Проблема саморазвития личности в антропологической психологии

Поставив вопрос: что такое человек? — мы хотим спросить: чем человек может стать, то есть может ли человек стать господином собственной судьбы, может ли он «сделать» себя самого, создать свою собственную жизнь?

А. Грамши

Подход к саморазвитию, разрабатываемый в школе Б. Г. Ананьева, мы будем называть антропологическим. В 1950-1960-х годах Б. Г. Ананьев предложил дополнить перечень принципов психологии принципом, заключающимся в утверждении психобиосоциального единства природы человека. Это дало основание Н. А. Логиновой [1988; 2005; 2007 и др.] называть его подход антропологической психологией. Предметом исследований Б. Г. Ананьева является человек во всем его многообразии: «как вид Homo sapiens и индивид, как человечество в его историческом существовании и личность, как субъект и индивидуальность» [Ананьев, 2001а, с.37]. Наследуя широким антропологическим представлениям К. Д. Ушинского и В. М. Бехтерева о задачах науки, Б. Г. Ананьев выступил строителем целостного психологического знания, охватывающего весь спектр психологических феноменов, которые имеют место в процессе непрерывного взаимодействия человека с миром. Центральная проблема комплексных исследований Б. Г. Ананьева — закономерности развития человека на всех этапах его жизни и во всей сложности его структуры. «Антропологический принцип в ананьевской интерпретации служил методологическим ориентиром новых — комплексных — исследований человека» [Логинова, 2007, с. 130].

Тема саморазвития раскрывается в трудах Б. Г. Ананьева в контексте решения проблем управления развитием, которое рассматривается как точка пересечения субъектной и объектной позиций человека. С одной стороны, Б. Г. Ананьев считает, что общество должно управлять развитием (обучением, воспитанием) человека, определять цели и средства этого развития. Сам процесс воспитания он называет «общественным руководством индивидуальным развитием» [Ананьев, 2001а, с. 190]. С другой стороны, Б. Г. Ананьев постоянно подчеркивает в своих работах субъектную сущность человека, его активную роль в процессе своего развития.

Б. Г. Ананьев рассматривал человека как целостное, многоуровневое образование, признавая существование в каждом человеке как субъектных, так и объектных потенций. Так, описывая характеристики личности, он подчеркивает: «Личность есть объект и субъект исторического процесса, объект и субъект общественных отношений, субъект и объект общения» [Ананьев, 20016, с. 71]. В случае развития человека противоречие субъектной и объектной природы снимается за счет последовательного разворачивания в процессе онтогенеза сначала объектной, а затем субъектной позиции. Определяя жизненный путь человека как историю личности и субъекта деятельности, Б. Г. Ананьев отмечал, что на жизненном пути происходит постепенный «переход от воспитания к самовоспитанию, от объекта воспитания к положению субъекта воспитания» [там же, с. 132]. Первостепенное значение Б. Г. Ананьев придавал механизму этого объект-субъ- ектного перехода, который, по его мнению, не может совершиться сам собой. Все ступени воспитания и обучения должны быть «преемственно взаимосвязаны и перспективно ориентированы на подготовку человека к самостоятельной жизни в обществе» [там же, с. 233]. Именно «в процессе этого социального формирования личности человек образуется как субъект общественного поведения и познания, сказывается его готовность к труду... общим эффектом этого процесса является жизненный план, с которым юноша или девушка вступает в самостоятельную жизнь» [там же].

Б. Г. Ананьев не возлагает всю ответственность за подготовку человека к самостоятельной жизни только на воспитателей. Он указывает, ссылаясь на авторитет А. С. Макаренко, на важность собственной активности человека, демонстрирует взаимодействие и взаимодополнение социального и персонального факторов развития: «Именно в свете этих идей более глубоко уясняется механизм детерминации посредством возрастающего участия самой деятельности человека в организации и руководстве его развитием. С какой бы стороны мы ни рассматривали социальную детерминацию индивидуально-психического развития человека, очевидно, что одним из главнейших ее эффектов является то, что человек как объект общественных воздействий в той или иной форме (направленных или ненаправленных обстоятельств жизни или средств воспитания и т.д.) становится субъектом этих воздействий в результате собственной деятельности» [Ананьев, 2001а, с. 164]. Можно заключить, что, согласно теории Б.Г. Ананьева, в результате инициации собственной активности человек переходит от позиции объекта к позиции субъекта собственного развития, а процесс управления развитием — в процесс самоуправления.

Идеи Б. Г. Ананьева получили развитие в исследованиях его учеников. По свидетельству В. А. Барабанщикова, центрированность исследований на человеке как сложнейшей из известных науке систем есть фундаментальная черта творчества Б. Ф. Ломова: «Природа саморегуляции, самоорганизации и саморазвития человека как самостоятельной ценности, пожалуй, главный вопрос, на который пытался ответить исследователь» [Барабанщиков, 2007, с.91]. При решении ключевых методологических вопросов психологии Б. Ф. Ломов, рассматривая тему детерминации развития личности, акцентирует проблему соотношения социализации и индивидуализации в развитии, проблему самодетерминации развития. По словам ученого, «смысл проблемы заключается не только в том, что личность научается произвольно регулировать свое поведение. Более важно то, что в процессе развития на определенной его стадии она начинает сама сознательно организовывать свою собственную жизнь, а значит, и определять в той или иной мере свое собственное развитие, в том числе психическое» [Ломов, 1999, с.233].

Проблема активности личности в ходе ее жизненного пути поднимается в работах Н. А. Логиновой. Исследователь предлагает различать три типа биографических событий в жизни личности: 1) события среды, происходящие не по воле и не по инициативе субъекта жизни;

  • 2) события поведения человека в окружающей среде, т. е. поступки;
  • 3) события внутренней жизни в форме впечатлений и переживаний, приводящие к изменениям в сфере ценностей [Логинова, 1985]. При этом даже события среды, которые объективно вторгаются в жизнь человека не по его воле, не являются однозначными по своим субъективным последствиям для жизненного пути личности: «Значение того или иного объективного события раскрывается в связи с позицией, которую занимает сам человек по отношению к нему. Роль события определяется тем, будет ли человек жертвой внешних сил или борцом, утверждающим свою индивидуальность» [Логинова, 1978, с. 161].

Продолжая линию размышлений Б. Г. Ананьева, Н. А. Логинова показывает на эмпирическом материале повышение в процессе прохождения жизненного пути роли личности в выстраивании своей биографии: «Человек овладевает (до определенной степени) внешними обстоятельствами, становится творцом своей индивидуальной истории так же, как и творцом истории общества» [там же, с. 172]. Данные биографических исследований позволяют сказать, что, «уясняя закономерности жизнедеятельности и жизненного пути, человек может лучше представить себе оптимальный вариант собственного развития, определить свой жизненный путь» [Логинова, 1985, с. 109]. В то же время автор отмечает, что внутренняя активность личности имеет определенные ограничения. В объективном плане свобода самоопределения личности ограничена конкретными социально-историческими условиями, в субъективном плане — выбором самой личности, ее позицией по отношению к собственной жизни.

Е. Ф. Рыбалко, отмечая важную роль «самого человека как субъекта труда, общения и познания в его психической эволюции» [Рыбалко, 2001, с.99], показывает, что роль человека в собственном развитии различна на разных уровнях его организации. Развитие на уровне индивида происходит в системе «человек — природа» и, следовательно, задано генетической программой человека как представителя вида. На уровне общественного индивида развитие осуществляется в социальной макросистеме и детерминируется ее условиями и факторами — социально-экономическими, политико-правовыми, идеологическими. «Специфика развития социального индивида выражается также в том, что программа этого типа психического развития создается самим обществом и реализуется через системы обучения и воспитания в соответствующих социальных институтах» [там же, с. 100]. На уровнях личности, субъекта деятельности и индивидуальности развитие становится полидетерминированным. На развитие продолжают влиять социальные и генетические факторы, однако это влияние приобретает вероятностный характер. В то же время актуализируется фактор са- модетерминации: «по мере образования внутренних психологических регуляторов поведения в результате воспитания и самовоспитания в качестве детерминант развития начинают выступать субъективные факторы, которые действуют наряду с внешними и определяют направление, темпы и содержание психического развития человека» [там же]. Решающее значение самодетерминация приобретает на уровне индивидуальности. Таким образом, Е. Ф. Рыбалко подчеркивает значение субъективных факторов в развитии и указывает, что их роль усиливается по мере повышения уровня организации человека.

Применяя идеи Б. Г. Ананьева при анализе становления различных уровней индивидуальности, Л.А.Головей рассматривает развитие личности как «развитие ее сущностных сил, по мере которого она становится субъектом собственного развития, ставящим себе задачи. Развитие личности становится ее потребностью. Оно носит непрерывный характер, имеет определенное направление и выражает собой разрешение противоречий между потенциями и тенденциями в структуре ее индивидуальности» [Головей, 1996, с. 36]. Говоря об условиях становления личности как субъекта деятельности, Л. А. Головей отмечает среди них «осуществленный профессиональный выбор, успех деятельности, постановку перед личностью целей развития и самоосуществления, выступающие в качестве вектора развития и создающие предпосылки для формирования личностной зрелости» [там же, с. 15].

Научный коллектив под руководством Л.А.Головей провел масштабное эмпирическое исследование психологических особенностей в период ранней взрослости (18-25 лет). Авторы включили направленность на саморазвитие в число основных компонентов личностной зрелости [Головей, 2012]. В состав предложенной ими модели личностной зрелости входят две группы личностных характеристик: интра- персональные (ответственность, осознанность, направленность на саморазвитие, самопринятие, автономия, жизнестойкость, самоуправление, целостность, широта связей с миром) и интерперсональные (толерантность, гуманистическая направленность личности, позитивные межличностные отношения). Результаты исследования показали, что в структуре личности молодых людей направленность на саморазвитие носит слабовыраженный характер по сравнению с автономностью, самоуважением, самопринятием. Этому показателю сопутствуют слабая сформированность самоуправления и самоорганизации жизни, трудности в самоопределении и конфликтность жизненных ценностей. Обнаруженные факты позволяют предположить, что саморазвитие является для молодежи значимым ориентиром развития, однако молодые люди прилагают недостаточно усилий, чтобы превратить саморазвитие в практику повседневного существования. Исключение составляют юноши и девушки, которые успешно справляются с вызовами данного возрастного этапа и эффективно преодолевают кризис вхождения во взрослость. Для них характерно использование саморазвития как одного из центральных личностных ресурсов, обеспечивающих — наряду с самоуважением, автономностью, широтой связей с миром — применение конструктивных копинг-стратегий, которые способствуют успешному решению возрастных задач и амортизируют кризисные переживания.

Итак, в школе Б. Г. Ананьева человек утверждается как распорядитель, организатор, управляющий своим развитием — личностным и профессиональным. Вместе с тем фактор собственной активности личности не абсолютизируется, так как личность остается продуктом определенной общественно-исторической эпохи. Исследователями проводится тезис о постепенном увеличении роли личности в собственном развитии, которое подчинено определенной пространственно-временной закономерности: во временном плане в ходе жизненного пути осуществляется переход личности из объектной в субъектную позицию; в пространственном плане (имеется в виду пространственная структура организации человека) происходит возрастание роли собственной активности в развитии по мере повышения уровня организации человека — от индивида к индивидуальности. Развитие индивидуальности рассматривается как вектор развития личности. Однако индивидуализация и социализация не противопоставляются, поскольку Б. Г. Ананьев, преодолевая абсолютизацию ценности каждого отдельного человека, искал решение проблемы взаимодействия человека и общества на пути их гармоничного и конструктивного взаимодействия.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >