западе Кольского полуострова до Финского залива недалеко от устья Невы). Далее к югу соседями России были земли Ливонии (территория современных Эстонии и Латвии), причем эта граница определялась естественными рубежами: р. Наровой, Чудским и Псковским озерами. Южнее Россия граничила с землями Речи Посполитой (окончательно сложилась в результате Люблинской унии 1569 г. между Польшей и Великим княжеством Литовским).

«Вплоть до XVII в. сама возможность сохранения государственности на Руси зависела не столько от отношений с Западом, сколько от отношений с Востоком, где дестабилизирующие процессы шли особенно интенсивно» [Кулешов, Волобуев, Пивовар и др. 1991, ч. I, с. 40]. Южные и восточные пределы современной Российской Федерации в XVI в. еще не были определены. Отсутствовали четкие межгосударственных границы, фиксируемые соответствующими договорами; не существовало и естественных разделительных рубежей между народами и государствами.

Примерно на широте современных городов Курск, Елец, Воронеж начиналось так называемое Дикое поле — слабозаселенные степные просторы, богатые плодородной землей (нынешний Центрально-Черноземный район России), но опасные для жизни в связи с периодическими набегами кочевников. Земледельческое освоение этих пространств требовало строительства специальных оборонительных сооружений: засечных черт и городов-крепостей. Еще южнее — в Причерноморье и северном Прикаспии располагались территории кочевых и полукочевых тюркских народов, входивших ранее в состав Золотой Орды. В процессе распада последней (конец XIV-XVI вв.) здесь были образованы вассальное Турции Крымское ханство, Большая Орда, Астраханское ханство, Ногайская Орда, а также некоторые другие раннефеодальные государства.

На юго-востоке и востоке от Российского государства располагались земли поволжских финнов и тюрок (мордвы, чувашей, марийцев/черемисов, удмуртов/вотяков). Эти народы находились на раннеклассовой стадии развития и были данниками Казанского ханства, выступая, таким образом, в качестве своеобразного «буфера» между ним и Русским государством. Казанское ханство и располагавшееся восточнее, в Зауралье, в бассейне Тобола Сибирское ханство также были наследниками Золотой Орды. На северо-востоке российские территории пересекали Уральский хребет и доходили до р. Обь.

В середине XVI в. Русское государство приступило к ликвидации опасности, угрожавшей со стороны Казанского и Астраханского ханств. Так как это был первый опыт российской экспансии в пределы государств, созданных неславянскими народами, положивший начало по существу трансконтинентальному территориальному расширению российской государственности, следует подробнее рассмотреть данное историческое событие.

На рубеже нашей эры тюркские племена, сложившиеся в предгорьях Алтая и Саян, начали интенсивно осваивать Великую евразийскую степь — огромную территорию от Монголии на востоке до Венгрии на западе, ассимилируя или вытесняя живших здесь кочевников-иранцев. Основой их хозяйственного уклада было по преимуществу кочевое скотоводство, в первую очередь коневодство и овцеводство. Этот хозяйственно-культурный тип требовал больших территорий для ведения хозяйства, связанного с сезонными миграциями. Рост населения предопределял постоянное переселение кочевых народов в поисках новых пастбищ. В районах, пригодных для земледелия и освоенных земледельческими народами, кочевники-тюрки сами переходили к хлебопашеству.

В Великой степи возникали и исчезали непрочные раннегосударственные образования кочевых тюркских племен: империя гуннов, Тюркский, Хазарский каганаты и др. В VII—VIII вв. бултары, кочевавшие у берегов Азовского моря, передвинулись на север и заняли территорию в районе волжско-камского междуречья. Они подчинили себе местные поволжско-финские народы, передали им свой булгарский язык (особая ветвь тюркских языков), но заимствовали местную земледельческую культуру. До X в. булгары платили дань жившим в нижнем течении Волги хазарам. После ослабления Хазарского каганата булгары вышли из-под его протектората и создали свое, Булгарское государство. Хозяйственной основой последнего было пашенное земледелие, существенную роль играла торговля по волжскому пути, связывавшему Северную Европу с Ближним и Средним Востоком. Еще с VIII в. на территории Великой Булгарии стал распространяться ислам, а в 922 г. хан Алмас сделал его официальной религией государства.

В 1162 г. у Есуге, предводителя небольшого монгольского племени, кочевавшего по берегам р. Орхон, родился сын, названный Темучином. В 1206 г. Темучин, прославившийся к этому времени своими ратными подвигами, созвал курултай — общий съезд предводителей монгольских и тюркских племен. На курултае Темучин был избран ханом и ему было присвоено имя Чингиз-хан. Начались завоевательные походы, которые в конечном счете привели к созданию огромной, но непрочной империи кочевников, управляемой потомками Чингиз-хана — Чингизидами. Она просуществовала лишь до 1260 г., а после разделилась на четыре суверенных государства. Одним их них стала расположенная в землях кыпчаков (степи Восточной Европы и Зауралья) Золотая Орда. Основу ее населения составляли тюрки-кыпчаки, получившие общее имя «татар» по названию одного из монгольских племен. В 1220-х — 1240-х гг. под власть Золотой Орды попали и Древняя Русь, и Булгарское государство.

В конце XIV-XVI вв. шел процесс распада Золотой Орды на самостоятельные ханства, впрочем, связанные между собой общим тюркским кыпчакским языком, мусульманской религией и правящей династией: все ханы, за исключением ханов Ногайской Орды, были Чингизидами. Тесную связь между татарскими ханствами, существовавшую в течение веков, можно проиллюстрировать таким фактом: после падения Казани и Астрахани крымский хан

Даулет из династии Гиреев (или Девлет-Гирей) заявил: «Жгу и пустоту Россию единственно за Казань и Астрахань». В результате похода крымчаков 1572 г. была сожжена Москва, окрестные города и селения, а страна, по некоторым данным, потеряла убитыми и пленными около миллиона человек.

В 1436-1437 гг. хан Большой Орды Улу Мухаммед, лишившись в результате дворцового переворота сарайского престола, с трехтысячным войском занял волго-камское междуречье и основал новое государство — Казанское ханство. В подданство к нему с уплатой дани (ясака) вскоре перешли окружающие поволжско-финские и тюркские народы — мордва, чуваши, марийцы, удмурты. Вот как характеризует жизненный путь этого государства один из немногих историков Казанского ханства М. Худяков: «Государственный организм, возникший посредством прививки сильной военной власти к основе местной старинной культуры, сразу выступил во всеоружии своей мощи и имел все шансы на долгое существование, но дальнейшее экономическое развитие Восточной Европы сложилось не в его пользу» [Худяков 1991, с. 10].

Казанское ханство просуществовало по историческим меркам недолго. С момента его образования в 1436 г. до подавления последнего сопротивления защитников Казани русскими войсками в 1556 г. прошло всего 120 лет. Историки выделяют следующие периоды в жизни этого государства: период могущества (1438-1487 гг.), период русского протектората (1487-1521 гг.), период национального возрождения (1521-1550 гг.) и период завоевания его Русским государством (1551-1556 гг.).

Казанское ханство было по преимуществу государством земледельцев, лишь в степных его районах сохранялось полукочевое хозяйство. Большую роль здесь играла торговля, которая имела два основных направления: с Русским государством и далее с Европой и с государствами Ближнего и Среднего Востока. Однако вследствие перемещения в это время основных торговых путей между Европой и Азией в бассейн Черного моря, городская жизнь, по сравнению с булгарским временем развивалась здесь относительно слабо. Так, историк татар Г. Газиз упоминает в Казанском ханстве всего два города — Казань и Арск, а также несколько крепостей. Было развито здесь и ремесло: кожевенное, ювелирное, кузнечное, гончарное. В Поволжском регионе Казань была самым значительным центром мусульманской культуры.

Следует отметить, что Казанское ханство было государством скорее восточного, чем европейского типа. Если в Европе того времени социально-экономические отношения основывались на экономическом и юридическом принципах, то в Казани была распространена личная зависимость в форме невольничества. Так как ислам запрещает рабство мусульман, основным источником подневольного труда были другие народы Восточной Европы, и прежде всего русские. Рабы, количество которых пополнялось в результате набегов, использовались как в местном хозяйстве, так и поставлялись на невольничьи рынки Азии. Представление о масштабах рабовладения в Казанском ханстве дает число освобожденных пленников после взятия Казани — 60 тыс. чел. Для сравнения, население всего г. Казани составляло тогда 30-40 тыс. чел. Справедливости ради отметим, что и в России существовал аналогичный институт холопства: холопами, то есть по существу рабами, зачастую становились военнопленные. Однако на Руси работорговля не практиковалась.

Политические отношения между Русским государством и Казанским ханством складывались в основном так же, как между двумя любыми соседними государствами средневековья. Торговые связи перемежались военными столкновениями: из 13 войн, произошедших между Казанью и Москвой, в 7 случаях была инициатором московская, а в 6 — казанская сторона. Важнейшее требование, предъявляемое Москвой к Казани, заключалось в выдаче русских пленников и невольников. Еще с XV в. на территории России проживало заметное татарское население (касимовские, романовские татары и т. п.). Недалеко от устья р. Оки образовалось Касимовское ханство, перешедшее вскоре в вассальную зависимость к Москве. Касимовские татары участвовали во всех военных походах на Казанское ханство и составляли основу русских гарнизонов в Казани. По отношению к этой группе татар осуществлялась политика веротерпимости.

Заметную долю служилого люда Русского государства составляли татары, перешедшие на российскую службу из Казани и других татарских ханств. Сам ханский титул, носившийся Чингизидами, переводился на русский язык как «царь», или «император» (напомним, что Иван IV из династии Рюриковичей был венчан на царство лишь в 1547 г., а до этого все русские монархи имели титул «великих князей»). Обрусевшие потомки казанских ханов играли важную роль во внутренней российской политике в период опричнины: «Иван IV выдвинул их на первое место среди русских князей, оказавшихся в «земщине». Симеон Бекбулато- вич был назначен «царем всея Руси», князья И.Ф. Мстиславский и И.Д. Бельский были поставлены во главе земщины в качестве бояр» [Худяков 1991, с. 49]. Все они были по женской линии потомками хана Ибрагима, внука Улу Мухаммеда. Чингизидом по материнской линии был и сам Иван Грозный.

Практически за весь период существования ханства внутренняя политическая жизнь Казани определялась противоборством двух партий: промосковской и восточной (по преимуществу про- крымской, или протурецкой). Политические ориентации правящего слоя Казанского ханства были тесно связаны с направлениями торгово-экономических отношений.

Определялось ли завоевание Казани Русским государством логикой исторических событий? Рассмотрим этот вопрос.

К середине XVI в. политическая ситуация в Восточной Европе заметно изменилась. Значительно усилилось Русское государство, что было связано с ростом населения, централизаторскими процессами, расширением территории и формированием служилого сословия. Казанское ханство развивалось существенно медленнее. Еще во времена Ивана III (годы правления: 1462-1505), выдающегося государственного деятеля, выявилось политическое доминирование Москвы над Казанью.

Централизация России требовала усиления служилого (военного и чиновничьего) сословия, содержать которое государство могло лишь на принципах условного (поместного) держания. В XV-XVI вв. шел процесс отчуждения вотчин (наследственного землевладения) и раздачи земель дворянам. Однако внутри самой России, подошедшей к аграрному перенаселению, свободных земель, необходимых для содержания государственного аппарата, явно не хватало. Огромный массив плодородных земель лежал на юге в пределах Дикого поля. Эти земли постепенно осваивались беглыми российскими и частично украинскими крестьянами, создававшими здесь вольные казачьи поселения. Но для того, чтобы включить их в государственный оборот, необходимо было обезопаситься от набегов казанцев, ногайцев и крымцев. Иными словами, решение социально-экономических проблем Русского государства требовало предварительных политических действий.

Государственная идеология, направляющая действия власти, окончательно сложилась в первой половине XVI в. Речь идет о концепции «Москва — третий Рим», живо поддержанной митрополитом Макарием, и идее абсолютизма, высказанной публицистом И. Посошковым. Само венчание Ивана IV на царство, организованное митрополитом Макарием [см.: Карташев 1991, т. I, с. 429], выглядит как стремление встать вровень с татарскими ханами. Концепция о «Москве — третьем Риме» предполагала, что Русское государство осталось единственным оплотом православного христианства на Востоке и что на него возложена миссия нести свет истинного учения другим народам. Идеи Посошкова апеллировали к сильной государственной власти, опирающейся на служилый люд, и призывали к завоеванию Казанского ханства, богатого «подрайской землицей». В совокупности эта идеология порождала имперскую ориентацию государства, что, впрочем, было не редкостью для Европы XVI в.

На практике план присоединения Казанского ханства к России осуществляли боярин И.В. Шереметев, приближенный царя костромской дворянин А.Ф. Адашев и дьяк И. Михайлов. Духовным руководителем «партии завоевания» был митрополит Макарий. Первоначальный замысел предполагал вынудить казанцев признать вассальную зависимость от России и заключить нечто вроде личной унии, типичной для государственных организмов того времени. В 1549 и 1550 г. состоялось несколько неудачных походов русских войск на Казань. Хорошо подготовленный поход 1551 г. (в нем участвовали европейские военные специалисты) привел к желаемому результату: Казань вынуждена была сдаться, и курултай 14 августа 1551 г. разработал проект присоединения Казанского ханства к России.

В ходе длительных дипломатических переговоров самой казанской стороной был выработан автономный статус Казанского ханства в составе Русского государства, предполагавший: 1) сохранение мусульманской администрации (причем назначением на административные должности и увольнением с них должен был ведать наместник, а не русский царь); 2) сохранение финансовой автономии ханства (его казной должен был распоряжаться наместник, а не центральное правительство); 3) ограничение местной власти в части наделения землей (это право предоставлялось русскому царю, а не его наместнику). Новый статус Казанского ханства включал запрещение христианского рабства и освобождение всех рабов, а также возвращение в состав ханства горной (правобережной) части территории, отошедшей в ходе военной кампании к России.

Идее казанской автономии в составе Российского государства, однако, не суждено было реализоваться в намеченном виде. Участники переговоров с Россией, князья (ханы) Ислам и Кебек, а также мурза А. Нарыков 9 марта 1552 г. подняли в Казани восстание и не пустили туда русскую администрацию. Началась война за независимость, продолжавшаяся с 1552 по 1556 г. В результате в октябре 1552 г. русской армией была захвачена и полностью разорена Казань, в течение последующих четырех лет подавлялось сопротивление на всей территории Казанского ханства. Было подавлено и антирусское восстание, вспыхнувшее в теперь уже бывшем Казанском ханстве в 1582 г. Оно перестало существовать, став административной частью Русского государства. Вместе с Казанским ханством в состав России вошли и зависимые от него народы: мордва, чуваши, марийцы, удмурты. Их присоединение имело частично добровольный (в 1546 г. горные черемисы перешли под главенство России), а частично насильственный характер (некоторые из этих народов участвовали в борьбе казанских татар против российской экспансии).

Из самой Казани и близлежащих районов было изгнано татарское население. Сюда еще до окончания войны хлынули потоки русских крестьян-переселенцев, привлеченные свободной и плодородной землей. Преобладание русских жителей в районе Казани отмечалось и в начале XX в., хотя в целом ареал проживания казанских татар с середины XVI по начало XX вв. изменился незначительно.

Посмотрим, как территориально расширялось Русское государство в последующие годы.

После взятия Казани Иван Грозный обратился с предложением ко всем народам, входившим в состав татарских ханств, принять русское подданство. На это предложение в 1552 г. откликнулись башкиры. В 1557 г., после повторной просьбы к царю со стороны Башкирии, она вошла в состав Русского государства. Зауральские башкиры, территория которых была связана с Сибирским ханством, вошли в состав Русского государства в конце XVI — начале XVII вв. после завоевания Сибири.

После военного присоединения Астраханского ханства (1554- 1556 гг.) Россия стала обладать волжским путем на всем его протяжении. Падение волжских ханств привело к распаду Ногайской орды на несколько самостоятельных протогосударственных образований — улусов. Улусы, кочевавшие в северном Прикаспии в Волго-Уральском междуречье создали Большую Ногайскую Орду, не раз признававшую вассальную зависимость от России. Часть улусов откочевала на запад — на правый берег Волги и в Приазовье, где сложилось феодальное государственное образование — Малые Ногаи, вскоре попавшее в вассальную зависимость от Турции. В бассейне р. Эмба возникла Алтыулская Орда.

В середине XVI в. российские владения вошли в соприкосновение с территорией Северного Кавказа. По рекам Тереку и Сунже возникли поселения казаков, занятых охраной российских рубежей. В российское подданство во второй половине XVI в. перешли ногайские улусы (за исключением Малых Ногаев, которые до середины XVIII в. зависели от Крыма и Турции). С 1557 г. под покровительство России периодически переходили властители Кабарды, а с 1580-х гг. — Дагестана. Но они часто меняли свою ориентацию в зависимости от собственных внешнеполитических расчетов или под прямым давлением Турции, Ирана.

В первые годы XVII в. начался мирный переход в русское подданство калмыков, перекочевавших в южное Поволжье из Центральной Азии. Русское государство было заинтересовано в охране своих границ от крымских татар и турок. В 1655 г. представители калмыков приняли присягу на подданство русскому правительству. В 1657 г. эта присяга была подтверждена. В 1661 г. подданство было закреплено подписями. Иными словами, вхождение в состав России калмыков (по разным данным от 200 до 500 тыс. чел.) было подтверждено письменным соглашением, заключенным добровольно с учетом взаимных интересов.

К началу XVII в. Россия значительно расширила свою территорию. Южная и юго-восточная граница шла теперь от Каспийского моря вдоль р. Урал (Яик) к верховьям рек Белая, Уфа, Чусовая. На юге границы шли по рекам Терек и Маныч, выходя к Дону и Самаре (левый приток Днепра). Значительная часть этих вновь присоединенных южных земель (Дикого поля) принадлежала России лишь номинально, так как была очень слабо (за исключением узкой полосы вдоль Волги) освоена земледельческим населением. Заволжье, бассейн Дона, Прикаспье населяли тюркские кочевые народы. Были здесь и казачьи поселения, сохранявшие самоуправление. Земледельческое освоение этого пространства между Волгой и Северской землей в XVI в. только начиналось.

Однако российские границы на Кавказе были определены в этот период весьма нечетко. Еще в 1588 г. по просьбе кабардинских и кахетинских владетелей московское правительство построило в устье Терека Терский город. В XVII в. на Сунже, недалеко от ее впадения в Терек, несколько раз восстанавливался Сунженский острог, контролировавший важнейший северокавказский путь. Эти стратегические пункты были центром терского казачества, образовавшегося в XVI в. и затем пополнявшегося за счет русских переселенцев. С конца XVI в. вместе с ними служили и выходцы из Кабарды. В начале XVII в. русскую помощь против персидских нашествий начали искать дагестанские владетели. В 1614 г. Тарковские князья и мурзы отправили в Москву свое посольство и вступили в вассальную зависимость от Русского государства. Такая же зависимость в течение всего XVII в. сохранялась и со стороны кабардинцев.

В 1630-х гг. помощь и подданство искал в Москве картлийский царь Теймураз, которого поддержали имеретинский царь Георгий и владетельный князь Гурии. В 1650 г. имеретинский царь Александр дал присягу на верность в своем подданстве Российскому государству. В 1658 г. в своей грамоте царю Алексею Михайловичу он сообщал о необходимости русской помощи кахетинскому царю Теймуразу, о возможности изгнать из всей Грузии персидских завоевателей и привести ее в русское подданство. В то время Россия, находясь в состоянии войны с Польшей, не могла сосредоточиться на кавказском политическом направлении. Однако традиция опоры кабардинских и грузинских владетелей на Россию укрепилась именно в то время. Многие из них приезжали в Россию и оставались на русской службе.

На востоке во второй половине XVI в. продолжалось расширение Русского государства за Уральскими горами. Еще с первой половины XVI в. русские промышленники осваивали заобские области и приближались к Енисею. В 1558 г. Иван IV пожаловал сольвычегодским промышленникам Строгановым обширные территории по рекам Каме и Чусовой в землях коми-пермяков. С 1580-х гг. эти земли стали базой для планомерного продвижения за Уральские горы. Расширяясь на восток и на юг, земли Строгановых пришли в соприкосновение с территорией Сибирского ханства — непрочного и раздробленного феодального образования, не имевшего четких границ. Походы за Урал в поисках новых промысловых пушных районов стали приобретать характер хорошо вооруженных и организованных экспедиций. Походы Ермака (1581-1585 гг.) привели в конечном счете к разгрому Сибирского ханства, просуществовавшего с 1495 по 1598 гг.

Продвижение промышленников в Сибирь получило поддержку правительства. Теперь отряды, шедшие в Западную Сибирь, закрепляли продвижение постройкой городов: Верхне-Тагильский городок (1583), Тюмень (1586), Тобольск (1587), Лозьвинский городок (1590), Березов (1593), Пелым (1593), Сургут (1594), Тара (1594), Обдорск (1595), Нарым (1596), Кетский острог (1597), Верхотурье (1598), Туринск (1600). Большинство этих городов возникло на традиционных путях из Европейской России в Сибирь. С присоединением Сибири эти пути были объявлены государственными.

К началу XVII в. граница вновь присоединенных земель шла по Обской, а затем Тазовской губе, по р. Пур, опускаясь к юго- востоку на верховья р. Тым — устье Чулыма (на Оби), откуда шла на запад Барабинскими степями вдоль р. Тары, пересекала низовья рек Ишим и Тобол и уходила к верховьям р. Чусовая. В состав России вошли земли, населенные ненцами (самоедами), хантами (остяками), манси (вогулами), башкирами, сибирскими и барабинскими татарами, селькупами (нарынскими остяками).

Победа над Кучумом произвела большое впечатление на население, подвластное Сибирскому ханству. В русское подданство стали добровольно переходить многие народы Западной Сибири. Первыми перешли в русское подданство барабинские и тер- нинские татары. Чатские татары заявили о желании перейти под власть России, подтвердив, что не могли сделать этого до падения Сибирского ханства. В начале XVII в. зуштинский князь Тоян обратился к Борису Годунову с просьбой взять под защиту Русского государства селения томских татар в Нижнем Притомье и поставить в их земле русскую крепость, обязавшись оказать содействие в обложении ясаком окрестного тюркоязычного населения. В марте 1604 г. было принято решение о строительстве города на р. Томи, который и был поставлен к сентябрю того же года силами русских служилых людей, тобольских татар и кодских хантов. Вскоре здесь появились русские крестьяне и ремесленники. В 1618 г. служилые люди Томска построили новые укрепления: Кузнецкий, затем Мелесский и Агинский остроги, где были расположены русские военные гарнизоны.

Сооружение в первую очередь военных укреплений объяснялось потребностями обороны от набегов кочевников, боровшихся за новые пастбищные угодья: монголов и казахов. Однако после образования в 1630-х гг. Джунгарского ханства обстановка стала спокойнее, и территория Западной Сибири прочно вошла в состав Российского государства. Сюда началось массовое переселение людей из Европейской России. С соседней Джунгарией Россия стремилась к мирному урегулированию спорных вопросов, направляя туда своих представителей и принимая джунгарских послов. Одновременно велись переговоры с телеутской знатью и ойратскими зайсанами об усилении торговых связей. Многие те- леуты стали переходить в русское подданство. Постепенно в Бара- бинской степи стали возникать и русские села.

Население Восточной Сибири вошло в состав России в первой половине XVII в., окраинные территории на юге, востоке и северо-востоке Сибири — во второй половине XVII в., Камчатка и прилегающие к ней острова — в конце XVII — начале XVIII в. Присоединение этих земель объяснялось заинтересованностью России в расширении промысловых угодий и добычи пушнины.

В начале 1620-х гг. русские промышленники проникли в Якутию, а в 1643 г. был основан острог Якутск. Местное население было обложено данью (ясаком), что, естественно, вызвало сопротивление, особенно со стороны якутской правящей верхушки («князцов»). Однако постепенно население убеждалось в выгодности торгового обмена с русскими, даже зачастую и неэквивалентного. В 1640-х гг. русское население Якутии составляло уже десятую часть от численности коренных жителей. В 1641 г. было основано Якутское воеводство, занимавшее часть современной территории Якутии. Вскоре в состав России вошли и остальные якутские земли. Таким образом Якутия была включена в административную структуру России.

В 1628 г. на Енисее был основан Красноярский острог, который стал центром обороны Енисейского края с юга против ежегодных набегов киргизских отрядов. В конечном счете последние были вынуждены покинуть территорию Енисейского края, а коренное население — предки хакасского народа — приняло русское подданство.

В течение 1640-х — 1660-х гг. произошло присоединение к Русскому государству бурятских земель. Летом 1652 г. отряд служилых людей построил Иркутский острог. Военные столкновения с бурятами вскоре сменились мирными отношениями, и по просьбе бурят был выстроен Удинский острог (нынешний Улан-Удэ). В 1649 и 1669 гг. русские переселенцы поставили приграничные столбы в Приамурье и Приморье.

Таким образом, в течение XVI-XVII вв. в основном сформировались современные границы Российской Федерации. В состав Русского государства стали входить и территории, в настоящее время составляющие самостоятельные независимые страны. Так, в 1653-1654 гг. в результате освободительной войны украинского народа левобережная часть Украины добровольно вошла в состав

России. Сейчас, однако, она является частью соответствующего независимого государства. Вместе с этими территориями, составлявшими ранее часть Польши, в состав Российского государства в середине XVII в. вошло и значительное количество еврейского населения. Как в составе Польше, так и в составе России исповедующие иудаизм евреи подвергались гонениям по религиозному признаку. Некоторые аспекты этой проблемы будут рассмотрены далее.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >