Жизнестойкость: «мужество быть»

Выражение «мужество быть» является названием работы Пауля Тиллиха, философа и теолога XX в. Опубликованная в 1952 г., она считается философской классикой и представляет собой блестящий образец экзистенциальной мысли, оказавший несомненное влияние на психологов экзистенциального направления (Ролло Мэй одну из своих книг назвал «Мужество творить»).

Исходным тезисом работы Тиллиха служит представление о том, что «мужество как универсальное и сущностное самоутверждение человеческого бытия есть онтологическое понятие. .. .Мужество человека есть утверждение им своей сущностной природы, внутренней цели, или “энтелехии”, но в характере этого утверждения всегда присутствует момент “вопреки”» [Тиллих, 1995, с.8-10]. Сказанное не означает, что природа мужества трагична. Еще Сенека, описывая стоическое мужество, отмечал, что «утверждение своего сущностного бытия вопреки желаниям и тревогам приносит радость... .Радость — это эмоциональное выражение мужественного “Да” по отношению к своему истинному бытию» [Там же, 1995, с. 16].

Мужество самоутверждения в той или иной форме отмечается разными психологами. Например, по Виктору Франклу, «быть — значит отличаться»: «...То, что может противостоять всему социальному, телесному и даже психическому в человеке, мы и называем духовным в нем. Духовное, по определению, и есть свободное в человеке. Духовная личность — это то в человеке, что всегда может возразить!» [Франкл, 1990, с. 201-202].

Мужество жизни — преодоление страха и тревоги. По Тиллиху, экзистенциальная тревога имеет три основные формы, которые взаимосвязаны и ведут друг к другу. Основная, базисная форма — тревога судьбы и смерти. Эта тревога угрожает индивидуальному чувству права на жизнь. Вторая форма — тревога пустоты и бессмысленности. Данный вид тревоги угрожает духовным измерениям индивида, как и индивидуальному стремлению к смыслу. Третья форма — тревога вины и осуждения. Такой тип тревоги угрожает моральной идентичности индивида. Это тревога нормального спектра, патологическая тревога — нарушение этих форм. Экзистенциальная тревога не может быть устранена, она является частью самой жизни и ее существенным компонентом, стимулирующим самоподтверждение.

Мужество жить — базисное состояние или настрой человека, которые свидетельствуют о желании человека жить и его способности отвечать на жизненные вызовы и трудности.

Мужество жить — свойство, которое приобретает особую ценность в современном мире, исполненном вызовов, обращенных к человеку.

Значимость феноменологии, описываемой понятием «мужество быть», не могла не найти своего отражения в психологии.

С.Мадди, один из представителей экзистенциального подхода, вводит понятие «жизнестойкость».

Психологов давно интересовало, что помогает людям преодолевать жизненные трудности, почему одни из нас способны противостоять ударам судьбы и справляться с неблагоприятными обстоятельствами, а для других они оказываются критичными, какова природа этих индивидуальных различий.

Понятие «жизнестойкость» и стало ответом на эти вопросы. Оно было введено в отечественную психологию Д. А. Леонтьевым, предложившим его для перевода американского понятия hardiness, обозначавшего личностную переменную, описывающую способность личности справляться со стрессами, противостоять им, сохраняя внутреннюю сбалансированность и возможность успешной деятельности. Ему же принадлежит адаптация соответствующего опросника, разработанного С.Мадди. Как считает Д. А. Леонтьев, концепция жизнестойкости «позволяет соотнести исследования в области психологии стресса с экзистенциальными представлениями об онтологической тревоге и способах со- владания с ней, предлагая практически эффективный, основанный на экзистенциальных воззрениях ответ на одну из наиболее актуальных проблем конца XX века» [Леонтьев, Рассказова, 2006, с. 4].

Жизнестойкость — это определенная жизненная позиция человека. Разработчики концепции рассматривают ее прежде всего как систему убеждений человека о себе, о мире и отношениях с миром. Она включает в себя три компонента: вовлеченность, контроль и принятие риска. Вовлеченность определяется как «убежденность в том, что вовлеченность в происходящее дает максимальный шанс найти нечто стоящее и интересное для личности. Человек с развитым компонентом вовлеченности получает удовольствие от собственной деятельности. В противоположность этому, отсутствие подобной убежденности порождает чувство отвергнутости, ощущение себя “вне” жизни». Контроль — убежденность в способности человека влиять на результаты происходящего, ощущение собственного выбора в жизни, при низком чувстве контроля человек ощущает свою беспомощность перед лицом жизни. Принятие риска — третий компонент жизнестойкости — представляет собой «убежденность человека в том, что все то, что с ним случается, способствует его развитию за счет знаний, извлекаемых из опыта — не важно, позитивного или негативного. Человек, рассматривающий жизнь как способ приобретения опыта, готов действовать в отсутствие надежных гарантий успеха, на свой страх и риск, считая стремление к простому комфорту и безопасности обедняющим жизнь личности» [Там же, с. 5-6].

Изучение феномена жизнестойкости выявило его связи с рядом позитивных характеристик личности — оптимизмом, самоэффективностью как уверенностью в своей компетентности и др.

Глубинная природа жизнестойкости — если вернуться к составляющим ее компонентам — в открытости человека жизни, идет ли речь о вовлеченности, контроле или принятии риска; в открытости жизни, осознанном «мужестве жить».

В экзистенциальной литературе встречаются понятия, близкие к описанному «мужеству жить». Наряду с мужеством жизни Б. Якобсен описывает еще два базовых «жизненных» концепта — «чувство жизни» и «энергия жизни».

Чувство жизни — это ощущение быть живым, чувство включенности в жизнь, ощущение жизни. Описывая его, Якобсен ссылается на упоминаемый Р. Мэем «опыт-Я-есть», переживание своего опыта «быть здесь», «права на существование». Также, по его мнению, к этой же категории может быть отнесено понятие «онтологическая безопасность» Р. Лэнга — ощущение человеком своего существования в мире как реального, живого и целостного, чувство своей собственной и других людей идентичности и реальности в этом мире.

Жизненная энергия, или «витальность», — способность организма к выживанию в любых трудных обстоятельствах. Поясняя это понятие, Якобсен приводит в пример двух пациентов, которые находятся примерно на одной и той же стадии неизлечимой болезни. Однако, несмотря на одинаковый прогноз докторов, один пациент быстро умирает, а другой проживает еще десять лет. Ответ на вопрос о причинах этих различий, по мнению Якобсена, и кроется в понятии жизненной энергии.

Прекрасной иллюстрацией к понятию витальности, или жизненной энергии, может служить наблюдение К. Роджерса: «Во время свободных выходных несколько месяцев назад я стоял на холме, возвышающемся над одной из скалистых бухт, усеивающих побережье Северной Калифорнии. У входа в бухту было несколько больших скал, которые испытывали на себе всю мощь тихоокеанских волн. Не успевая обрушиться на обрывистый берег, волны, бьющиеся о скалы, разбивались в горы брызг. Когда я наблюдал на расстоянии за этими волнами, разбивающимися о большие скалы, я с удивлением заметил на них то, что мне показалось крошечными пальмами, не больше двух-трех футов высотой, принимающими на себя брызги прибоя. Сквозь бинокль я разглядел, что это были какие-то морские водоросли с изящным “стволом”, увенчанным кроной листьев. Когда я рассматривал экземпляр растения в перерыве между волнами, мне казалось очевидным, что это хрупкое, прямое, неустойчивое растение будет полностью сметено и уничтожено следующей волной. Когда волна обрушивалась на него, стебель сгибался так, что становился практически плоским, листья течением воды сбивались в прямую линию, но как только волна проходила, снова появлялось растение — прямое, стойкое, упругое. Казалось невероятным, что оно способно переносить эти непрекращающиеся удары час за часом, день за днем, неделю за неделей, возможно, год за годом, и все это время оно питалось, расширяло свою территорию, размножалось, короче говоря, поддерживало и улучшало себя в процессе, который на нашем жаргоне называется ростом. В этой похожей на пальму водоросли была воля к жизни, стремление к жизни, способность внедриться в невероятно враждебную окружающую среду и не только удержаться, но и адаптироваться, развиваться, стать собой» [цит. по: Мадди, 2002, с.87-88].

Выбранный нами пример иллюстрирует биологическую природу витальности, которая в «человеческом» воплощении связана с другими «жизненными качествами» человека. П. Тиллих считал, что мужество жить является проявлением витальности человека. Соответственно уменьшение витальности снижает жизненное мужество, а усиление витальности увеличивает его. Витальность также взаимосвязана с интенциональностью, целями и стремлениями человеческого существования, а потому не может рассматриваться как исключительно биологический феномен.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >