Реализация международных стандартов в сфере образовательной деятельности пенитенциарных систем в России и за рубежом

Развитие и становление уголовно-исполнительной системы1 (далее - УИС) исторически тесно связано с определением направлений политики государства, в частности с такими немаловажными аспектами, как гуманизация исполнения наказаний, приведение уголовно-исполнительного законодательства в соответствие с общепринятыми международными нормами и стандартами.

Приступая к рассмотрению понятия международных стандартов в сфере исполнения наказаний, отметим, что любые стандарты имеют свои функции[1] [2]:

  • 1) в них определяется нормативный минимум (например, права и свободы человека), который является основным и обязательным для всех участников международных соглашений;
  • 2) формируются характерные признаки тех предписаний, которые должны воплощаться в нормах;
  • 3) устанавливаются обязательства государств и вырабатываются гарантии их реализации;
  • 4) обозначаются условия пользования общепринятым нормативным минимумом, который может законно ограничиваться и даже запрещаться.

На современном этапе развития отечественной пенитенциарной системы руководство УИС стремится к тому, чтобы деятельность учреждений, исполняющих наказания, в Российской Федерации максимально была приближена к существующим международным стандартам.

Под международными стандартами понимаются нормативные требования, которые предъявляются на уровне международного сотрудничества, посредством безукоризненного подчинения условиям, содержащимся в международных нормативных актах[3].

Отметим, что учреждения, исполняющие наказания Российской Федерации, обязаны:

  • 1) обеспечивать исполнение уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации;
  • 2) создавать условия для обеспечения правопорядка и законности, безопасности осужденных, а также персонала, должностных лиц и граждан, находящихся на их территориях;
  • 3) обеспечивать привлечение осужденных к труду, а также осуществлять их общее и профессиональное образование и профессиональное обучение;
  • 4) обеспечивать охрану здоровья осужденных;
  • 5) осуществлять деятельность по развитию своей материально- технической базы и социальной сферы;
  • 6) в пределах своей компетенции оказывать содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность;
  • 7) обеспечивать режим содержания подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых в качестве меры пресечения применено заключение под стражу, а также соблюдение прав и исполнение обязанностей подозреваемыми и обвиняемыми в соответствии с Федеральным законом от 15 июля 1995 г. № ЮЗ-ФЗ.

В УИК РФ от 1996 г. (ст. 9, п. 2) говорится, что «основными средствами исправления осужденных являются:

  • - установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим);
  • - воспитательная работа;
  • - общественно полезный труд;
  • - получение общего образования;
  • - профессиональная подготовка;
  • - общественное воздействие».

Особо следует выделить общественный труд, поскольку, с точки зрения ряда российских исследователей, в современных социально- экономических условиях России труд в исправительном учреждении (далее - ИУ) едва ли может считаться фактором исправления. По данным ФСИН России, только 20 % от общего числа осужденных может быть обеспечено работой. В последние годы действенным и важным, несомненно, является религиозный фактор, но практически он не дает дополнительных возможностей социальной адаптации в обществе после освобождения. Культурно-просветительская деятельность, так же как и религия, благотворно влияет на осужденных, но непосредственное участие в самодеятельности, спортивной деятельности и т. п. принимает не более 5-7 % от общего числа осужденных. Более 80 % осужденных при поступлении в учреждения уголовно-исполнительной системы не имеют профессиональных и трудовых навыков либо утратили их. Фактор образования же, будучи доступным основной массе осужденных, является наиболее действенным в решении проблемы исправления, развития и последующей социальной адаптации после освобождения1.

Именно такой фактор как образование позволяет преодолеть основные виды отчуждения осужденного: от семьи (налаживаются контакты с близкими), от профессии (приобретаются профессиональные знания, навыки специалиста с высшим образованием, что позволяет после освобождения получить достойную работу), от самого себя (формирование самоуважения, изменение самоприятия и социального статуса), от государства (становится уважаемым, законопослушным членом общества), от коллектива (становится профессионалом и необходимым звеном коллектива или группы)[4] [5].

Образование представляет собой «единый целенаправленный процесс воспитания и обучения, являющийся общественно значимым благом и осуществляемый в интересах человека, семьи, общества и государства, а также совокупность приобретаемых знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта деятельности и компетенции в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов»[6].

В соответствии с общепринятыми международными нормами и стандартами образование доступно основной массе осужденных. Именно образование становится определенной гарантией успешного управления процессом исправления осужденных в период отбывания ими наказания и успешной социальной адаптацией с выходом на свободу. Обладающему достаточным уровнем знаний и профессиональных навыков бывшему осужденному легче найти себе достойное применение в обществе, не став при этом жертвой стереотипа, сводящегося к представлению о том, что вышедший из тюрьмы человек является потенциальным преступником[7].

Для более полного и всестороннего понимания проблем образования осужденных на современном этапе проведем ретроспективный анализ становления системы образования осужденных к лишению свободы в России.

До XIX в. в России не существовало централизованного образования в условиях пенитенциарной системы. В первой половине XIX в. принимается ряд правовых актов, регулирующих различные виды лишения свободы, возникают нормы, четко отражающие цели лишения свободы - это безопасность общества и нравственное исправление преступников.

Во второй половине XIX - начале XX в. в период проведения «тюремной реформы» в местах заключения Российской империи организуется школьное дело. В конце XIX в. появились воспитательно-исправительные заведения для несовершеннолетних. В 1881 г. в Москве состоялся первый съезд представителей воспитательно-исправительных приютов, на котором было принято обращение к правительству с просьбой определить специальный правовой статус ИУ для малолетних, правовой статус несовершеннолетних преступников и персонала, а также определить источники финансирования пенитенциарных учреждений.

Положение о воспитательно-исправительных заведениях для несовершеннолетних было принято в 1909 г. Согласно Положению учредителями воспитательных ИУ могли быть правительство, земства, города, духовные установления, общественные организации и частные лица. В подобных учреждениях могли содержаться лица от 10 до 17 лет. Целями воспитательных ИУ провозглашались нравственное исправление и подготовка к трудовой жизни. Были также определены и средства их достижения, к которым были отнесены: религиозно-нравственное, умственное и физическое воспитание, обучение различным профессиям.

В педагогических, философских и психологических исследованиях XIX - начала XX в. продолжали развиваться научные основы исправительно-трудовой педагогики. Основные достижения в этой области связаны с именами И. Я. Фойницкого («Учение о наказании в связи с тюрьмоведени- ем», 1889), Н. Ф. Лучинского («Основы тюремного дела», 1904), П. И. Люблинского («Свобода личности в уголовном процессе: меры, обеспечивающие неуклонение обвиняемого от правосудия», 1906), Д. А. Дриля («Учение о преступности и мерах борьбы с нею», 1912), С. В. Познышева («Очерки тюрьмоведения», 1915). Данные ученые поднимали не только вопросы физического и умственного воспитания заключенных, но и необходимости религиозного, нравственного их развития. А. Я. Герд еще в 1871 г. одним из первых предложил педагогическую систему перевоспитания осужденных, основанную на принципах гуманизма, любви и уважения к оступившимся, апробация которой прошла в колонии для несовершеннолетних преступников[8].

Изменение политики в области пенитенциарных проблем в XX в. в России было связано, в первую очередь, с изменениями государственного устройства. Так, в 20-е гг. прошлого столетия в стране кардинальным образом изменилось отношение к проблеме средств наказания лиц, осужденных за преступления различной степени тяжести. Наряду с режимом и трудом как основными средствами исправления осужденных все более важную роль стало играть обучение. С. В. Познышев писал: «Образование в пенитенциарном учреждении должно иметь место, поскольку оно необходимо, чтобы уничтожить тот умственный мрак, в котором порок и преступление скрывают свои глубокие корни... Образование, даваемое в школе мест заключения, должно, насколько возможно, затрагивать мир нравственных понятий и жизненных идеалов»[9]. С. В. Познышев отдавал приоритет нравственному исправлению, путь к которому видел в обучении, трудовом воспитании и культурно-просветительской работе.

В дальнейшем Б. С. Утевский и Е. Г. Ширвиндт разработали и провозгласили тезис об исправимости преступников, который впоследствии был принят и развит в пенитенциарной педагогике. Большой вклад в развитие исправительно-трудовой педагогики внес А. С. Макаренко, в теоретической и практической деятельности воплотивший идеи исправления и перевоспитания преступников.

В советский период в системе исполнения уголовных наказаний утверждается принцип - «от тюрем к воспитательным учреждениям», развиваются гуманистические идеи о том, что изоляция человека от общества уже сама по себе несет карательную функцию, поэтому ужесточение условий содержания и ограничение прав заключенного вступают в противоречие с задачами исправления и перевоспитания. Были провозглашены и законодательно закреплены основные задачи пенитенциарной системы - исправление осужденных, стимулирование правопослушного поведения. В качестве дополнительных мер была введена практика досрочного освобождения, послабления режима. В рамках борьбы с неграмотностью в государстве издаются декреты «О мобилизации грамотных» (1918 г.) и «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» (1919 г.). Данные декреты сыграли важную роль при организации процесса обучения лиц, содержащихся в местах заключения.

Обучение осужденных в рассматриваемый период времени закреплялось рядом нормативных актов: Положением о работных домах, определявшим создание при каждом работном доме школы (1918 г.); временной инструкцией «О лишении свободы как мере наказания и о порядке отбывания такового», в которой разъяснялись вопросы организации общего образования и воспитания заключенных, формирования учительских кадров и т. п. (1918 г.); Положением об общих местах заключения, определявшим обязательность обучения для всех заключенных, не достигших 50-летнего возраста, и содержащим описание системы норм, регулирующих учебный процесс и воспитательную работу с осужденными (1920 г.). В Положении показателями исправления и перевоспитания заключенных наряду с примерным поведением рассматривались успехи в учебе, которые в обязательном порядке отражались в характеристиках и учитывались при решении вопросов об условно-досрочном освобождении (применялось в лагерях до 1939 года) или о предоставлении заключенным льгот1.

Во всех законодательных актах 20-х гг. XX в. четко прослеживается тенденция к увеличению роли воспитательной работы и образования осужденных из числа трудящихся, а также культурно-просветительской работы среди них. Дискуссионным был вопрос о возможности применения воспитательно-исправительных мер к заключенным - выходцам из классово враждебной среды[10] [11].

Отметим, что с принятием в 1922 г. Уголовного кодекса РСФСР заметно изменилась роль мест заключения. В 20-е гг. XX в. тюрьмы для подростков стали заменяться специальными воспитательными учреждениями. Несовершеннолетних осужденных стали заключать в исправительно- трудовые колонии. С 1917-1933 гг. происходит увеличение числа школ в местах лишения свободы.

В 1933 г. принимается Исправительно-трудовой кодекс, который включал общеобразовательное обучение в политико-воспитательную работу, то есть придал обучению статус средства исправления осужденных к лишению свободы.

Во второй половине 30-х - первой половине 50-х гг. XX в. в осуществлении общеобразовательной подготовки заключенных наблюдался регресс, связанный с изменением исправительно-трудовой политики государства. Общеобразовательный уровень осужденных резко упал. Лишь в период 1954-1961 гг. вновь стали создаваться общеобразовательные школы, ПТУ, учебно-консультационные пункты заочного обучения осужденных.

С 1961 по 1984 г. получение общего образования было гарантировано законодательством каждому осужденному. Общеобразовательное обучение осужденных в качестве одного из основных средств их исправления и перевоспитания было закреплено в Основах исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик, принятых в 1969 г.

В 1985-1993 гг. разрабатывались основные направления реформы общеобразовательной и профессиональной школы, которые выдвинули перед общеобразовательным обучением осужденных новые задачи. В период распада Советского Союза к 1993 г. уменьшилось количество осужденных, подлежащих обязательному обучению, что явилось предпосылкой для закрытия многих школ в ИУ[12].

В целом советский период пенитенциарного образования характеризуется созданием полноценной системы начального общего, основного общего и начального профессионального образования для осужденных и переходом самой пенитенциарной системы от репрессивной к исправительной доктрине.

На современном этапе развития УИС руководством ФСИН России особое внимание уделяется дальнейшему развитию благоприятных условий для получения осужденными образования. В образовательный процесс внедряются новые методики, учитывающие степень и уровень умственного развития лиц, отбывающих наказания. Образование становится определенной гарантий дальнейшего трудоустройства осужденных и возвращения их в общество законопослушными гражданами.

В ориентированности на исправление осужденного заключается практическая ценность тезиса, активно пропагандируемого международными организациями разных рангов (ЮНЕСКО, Комитет по защите прав человека при ООН и др.), о том, что высшей ценностью является человек и его права. Именно этот тезис заложен в основу конституций практически всех передовых демократических государств современного мира.

Последние десятилетия Россия активно участвует в международных программах по проблемам обеспечения прав и свобод человека, неуклонно продвигаясь вперед по пути гуманизации своей УИС.

В 1996 г. страна, вступая в Совет Европы, приняла на себя обязательства более последовательно реализовать в законодательстве и практике общепринятые международные нормы, составляющие юридическую основу деятельности мирового сообщества, и прежде всего, положения, касающиеся обеспечения прав и свобод гражданина. Степень реализации личных прав осужденных во многом зависит от так называемых процедурных норм, которые являются связующим звеном между пенитенциарными стандартами и уголовно-исполнительным законодательством.

Российская Федерация является участницей целого ряда международных соглашений в сфере уголовной юстиции. Среди них важнейшими являются:

Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г.;

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными от 30 августа 1955 г.;

Международный пакт о гражданских и политических правах (вступил в силу 23 марта 1976 г.);

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г.;

Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (принят Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1992 г. №47/133); Резолюция ООН от 12 декабря 1997 г. № 52/86; «Меры в области предупреждения преступности и уголовного правосудия с целью искоренения насилия в отношении женщин»; Правила Организации Объединенных Наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы (приняты Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г. №45/113); Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних - «Пекинские правила» (приняты Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г. № 40/33); Европейская конвенция о защите прав и основных свобод человека от 4 ноября 1950 г. с изменениями и дополнениями от 11 мая 1994 г.; Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания от 26 ноября 1987 г.; Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека (ратифицирована 4 ноября 1995 г., вступила в силу для Российской Федерации 11 августа 1998 г.).

Помимо этого в России, принявшей на себя обязательства по приведению национального законодательства в соответствие с международными нормами и стандартами, были ратифицированы: Европейская конвенция о выдаче; Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам; Конвенция о правовой помощи и правовым отношениям по гражданским, семейным и уголовным делам и другие.

Основные принципы вышеуказанных международных документов, распространяющиеся на права заключенных, отражены в российском законодательстве и прежде всего в Конституции Российской Федерации, УК РФ, УПК Российской Федерации, УИК РФ, Законе Российской Федерации от 21 июля 1993 г. №5474-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»; Федеральном законе Российской Федерации от 15 июля 1995 г. № ЮЗ-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»; Правилах внутреннего распорядка следственных изоляторов УИС; Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений; Правилах внутреннего распорядка воспитательных колоний УИС Минюста России и т. д.

Также были приняты федеральные законы, направленные на обеспечение основных прав и свобод граждан: «О свободе совести и о религиозных объединениях», «Об общественных объединениях», «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» и многие другие.

Одной из наиболее значимых мер, призванных обеспечить более высокие гарантии соблюдения законности и прав человека, стала передача учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, из Министерства внутренних дел России в ведение Министерства юстиции Российской Федерации1. Министерством юстиции Российской Федерации и Федеральной службой исполнения наказаний (далее - ФСИН России) особое внимание уделяется решению ряда задач, направленных на либерализацию уголовноисполнительной политики, гуманизацию исполнения наказания, созданию предпосылок для внедрения концептуально новой программы пенитенциарной деятельности, соответствующей международным стандартам[13] [14].

Согласно международным стандартам управление пенитенциарными учреждениями требует эффективного сотрудничества с различными органами власти и общественностью. Соблюдение законности и прав человека в УИС России контролируется уполномоченным по правам человека в Российской Федерации и уполномоченными по правам человека в субъектах Российской Федерации, Генеральной прокуратурой Российской Федерации, Общественной палатой, российскими и международными правозащитными организациями.

Вступление России в Совет Европы во многом обусловило принятие Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года,1 направленной на реформирование УИС в сторону гуманизации и приоритета прав и законных интересов осужденных и лиц, содержащихся под стражей[15].

Это подчеркивается в обозначенных в Концепции целях:

  • - повышение эффективности работы учреждений и органов, исполняющих наказания, до уровня международных стандартов обращения с осужденными и потребностей общественного развития;
  • - сокращение рецидива преступлений, совершенных бывшими заключенными за счет повышения эффективности социальной и психологической работы в местах лишения свободы и развития системы постпенитенциарной помощи таким лицам;
  • - гуманизация условий содержания заключенных под стражу и отбывающих наказание в виде лишения свободы, повышение гарантий соблюдения их прав и законных интересов.

Ориентируясь на опыт передовых зарубежных стран, российская пенитенциарная система меняет принципы работы с осужденными: наблюдается переход от традиционных подходов исправления осужденного к приоритетным задачам развития его личности. В данном контексте современные пенитенциарные парадигмы ориентированы на минимизацию изоляции осужденных и максимизацию создания оптимальных условий для их ресоциализации[16].

В сфере профессиональной подготовки и трудовой деятельности осужденных Концепцией предполагается:

  • - совершенствование и развитие системы начального профессионального образования и профессиональной подготовки осужденных, сохранение, передислокация, перепрофилирование и создание новых образовательных учреждений начального профобразования, реализующих все формы организации образовательного процесса с различным объемом обязательных занятий осужденных;
  • - осуществление профессионального обучения и профессиональной подготовки осужденных с учетом результатов мониторинга прогнозных потребностей в рабочих кадрах учреждений УИС и региональных рынков труда, в том числе по дефицитным рабочим специальностям, в целях создания высоких гарантий трудоустройства и возвращения в общество законопослушных граждан;
  • - участие учреждений и органов УИС в региональных целевых программах занятости населения и развитии системы социального партнерства в сфере подготовки рабочих кадров из числа осужденных;
  • - разработка и внедрение программ профессиональной подготовки с учетом заявок от органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и организаций.

Осужденные в процессе отбывания наказания сохраняют свой статус гражданина, в нашем случае - гражданина Российской Федерации. В настоящее время права заключенных в области образования гарантированы законодательством Российской Федерации. Конституционное право на образование осужденных к лишению свободы лиц гарантируется и реализуется в соответствии с Конституцией Российской Федерации и действующим законодательством.

Помимо этого права заключенных на получение образования регулируются международными соглашениями и рекомендациями. Страны, входящие в ООН и Совет Европы, следуют соглашениям и рекомендациям этих организаций. Еще раз упомянем о том, что Россия ратифицировала Европейскую конвенцию о правах человека и внесла соответствующие изменения в свое законодательство. Россия приняла и положение, закрепленное в ст. 2 данной Конвенции, касающееся образования в тюрьмах: «Ни одному заключенному не должно быть отказано в праве на образование».

Согласно ч. 2 ст. 9 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ1 образование является одним из средств, с помощью которого УИС выполняет свою важнейшую функцию - исправление осужденных. За исправительными учреждениями закреплена обязанность предоставлять возможность получения осужденными общего об- разования, не достигшими 30-летнего возраста (ч. 1 ст. 112 УИК РФ ).

На начало 2013-2014 учебного года в исправительных учреждениях и следственных изоляторах УИС функционировало 316 общеобразовательных школ и 547 учебно-консультационных пунктов. Всего в данные общеобразовательные организации зачислено 80,3 тыс. человек.

Осужденные имеют право на получение высшего образования, закреп-

а

ленное в ст. 108 УИК РФ , где сказано, что «с учетом имеющихся возможностей администрация исправительного учреждения обязана оказывать содействие осужденным в получении высшего образования».

Аспект позитивного влияния высшего профессионального образования на личность осужденного заслуживает особого внимания[17] [11] [11] [20]. Все чаще российские ученые изучают особенности влияния образовательного пространства высшей школы на процесс ресоциализации личности осужденного[21].

Образование осужденных должно быть направлено не только на формирование определенных знаний, умений и навыков в рамках профессионального уровня, но и на позитивное изменение ценностно-нормативных установок, мотивирующих личность стать полноценным гражданином государства и членом общества.

Согласно результатам исследований осужденных, получающих высшее образование, происходят положительные изменения в их жизненных ценностно-ориентационных приоритетах, среди которых основными выступают возможность создать собственную семью и восстановить отношения с родными; найти перспективную работу; материально обеспечить родных; восстановить уважение со стороны окружающих.

Помимо этого они отмечают, что включение в образовательную деятельность изменяет в положительную сторону их речь, увеличивает словарный запас, развивает любовь к чтению.

В процессе получения образования меняется и положение осужденного в исправительном учреждении: вместо общих режимных мероприятий им выделяется время на подготовку к занятиям. Определенную часть времени студент-осужденный затрачивает на посещение занятий, подготовку к ним в библиотеке или компьютерном классе, общение с профессорско- преподавательским составом, участие в тренингах, семинарах, написание курсовых и дипломных работ.

Изменение роли осужденного из объекта в субъект общественного действия является одной из главных целей реализации высшего образования в пенитенциарном учреждении. Повышение социального статуса путем получения высшего профессионального образования является важным для осужденных. Это связано с тем, что около 30 % из них до момента заключения в места лишения свободы получали высшее или средне специальное образование, но в результате совершения преступления утратили возможность закончить образовательное учреждение.

Респонденты также отмечали значимость для них такого фактора, как «рациональное использование времени при нахождении в пенитенциарном учреждении». Возраст значительного числа осужденных - от 18 до 30 лет, период активной деятельности: создания семьи, получения образования, становления в профессиональной сфере. Сроки нахождения осужденных в местах лишения свободы варьируются от 7 до 12 лет. Многие осужденные отмечают нахождение в пенитенциарном учреждении временем «упущенных возможностей». Высшее образование, получаемое в ИУ, является шансом изменить свою будущую жизнь к лучшему. Согласно опросам, большинство осужденных были намерены продолжить обучение в высшей школе после освобождения из исправительного учреждения. Именно образование является уникальным средством исправления и развития личности осужденного, содержащим в себе одновременно влияние через познание, организованную деятельность, режим, включение в общественную жизнь на основе интереса и обязанностей (не связанных с мерами изоляции) через новые социальные роли.

Для реализации конституционного права осужденных на образование администрация учреждения должна предоставить возможность на так называемое «самообразование» с помощью, например, библиотеки учреждения, подписок на отдельные печатные издания, консультаций со специалистами и т. п.

Лица, отбывающие наказание в виде пожизненного лишения свободы, не привлекаются к общему образованию (хотя им должны быть созданы условия для самообразования), профессиональную подготовку получают непосредственно на производстве.

По словам генерал-лейтенанта А. А. Рудого, ФСИН России особое внимание уделяет получению осужденными к лишению свободы образования как эффективному стимулирующему фактору их постпенитенциарной адаптации в обществе[22].

Сегодня в УИС России существует достаточно возможностей для повышения уровня образования осужденных, в том числе и получения ими высшего образования. Осужденные могут обучаться по заочной и дистанционной формам с использованием инновационных технологий. С этой целью ФСИН России заключил соглашение о сотрудничестве с федеральным государственным бюджетным образовательным учреждением высшего профессионального образования «Современная гуманитарная академия» (СГА), которое обладает широкой сетью филиалов, расположенных по всей территории России.

Поскольку исправительные колонии имеются во всех субъектах Российской Федерации, то наличие поблизости филиала академии дает возможность студентам, независимо от места их пребывания (проживания), получать в нем образование.

Кроме того, в 2012-2013 гг. были заключены соглашения о сотрудничестве по вопросу заочного обучения осужденных в образовательных учреждениях высшего образования между ФСИН России и Автономной некоммерческой организацией «Высшая школа педагогики», Донским государственным техническим университетом, Московским институтом экономики, политики и права и Московским государственным строительным университетом. В настоящее время в образовательных учреждениях на договорной основе обучаются более 3,2 тыс. осужденных к лишению свободы.

Наиболее востребованные специальности среди осужденных - это менеджмент, экономика, психология и юриспруденция (высшее юридическое образование получают более 600 человек). Обучение осужденных к лишению свободы в указанных образовательных учреждениях осуществляется в режиме заочного и дистанционного обучения.

Дистанционный способ обучения является наиболее оптимальной формой получения высшего профессионального образования осужденными, которым по приговору суда назначено наказание в виде лишения свободы. Дистанционное обучение в учреждениях УИС с использованием телекоммуникационных технологий дает осужденным возможность получить высшее образование практически в любом месте, без посещения вуза и непосредственного контакта с преподавателями. Дистанционная технология позволяет учиться по очно-заочной форме обучения и экстерном. Полнота возможностей дистанционного образования зависит от технических возможностей учреждений УИС. Если в колонии нет доступа к Интернету, то обучение происходит посредством почты (видеофайлов): учебные материалы и контрольные работы приходят по почте на имя осужденного в исправительную колонию, выполняются им и пересылаются обратно в вуз. Такая форма общения с преподавателями доступна во всех учреждениях УИС.

Очная форма дистанционного обучения доступна ограниченному кругу осужденных лиц: тем, кто в ИУ по независящим от них причинам (ввиду отсутствия рабочих мест, например) не заняты трудовой деятельностью, и имеют больше свободного времени, а значит, возможности обучения по очной форме.

Предпосылкой для обеспечения возможности получения осужденными к лишению свободы высшего образования также может послужить консолидация всех потенциальных студентов из числа осужденных в одном ИУ, что позволит более рационально использовать техническую базу представительства и снизить материальные затраты на техническое оснащение малочисленных пунктов дистанционного обучения.

Осужденные лица, окончившие программу высшего профессионального образования по выбранной специальности, получают диплом государственного образца.

Для более полного и всестороннего понимания организации проблем системы образования осужденных на современном этапе проведем анализ систем образования осужденных к лишению свободы в зарубежных странах.

В организации получения образования в пенитенциарных учреждениях важную роль играет деятельность Европейской ассоциации пенитенциарного образования (ЕРЕА), членами которой являются более 40 стран Европы.

Европейские пенитенциарные правила дают рекомендации по организации образования в тюрьмах: в каждой тюрьме должна быть целостная программа образования, обеспечивающая заключенным возможность хотя бы частичной реализации их потребностей и желаний. Администрация тюрем должна уделять особое внимание образованию молодых заключенных наряду с заключенными иностранцами и заключенными с особыми культурными или этническими потребностями.

В 1989 г. в дополнение к Пенитенциарным правилам Совет Европы поддержал Рекомендации «Об обучении в тюрьмах», особое внимание в которых уделено рассмотрению целей образования в тюрьмах, месту образования в тюремной системе, методам образования взрослых, творческим, спортивным и культурным мероприятиям и связи процесса образования как внутри тюрьмы, так и вне ее. Рекомендации «Об обучении в тюрьмах» закрепили следующие основные принципы организации образовательной деятельности в местах лишения свободы:

  • - все заключенные должны иметь доступ к обучению, которое состоит из аудиторных занятий, профессионально-технической подготовки, творческого и культурного развития личности, физической и спортивной подготовки, обучения специальным навыкам;
  • - обучение заключенных должно быть таким же, как и обучение соответствующих возрастных групп граждан за пределами тюрем, и им должны быть предоставлены все возможности для обучения;
  • - целью обучения должно стать всестороннее развитие личности;
  • - руководители тюремных ведомств, а также руководители учреждений должны всячески способствовать организации процесса обучения и поддерживать систему образования заключенных;
  • - обучению должно придаваться такое же важное значение, как и труду, а заключенные не должны нести материальных или иных потерь в случае выбора;
  • - необходимо всячески поощрять желание заключенных получать образование;
  • - следует готовить педагогический персонал к работе с заключенным на основе специальных методик обучения взрослых;
  • - необходимо уделять особое внимание проблемным заключенным, особенно не имеющим навыков чтения и письма;
  • - профессиональное образование должно быть направлено на обучение личности с учетом потребностей рынка труда;
  • - заключенным должна быть предоставлена возможность пользоваться библиотекой не менее одного раза в неделю;
  • - следует развивать и поощрять занятия заключенных спортом;
  • - творческая деятельность должна поощряться особо, поскольку она способствует развитию личности и ее самовыражению;
  • - социальное обучение должно прививать жизненно важные навыки, которые помогут заключенным после освобождения;
  • - по возможности следует разрешать заключенным получать образование за пределами тюрьмы;
  • - следует привлекать общественные институты к организации образования заключенных в тюрьмах;
  • - следует предпринимать меры для того, чтобы заключенные продолжали обучение после освобождения;
  • - система обучения заключенных должна располагать необходимыми средствами, оборудованием, штатами преподавателей.

В январе 2006 г. Кабинетом министров Совета Европы была принята новая редакция Европейских тюремных правил. Принципиальное отличие новых Правил от старых заключается в переходе от задач «исправления» к задачам «сохранения и развития личности». Согласно принципу нормализации тюремная система должна по возможности сделать условия содержания максимально похожими на условия жизни в обществе с тем, чтобы обеспечить каждого осужденного возможностями для развития и дальнейшей, успешной реинтеграции в общество.

Будучи ограниченными рамками статьи, организацию получения образования в пенитенциарных учреждениях в европейских странах мы рассмотрим на примере скандинавских стран.

Скандинавские исследователи большое внимание уделяют проблемам образования в пенитенциарной системе, они рассматривают получение заключенными образования в тюрьме как детерминанту последующей адаптации и ресоциализации в открытом обществе, а также как один из гарантов предупреждения повторной преступности. С их точки зрения, необходимо разработать расширенную программу профессионального образования в тюрьмах, осуществлять набор преподавателей, ориентируясь на запросы и потребности студентов-заключенных.

Большое значение в вовлечении заключенных в учебный процесс играет их информированность о правах и возможностях получения образования в пенитенциарных учреждениях. С первых дней отбывания наказания они должны иметь систематизированную информацию о доступных курсах, образовательных программах, возможностях, предоставляемых учащимся заключенным. Это позволит создать скоординированную со сроком отбывания наказания программу обучения, позволяющую использовать возможности образования, а значит, способствовать скорейшей последующей адаптации и ресоциализации заключенных.

Особое внимание зарубежными исследователями уделяется психологической составляющей образовательного процесса в тюрьмах. При организации обучения, работе с заключенными важно понимать, насколько они сами готовы к получению образования, какими мотивами руководствуются и какие цели ставят перед собой до и после получения образования. В связи со спецификой образовательного процесса в тюрьмах учебные занятия часто прерываются из-за перевода заключенного в другую тюрьму и невозможности организации продолжения обучения.

В основном в Европе заключенным предлагается получить начальное и среднее профессиональное образование.

В Норвегии согласно Закону об образовании все имеют право на начальное образование. Все граждане, рожденные до 1 января 1978 г. и имеющие начальное образование, имеют возможность продолжить обучение в гимназии. 1 августа 2002 г. законодательно была закреплена поправка к Акту об образовании, которая дала взрослым возможность получить начальное и специальное образование. Данная поправка особенно важна в контексте проблем образования заключенных в условиях тюремной системы, так как среди самой многочисленной группы заключенных - людей в возрасте от 21 до 41 года -большой процент людей, не имеющих даже законченного среднего образования. Заключенные получили возможность, находясь в изоляции от общества, восполнить образовательный пробел и получить профессиональное образование более высокого уровня. При получении высшего образования заключенными к ним предъявляются столь же высокие требования для поступления в вуз, как и к другим абитуриентам. Но ввиду того, что основной контингент тюрем не имеет даже законченного среднего образования, претендовать на продолжение обучения могут немногие.

На возможность получения заключенными высшего образования в условиях тюрьмы оказывают влияние и такие факторы, как: тюремный режим, нехватка материальных и технических средств. По официальным данным в Норвегии в 2006 г. 34 из 47 тюрем предоставляли заключенным возможность получения образования во время отбывания наказания.

В Финляндии также всем гражданам предоставляются равные права в получении образования, не исключая такую категорию граждан, как заключенные. Финские тюрьмы имеют возможность давать разностороннее профессионально-техническое и общее образование, целью которого является получение или улучшение профессионально-технических навыков. Ежегодно обучаются около 10 % финских заключенных, часть заключенных получает общее образование.

Профессиональное обучение разделено на 24 модуля, что дает возможность планирования процесса обучения и после освобождения. Обучение проходит в тюрьме и осуществляется преподавателями профессионально-технических образовательных учреждений, а также тюремным персоналом. Финансирование обучения разделено: затраты гражданских профессионально-технических учреждений покрываются государством, часть затрат на обучение оплачивается исправительным учреждением, общее образование заключенных оплачивается тюремной службой. Заключенные в тюрьме могут подготовиться к сдаче экзаменов для поступления в университет и продолжить в нем образование. Иногда заключенному дается разрешение получать образование или работать вне учреждения без надзора. Возможно предоставление заключенным отпуска для решения каких-либо проблем на свободе и поддержания контакта с семьей. Получение образования в финских пенитенциарных учреждениях стимулируется выплатой определенной суммы денег, в 2 раза превышающей обычную сумму, которую получают лица, не проходящие обучение.

В Швеции до 1990 г. образование в тюрьмах было частью системы образования взрослых, рассчитанной на граждан, не получивших образования в молодые годы. Заключенные имели те же права, что и обычные граждане. В 1990 г. ответственность за организацию образования заключенных была передана из Департамента образования в Департамент юстиции, и Закон о школьном образовании в отношении заключенных утратил силу. В настоящее время образовательные услуги оказываются заключенным на договорной основе - администрация тюрем заключает с образовательными учреждениями контракт о предоставлении образовательных услуг сроком на один год с правом продления контракта на 1-2 г. 14 тюрем

Швеции участвуют в проекте Национального центра обучения, в рамках которого в каждой из этих тюрем весь объем необходимых образовательных услуг предоставлялся преподавателями тюрем, работающими на постоянной основе. Этот опыт предполагается распространить на все пенитенциарные учреждения Швеции. Достаточно активно используются возможности Интернета.

Опыт организации обеспечения права заключенных на образование вышеперечисленных европейских стран может быть полезен УИС нашей страны.

Несмотря на значительные положительные изменения в области соответствия образовательной деятельности пенитенциарной системы России международным стандартам, существует ряд проблем. Так, необходимо изменение отношения сотрудников УИС России к международным стандартам.

Эффективность деятельности и решение актуальных для реформирования УИС задач невозможно без повышения профессиональной грамотности сотрудников учреждений при реализации международных стандартов в своей деятельности. В Европейских пенитенциарных правилах регулируются требования к культуре труда, обучению персонала пенитенциарного учреждения1:

  • - необходимость непрерывного обучения персонала;
  • - обучение персонала, работающего с особыми категориями заключенных;
  • - изучение международных и отечественных документов и норм в области прав человека, а также вопросов, связанных с применением Европейских пенитенциарных правил.

В Концепции подчеркивается необходимость усиления требований к кадровому обеспечению УИС, установление требований к поведению сотрудников, высокий уровень профессиональной подготовки которых обеспечит соблюдение ими международных стандартов в своей деятельности.

Однако следует отметить настороженное отношение ряда сотрудников к преобразованиям, направленным на соответствие пенитенциарной системы страны международным стандартам, которые активно реализуются в УИС России в последние десятилетия.

Наиболее часто встречаются следующие профессиональные стереотипы сотрудников УИС России по отношению к международным стандартам:[2] [24]

  • - международные стандарты нам «навязывают»;
  • - международные стандарты - это «далеко» и «не про нас»;
  • - контроль за соблюдением международных стандартов - вмешательство во внутренние дела России;
  • - международные стандарты относятся только к лишению свободы (вариант - только к западным тюрьмам);
  • - международные стандарты односторонни, поскольку они направлены только на защиту прав осужденных, игнорируя права сотрудников;
  • - для реализации международных стандартов нужно много средств.

С точки зрения В. Уткина, тезис о том, что международные стандарты

нам «навязывают», частично все же был справедлив в прошлом, когда представители СССР самоизолировались от разработки и принятия в 1955 г. Минимальных стандартных правил обращения с заключенными. Исследователь упоминает и такой малоизвестный факт, когда в 1948 г. представитель СССР в Генеральной Ассамблее ООН А. Я. Вышинский воздержался при голосовании за принятие Всеобщей декларации прав человека. Однако сегодня ситуация в этой области кардинально изменилась. Так, представители ФСИН России в 2006 г. активно участвовали в разработке Европейских тюремных (пенитенциарных) правил и обсуждении ряда других международных документов.

Отношение России к международным актам четко закреплено в Конституции Российской Федерации (ч. 4 ст. 15) и применительно к нашей теме - в ст. 3 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации. В ней, в частности, указано, что «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила исполнения и обращения с осужденными, чем предусмотренные уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, то применяются правила международного договора». В качестве примера можно привести ряд конвенций, заключенных и ратифицированных Россией о передаче осужденных- иностранцев для отбывания лишения свободы в страны, гражданами которых они являются. Однако большая часть международных стандартов - это положения рекомендательного характера. Они, как указано в ст. 3 УИК РФ, реализуются в нашем законодательстве «при наличии необходимых экономических и социальных возможностей».

Не следует преувеличивать и якобы абстрактный характер рассматриваемых международных норм. Каждая из них может и должна быть предметом конкретизации, интерпретации посредством норм текущего законодательства. В свою очередь, почти каждое положение уголовно-исполнительного законодательства может быть оценено в плане его соответствия духу и букве международных актов. Следует также иметь в виду всеобъемлющий характер международных актов. Во-первых, в части видов уголовных наказаний, ими охватываемых, во-вторых, - по субъектам регулируемых ими отношений. Существование таких документов, как Стандартные минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением, 1990 г. («Токийские правила»), Европейских правил альтернативных санкций и мер, принятых Комитетом министерств Совета Европы в 1992 г., подтверждает первый из тезисов. Во-вторых, наличие в Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными, Европейских пенитенциарных правилах и в упомянутых выше актах обширных разделов, посвященных персоналу УИС, свидетельствует, что разработка и реализация международных стандартов - это вовсе не «улица с односторонним движением», направленная исключительно на защиту прав осужденных1.

Подводя итоги, отметим наиболее важные проблемы обучения в пенитенциарной системе, выделяемые современными исследователями:

  • - недостаточность организационно-правовой поддержки образования осужденных в исправительных учреждениях России;
  • - необходимость дополнительного финансирования переоборудования материально-технической базы пенитенциарного образования;
  • - необходимость поиска инновационных технологий обучения, позволяющих эффективно реализовать учебный процесс;
  • - недостаточная разработанность новых и неадаптированность известных дидактик, учитывающих социальные и психо лого-педагогические аспекты обучения осужденных при получении образования по месту отбывания наказания[24] [26].

И. А. Скупова

  • [1] Впервые в нормативный оборот термин «уголовно-исполнительная система» былвведен Законом РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы».
  • [2] Чернякова О. Н. Организация и правовые основы деятельности уголовноисполнительной системы в сфере формирования и развития организационной культурыее органов и учреждений: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Псков, 2012.
  • [3] Ьир://1 zakon.su/obrashhenie-s-osuzhdenny-mi/.
  • [4] Волов В. Т., Волова Н. Ю., Волов В. В. Психологический мониторинг дистанционного образования в пенитенциарной системе // Известия Российской академии образования. - 2004. - №2.
  • [5] Волова Н. Ю. Проектирование и реализация высшего образования в исправительныхучреждениях на основе информационно-коммуникационных технологий: автореф. дис.... д-ра пед. наук. - Самара, 2011.
  • [6] Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ (ред. от 23.07.2013) «Об образовании вРоссийской Федерации» [Электронный ресурс] // СПС «Консультант плюс» (дата обращения: 20.05.2015).
  • [7] Волова Н. Образование в пенитенциарной системе: история и современность. Педагогика, №3. Вопросы обучения и воспитания.
  • [8] Волова Н. Ю. Проектирование и реализация высшего образования в исправительныхучреждениях на основе информационно-коммуникационных технологий: автореф. дис.... д-ра пед. наук. - Самара, 2011.
  • [9] Познышев С. В. Основы пенитенциарной науки. - М.: Минкомпрос, 1993.
  • [10] Правовое регулирование и организация получения образования осужденными к лишению свободы в условиях реформирования уголовно-исполнительной системы[Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.bibliofond.rn/view.aspx7icN442275(дата обращения: 29.10.2015).
  • [11] Там же.
  • [12] Волова Н. Образование в пенитенциарной системе: история и современность.
  • [13] Хижняк В. И. Реализация международных стандартов обращения с осужденными вуголовно-исполнительной политике тема диссертации и автореферата, 2004.
  • [14] Об утверждении государственной программы РФ «Юстиция»: распоряжение Правительства Российской Федерации от 4 апреля 2013 г. № 517-р // Собрание законодательства РФ. - 2013. - № 14. - Ст. 1743.
  • [15] Актуальные задачи преобразования уголовно-исполнительной системы на современном этапе [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=649280 (дата обращения: 10.10.2015).
  • [16] Леонова Е. Ю. Образовательные технологии как фактор гуманизации пенитенциарнойсистемы [Электронный ресурс] - Режим доступа: Ьцр://ууу.8сіепсе- education.ru/pdP2013/4/394.pdf. (дата обращения: 10.10.2015).
  • [17] Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ(вред. Федеральных законов от 21.07.2007 № 194-ФЗ, от 08.11.2008№ 194-ФЗ, от02.07.2013 № 185-ФЗ) [Электронный ресурс] // СПС «Консультант плюс» (дата обращения: 20.05.2015).
  • [18] Там же.
  • [19] Там же.
  • [20] Одно из исследований особенностей влияния высшего профессионального образования на личность осужденного проводилось, в частности, на базе ФКОУ ИК № 2 УФ-СИН по Тюменской области в 2010-2013 гг. (см: Леонова Е. Ю. Образовательные технологии как фактор гуманизации пенитенциарной системы [Электронный ресурс] -Режим доступа: http://www.science-education.rU/pdf/2013/4/394.pdf (дата обращения:20.05.2015).
  • [21] См: Екимова Е. Ю., Мехришвили Л. Л. Ресоциализация осужденных в дискурсе социологического анализа / Е. Ю Екимова, Л. Л. Мехришвили // Казанская наука. - 2012.- № 3. - С. 344-347; Скок Н. И. Ресоциализация осужденных средствами образовательного пространства: монография / Н. И. Скок, Л. Л. Мехришвили, Е. Ю. Екимова. -Тюмень: ТюмГНГУ, 2011.- 236 с.
  • [22] См: Рудый А. Задача системы ведомственного профобразования - обеспечить качественную подготовку кадров, способных к выполнению служебных задачна современном этапе развития уголовно-исполнительной системы [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://ktovobrnauke.ru/2014/1/апаЩНу-гибуу-2абасЬа-8181ешу-vedomstvennogo-profobrazovaniya-obespechit-kachestvennuyu-podgotovku-kadrov-8ро8оЬпуЬ-к-ууро1петуи-81и2Й. (дата обращения: 19.01.2014).
  • [23] Чернякова О. Н. Организация и правовые основы деятельности уголовноисполнительной системы в сфере формирования и развития организационной культурыее органов и учреждений: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Псков, 2012.
  • [24] Уткин В. «Тюремный вектор» в уголовно-исполнительной системе [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.strana-oz.ru/2008/2/tyuremnyy-vektor-v-ugolovno-18ро1пке1поу-8181ете (дата обращения: 20.05.2015).
  • [25] Уткин В. «Тюремный вектор» в уголовно-исполнительной системе [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.strana-oz.ru/2008/2/tyuremnyy-vektor-v-ugolovno-18ро1пке1поу-8181ете (дата обращения: 20.05.2015).
  • [26] Волов В. Т., Волова Н. Ю., Волов В. В. Психологический мониторинг дистанционного образования в пенитенциарной системе // Известия Российской академии образования. - 2004. - № 2. - С. 35-40. Волов В. Т., Волова Н. Ю., Волов В. В. Образовательно-коррекционная среда и психоэмоциональные блоки при обучении в экстремальных условиях // Образование инаука. - 2007. - № 1(43). - С. 80-86
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >