КОНЦЕПТ И УНИВЕРСАЛИЯ

Рефлексия над универсалиями осуществляется в рамках современного философского дискурса, где они понимаются как фундаментальные категории культуры. Так, в современном философском словаре сообщается, что универсалии - это «общечеловеческие репрезентации культурного опыта и деятельности, символически отраженные в эйдетической памяти, образно-мировоззренческих конструкциях, этимологических ценностях языка, “имажах” искусства и словесности»[1]. Современная философская мысль не ограничивается универсалиями архаического порядка (мифологемы хтонических сил (огонь/вода/земля/воздух) и связанные с ними элементы Космоса, экзистенциальные ситуации, термины родства и т.д.), но стремится включить в число универсалий, наряду с универсалиями культуры, универсалии цивилизации (авто, телефон, синема, телевизор, компьютер), а также придать универсалиям национальное измерение.

Так, словарь «эстетических универсалий», создаваемый К.Г. Исупо- вым («Космос русского самосознания»[2]), национально ориентирован. По принципам отбора словника он напоминает словарь констант Ю.С. Степанова. В словаре К.Г. Исупова, как сказано в предисловии, описана замкнутая система категорий, отражающих фундаментальные концепты национальной культуры. В число заголовочных слов автором включены «универсалии эстетической экзистенции» (Встреча, Другой, Жертва, Смерть и др.); «экзистенциалы пограничных реальностей и состояний в их эстетическом осмыслении» (Сон, Тень, Зеркало), такие национально маркированные понятия, как Старчество, Россия, Русская философия, Русский Христос, Москва/Петербург и др. По мнению автора, в них отражена этноязыковая, религиозная, конкретно-философская историческая семантика. Для раскрытия образного потенциала представленных универсалий К.Г. Исуповым привлекаются «органичные для русской культуры концептуальные миры писателей, художников, мыслителей, ученых <...> вся диалогическая фактура внутреннего пространства творческой России»[3]. Термины «универсалия» и «концепт» употребляются автором как синонимичные, хотя материалы словаря вполне позволяют трактовать национальные концепты как варианты общечеловеческих универсалий (например, Встреча/Сретенье).

В последние годы к понятию «универсалия» обратились литературоведы. Теоретическая платформа исследовательского проекта «Универсалии русской культуры»[4], выполняемого в Воронежском государственном университете, изложена в работах А.А. Фаустова. Литературные универсалии дефинируются исследователем как «возникающие в рамках определенного периода развития национальной литературы лексико-референтные единства, наделенные достаточной стабильностью и, вместе с тем, энергией изменчивости и варьирования и по-разному - в неодинаковых объемах и проекциях - воплощающиеся в различных авторских реальностях и конкретных текстах»[5].

По мнению А.А. Фаустова, центральное место среди универсалий занимают характерологические («лишний человек», «маленький человек», «мечтатель» и др.), им сопутствуют предметно-пространственные (пустыня, море, дом, дорога, путь и др.) и модальные (страх, скука, стыд, зависть и т.п.) универсалии.

Интересно, что выведенную А.А. Фаустовым «логическую схему» универсалий: характеры, взятые в модальной перспективе и помещенные в предметный мир - можно рассматривать как определенный аналог предметно-образному и ценностно-оценочному слоям концепта, а анализ отдельных предметных универсалий, представленный на страницах указанных изданий, демонстрирует наличие у них ярко выраженного символического слоя. Кстати, с позиции когнитивной поэтики, феномен, описанный, например, в статье Е.С. Козюра «Топос пустыни в русской литературе XVIII века»[6], - не что иное, как концепт.

Мы можем предложить некоторые параметры разграничения концептов и универсалий.

Первый параметр касается характеристики материала исследования. По мысли одного из зарубежных участников проекта «Универсалии русской культуры», «понятие универсалии в литературоведении скорее можно применить в исследовании литературных направлений и периодов европейской (или мировой) литературы, чем в исследовании одной национальной литературы в определенный период»[7].

С первым параметром тесно связан второй, методологический: исследование универсалий должно иметь историко-сопоставительный аспект. Только в этом случае возможно показать, что некоторые характеристики (образы, предметы, свойства, отношения, структуры) литературных произведений встречаются в генетически не связанных и не влиявших друг на друга традициях[8].

Следующий параметр: высокая степень устойчивости и повторяемости (стабильность) - указывает на одно из базовых свойств универсалий. Концепты могут быть преходящими, более или менее частотными, даже единичными.

Поиск универсалий связан с выявлением единства мировой культуры. Представляется вполне логичным видеть в универсалии проявление категории общего, а в концепте - особенного, национально маркированного. С этой точки зрения на статус методологического может претендовать заключение С.Ю. Неклюдова: безусловно универсальны либо предельно элементарный, либо предельно обобщенные схемы, поэтому проблему «универсальности» надо искать на уровне широких семантических обобщений, с одной стороны, и протейших семантических составляющих - с другой[9] [10].

Базовым свойством концепта является его национальная окраска. Культурные концепты могут быть ориентированы только относительно сферы национальной литературы («тургеневская девушка», «лишний человек», «сирень» в Петербургском тексте и т.д.).

Именно по этому критерию разводятся концепт и универсалия в монографии Н.В. Володиной . Автор рассматривает и те, и другие как видовые понятия по отношению к литературным константам. «Их объединяет ментальная природа, общая сохранность в памяти культуры через присутствие элемента “коллективного бессознательного”, устойчивость, повторяемость, узнаваемое имя и т.д.»[11]. При этом в концепте ведущей оказывается национальная, этническая составляющая, а в универсалии - общечеловеческая. Универсалии - если употреблять термин в его исконном значении - «сверхнациональны». Считаем, что на роль родового термина вполне может претендовать и концепт.

Другими словами, термин «концепт» позволяет описать любую единицу национального сознания (и национальной литературы): и архетипическую, и универсальную, и уникальную[12].

  • [1] Исупов К.Г. Универсалии культуры // Философский словарь [Электронныйресурс]. URL: http://slovari-online.m/word/философский-словарь/универсалии-культуры-htm
  • [2] Исупов К.Г. Космос русского самосознания: словарные статьи [Электронный ресурс]. URL: http://aesthetics-herzen.narod.ru/isupov.doc
  • [3] Там же.
  • [4] Универсалии русской литературы / отв. ред. А.А. Фаустов. Воронеж: Воронежский гос. университет; Издательский дом Алейниковых, 2009; Универсалиирусской литературы: сб. статей / под ред А.А. Фаустова. Воронеж: Научная книга, 2011; Универсалии русской литературы: сб. статей / под ред. А. А. Фаустова.Воронеж : Научная книга, 2013.
  • [5] Фаустов А.А. От ключевых слов к литературным универсалиям: несколькометодологических соображений // Вестник Воронежского государственногоуниверситета. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2009. № 2.С. 10.
  • [6] Козюра Е.С. Топос пустыни в русской литературе XVIII века// Универсалии русской литературы. Воронеж: Воронежский государственный университет,2009. С. 90-102.
  • [7] Лангерак Т. Универсалии русской литературы XIX века: взгляд издалека//Универсалии русской литературы. Воронеж: Воронежский государственныйуниверситет, 2009. С. 238.
  • [8] Лозинская Е. Литература как мышление. С. 128.
  • [9] Неклюдов С.Ю. Диалектность - региональность - универсальностьв фольклоре // Универсалии русской литературы. Воронеж: Научная книга, 2012.Вып. 4. С. 8-38.
  • [10] Володина Н.В. Концепты, универсалии, стереотипы в сфере литературоведения. С. 24.
  • [11] Там же. С. 38.
  • [12] В конкретных исследованиях различных видов искусства понятие универсалии приобретает формальное измерение. Так, в теории универсалий американского литературоведа П. Хогана к числу универсалий с равным основанием относятся и содержательные, и чисто формальные характеристики литературныхпроизведений, относящиеся к области поэтической техники (formal andsubstantive universals). См.: Hogan P. Op. cit.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >