ДЕЙСТВИЕ ТЕХНИЧЕСКИХ РЕГЛАМЕНТОВ ВО ВРЕМЕНИ

Российским законодательством для разных видов нормативных правовых актов предусматривается различающийся порядок их вступления в силу. Так, по общему правилу федеральные законы вступают в силу на всей территории Российской Федерации одновременно по истечении 10 дней со дня их официального опубликования, если самим законом (или специальным актом о введении его в действие) не установлено иное. Для нормативных актов Президента РФ этот срок составляет семь дней после их первого официального опубликования. Постановления Правительства РФ, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, вступают в силу не ранее дня их официального опубликования. Есть свои особенности и у ведомственных актов. В соответствии с Правилами подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденными постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009[1], ведомственные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций, имеющие межведомственный характер, независимо от срока их действия подлежат государственной регистрации, которая осуществляется Министерством юстиции РФ, и официальному опубликованию. Порядок вступления ведомственного акта в силу определяется федеральным органом исполнительной власти, издавшим его. Решения Евразийской экономической комиссии (в случае, если иное не предусмотрено Договором о ЕАЭС и международными договорами в рамках Союза) вступают в силу не ранее чем по истечении 30 календарных дней с даты их официального опубликования.

Однако для технических регламентов Законом о техническом регулировании и Договором о ЕАЭС установлен иной порядок — согласно ст. 9, 9[1] и 10 этого Закона и п. 38 Порядка разработки, принятия, изменения и отмены технических регламентов Евразийского экономического союза, утвержденного Решением Совета Евразийской экономической комиссии от 20 июня 2012 г. № 48[3], технический регламент вступает в силу не ранее чем через шесть месяцев со дня его официального опубликования[4]. Если есть необходимость увеличить этот срок (сократить его нельзя) в силу серьезных обстоятельств, то в регламенте может быть установлен другой срок. Такая необходимость может возникнуть, например, в случае недостаточной технической или финансовой готовности к введению каких-либо норм и требований. При этом отдельные его положения могут вводиться в действие позднее или раньше, нежели регламент в целом. В таких случаях в регламенте делается необходимая оговорка. Кроме того, в техническом регламенте могут содержаться перспективные нормы и требования с отложенным сроком введения в действие, для которых может потребоваться установление особых условий введения в действие.

В отношении технических регламентов, принимаемых международным договором Российской Федерации, порядок их вступления в силу и срок действия определяются самим международным договором.

Следует охарактеризовать и второй момент, существенным образом определяющий действие технического регламента во времени, — момент утраты им юридической силы. Как и любой нормативный правовой акт, технический регламент чаще всего перестает действовать ввиду его отмены. Указание об отмене прежнего нормативного правового акта дается в новом акте, заменяющем старый, либо в специальном нормативном правовом акте о внесении изменений и признании утратившим силу целого ряда документов в связи с принятием новых актов. Это означает, что технический регламент действует до момента его прямой отмены или замены другим техническим регламентом, принимаемым в форме нормативного правового акта, равного отменяемому техническому регламенту по юридической силе или имеющего большую юридическую силу.

Можно назвать и иные обстоятельства, вследствие которых технический регламент может фактически утратить юридическую силу. Это:

  • — издание нового акта, устанавливающего другой порядок правового регулирования. Так, например, принятие технического регламента Союза практически неизбежно влечет за собой признание утратившими силу технических регламентов, принятых актами национального законодательства, устанавливающих требования безопасности к сходному кругу объектов технического регулирования;
  • — принятие судом решения о признании оспоренного в установленном порядке технического регламента противоречащим Конституции РФ и федеральному законодательству;
  • — принятие Судом Евразийского экономического союза решения о признании оспоренного в установленном порядке технического регламента противоречащим Договору о ЕАЭС и (или) международным договорам в рамках ЕАЭС.

Особенностью законодательства о техническом регулировании является норма об утрате силы техническим регламентом, принятым в форме указа Президента РФ в случаях, предусмотренных п. 1 ст. 10 Закона о техническом регулировании.

Рассматривая вопрос о пределах действия технических регламентов во времени, необходимо коснуться и такого понятия, как «обратная сила правового акта». Согласно Юридическому энциклопедическому словарю под обратной силой закона следует понимать распространенность действия закона на случаи, имевшие место до его вступления в силу. По общему правилу нормативные правовые акты не имеют обратной силы. К тому или иному факту или случаю необходимо применять тот закон или другой нормативный правовой акт, который действовал в момент, когда произошел данный случай или имел место данный факт. Это правило создает устойчивость в отношениях между субъектами права, уверенность граждан в прочности правопорядка. Это, однако, не означает, что исключения из этого правила не допускаются вовсе.

В редких случаях, когда это предусмотрено в самом нормативном акте, он может применяться и к событиям (действиям), возникшим до его создания. Как правило, это относится к законодательным актам, отменяющим или смягчающим уголовную и административную ответственность либо иным образом улучшающим положение лиц, совершивших правонарушение. В некоторых случаях обратная сила закона признается и в гражданском праве: «Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом», — гласит п. 2 ст. 4 Гражданского кодекса РФ[5].

На тех же принципах построено и Положение о ЕЭК, разрешая вопрос о временных границах применения решений Комиссии. Согласно п. 16 этого документа в случае, если иное не предусмотрено Договором о ЕАЭС и международными договорами в рамках Союза, решения Комиссии вступают в силу не ранее чем по истечении 30 календарных дней с даты их официального опубликования. В исключительных случаях, требующих оперативного реагирования, может быть установлен иной срок вступления в силу, но не менее 10 календарных дней с даты их официального опубликования. В соответствии с п. 17, 18 Положения о ЕЭК решения Комиссии, ухудшающие положение физических и (или) юридических лиц, обратной силы не имеют, а решения Комиссии, улучшающие положение физических и (или) юридических лиц, могут иметь обратную силу, если прямо предусматривают это.

Важность установления темпоральных[6] норм в отношении решений ЕЭК предопределяется несколькими факторами, в частности различиями в подходах к решению этого вопроса, закрепленными конституциями государств — членов ЕАЭС. Так, например, Конституция Республики Беларусь (ст. 104) устанавливает, что «закон не имеет обратной силы, за исключением случаев, когда он смягчает или отменяет ответственность граждан». Конституция Республики Казахстан и Конституция Республики Армения определяют круг актов, которые могут иметь обратную силу, более широко. Пункт 5 ч. 1 ст. 77 Конституции Республики Казахстан гласит: «Законы, устанавливающие или усиливающие ответственность, возлагающие новые обязанности на граждан или ухудшающие их положение, обратной силы не имеют». И поясняется: «Если после совершения правонарушения ответственность за него законом отменена или смягчена, применяется новый закон».

Сходные нормы содержит и Конституция Республики Армения, согласно ст. 22 которой «закон, исключающий наказуемость за деяние или смягчающий наказание, имеет обратную силу. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет». В то же время ст. 42 указанного правового акта устанавливает временные пределы действия законов и иных правовых актов, ухудшающих правовое положение лица или улучшающих его. Согласно Конституции Кыргызской Республики обратной силы не имеет закон или иной нормативный правовой акт, устанавливающий новые обязанности либо отягчающий ответственность (п. 5 ст. 6), законы, устанавливающие новые налоги и ухудшающие положение налогоплательщиков (п. 3 ст. 13), и законы, устанавливающие или отягчающие ответственность лица (п. 1 ст. 28).

И, наконец, Конституция РФ однозначно решает временные проблемы лишь для норм, связанных с юридической ответственностью (ч. 1 ст. 54) и налоговыми правоотношениями (ст. 57). Что же касается регулятивных норм и пределов их обратного действия, то конституционные положения не дают однозначного ответа, а лишь создают предпосылки для толкований.

Таким образом, вопрос об обратном действии нормативных правовых актов и пределах их применения в законодательстве государств — членов ЕАЭС не гармонизирован в необходимой степени и актуализируется в современных условиях расширения интеграционных процессов, изменчивого законодательства, бюрократического правоприменения. Поэтому установление Положением о ЕЭК норм, регламентирующих вопросы обратной силы решений Комиссии, и иных темпоральных норм будет способствовать осуществлению юридическими и физическими лицами их прав и защите их интересов.

В отношении возможности обратного действия технико-юридических и юридико-правовых норм, составляющих содержание технического регламента, можно сказать следующее. Его основное содержание должны составлять требования, призванные обеспечить безопасность продукции для жизни и здоровья человека и окружающей среды, а также исключить причинение ею (продукцией) имущественного вреда. Причем эти требования должны устанавливаться таким образом, чтобы они с учетом существующего на момент принятия технического регламента уровня развития экономики не служили «препятствием осуществлению предпринимательской деятельности в большей степени, чем это минимально необходимо»[7] для выполнения целей технического регулирования, т.е. для обеспечения безопасности. Продукция, не отвечающая этим требованиям, должна постепенно выводиться из хозяйственного оборота. Нормы, указывающие, в течение какого срока и в каком порядке должны быть выведены из обращения или модернизированы объекты, не отвечающие в полной мере требованиям технического регламента, должны быть максимально четко прописаны в разделе «Переходные положения» соответствующего нормативного акта. Однако в данном случае речь идет не об обратной силе регламента, а об использовании в нем принципа ретроспективности.

То же относится и к «чисто правовым» нормам технического регламента, устанавливающим механизмы и правовые институты обеспечения безопасности продукции и процессов ее производства и обращения. В частности, действие документов, подтверждающих соответствие объектов технического регулирования установленным требованиям, выданных до вступления в силу соответствующего технического регламента, также должно быть указано в разделе «Переходные положения». Представляется, что во всех случаях, за исключением случаев получения новых, научно обоснованных данных об опасности продукции, подпадающей под действие изменяемого регламента, для жизни людей, эти документы должны действовать до конца установленного при их выдаче срока.

  • [1] СЗ РФ. 1997. № 33. Ст. 3895.
  • [2] СЗ РФ. 1997. № 33. Ст. 3895.
  • [3] См.: Официальный сайт Комиссии Таможенного союза [Электронный ресурс].URL: http://www.tsouz.ru/.
  • [4] На технические регламенты, утверждаемые указами Президента РФ, которыепринимаются в неотложных ситуациях и в исключительных случаях, это правилоне распространяется.
  • [5] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994г. № 52-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  • [6] Д.Н. Бахрах определяет темпоральные нормы как правила поведения, описывающие порядок вступления норм права в действие, прекращения их действия,правила выбора подлежащих применению норм. См.: Бахрах Д.Н. Очерки теориироссийского права. М., 2008. С. 38.
  • [7] Соглашение ВТО по техническим барьерам в торговле //СЗ РФ. 2012. № 37 (приложение, ч. V, ст. 2137—2158, ч. VI, ст. 2629—2649); п. 2 ст. 7 Закона о техническомрегулировании.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >