ПОРЯДОК НАСЛЕДОВАНИЯ ПО ЗАКОНУ

§ 113. Наследование по закону в гражданском уложении построено целиком на германско-правовых началах. Оно основано на начале не только германском, но и индогерманском, можно сказать, и общенародном, так как его можно проследить у различных народов — начале наследования по линиям. Решающим является в данном случае расчленение семьи, как оно проявляется в ряде последующих одно за другим рождений. Первую очередь наследников составляет наследодатель со своими нисходящими потомками, вторую — родители наследодателя со своими нисходящими потомками, третью — дед и бабка со своими нисходящими потомками и т.д. Таким же образом происходит дальнейшее расчленение семьи. Отсюда вытекает, во-первых, та мысль, что нисходящие потомки одного колена, образуя нечто единое, считаются единым целым и соответственно с этим рассматриваются в праве. Если один из потомков отпадает, то в его права вступают его же нисходящие потомки: внуки, которых отец умер, наследуют вместо своего покойного отца; а внуки, дети нескольких умерших отцов, наследуют поколенно, как поколенно наследуют их отцы. Во-вторых, так как человек составляет единство не только со всеми нисходящими потомками, но и с восходящими (отец со своими предками составляет одну линию, а мать со своими предками другую; дед и бабка со стороны отца составляют единство, то же самое дед и бабка со стороны матери), то ввиду этого, если наследовать должны дед и бабка со стороны отца и дед и бабка со стороны матери, то одна половина наследства должна достаться родителям отца, другая же — родителям матери. Если со стороны отца жив один только дед, со стороны же матери — дед и бабка, то наследство все-таки делится пополам.

Этот принцип порядка наследования, идущий далеко в глубь родства, соответственно расчленению семьи, прекращается с четвертой степени родства. Начиная с четвертой степени родства вступает в силу близость родства внутри поколения наследников и поголовный раздел наследства, так как дальнейшее проведение вышеуказанных идей было бы сопряжено с большими неудобствами, как это показывает опыт австрийского права (§ 1924 и след, и 1928 и след, гражданского уложения).

Характерным для порядка наследования и семейных отношений по гражданскому уложению является положение, занимаемое среди родственников супругом умершего наследодателя. Римское право давало супругам весьма незначительные права. Старое германское право давало мужу право наследовать в движимом имуществе жены, а жене — пожизненное право пользования имуществом в его целом или части. Гражданское уложение предоставляет не только жене, но и всякому пережившему супругу право собственности на известную часть имущества: либо на четверть, либо на половину или же на все имущество. Переживший супруг наследодателя призывается к наследованию по закону рядом с родственниками первого поколения — к 1/4 части наследства, а рядом с родственниками второго поколения или рядом с дедом и бабкой — к половине наследства. Когда же переживший супруг призывается к наследованию рядом с дальними родственниками или рядом с родственниками боковых линий третьей очереди, то ему достается целое наследство. Если переживший супруг не получает целого наследства, то он помимо наследственной доли получает еще так называемую предварительную часть имущества (так называемый Voraus). Не следует лишать супруга предметов, которые в силу долголетней совместной жизни с супругой могут для него быть дорогими и священными, а именно — предметов домашнего обзаведения супругов, а также свадебных подарков. К предварительной части применяются правила, постановленные относительно завещательных отказов, поскольку переживший супруг не наследует рядом с нисходящими потомками (§ 1931, 1932 гражданского уложения).

§ 114. Вполне в духе германского права проведена мысль об уравнении наследственных долей в том случае, когда одному из нисходящих потомков предоставлен был выдел. Выдел был когда-то наделением имуществом, связанным с отделением от родительского Were, от принадлежности к родительскому дому. Выделенное таким образом лицо не имело больше права на родительское благосостояние и его приобретения. Выделенный следовал своей судьбе, он вынужден был отдельно искать своего счастья и приобретать себе имущество личной деятельностью. И только впоследствии назрела мысль, что лицо, получившее выдел, может обратно приобрести права на домашнее имущество родителей. Но в таком случае лицу, получившему выдел, надо при наследовании учесть его с целью уравнения наследственных долей. Мысль была такова: лицо, получившее выдел, приобрело из родительского дома вперед то, что впоследствии досталось бы ему все равно в виде наследственной доли.

В остальном уравнение наследственных долей получило в разных правах разнообразные формы. Некоторые права доходили до того, что принуждали получившее выдел лицо вступать в наследство после его открытия с обязательством вычета полученного выдела. Это делалось с той целью, чтобы одному из детей не доставалось больше, чем другому, на случай использования отцом права совершения выдела для обогащения одного из детей преимущественно перед другими. Другие права разрешали наследнику оставаться вне Were и после смерти наследодателя, а следовательно, отказаться от наследства и сохранить у себя выдел даже в том случае, когда последний ценностью превосходит наследственную долю. Существуют и такие права, которые остаются при старом мнении, что получившее выдел лицо должно ограничиться лишь выделом и не иметь права требовать наследственную долю[1].

Из всех этих форм уравнения наследственных долей самой устойчивой оказалась та, которая предоставляет детям выбор ограничиться выделом или же предъявить после смерти наследодателя притязание на родительское имущество под условием взноса выдела с целью уравнения наследственных долей. Эта форма принята законодательными кодексами нового времени. И если один член семьи получит больше чем другой, то это обстоятельство нас теперь не так смущает, как в былое время. Прежде, когда имущество в большинстве случаев было унаследованным, считали несправедливым, чтобы это унаследованное имущество распределялось между отдельными детьми не так, как это предписано законом. В настоящее же время, когда в подавляющем числе случаев имущество является благоприобретенным, мы вполне удовлетворяемся индивидуализированным решением наследодателя относительно раздела наследства, поскольку неравномерность раздела не превосходит известных границ.

В Риме уравнение наследственных долей соответствовал институт collatio. Он приобрел родственный с современным правом характер лишь к концу императорского периода. На первых порах этот институт исходил не из того, что раз ребенок приобрел долю домашнего имущества, то он должен ее включить в состав наследства, а из того, что нельзя предпочесть эмансипированного ребенка неэмансипированному. Неэмансипированный, по римскому праву, не мог совершать для себя лично никаких приобретений. Все, что он приобретал, входило в состав familia, т.е. имущества, принадлежащего отцу семейства. А то, что приобретал эмансипированный, он приобретал исключительно для себя. А потому претор установил, что если в наследство вступает эмансипированный, то он должен включить в состав наследства все свое имущество, благодаря чему он становится как бы неэмансипированным. Он должен был внести все свое имущество, независимо от того, получил ли он что-нибудь от отца семейства или нет. Это и составляет collatio bonorum эмансипированного. Collatio распространяется и на приданое дочери, которое также присоединяется, независимо от того, кто его дал. И только потом, когда неэмансипированный стал приобретать собственное имущество, и когда право на приданое и на брачное дарение приобрело огромное значение, стали рассматривать collatio с той точки зрения, что то, что составляло домашнее имущество опять должно войти в состав такового. Последняя точка зрения римского права сближается с германским воззрением. Но, во всяком случае, творческая сила римского права тут пошатнулась. Последняя точка зрения на коллацию была продуктом византийского права эпохи императора Льва. Но все-таки римские установления представляют столько точек опоры, что под защитой римских идей мог возникнуть и окрепнуть в жизни германский правовой институт. Историческая школа это едва ли понимала. Она не могла догадаться, что тут дело в германском правовом институте и что римской является только форма.

Взносу для уравнения подлежит только выдел наследственных долей (§ 2050 гражданского уложения), но не всякое дарение. Мысль остается всегда та, что только то имущество подлежит взносу для уравнения наследственных долей, которое может быть рассматриваемо, как более или менее преждевременное наследство. Не каждое дарение имеет назначение заменять наследство. Делает это только выдел, который поэтому по смыслу гражданского уложения и не может считаться дарением. Выдел — это все то, что дается при вступлении в брак или при достижении самостоятельного положения в жизни, или все то, что, сверх того, приобретается уже после достижения самостоятельного положения, и притом дается или приобретается с той целью, чтобы лицо, получившее дарение, могло прочно обосновать, возвысить или поддержать свое положение в общежитии и связанное с ним домашнее хозяйство (§ 1624 гражданского уложения). Мысль та, что дети, если они желают сделаться самостоятельными, не должны ожидать смерти главы дома; они еще при жизни родителей должны приобрести самостоятельное положение, а для этого необходимо, чтобы детям предназначены были выдачи из домашнего имущества в качестве предварительной части. Это отличает наш «старый» свет от «нового». Выдел составляет у нас обычное явление, потому что у нас продуктивная жизнь не играет такой роли, как в Америке, да и не может ее играть. В Америке предоставляют молодому поколению самому искать свою дорогу. Эта система мощно возбуждает рабочие силы, хотя в этом и заключается односторонность нового света, который направляет все жизненные силы в сторону приобретения состояния.

Другие дарения включаются в состав наследства тогда, когда наследодатель категорически постановил, чтобы они подлежали взносу для уравнения наследственных долей. При таком постановлении наследодателя дарение приобретает характер выдела (§ 2050 гражданского уложения).

Издержки, сделанные для приобретения профессии, не составляют выдела. Естественная обязанность каждого отца семьи — дать детям воспитание, которое дало бы им возможность действовать и работать по мере сил. Если воспитание помогает детям обзавестись своей домашней обстановкой, то помогает посредственно. Оно помогает не имущественно, а вследствие того, что подготовляет личность к соответственному положению в жизни. Расходы на воспитание не должны поэтому подлежать взносу для уравнения наследственных долей. Такой взнос следует рассматривать как вопиющую несправедливость. Германское гражданское уложение предусматривает такой взнос для уравнения наследственных долей только в том случае, когда издержки на воспитание не соответствовали имущественному положению наследодателя (§ 2050). Но и этого нельзя оправдать, и было бы лучше вообще отказаться от взноса расходов по воспитанию для уравнения наследственных долей. Если одно дитя требует больше расходов, чем другое, то это не что иное, как если бы одно дитя по причине болезни или другой слабости имело бы большие потребности, чем другое. Уравнение наследственных долей в данном случае было бы механическим стремлением к равнению и находилось бы в явном противоречии с самой природой обязанности родителей воспитывать и содержать детей. Постановление гражданского уложения является уступкой весьма распространенному среди немецких семейств мелкоду- шию, которое не понимает, что материя не должна господствовать над духом. Это предписание должно быть тем более устранено, что оно может питать это мелкодушие. Но, конечно, необходимо принять во внимание и то, что не все то, что потребляется во время учения, было направлено на цели учения.

Уравнение наследственных долей совершается не путем реального взноса, как это было в римском праве. Это было бы совершенно не в духе германского права. Уравнение совершается путем зачета. То, чем владеет лицо, получившее выдел, составляет его собственность в качестве предваренного наследства. Стоимость предоставления определяется применительно ко времени, когда последовало предоставление, так как получившее его лицо в свое время получает выдел в виде предваренного наследства, а раз оно при этом получило известное количество наследственных предметов, то надо это учесть после открытия наследства. Расчет производится таким образом, что стоимость всех предоставлений фиктивно причитывается к наследственной массе, сообразно с этим устанавливается размер наследственных долей, и потом предоставление включается в наследственную долю получившего выдел лица.

Тут может представиться такой случай, что дитя получило выдел, превышающий наследственную долю. Например, А, один из двух сыновей, получил 60 000 марок, а наследство составляет 10 000 марок, следовательно, А вправе заявить притязание всего-навсего на 35 000 марок, но так как он получил 60 000 марок, то у него на 25 000 марок больше, чем ему следует. Следует ожидать, что А не только ничего не получит из наследства, но еще возвратит брату 25 000 марок. Однако так не бывает. Зачет в крайнем случае может повести к тому, что получившее выдел лицо совсем не получит наследства. Значит, в нашем примере другой сын получит только наследство 10 000 марок, а А останется при своем выделе. Если, таким образом, одно дитя получило выдел, превышающий его наследственную долю, то такую неравномерность правопорядок не принимает во внимание. Ведь получившее выдел лицо могло бы просто отказаться от наследства и, таким образом, само собой сохранить свой выдел. Германское право отказалось от системы безусловного равенства. Правда, в германском праве все еще замечается некоторое тяготение к уравнению наследственных долей, поскольку получившее выдел дитя заявляет притязание на часть наследства. Но если дитя предоставляет все наследство другому наследнику, то стремление к равенству не имеет никакого оправдания (§ 2055,2056 гражданского уложения).

  • [1] Это весьма ясно обнаруживается во французских coutumes d'egalite parfaite,d’egalite imparfaite, а также coutumes de preciput (где возможно было соединениенаследственной доли с выделом) и coutumes de for clour е (см. об этом: Kohler J.Ubcr das Kollationsrecht in der franzosischen Coutumes // Fastgabe fur R. Gncist. Berlin, 1888). To же и в правах итальянских городов. В Chianciano, 1287 г., дочь, получившая приданое, исключается от наследования; то же самое в Турине, 1360 г.Mon. hist. part. I. S. 665, в Риме, 1363 г., I. S. 95, 98 и др. В Англии уравнениенаследственных долей называется hotchpot.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >