Системная модель Российского государства

2.1. Краткий экскурс в методологические основы системно-структурного подхода

Российское государство, являясь социальной системой, может быть исследовано как системный и как несистемный объект. Длительное время его изучение осуществлялось без привлечения системных принципов и сводилось преимущественно к разделению на составные части и детальному их рассмотрению. Впрочем, и сама практика не ставила перед научным сообществом системных задач, на государственном уровне до сих пор не осознана потребность в системной ориентации конституционно-правовой науки.

Употребление системных понятий в отдельных работах не меняло их обшей направленности: изучение государственности сводилось преимущественно к аналитическому исследованию составляющих элементов. В результате накоплен богатейший эмпирический и теоретический материал, отражающий особенности функционирования органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, вертикального и горизонтального разграничения компетенции, обеспечения единства государственной власти.

Системное исследование того же самого объекта имеет иную направленность, «исходит из того, что специфика сложного объекта (системы) не исчерпывается особенностями составляющих его элементов, а коренится прежде всего в характере связей и отношений между определенными элементами»1. При системном изучении объекта конструируется особый, системный предмет исследования. Исходный вопрос о различении объекта и предмета требует пояснения с привлечением методологических основ системно-структурного подхода2.

Объект, как известно, существует независимо от нашего знания о нем, это та реальность, которая изучается, осваивается и всегда отлична от имеющегося в данный момент исторически ограниченного, относительного знания. Предмет изучения, напротив, формируется самим исследователем; это реальность, созданная наукой, существующая лишь постольку, поскольку есть знание об объекте. Приступая к изучению какого-либо объекта, мы рассматриваем его с одной или нескольких сторон. Эти выделенные стороны становятся «заместителем» или «представителем» многостороннего объекта; фиксируются в знаковой форме знания. Поскольку это знание об объективно существующем, оно всегда объективируется и как таковое образует «предмет» знания. Для иллюстрации сказанного представим себе объект в виде круга. Тогда предмет и его отношение к объекту схематически можно изобразить так (схема 12).

Схема 12. Соотношение объекта и предмета познания

  • 1 Блауберг И. В. Проблема целостности и системный подход. М, 1997. С. 235.
  • 2 См.: Лефевр В. А., Щедровицкий Г. П., Юдин Э. Г. О некоторых средствах методологии системно-структурных исследований // Юдин Э. Г. Методология науки. Системность. Деятельность. М., 1997. С. 117—142; Щедровицкий Г. П. Избранные труды. С. 165-169, 639-655.

Здесь заштрихованная часть круга изображает выделяемую в данном исследовании «сторону» объекта, линия А — знание по поводу этой стороны, а все в целом — предмет. Одному и тому же объекту могут соответствовать несколько различных предметов изучения, поскольку характер предмета знания зависит не только от того, какой объект он отражает, но и от того, для решения какой задачи этот предмет сформирован. В этой связи один и тот же объект изучается в различных исследованиях под различными углами зрения. Рассмотрим, к примеру, такой объект познания, как Государственная Дума. При изучении конституционно-правовых основ ее формирования анализу подлежат адекватность выражения воли народа в ходе выборов и представительность российского парламента. Так при сравнительном рассмотрении выборов Государственной Думы в 1995 г. и в 1999 г. выяснилось, что при распределении депутатских мест максимальное несоответствие между количеством депутатских мест и полученными голосами избирателей (индекс представительности, названный авторами исследования максимальным отклонением) оказалось у КПРФ[1]:

в 1995 г. за КПРФ было подано 22,30%, а в парламенте ей досталось 44% мест, т. е. в 1995 г. она получила на 21,70% депутатских мест больше ее действительной электоральной поддержки; в 1999 г. за КПРФ было подано 24,29%, а в парламенте ей досталось 29,78% мест, т. е. в 1999 г. КПРФ получила на 5,49% депутатских мест больше ее действительной электоральной поддержки.

Таким образом, максимальное отклонение количества депутатских мандатов от числа полученных голосов избирателей в 1995 г. почти в четыре раза превышало значение 1999 г. Это говорит о том, что распределение мандатов на выборах 1995 г. плохо соответствовало результатам голосования, и действительные предпочтения россиян в значительной степени были искажены при определении результатов выборов.

При исследовании деятельности уже сформированной Государственной Думы она рассматривается с иной точки зрения — как орган народного представительства, выражающий волю всего народа, вне зависимости от индекса представительности. Под таким углом зрения Государственная Дума 1995 г. и Государственная Дума 1999 г., более репрезентативная по своему составу, равноценны, ибо они обе суть представители всего народа.

Из сказанного следует, что при проведении различных исследований в зависимости от поставленных задач вырабатываются частные

Схема 13. Соотношение между объектом и предметами его познания в различных научных исследованиях

знания об одном и том же объекте, своего рода «проекции», которые как бы «снимаются» с объекта при разных его «поворотах» (схема 13)'.

Здесь круг — сам объект; линии А, В, С — знания, фиксирующие разные стороны этого объекта, полученные при его изучении в различных исследованиях; заштрихованные секторы — «объективное содержание», которое выделяется и фиксируется этими знаниями; неза- штрихованные сектора — части объекта, которые не изучаются в рамках поставленных задач.

При этом, как видно на схеме 13, одни части и элементы объекта отражены в разных проекциях, причем отдельные из них — во всех проекциях и входят одновременно в предметы его познания в различных исследованиях, что приводит к своеобразному «удвоению сущностей»; другие же части и элементы вообще могут быть не воспроизведены в предмете познания, и это приведет к определенным «пустотам» в наших представлениях об объекте. Механическое объединение знаний об отдельных элементах объекта не может дать целостного представления о нем, как бесперспективны попытки получить пред- [2]

ставление о структуре детали путем простого присоединения друг к

другу ее чертежных проекций. «Попытка проделать такое движение сразу же наталкивается на видимый парадокс, — подчеркивал Г. П. Щедровицкий. — Чтобы исходные абстракции действительно образовывали систему и увязывались с задачей синтеза, исследователь должен уже в исходном пункте иметь представление о действительной системе и структуре объекта, который он изучает и хочет воспроизвести, и, кроме того, он должен соотнести с этим представлением все существующие односторонние проекции — знания. Иначе говоря, построение сложного системного знания об объекте предполагает в качестве своего предварительного условия знание структуры этого объекта. На первый взгляд, кажется, что это требование содержит в себе противоречие. Но другого способа решить задачу не существует, а более детальный анализ ситуации убеждает: обнаруживаемое здесь противоречие — мнимое. Прежде всего потому, что исходное структурное представление объекта еще не есть теоретическое представление или теоретическое знание структуры этого объекта, оно лежит в особой плоскости представлений об объекте — методологической — и выполняет особую методологическую функцию в процессе исследования, являясь лишь средством для построения теоретического знания»'.

Тем самым исследователь уже в исходной точке должен иметь начальное представление о структурном строении системы — системную модель объекта, называемую в научной литературе конфигуратором (К-моделью), с особой функцией в системе создаваемой теории: она является изображением объекта, созданным специально для того, чтобы объединить уже существующие знания. Схематически это может быть представлено так (схема 14)[3] [4].

Схема 14. Построение системной модели объекта

Здесь К изображает системную модель объекта (К-модель), группа штриховых стрелок — характеристику и объяснение имеющихся знаний (А), (Б), (С) как проекций объекта, а группа сплошных стрелок — теоретико-методологическое движение по построению системной модели объекта.

Соотнесение уже существующих знаний об объекте с построенной таким образом системной моделью ведет к перестройке их, часто очень существенной, которая дает возможность на ее основе объединить на новой основе существующие представления. Схематически это может быть представлено следующим образом (схема 15)'.

Схема 15. Синтетическое объединение научных знаний на основе системной модели объекта

Здесь двойная стрелка изображает реконструкцию существующих знаний об объекте на основе системной модели К, а линия (А'В'С) — синтетическую систему знаний об этом объекте, построенную в результате такой реконструкции. В процессе такого синтетического объединения знаний системная модель с учетом результатов проведенных на ее основе изысканий наполняется новым содержанием, корректируется и уточняется и в этой форме становится элементом синтетической системы знаний, построенной в результате такой реконструкции.

Системная модель раскрывает структурное строение объекта путем выделения структурных составляющих и связей между ними, объ- [5]

единяющих их в единое целостное образование и представляет собой своеобразный внутренний скелет теоретического знания, дающего системное представление об объекте исследования. Теоретико-мето- дологическое движение по построению такого системного теоретического знания можно представить как синтетическое объединение и переосмысление знаний на основе и вокруг системной модели, как «наращивание» теоретической материи на исходный внутренний скелет, в результате чего фрагменты различных научных разработок «сплавляются» в единую структуру, образуют единый целостный организм — системную теорию изучаемого объекта, которая находится в постоянном движении и развитии.

Системная модель предполагает отвлечение, абстрагирование от большего или меньшего числа параметров объекта и представляет собой упрощенное, определенным образом схематизированное его отражение, которое должно содержать существенные признаки объекта, необходимые и достаточные для того, чтобы выступать в качестве его гносеологического образа. Ориентирующее значение для выделения таких признаков имеют базовые системные понятия, в первую очередь, само понятие «система». В научной литературе приводится множество его различных определений. Не претендуя на оригинальность и новизну, примем рабочую дефиницию, основные параметры которой присутствуют в большинстве определений и образуют, по выражению В. Н. Садовского и Э. Г. Юдина, некоторый инвариант значения термина «система»: система — это целостная совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих частей, компонентов, элементов'.

В предложенном определении указаны существенные признаки понятия «система», необходимые и достаточные для системного исследования Российского государства, которое может и должно проводиться в двух взаимосвязанных направлениях: структурно-компонентном и динамическом.

Структурно-компонентное исследование ориентировано на статическое изучение социальной системы, при котором выделяются ее составляющие и объединяющие их связи, выявляется структура социальной системы. При динамическом исследовании социальная система рассматривается в историческом движении, при котором изучаются процессы ее изменения, становления и развития, перехода системы на новый уровень поступательного движения. [6]

  • [1] См.: Алескеров Ф. Т, Платонов В. В. Системы пропорционального представительства и индексы представительности парламента. М., 2003. С. 14.
  • [2] См.: Щедровицкий Г. П. Избранные труды. С. 639.
  • [3] Щедровицкий Г. П. Избранные труды. С. 646.
  • [4] Там же. С. 647.
  • [5] См.: Лефевр В. А., Щедровицкии Г. П., Юдин Э. Г. Указ. соч. С. 132.
  • [6] См.: Садовский В. Н., Юдин Э. Г. Задачи, методы и приложения общей теории систем // Исследования по общей теории систем. М., 1969. С. 12.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >