Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Уголовно-исполнительная система России: проблемы и перспективы

К ВОПРОСУ О ПРИВЛЕЧЕНИИ ЧАСТНЫХ ИНВЕСТОРОВ К ПРОИЗВОДСТВУ В УИС

© 2015 А.И. Рокотянский

Самарский юридический институт ФСИН России

В статье рассматриваются выгода совместной работы частных предпринимателей и исправительных учреждений, а также механизм теневого бизнеса со стороны руководства ИК. Акцентировано внимание на примерах успешной легальной предпринимательской деятельности с помощью производств в ИУ, подчеркнута необходимость частно-государственного партнерства как условия успеха в данном направлении предпринимательства.

Производство в уголовно-исполнительной системе на сегодняшний день достаточно развито в том смысле, что производится разнообразное количество благ. Однако, во-первых, производство нужно поддерживать хотя бы на таком уровне (простого воспроизводства), во-вторых, в условиях рыночной экономики и эти производители стремятся и к увеличению количества продукции, и к повышению ее качества. Поэтому и данные производители - не сами, но через руководящие органы ФСИН - пробуют привлекать к работе частных инвесторов.

В принципе благоприятные условия для привлечения частных инвестиций в данном случае есть. Себестоимость производства в исправительном учреждении в два раза ниже себестоимости производства на гражданском предприятии, как говорит начальник финансово- экономического управления ФСИН О. Коршунов1. За счет чего это достигается, нам показывают приведенные ниже примеры.

Предприниматель В. Акимов, владелец производства пластиковых гранул (сырье для изготовления бутылок и других пластмассовых изделий) на территории ИК-11 в Кировской области, платит исправительной колонии 200 000 р. в месяц. В эту сумму входит пользование помещением, электроэнергия и оплата труда 40 наемных работников из числа осужденных. Выручка его производства - 600 000 р., прибыль - 300 000 р. в месяц. Те же 200 000 р. в месяц выплачивает колонии предпринимательница О. Глушкова за столярные услуги: 50 осужденных делают по 10 гробов в день. Оборот ее компании в 2012 г. составил 8 млн р.[1]

Во ФСИН утверждают, что осужденные-ударники получают по 25 000 р. в месяц и освобождаются чуть ли не богачами. Но даже если просто разделить 200 000 р. Глушковой на 50 осужденных, получится по 4000 на человека. Но на самом деле получается еще меньше. Во-первых, в сумму включен счет за свет. Во-вторых, осужденный по- лучает меньше, чем за него платит предприниматель. В среднем, как говорят во ФСИН, предприниматели перечисляют за одного рабочего- осужденного 13 000 р. в месяц4. Но из этой суммы заключенному на лицевой счет приходит лишь 2600 рублей: по закону, ФСИН и государство могут забирать до 75 % заработка заключенного - на налоги, гражданские иски, алименты и оплату содержания5.

Но даже такие деньги получают немногие. Зарплаты большинства осужденных привязаны к МРОТ (меньше начислять по закону нельзя) и составляют 5205 р. После всех вычетов остается около 1250 р. в месяц. В некоторых ИУ зарплаты занижены, чтобы себестоимость выпускаемой продукции была ниже, чем у конкурентов. Уровень оплаты труда осужденных отстает от среднего по стране в 2,5 раза. Работа 30 осужденных обходится как труд 5-6 гражданских лиц6.

Казалось бы, это выгодные условия. Однако лишь 2 % процента осужденных работают на заказах у частных предпринимателей, остальные работают на саму ФСИН или на должностях, финансируемых из федерального бюджета. Почему же предприниматели не идут на такую, казалось бы, золотоносную территорию?

«Либо с нами, либо у нас» - так в «переводе» на разговорный язык можно представить суть двух моделей тюремного производства: либо государственно-частное партнерство (ГЧП), либо производство в государственных учреждениях по частным правилам. Некоторые примеры, ставшие известными в СМИ, свидетельствуют о том, что вторая модель является коррупционно опасной7.

Как писали источники, знакомые с ситуацией во ФСИН России, еще в 2010 г., опасной тенденцией коррупционных преступлений в органах УИС является то, что должностные злоупотребления постепенно начали переходить от простых форм (например, взяток) к более сложным. Стало развиваться так называемое чиновничье предпринимательство. Такие формы коррупции гораздо труднее выявить и доказать. Наметилась тенденция к объединению отдельных коррумпированных сотрудников территориальных органов УИС в устойчивые группы с целью неоднократного совместного совершения должностных преступлений и превращению должностных злоупотреблений в своего рода криминальный бизнес8. Учитывая, что коррупция в УИС порождена не только внутренними обстоятельствами, присущими этой службе, но в большей степени той ситуацией, которая сложилась в обществе, результативность борьбы с ней в первую очередь зависит от последовательности и твердости проведения государством антикоррупционной политики. Меры противодействия коррупции включают в себя: совершенствование организационной структуры противодействия коррупции; доработку правового обеспечения деятельности оперативных, режимных и охранных подразделений; разработку надежных методик по оценке признаков и состояния коррупционной преступности, единой информационно-аналитической системы оперативно-розыскного назначения по линии противодействия коррупции, комплексного подхода к противодействию рассматриваемого явления; выявление и документирование противоправной деятельности сотрудников, подозреваемых в коррупции.

Одновременно с этим нужно развивать ГЧП уголовноисполнительной системы, с одной стороны, малого и среднего бизнеса - с другой стороны. Представители малого и среднего бизнеса своим примером подадут осужденным пример деятельности, направленной на достижение собственного благосостояния и в то же время удовлетворяющей потребности общества.

Чем больше будет доверия к бизнесу - во-первых, чем меньше административных (прежде всего коррупционных) преград началу его реализации - во-вторых, чем строже контроль за качеством изготавливаемых благ и жестче ответственность за недостижение качества - в-третьих, тем более часто будет проявляться частная инициатива в исследуемом нами ГЧП и более сильным будет воздействие предпринимательской деятельности на осужденных в плане воспитания и социальной реабилитации. [2]

  • [1] 2
  • [2] В зоне прибыли: кто и сколько зарабатывает на заключенных. - 1Л1Т:www.forbes.ru/sobytiya/biznes/248825-v-zone-pribyli-kto-i-skolko-zarabatyvaet-na-гаИуисЬеппукй - сайт журнала «Форбс» в России (дата обращения: 30.04.2015). 2 Как делать бизнес в тюрьмах: история успеха. - тЬ: www.forbes.ru/sobytiya-рЬо^а11е^/Ыгпе8/248833-как-ёе1аЦЫгпе8-уЦуигтакЬ-18Щгй-и8рек11а/р11оЦ)/1 - сайтжурнала «Форбс» в России (дата обращения 22.04.2015). 3 В зоне прибыли: кто и сколько зарабатывает на заключенных. - 1Л1Т:www.forbes.ru/sobytiya/biznes/248825-v-zone-pribyli-kto-i-skolko-zarabatyvaet-na-гак1уисйеппукЬ - сайт журнала «Форбс» в России (дата обращения: 30.04.2015). 4 Там же. 5 Там же. 6 Там же. 7 Там же (см. пример с А. Оганисяном). 8 Коррупционная ситуация в уголовно-исполнительной системе: криминологические и уголовно-правовые проблемы. - иЯЬ: http://www.bygeo.ru/strany/greciya/1481 -korrupcionnaya-situaciya-v-ugolovno-ispolnitelnoy-sisteme-kriminologicheskie-i-ugolovno-pravovye-problemy.html - неофициальный сайт географического факультета БГУ (дата обращения: 16.05.2015).
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
 
Популярные страницы