Теоретические основания концепции государственного суверенитета в информационном пространстве

Развитие содержания концепции государственного суверенитета в современной науке

Появление и развитие классической концепции государственного суверенитета связано с периодом формирования западно-европейских государств, снижением их политической зависимости от власти папы римского и получило отражение в работах таких философов и юристов, как Ж. Боден, Г. Гроций, Г. Еллинек, Г. Гегель. Подробное рассмотрение исторического развития теории государственного суверенитета не относится к предмету настоящего исследования, однако необходимо отметить, что наиболее распространенным определением сущности суверенитета как признака государства являются верховенство государственной власти внутри страны и независимость в международных отношениях.

Следует отметить, что рост интереса к данной концепции со стороны как органов власти, так и научного сообщества имеет в определенной мере циклический характер и связан с соответствующими периодами формирования новых или распада старых государств, а также циклическими процессами глобализации и суверенизации.

Как было указано выше, основы концепции государственного суверенитета были заложены в XVI в., что связано с созданием национальных государств в Западной Европе; работы немецких философов и юристов во многом обусловлены процессами формирования единого германского государства в XIX в., в середине XX в. концепция национального суверенитета получает развитие при распаде колониальной системы и создании независимых государств в Азии и Африке.

Наибольший интерес, исходя из задач настоящего исследования, имеют тенденции развития концепции государственного суверенитета в конце XX — начале XXI в., что обусловлено как глобализацион-

Таблица I

Наукометрические показатели исследований по тематике государственного суверенитета и информационного суверенитета (Российский индекс научного цитирования)

Год

Количество публикаций с названием «суверенитет»

Количество публикаций с названием «информационный суверенитет»

Количество публикаций с названием «цифровой суверенитет»

2012

112

2

1

2013

126

4

-

2014

224

9

2

2015

273

13

2

2016

240

6

2

ными процессами конца XX в., так и периодом «новой суверенизации» последних лет[1].

В 2014—2016 гг. произошел двукратный рост общего числа публикаций по тематике суверенитета, однако тематике информационного или цифрового суверенитета из них посвящено всего 4,6% (табл. 1).

В политической, экономической и правовой науке в последние два десятилетия достаточно активно идет дискуссия и об изменении содержания государственного суверенитета как ключевой для публично-правового и позитивно-правового регулирования категории[2].

В работах зарубежных и российских экономистов и политологов обосновываются выводы о том, что «возникает несоответствие полномочий у традиционных государственных институтов принятия решений и международных институтов или надгосударственных органов, в руки которых быстро переходит контроль. Нарастает объем полномочий, делегируемых от государства наднациональным органам и универсальным глобальным организациям»[3], «экономический суверенитет уже не находится исключительно в ведении государств, а смешается по отраслевому принципу на региональные, надгосударственные или мировые уровни»[4] [5], «геоэкономика, где ведущую роль играют транснациональные экономические и финансовые структуры, размывает... государственный суверенитет»2,, «информационные, финансовые и иные процессы, связанные с глобализацией, сокращают возможности национальных правительств по контролю внутриполитической ситуации и управлению ею. Государственные органы частично утрачивают монополию на реализацию властных полномочий»[6], «одним из важных признаков глобализации является тенденция к размыванию государственного суверенитета, происходящая вследствие возрастающей проницаемости межгосударственных границ и ослабления традиционных функций государства»[7].

В настоящее время суверенитет не рассматривается как неограниченный и абсолютный признак государства — он тесно связан с реализацией иных общепризнанных принципов как конституционного, так и международного права. По мнению Я. Ю. Матвиенко, трансграничное распространение политико-правового режима демократии и сопутствующая этому процессу десуверенизация национальных государств объявляются главными средствами достижения глобальной безопасности и отражают объективную тенденцию к новому мировому правопорядку и росту взаимозависимости между странами[8].

В отличие от политической и экономической наук для правоведения характерна «апологетика» государственного суверенитета[9], обоснование позиции о том, что «социальная роль и значимость государственного суверенитета не только не ослабевает, а, наоборот, еще больше возрастает»[10], «осуществление суверенитета»[11] происходит в новых формах.

И. И. Лукашук отмечает, что весьма распространено мнение, согласно которому ограничение и даже эрозия суверенитета происходят в результате того, что все большее количество вопросов, считавшихся сугубо внутренними, стали регулироваться также на международном уровне. Объясняется такое положение тем, что все более широкий круг общественных отношений выходит за пределы государства и может регулироваться лишь совместными усилиями. Такое регулирование осуществляется благодаря суверенной власти, представляет собой реализацию, а не ограничение суверенитета. При этом происходит не ликвидация и не эрозия суверенитета, а изменение содержания этого понятия[12].

Современное раскрытие содержания категории «государственный суверенитет» является важным элементом развития доктрины правового государства. Как отмечает французский исследователь экономической конституции профессор У. Рабо[13], XIX в. был периодом конфликта между либеральным космополитизмом и теорией государства- нации. Различные социальные концепции находились в оппозиции друг к другу. Одна тенденция состояла в том, чтобы подчеркнуть, что общество — это спонтанная и «внетерриториальная» единица. Противоположная тенденция состояла в том, чтобы сосредоточиться на идее «нации», предназначение которой — стать «территориализирован- ной». Идея государства-нации представляет собой возрождение меркантилистской и камералистской идей государства.

Современной особенностью раскрытия концепции суверенитета является определение новых сфер его реализации. Например, в работе

B. С. Грачева и К. Н. Серова отражена взаимосвязь между государственным и экономическим суверенитетом[14].

По мнению А. И. Порфирьева, в юридической науке понятие суверенитета переживает определенный терминологический кризис, который поставил вопрос об актуальности данного термина. Он состоит в том, что смысл, вкладываемый юридической наукой в это понятие, входит в противоречие с его современным фактическим правовым содержанием[15].

Весьма важно отметить, что новейшие диссертационные исследования по вопросам государственного суверенитета в 2007—2010 гг. проводятся главным образом в науке международного права[16].

Еще в 2005 г. в докторской диссертации Д. К. Лабина был сформулирован вывод о необходимости ревизии концепции суверенитета государства в условиях глобального капитализма. Функции национального правительства становятся уязвимыми с развитием транснациональных корпораций и в отсутствие надлежащего международного регулирования и контроля. Государственный иммунитет, который на протяжении истории развития международного права был инструментом охраны суверенитета в международных экономических отношениях, на рубеже третьего тысячелетия начал терять силу. Например, механизм по урегулированию споров между частными инвесторами и суверенными государствами посредством третейского разбирательства с обязательной юрисдикцией привел к серьезному дисбалансу между частными интересами отдельных хозяйствующих субъектов и публичными интересами государств. Данный механизм, предусмотренный в ряде международных инвестиционных договоров, представляет собой серьезную угрозу для суверенитетов участвующих государств[17].

В современной юридической науке понятие суверенитета, как правило, включает территориальную составляющую.

Как отмечает А. А. Моисеев, суверенное государство согласно современным подходам является политической организацией, включающей три элемента: совокупность жителей, образующих народ; государственную власть, которой подчиняется этот народ; обособленную территорию, на которой проживает народ и в границах которой распространяется независимая и самостоятельная власть[18].

Б. С. Крылов указывает, что суверенно в полной мере только то государство, власть которого распространяется на всю его территорию, которое пользуется доверием населения и органы которого именно населением наделены соответствующими полномочиями[19].

Л. Ю. Черняк, рассматривая понятие «суверенитет» в узком и широком смысле, среди его признаков указывает, что суверенитет внутри страны выражается в верховенстве в пределах территориальных границ[20].

В. В. Горюнов определяет суверенитет Российской Федерации как исключительное свойство государственной власти России, согласно которому государство обладает всеми правами для осуществления его внешних и внутренних функций, а также верховенством на своей территории и независимостью от других государств[21].

Различия в подходе к определению сферы реализации суверенитета содержатся в международно-правовых документах. Согласно ст. 2 Хартии экономических прав и обязанностей государств ООН 1974 г. каждое государство имеет и должно свободно осуществлять полный постоянный суверенитет над всеми своими богатствами, природными ресурсами и экономической деятельностью.

Данные положения Хартии использованы Л. Ю. Черняк для предлагаемого ею понятия «суверенитет государства в широком смысле» — неотъемлемое свойство государства свободно выбирать и развивать свою политическую, социальную, экономическую и культурную систему и выступать самостоятельным субъектом международного общения[22].

По мнению П. А. Клюева, государственный суверенитет представляет собой свойство государства, выражающееся в праве на проведение самостоятельной и независимой от любой другой власти внутренней и внешней политики, в рамках общепризнанных принципов и норм международного права[23].

В научных работах по международному экономическому праву имеются разные подходы к содержанию государственного суверенитета.

В. М. Шумилов выделяет среди принципов международного экономического права принцип суверенитета государства над своими природными ресурсами и экономической деятельностью[24], раскрывая его, правда, главным образом в отношении природных ресурсов.

Французские ученые Д. Карро и П. Жюйар, рассматривая такие подотрасли международного экономического права, как международное инвестиционное и международное финансовое право, отмечают ограничения в осуществлении суверенитета при поощрении и защите инвестиций, а также ограничения валютного суверенитета государств в рамках Международного валютного фонда[25].

Следует отметить, что либеральная тенденция обоснования снижения значимости государственного суверенитета, или «десуверенизация», характерная для научных публикаций 90-х гг. XX в. — 2000-х гг., связанная с развитием глобализационных процессов, в 2010-е гг. сменилась тенденцией «постсуверенизации»[26].

Внутрироссийская политическая и правовая дискуссия также характеризуется усилением консервативного тренда, что наиболее ярко отражено в научном макете новой Конституции России[27] и материалах Всероссийской научно-общественной конференции «Проблема суверенности современной России»[28].

Для современных исследований характерно расширение сфер реализации государственного суверенитета, выделение четырех жизненно важных для функционирования любого государства областей: дипломатия, а именно способность самостоятельно управлять своей дипломатической политикой; армия, т. е. возможность защиты; экономика для нормального функционирования и культура для контроля над гражданами и обеспечения внутренней независимости[29].

По мнению Ж. И. Овсепян, процессы глобализации делают актуальной концепцию конституционного регулирования государственных суверенитетов, которая обеспечила бы реальную независимость государства и народный суверенитет, гарантии основных субъективных прав и свобод как условия обеспечения эффективности международных интеграционных процессов[30].

В целом проведенный анализ показывает, что различия в определении сущности суверенитета в конкретные периоды обусловливаются тенденциями развития государств, усилением либо, наоборот, снижением степени международной интеграции. Формально-догматиче- ский подход к определению государственного суверенитета как абсолютного признака государства уступает междисциплинарным исследованиям на стыке политической, экономической и правовой наук, в которых основное место занимают вопросы реализации суверенитета в различных сферах общественных внутригосударственных и международных отношений.

  • [1] См.: Ефремов А. А. Проблемы реализации государственного суверенитета в информационной сфере // Вестник УрФО. Безопасность в информационной сфере. 2016.№ 2. С. 54—60; Он же. Реализация суверенитета государства в информационном пространстве // Информационное право: актуальные проблемы теории и практики: сб. док.Междунар. науч.-практ. конф. Москва, 7 апреля 2016 г. /ред. совет Ю. Л. Васильченко,И. М. Рассолов, С. Г. Чубукова. М., 2016. С. 98—105.
  • [2] См. подробнее: Ефремов А. А. Глобализация финансовых рынков: соотношениемеждународно-правового и национального регулирования // Вестник ВГУ. Сер.: Право. 2007. № 2. С. 347—352; Он же. Глобализация финансовых рынков и государственный суверенитет //Актуальные проблемы государства и права в Европе: сб. науч. ст. /отв. ред. П. Н. Бирюков, А. А. Слинько; сост. М. В. Кирчанов, И. В. Форет. Воронеж, 2008.С. 32—36; Он же. Конституционные принципы и стратегии развития финансового рынка в России в условиях глобализации // Бизнес, менеджмент и право. 2009. № 3.
  • [3] Сильвестров С. Н. Индикативное планирование в стратегии развития // Научныйэксперт. 2008. № 1. С. 5—6.
  • [4] Жан К., Савона П. Геоэкономика: теоретические аспекты, методы, стратегия и техника// Геоэкономика. Господство экономического пространства. М., 2007. С. 36.
  • [5] Тыква В. А. Взаимосвязь экономической и военной безопасности РоссийскойФедерации в современных экономических условиях: автореф. дис.... канд. экон. наук.М.,2008. С. 3.
  • [6] Курьянович Н. В. Экономические аспекты национальной безопасности России вусловиях глобализации: автореф. дис.... канд. экон. наук. СПб., 2008. С. 7.
  • [7] Беспалов М. В. Национальное государство как субъект экономической глобализации в условиях трансформации социально-экономических систем: автореф. дис. ...канд. экон. наук. Тамбов, 2006. С. 20.
  • [8] См.: Матвиенко Я. Ю. Институционально-правовые модели легитимации суверенной демократии в современной России: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростовн/Д.,2008. С. 11.
  • [9] См.: Зорькин В. Апология Вестфальской системы // Российская газета. 2004.13 июля.
  • [10] Марченко М. Н. Государство и право в условиях глобализации. М., 2008. С. 100.
  • [11] См.: Айбазов Р. У. Конституция и управление федеративным строительством России в условиях глобализации. М., 2005. С. 83; Крылов Б. С. Государственный суверенитет: современные проблемы // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 6. C. 2—6; Хабиров Р. Ф. Глобализация, государственный суверенитет, права человека //Юридический мир. 2007. № 10.
  • [12] См.: Лукашук И. И. Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2000. С. 142—143.
  • [13] См.: Рабо У. Государство, экономика и тсорстизация пространства: концепт «экономической конституции» // Концепция «экономической конституции»: современныеисследования: сб. науч. тр. / отв. рсд. Г. Н. Андреева. М., 2008. С. 37—39.
  • [14] См.: Грачев В. С, Серов К. Н. Правовые средства обеспечения экономического суверенитета современного государства // История государства и права. 2007. № 8.
  • [15] См.: Порфирьев А. И. Национальный суверенитет в российском федерализме: ав-тореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 3.
  • [16] См.: Моисеев А. А. Соотношение суверенитета и надгосударственности в современном международном праве (в контексте глобализации): автореф. дис.... д-ра юрид.наук. М., 2007; Фархутдинов И. 3. Экономический суверенитет государства в условияхглобализации // Право и безопасность. 2008. № 3; Ефремова Н. А. Международноправовые механизмы регулирования экономической интеграции и суверенитет государств: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2009; Иванов И. М. Международноправовое содержание экономического суверенитета // Евразийский юридический журнал. 2010. № 8.
  • [17] См.: ЛабинД. К. Международно-правовое обеспечение мирового экономическогопорядка: автореф. дис.... д-ра юрид. наук. М., 2005. С. 8—9.
  • [18] См.: Моисеев А. А. Указ. соч. С. 15.
  • [19] См.: Крылов Б. С. Государственный суверенитет: современные проблемы // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 6. С. 2.
  • [20] См.: Черняк Л. Ю. Общетеоретические проблемы государственного суверенитета:автореф. дис.... канд. юрид. наук. Челябинск, 2007. С. 19.
  • [21] См.: Горюнов В. В. Суверенитет Российской Федерации: сущность, содержание,гарантии: автореф. дис.... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2007. С. 7.
  • [22] См.: Черняк Л. Ю. Указ. соч. С. 10.
  • [23] См.: Клюев П. А. Проблемы суверенитета в сложных государственных образованиях: автореф. дис.... канд. юрид. наук. Саратов, 2007. С. 10.
  • [24] См.: Шумилов В. М. Международное публичное экономическое право. М., 2001.С. 44.
  • [25] См.: Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право: учебник / пер. сфранц. В. П. Серебренникова, В. М. Шумилова. М., 2001. С. 353, 468.
  • [26] См.: Силантьева М. В. Новые принципы «философии границы» в глобальном мире — десуверенизация или «постсуверенизация»? // Полис. Политические исследования. 2014. № З.С. 8-26.
  • [27] Научный макет новой Конституции России. М., 2011. См. также: Ефремов А. А.Предмет и пределы конституционного регулирования: анализ нового научного макетаконституции России // Развитие России и конституционное строительство: теория, методология, проектирование: матер. Всерос. науч. конф., 21 октября 2011 г., Москва /Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования. М.,2012. С. 105-117.
  • [28] Проблема суверенности современной России: материалы Всерос. науч.-общ.конф., 6 июня 2014 г., Москва / Центр научной политической мысли и идеологии. М.,2014.
  • [29] См.: Котолик М. Ю. Полнота государственного суверенитета и ее критерии // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по материаламXXIX студ. междунар. заочной науч.-практ. конф. М., 2015. № 10 (28). URL: http://www.nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/10(28).pdf (дата обращения: 02.05.2017).
  • [30] См.: Овсепян Ж. И. Суверенитет как естественное публичное право: о модификации представлений о природе и характере суверенитета, об этапах (поколениях) и направлениях его научных исследований //Журнал российского права. 2017. № 2. С. 29.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >