Теории и пределы ограничения государственного суверенитета

Теоретическое обоснование ограничения государственного суверенитета и доктрина «мирового правительства»

В 2014 г. произошли важнейшие события, которые заставили переосмыслить роль отдельных стран в системе международной и региональной безопасности.

В связи с вступлением Крыма в состав Российской Федерации, провозглашением ДНР и ЛНР на Юго-Востоке Украины в отношении России, ряда должностных лиц и организаций, якобы причастных к дестабилизации ситуации в Украине, США и ЕС в нарушение норм международного права были введены ограничительные политические и экономические меры1. Инициатором введения санкций стало руководство США, под давлением которого к санкциям присоединился Евросоюз.

По мере углубления разногласий между Москвой и официальным Вашингтоном отмечается нарастание интенсивности и остроты ан- тироссийских информационно-пропагандистских акций в западных СМИ. Вместо объективного освещения событий населению подается искусно созданная виртуальная реальность: нежелательные для западной общественности сведения либо полностью замалчиваются, либо грубо искажаются[1] [2]. Экспансионистские цели и оправдание гонки вооружений маскируются рассуждениями о необходимости защиты от «внешней агрессии». Наиболее активно такие приемы используются в ходе освещения гражданской войны на Юго-Востоке Украины.

Зарубежные СМИ и политическое руководство США, Канады и Западной Европы вернулись к агрессивной риторике «холодной войны». Было предложено «изолировать» Россию и возродить «демократическую коалицию Запада времен “холодной войны”» с главенствующей ролью США. По мнению лидеров стран блока НАТО, новое мироустройство и система безопасности должны обеспечиваться Организацией Североатлантического договора, которая в отличие от неэффективной ООН способна предотвращать конфликты, осуществлять контроль за нераспространением оружия массового поражения и оперативно проводить «гуманитарные» силовые акции. Эти программные заявления «удачно» совпали с наращиванием финансирования и размещением в Европе дополнительных воинских подразделений НАТО, заявлениями о необходимости расширения Альянса за счет Украины, Грузии и Молдавии.

Попытки экономического давления и политической изоляции России связаны с тем, что Российское государство является объективным препятствием для передела мира по американской модели, а наличие у России ядерного оружия, уникальные сырьевые и энергетические ресурсы, частично контролируемое информационное пространство затрудняют Соединенным Штатам глобальное доминирование. Неудавшаяся попытка «цветной революции» и неспособность «единой оппозиции» подготовить смену политического режима в России при поддержке извне не оставили антигосударственным силам другого пути, кроме открытого ослабления и подрыва ее государственного суверенитета[3].

Важно иметь в виду, что ограничение государственного суверенитета нуждается в подробном теоретическом обосновании. С одной стороны, разрабатываемые специалистами концепции, стратегии, доктрины должны содержать аргументацию необходимости усиления ведущей роли США в международных отношениях. С другой стороны, новые, более утонченные и разнообразные, формы поддержания мирового лидерства США должны быть основаны на постепенном ограничении суверенитета и использовании потенциала (ресурсы, рынки, кадры, технологии) интересующих американское руководство государств.

Несмотря на то что государственный суверенитет как верховенство и независимость государственной власти внутри страны и за ее пределами является обязательным признаком любого государства, далеко не каждое государство им фактически обладает. В истории известны многочисленные примеры ограниченного суверенитета государств:

  • — колонии;
  • — вассальные государства (Румыния и Сербия до 1878 г., Болгария до 1908 г.),
  • — индийские княжества (до 1947 г);
  • — протектораты (Марокко и Тунис до 1956 г.);
  • — капитуляции (Турция до 1923 г., Иран до 1928 г., Египет до 1937 г., Китай до 1943 г.)1;
  • — подмандатные и несамоуправляющиеся территории (территории, отторгнутые от Германии и Турции в итоге Первой мировой войны)[4] [5];
  • — международные сеттльменты и сервитуты и др.[6]

Вопрос об ограничении государственного суверенитета остро встал в эпоху деколонизации. Государства-монополии, пытаясь вернуть утраченные ресурсы, рынки, политическое влияние, разрабатывали различные доктрины, умаляющие или отрицающие суверенность стран, освободившихся от колониальной зависимости. На практике это проявилось в формировании различных военных союзов с экс-колониями, размещении там военных баз и осуществлении экономической экспансии (предоставление финансовых займов на кабальных политических и экономических условиях, неэквивалентный экономический обмен).

Ограничение государственного суверенитета является одним из традиционных средств расширения сфер влияния государств, претендующих на мировое лидерство. Американская политическая доктрина на протяжении XX—XXI вв. является ярким тому подтверждением. Рост экономического могущества, политического, культурного и идеологического влияния США в мире в начале XX в. способствовал поиску идей, теоретически обосновывающих появление и существование новой мировой империи. А поскольку интересам США противоречило существование региональных держав-конкурентов, проводящих относительно независимую внутреннюю и внешнюю политику, в качестве альтернативы государственным суверенитетам была предложена идея единого «мирового правительства». Эта доктрина, обосновывающая слияние всех государств в единое образование во главе с «мировым правительством», позднее получила известность под названием «мондиализм». Наиболее активную разработку она в различных вариациях приобрела после окончания Второй мировой войны. Весомый вклад в создание теорий ограничения суверенитета и доктрины мирового правительства внесли американские теоретики 3. Бжезинский, Вейгарт, Вилкокс, Р. Гарднер, Дейч, Ф. Джессеп, П. Кларк, Г. Кельзен, Г. Киссинджер, К. Леви, К. Мейер, Ч. Мерри- эм, Д. Митрани, Сонн, Н. Спикмен, Р. Фальк, Харрисон, П. Холл, А. Эциони и др.

Концептуально доктрина «мирового правительства» основана на координации политики в мировом масштабе и принижении роли суверенных государств в международных отношениях. Создание доминирующего мирового центра под эгидой США является стратегической целью, а многочисленные теории ограничения государственного суверенитета выступают тактическим средством достижения этой цели. Теоретический блок концепций ограничения государственного суверенитета состоит из геополитической, экономической, коммуникативной и юридической составляющих.

Значительная часть теорий «ограничения государственного суверенитета» уходит корнями в геополитику. В работах «Американская стратегия в мировой политике» и «География мира» одного из первых американских геополитиков Н. Спикмена обозначены десять критериев, на основании которых следует определять геополитическое могущество государства. К их числу относятся:

  • 1) территория государства;
  • 2) природа границ;
  • 3) население;
  • 4) наличие полезных ископаемых;
  • 5) экономическое и технологическое развитие;
  • 6) финансовая мощь;
  • 7) этническая однородность;
  • 8) уровень социальной интеграции;
  • 9) политическая стабильность;
  • 10) национальный дух[7].

На взгляд Спикмена, если государство по этим критериям оценивается невысоко, оно должно вступить в общий союз и уступить часть своего государственного суверенитета ради мирового геополитического порядка.

Другие американские ученые (Харрисон, Вейгарт) обосновывали ограничение государственного суверенитета с экономических позиций и увязывали его с лидирующим положением США. Они пытались доказать, что малые страны экономически нежизнеспособны и должны добровольно отказаться от «экономического суверенитета», подчинившись большим державам. Макроэкономическое управление в этом случае должно осуществляться Соединенными Штатами Америки, а малые страны будут выполнять лишь роль поставщиков сырья. Видными представителями экономической составляющей теории ограничения государственного суверенитета являются Р. Гарднер и Д. Митрани. Гарднер возлагал надежду на подчинение США остальной части человечества за счет развитого предпринимательства, определяющего мировой порядок (worldorder business). Митрани в качестве важнейшего фактора мировой интеграции рассматривал контролируемые США международные финансовые институты.

Некоторые американские теоретики (Дейч, Киссинджер, Снайдер) выступают с позиций коммуникативного подхода к обоснованию необходимости ограничения государственного суверенитета и создания мирового правительства. По мнению сторонников данного подхода, одним из основных факторов отрицания государственного суверенитета является межгосударственная взаимозависимость и международные контакты.

Юридическая составляющая теорий «ограничения государственного суверенитета» представлена «теорией международных границ» П. Холла, теорией «мирового гражданства», теорией компетенции, международно-правовыми теориями А. Адлера, Ф. Джессепа, Г. Кельзена. По мнению Холла, «международная граница» проходит там, где сталкиваются интересы великих держав. Поэтому все территории на Земле входят в сферу верховенства той или иной великой державы1. Данная теория использовалась для обоснования создания военных баз США в иностранных государствах[8] [9].

Другой разновидностью юридических теорий «ограничения государственного суверенитета» является теория «мирового гражданства». Согласно этой теории государственное гражданство должно быть ликвидировано и заменено единым для всех людей «мировым гражданством». Таким образом, индивиды признавались бы полноценными субъектами международного права. Пропаганда подобных идей направлена на обоснование ликвидации суверенных прав государств по определению правового статуса своего населения, а также возможности вмешательства во внутренние дела.

Следующая правовая вариация ограничения государственного суверенитета связана с теорией компетенции. Сторонники данной теории (Кельзен) заменяют территорию государства пространственной компетенцией и утверждают, что в мире не существует территорий, находящихся под исключительной властью одного государства.

Особый блок теоретического обоснования ограничения государственного суверенитета составляют концепции некоторых американских юристов-международников (Адлер, Джессеп, Кельзен)[10]. Суверенитет государства понимается ими исключительно как мотив и предпосылка войн. Отмена государственного суверенитета позволит обеспечить мир на Земле. Вместо конкуренции государств должно быть установлено «господство международного права»1. Признание принципа верховенства международного права над национальным связывают с именем Кельзена и его трудами «Проблема суверенитета», «Мир с помощью права». Последователи Кельзена выдвинули жесткую альтернативу: либо признавать суверенитет одного государства, исключающий суверенитет других государств, либо отменить государственный суверенитет вообще.

В последних версиях теорий ограничения государственного суверенитета прямо не утверждается о мировом господстве США. Данная цель преследуется опосредованно. Предлагается реорганизовать ООН и осуществить верховенство права в глобальном масштабе с помощью США[11] [12].

Как уже отмечалось, многие теории ограничения государственного суверенитета призваны обслуживать концепцию «мирового правительства», а мировое правительство, в свою очередь, должно стать средством осуществления политики США. Доктрина мирового правительства предусматривает формирование мировой системы финансового контроля, единое мировое законодательство, международную конституционную юстицию, создание наднациональных организаций и надгосударственных образований (Бжезинский, Кларк, Мерри- эм, Сонн, Эциони).

В период международного экономического кризиса 2008 г. концепции «мирового правительства» и неоглобализации вновь активировались. Известный французский политик и теоретик «нового мирового порядка» Ж. Аттали для вывода мира из глобального кризиса предложил создать «глобальную регулирующую систему» и реализовать «глобальный суверенитет»[13] путем создания мирового правительства, мирового парламента, мировых полиции, суда и юстиции, введения единой мировой валюты и мирового контроля за финансовыми рынками.

Ж. Аттали и другие сторонники универсального глобализма видят корень зла в самом государстве. Помимо создания наднациональных органов из национальной компетенции изымаются и передаются под международный контроль ядерное оружие, ядерная энергетика, ракетно-космическая техника, а также все богатства недр нашей планеты. Разумеется, государственные суверенитеты в этом случае должны быть нивелированы, а действующие конституции и национальные правовые системы выброшены «на свалку истории»1.

Идеологи управления глобальным обществом по сетевому принципу (netOKpaTbi Ж. Ришар, А. Бард, Я. Зондерквист) делают ставку на демонтаж современного политико-правового мироустройства как в национальном, так и в международном аспекте. Они считают, что люди на всей планете попали в зависимость от мировых рынков. Экономическая глобализация влечет «денационализацию» экономики путем установления транснациональных сетей производства, торговли и финансов. Традиционные национальные государства становятся своего рода коммерческими единицами мировой политики. Глобализация порождает новые формы социальной организации, которые вытесняют и постепенно вытеснят национальные государства как первичные экономические и политические образования мирового сообщества. Соответственно, сетевым управлением будут вытеснены внутригосударственные и международный правопорядку созданные Объединенными Нациями[14] [15].

Первые попытки практического воплощения доктрины мирового правительства относятся к 1920-м гг. В 1921 г. с целью создания мировой системы финансового контроля, предназначенной для управления глобальными политическими и экономическими процессами, был учрежден Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations). В 1937 г. в США начала свою деятельность первая организация (International Campaign for World Government), основной целью которой было формирование мирового правительства. В ноябре 1945 г. к работе приступил комитет по созданию Всемирного правительства, который к 1948 г. подготовил первый проект всемирной конституции (вошедший в историю как «чикагский проект», поскольку шесть из девяти составителей всемирной конституции были преподавателями Чикагского университета). Чикагский проект описывал всемирную федеративную президентскую республику. Президент всемирного государства наделялся не только исполнительными, но и судебными полномочиями в качестве верховного судьи и председателя верховного суда. Предусматривалось создание вооруженных сил всемирной республики. Контроль за ними передавался одной из палат всемирного федерального собрания — палате наблюдателей под председательством президента. Провозглашался один мировой язык.

В 1954 г. образован Бильдербергский клуб, занимающийся планированием и координацией деятельности олигархических структур в различных странах мира. В 1973 г. Советом по международным отношениям была создана Трехсторонняя комиссия (Trilateral Comission) по урегулированию широкого спектра вопросов взаимодействия американской, европейской и тихоокеанской экономических зон1. Одним из этапов на пути реализации глобальной американской стратегии создания мирового государства стало оформление политической компоненты Европейского Союза. Таким образом, теоретическая доктрина «мирового правительства» и «нового мирового порядка» превратилась в реальность.

Конец XX в. ознаменовался ликвидацией двухполюсной глобальной системы. В связи с устранением Советского Союза безоговорочное доминирующее экономическое, военно-политическое и идеологическое положение в мире стали занимать Соединенные Штаты Америки. Как отмечает Бжезинский в работе «Великая шахматная доска», американское мировое превосходство породило новый международный порядок, который воспроизводит черты американской политической системы: систему коллективной безопасности (НАТО, Американо-японский договор о безопасности); региональное экономическое сотрудничество (APEC, NAFTA) и специализированные глобальные организации (Всемирный банк, Международный валютный фонд (МВФ), Всемирная торговая организация (ВТО)); демократическое членство в ключевых союзах и процедуры совместного принятия решения при доминировании США; глобальную систему конституционной юстиции[16] [17].

По мнению Бжезинского, «в случае сознательного или непреднамеренного отказа Америки от своего статуса единственной сверхдержавы реальной альтернативой американскому лидерству в обозримом будущем может быть только анархия в международном масштабе»1. Он также считает, что Америка несет ответственность за судьбы мира и устанавливает правила поведения для всех остальных государств. «Америка стоит в центре взаимосвязанной вселенной, такой, в которой власть осуществляется через постоянное маневрирование и стремление к формальному консенсусу, хотя эта власть происходит в конце концов из единого источника, а именно: Вашингтон, округ Колумбия. И именно здесь должны вестись политические игры в сфере власти, причем по внутренним правилам Америки»[18] [19]. Приведенная цитата Бжезинского содержит весьма откровенное выражение сути мондиалистской модели мирового устройства, согласно которой мировое правительство» становится единственным центром власти, а суверенной является только империя нового мирового порядка.

Американское глобальное доминирование и политика ограничения отдельных государственных суверенитетов сложились не за один день. Этот результат стал закономерным следствием мирового политического развития в XX в. и системного взаимодействия экономических, политических и идеологических факторов.

В числе экономических факторов, способствующих укреплению гегемонии США, можно назвать: долларизацию значительной части национальных экономик, привязку мировых цен на сырье к американской валюте; предоставление контролируемыми США финансовыми институтами кредитов отдельным странам[20], льгот в области торговли, налогообложения, таможенных сборов под условиями проведения определенных реформ, выгодных американской администрации; портфельные инвестиции американских кампаний и частных лиц в национальные экономики и отрасли, установление экономических санкций за сотрудничество с отдельными государствами, стремящимися проводить независимую от Вашингтона политику; искусственное поддержание экономической отсталости ряда государств за счет ограничения их в доступе к передовым технологиям и разработкам; навязывание кредитов МВФ и кабальных экономических проектов.

К политическим факторам относятся: принятие важнейших политических решений на форумах ограниченного состава под председательством США; осуществление односторонних военных акций, нарушающих нормы международного права; монополия на миротворческую деятельность в ряде регионов мира; легитимация Соединенными Штатами Америки результатов выборов, проходящих в мире; избирательное использование международно-правового института признания государств в качестве инструмента проведения внешней политики; участие США в законодательной деятельности иностранных государств; принятие Конгрессом США законов для других стран мира, требования к иностранным государствам об экстрадиции, противоречащие национальному законодательству этих стран; игнорирование судебных иммунитетов иностранных государств; незаконное обращение взысканий на имущество иностранных государств; экстерриториальность и неподсудность американских военнослужащих и гражданского персонала, обслуживающего военные базы США за границей.

Идеологические факторы доминирования Соединенных Штатов в глобальном масштабе представлены: международным характером английского языка; монополией американских информационных агенств и СМИ на формирование и распространение информации в мире; стимулированием отъезда в США высококвалифицированных специалистов, ученых, деятелей культуры и искусства; ускорением научно-технического, технологического и информационно-телекоммуникационного отрыва США от других государств мира.

Согласно рейтингу ведущих мировых университетов, составленному Шанхайским университетом Цзяотун, восемь университетов из первой десятки находятся в США, равно как и семнадцать из первой двадцатки. Эти вузы обеспечивают США научно-техническую и образовательную базу, благодаря которой Америка удерживает экономическое и военное лидерство в освоении промышленных технологий. Кроме того, они способствуют сосредоточению человеческого капитала в стране, поскольку ведущие ученые, исследователи, инженеры и предприниматели со всего мира иммигрируют в США, стремясь реализовать свой потенциал[21].

Особого комментария с точки зрения ограничения государственных суверенитетов заслуживают участие США в законодательной деятельности иностранных государств и принятие Конгрессом США законов для других стран мира.

В законотворчестве иностранных государств, представляющих интерес для США, главное внимание уделяется таким приоритетным сферам правового регулирования, как порядок организации и проведения выборов органов государственной власти, судоустройство и охрана правопорядка, деятельность неправительственных организаций, СМИ, свобода вероисповедания. Так, в подразд. 5 С разд. 2 Закона о демократии в России 2002 г. (Russian Democracy Act of 2002) официально признано, что «финансируемые Правительством США программы внесли вклад в развитие независимой судебной системы, в разработку нового уголовного кодекса, гражданского кодекса, закона о банкротстве, поддержку неправительственных организаций в Российской Федерации»[22].

В преддверии выборов в Армении 2007—2008 гг. США поддержали разработку и модернизацию избирательного законодательства Республики Армения. В Комитет Государственной Думы по делам религии Агентством США по международному развитию вносились предложения об изменении федеральных законов, регулирующих свободу вероисповедания и религиозную деятельность в России. Аналогичные призывы о пересмотре законов поступали от США Узбекистану, Казахстану и руководству ряда других государств — участников СНГ.

Нужно отметить, что США являются единственным государством, которое не только помогает национальным парламентам принимать внутригосударственные законодательные акты, отвечающие стратегическим интересам американской демократии, но и само принимает законы для других стран мира. Примерами распространения юрисдикции США в отношении других государств являются Закон о свободе вероисповедания в странах мира от 27 января 1998 г., Закон о демократии в России 2002 г., Закон о демократии в Беларуси от 20 октября 2004 г.

Закон о свободе вероисповедания в странах мира 1998 г. предписывает проведение Соединенными Штатами Америки ежегодного анализа положения дел со свободой вероисповедания во всем мире и определение стран, которые «совершили или допустили особенно серьезные нарушения свободы вероисповедания» в отчетный период. После включения какого-либо государства в список «стран, вызывающих особую озабоченность» Государственный секретарь США принимает решение о том, какие действия (в том числе санкции) следует предпринять в отношении данной страны.

В соответствии с подразд. Ь2 разд. 3 Закона о демократии в России 2002 г. развитие демократии в России отнесено «к сфере интересов национальной безопасности США. В связи с этим Правительству Соединенных Штатов следует продолжать и наращивать поддержку, оказываемую демократическим силам Российской Федерации, включая независимые СМИ, местные администрации, политические партии демократической ориентации и неправительственные организации»1.

Аналогичную политико-правовую природу имеет Закон о демократии в Беларуси 2004 г., предусматривающий помощь белорусским политическим партиям, неправительственным организациям и независимым СМИ и устанавливающий запрет правительственным агентствам США на предоставление кредитов и инвестиций правительству Беларуси.

В 2006 г. сенатский комитет США по юридическим вопросам единогласно проголосовал за законопроект, запрещающий зарубежным государствам создавать нефтяные и газовые картельные организации по типу ОПЕК. Закон давал разрешение администрации США преследовать правительства таких государств в судебном порядке. В проекте отмечалось: «Незаконными и нарушающими требования настоящего акта будут коллективные или иные совместные действия в форме картеля или иной ассоциации... со стороны любого зарубежного государства, инструмента или агента любого зарубежного правительства по ограничению добычи нефти, природного газа или сохранению цен на нефть, природный газ или иной нефтепродукт, а также по любым ограничениям на торговлю нефтью, природным газом или другим нефтепродуктом»[23] [24]. Тем самым иностранные государства — экспортеры энергоносителей лишались права «ограничивать добычу нефти и газа, устанавливать или сохранять цены на них». Важно иметь в виду, что впервые в мировой истории данный законопроект в интересах Соединенных Штатов Америки обосновал правомерность выведения природных ресурсов из-под суверенитета того или иного государства.

В 2012—2015 гг. США инициировали создание двух крупнейших торгово-экономических блоков — Транстихоокеанского торгового партнерства (Trans-Pacific Partnership) и Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (Transatlantic Trade and Investment Partnership). В эти партнерства, по замыслу их участников, должны войти страны, производящие более 70% мирового валового продукта. Данные формы зоны свободной торговли должны со временем заменить ВТО и фактически упразднить ее правовые нормы.

На фоне секретного обсуждения этих соглашений с потенциальными странами-участниками президент США Б. Обама не раз заявлял, что только Америка в силу своей исключительности имеет право создавать новые нормы для глобальной торговли1.

Еще одним элементом американской «универсальной» юрисдикции стал «закон Магнитского» (Sergei Magnitsky Rule of Law Accountability Act of December 2012), который основывается на голословных заявлениях о систематическом нарушении в России основополагающих прав человека. Данный закон позволяет властям США оценивать деятельность российских официальных и частных лиц, выдвигать обвинения в адрес российских граждан, ущемлять во внесудебном порядке их имущественные и иные законные интересы на основании обвинений в нарушении национальных, иностранных и международных правовых норм[25] [26]. 12 апреля 2013 г. Минфин США опубликовал список из 18 представителей правоохранительных органов и судебной системы России, которым закрыт въезд в США. В 2014 г. данный список дополнен 12 фамилиями.

В марте 2014 г. власти США, не согласные с действиями России в ходе украинского кризиса, ввели персональные санкции в отношении ряда российских государственных служащих, парламентариев и представителей бизнеса[27]. В июле 2014 г. точечные антироссийские санкции были усилены секторальными.

В декабре 2014 г. в целях развития демократии за рубежом в США был принят Закон о защите прав человека и гражданского общества Венесуэлы, а также Закон о поддержке свободы на Украине.

Однако распространением демократии во всем мире, регулированием международной энергетической и сырьевой политики, формированием правовых устоев глобальной торговли роль США не исчерпывается. Настойчивые попытки американского руководства удержать доминирующее положение США в качестве мирового лидера вполне объяснимы, если проанализировать, какие возможности предоставляет выборочное ограничение отдельных государственных суверенитетов Америке.

Принижение роли суверенных государств во имя доминирующего мирового центра под эгидой США дает Соединенным штатам:

  • — с точки зрения экономики — форсирование вывоза капитала, приобретение (расширение) рынков сырья (в первую очередь, энергоносителей) и сбыта продукции, снятие торговых ограничений, облегчение выноса экологически опасных производств и отраслей из США;
  • — с точки зрения политики — формирование во всех регионах мира проамериканских политических режимов с контролируемой системой органов государственной власти и отвечающей национальным интересам США системой законодательства, размещение военных баз во всех стратегических районах земного шара; формирование новой системы международного права, ориентирующейся на потребности США и предоставляющей Америке исключительные преференции;
  • — с точки зрения идеологии — формирование в общественном сознании ощущения безграничного превосходства американской науки, культуры и искусства, распространение мировоззренческих ценностей американского образа жизни, консолидацию американского общества по внешнеполитическим вопросам, затрагивающим национальные интересы США;
  • — с точки зрения социальной сферы — направление на социальные программы Соединенных Штатов денежных средств, полученных за счет снижения издержек производства, вывоза капитала в другие страны, гибкое сдерживание внутреннего потребления и роста жизненного уровня населения.

К чему приводило ограничение государственных суверенитетов для потерпевшей стороны — всем известно. Унизительные условия Версальского мирного договора для Германии послужили одной из причин Второй мировой войны. Мюнхенская конференция 1938 г., на которой представителям Чехословакии не было позволено обсуждать принятые решения, привела к уничтожению Чехословацкого государства. Показательные «гуманитарные» бомбардировки Югославии в 1999 г. повлекли за собой изгнание более 200 тыс. сербов из провинции Косово-Метохия и отторжение края в 2008 г. Гуманитарная оккупация Ирака под предлогом поиска оружия массового поражения вызвала всплеск непрекращающегося насилия и терроризма. Интервенция в Ливии (2011—2012 гг.) и поддержка антиконституционного переворота в Украине (2014 г.) с целью смены политического режима привели к гражданской войне и распаду государственности.

Стремление к глобальной гегемонии, империалистическая политика «экспорта демократий», «гуманитарных интервенций», «борьбы с диктаторскими режимами», попытки построить на основе НАТО новый мировой порядок по-американски и юридически оформить его представляют непосредственную угрозу и для России. По большинству параметров современные политические и военные установки НАТО (расширение блока за счет Украины, Грузии и Молдавии, развертывание позиционных районов системы ПРО в Европе, Азиатско-Тихоокеанском регионе и космосе, принятие новой стратегической концепции НАТО, предусматривающей ведение силовых операций вне зоны действия Вашингтонского договора без санкции Совета Безопасности ООН, и др.) противоречат интересам безопасности РФ.

Как представляется, современная система международной безопасности и практика межгосударственных отношений должны базироваться не на конфронтационных подходах холодной войны, а на принципах уважения суверенитета, равноправия, независимости, доверия и взаимовыгодных отношениях государств в международных делах.

Будущее межгосударственных отношений основано на прагматизме, многовекторности, поиске решений актуальных проблем в рамках многосторонней дипломатии и коллективных усилий.

  • [1] В апреле 2014 г. не признавшие легитимность антиконституционного переворотав Киеве жители Донецкой и Луганской областей провозгласили создание народныхреспублик и объявили о своем суверенитете. Власти Украины начали в Донбассе карательную операцию против жителей региона.
  • [2] Весьма характерными являются попытки придания легитимности новым правителям Украины, пришедшим к власти в результате государственного переворота. В соответствии с политикой «двойных стандартов» силовые действия радикальной оппозиции и неофашистских сил на евромайдане подаются как мирные демонстрации,а гражданские акции протеста жителей Донбасса — как «незаконные и сепаратистскиедействия». Одновременно чиновниками зарубежных правительственных структур имежгосударственных органов, иностранными СМИ осуществляется широкомасштабная кампания по обвинению России в попытках дезинформировать мировое сообщество относительно собственных планов в отношении Украины.
  • [3] В связи с этим особого внимания заслуживает инициатива Конгресса США попринятию в 2014 г. законопроекта «Russian Agression Prevention Act 2014» («Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014»), предусматривающего ежегодное выделение 10 млрд долл. США в период 2015—2017 гг. на «развитие демократии» в России.
  • [4] О режиме капитуляций см.: Решение Международного Суда ООН от 27 августа1952 г. по делу, касающемуся прав граждан США в Марокко // Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда (1948—1991). С. 31.
  • [5] Статья 22 Устава Лиги Наций предусматривала возможность предоставления тому или иному государству международного мандата от Лиги Наций на управление тойили иной страной или территорией. Мандаты были выданы: Англии — на Ирак, Камерун, Палестину, Трансиорданию и Западную Африку; Франции — на Сирию, Ливию,Того; Бельгии — на Руанда-Урунди; Японии — на острова Океании; Австралии и Новой Зеландии — на острова Новой Гвинеи, Самоа и др. Мандатная система Лиги Наций рассматривалась в решении Международного Суда ООН от 21 декабря 1962 г. поделам о Юго-Западной Африке (см.: Краткое изложение решений, консультативныхзаключений и постановлений Международного Суда (1948—1991). С. 78—81).
  • [6] Помимо перечисленных открытых форм зависимости государств необходиморазличать скрытые формы экономической зависимости государств. Не случайно вСтратегии национальной безопасности США 2015 г. выделены «слабые государства»,«неустойчивые страны» (со слабо функциональной системой государственного управления) и «государства-банкроты».
  • [7] См.: Дугин А. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. Мыслитьпространством. М., 1999. С. 63.
  • [8] Например, Берлинская конференция 1885 г. о разделе сфер влияния в Африкеприняла решение, по которому каждое государство, завладевшее какой-либо территорией, обязано было объявить другим государствам об этом факте. Брюссельский институт международного права в своей декларации 1888 г. по вопросу о завладении новыми территориями указал, что завладение территорией должно осуществляться отимени государства и сопровождаться нотификацией всем государствам. Кроме того,такое завладение должно сопровождаться установлением местной государственнойвласти, обеспечивающей порядок и управление. В истории известны и другие договорыоб установлении сфер влияния (например, Англии с Португалией 1890 г., Англии сИталией 1891 г., Англии с Францией 1898 г.).
  • [9] См.: Лазарев М. И. За ликвидацию военных баз США на чужих территориях. М.,1959; Он же. «Теория компетенции» — апология военных баз США на чужих территориях // Правоведение. 1960. № 1. В советском международном праве создание военныхбаз за рубежом рассматривалось как скрытая форма приобретения чужих территорий(см.. Лисовский В. И. Международное право. М., 1970. С. 142).
  • [10] Ф. Джессеп в работе «Современное международное право» предложил заменитьпонятие «государственный суверенитет» понятием «суверенитет международной организации» и заявлял, что «цена государственного суверенитета — война» (см.: Лисовский В. И. Международное право. С. 64).
  • [11] Можно «проследить общую тенденцию: сторонники примата международногоправа чаще всего представляли интересы великих держав, которые в течение длительного периода оказывали значительное влияние на развитие международного права и всилу этого в определенном смысле являлись международными законодателями. Таковыми выступали в первую очередь юристы США, Великобритании и Франции» (Тун-кин Г. И., Талалаев А. Н., Шибаева Е. А. и др. Международное право. М., 1994. С. 128—129).
  • [12] Как отмечает В. Чуркин, в настоящее время стал делаться упор на создание подэгидой ООН некой глобальной системы «измерения приверженности государств верховенству права на национальном уровне», были предложены «индикаторы верховенстваправа ООН» и концепция «глобального рейтинга верховенства права» (см.: Современный мир и геополитика. М., 2015. С. 201).
  • [13] Аттали Ж. Мировой экономический кризис ... что дальше? М., 2009. С. 152—154.
  • [14] См.: Зорькин В. Д. Право в условиях глобальных перемен. С. 107.
  • [15] См.: Ришар Ж. Ф. Двадцать лет спустя. Глобальные проблемы и способы их решения // Россия в глобальной политике. 2003. № 2. С. 164; Бард А., Зондерквист Я.NetoKparafl. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. Стокгольмская школаэкономики в Санкт-Петербурге. 2004. С. 12. См. также: Зорькин В. Д. Право в условияхглобальных перемен. С. 382.
  • [16] См.: Римский клуб. История создания, избранные доклады и выступления, официальные материалы / сост. Д. М. Гвишиани, Л. И. Колчин и др. М., 1997. С. 31.
  • [17] См.: Бжезинский 3. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М., 1998. С. 41.
  • [18] Бжезинский 3. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. С. 231.
  • [19] Там же. С. 40—41.
  • [20] Руководствуясь геополитическими интересами, США в ряде случаев подрываютправовые устои мировой экономики. Так, обладая преимуществом голосующих позиций в МВФ, США настояли на принятии МВФ положительного решения о кредитовании Украины, несмотря на запрет кредитования стран, которые отказываются признавать и выплачивать собственный суверенный долг.
  • [21] См.: Бжезинский 3. Стратегический взгляд: Америка и глобальный кризис. С. 91.
  • [22] URL: http://www.access.gpo.gov/nara/publaw/107publ.html. В частности, большуюзаинтересованность в разработке и принятии УПК РФ проявлял Государственный департамент США. При его непосредственном участии в УПК РФ были введены чуждыенашему уголовному процессу американские институты судопроизводства: сделка опризнании, право защитника собирать доказательства, ориентация на договоренностьсторон, существенно затруднившие работу органов предварительного расследования.В то же время был упразднен институт судьи с двумя народными заседателями. За активный вклад в работу по принятию УПК РФ отдельные российские юристы получилиамериканские государственные награды.
  • [23] URL: http://www.access.gpo.gov/nara/publaw/107publ.html.
  • [24] См.: Батчиков С. Суверенная демократия как новая стратегия России // Завтра.2007. 23 мая.
  • [25] См.: Зорькин В. Д. Право против хаоса. С. 44.
  • [26] Нормы «закона Магнитского» предоставили Администрации США легальную возможность контролировать зарубежные активы российского крупного и среднего бизнеса, побуждать данную категорию российских граждан к лояльности США и отказу отлюбых действий, противоречащих интересам США.
  • [27] См.: Executive Order 13660 — Blocking Property of Certain Persons Contributing to theSituation in Ukraine // Federal Register. Vol. 79. No. 46. Part I. V. March 10, 2014. URL:http://www.treasury.gov/resource-center/sanctions/Programs/Documents/ukraine_eo.pdf;Executive Order 13661 — Blocking Property of Additional Persons Contributing to theSituation in Ukraine // Federal Register. Vol. 79. No. 53. Part I. V. March 19, 2014. URL:http://www.treasury.gov/resource-center/sanctions/Programs/Documents/ukraine_eo2.pdf(дата обращения: 10.07.2014); Executive Order 13662 — Blocking Property of AdditionalPersons Contributing to the Situation in Ukraine // Federal Register. Vol. 79. No. 56. Part I. V.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >