Понятие самотрансценденции

Понятие трансцендентности происходит от латинского tran- scendens (transcendentis) — «выходящий за пределы». Согласно философским словарям этот термин возник в свое время в схоластической философии и обозначал «такие аспекты бытия, которые выходят за сферу ограниченного существования, конечного, эмпирического мира»; соответственно он относился к «высшим, универсальным предметам метафизического познания» [Философский словарь, 1983, с. 694]. В гуманитарной литературе понятие трансцендентного нередко используется в связи с духовными практиками разного рода, ассоциируется с чем-то находящимся за пределами познания, в первую очередь научного.

Вместе с тем это понятие имеет все основания для существования в научном контексте, более того, научная психология имеет дело с феноменологией, для релевантного описания которой может быть использовано понятие трансцендентного, в частности трансцендентного опыта. Прежде всего речь идет об экзистенциальной психологии. Так, В. Франкл пишет о понятии самотрансценденции, которую он считает сутью человеческого существования. Впрочем, и А. Маслоу отмечал, что «без трансцендентного и трансперсонального мы становимся больными, насильственными нигилистами, ощущаем безнадежность и апатию» [Маслоу, 2002, с.8]. И напротив, «когда мы здоровы, чувствуем себя хорошо и адекватно реализуем понятие “человеческого бытия”, переживание трансценден- ции становится возможным» [Там же, с. 218].

По Франклу, «за этим понятием стоит тот факт, что человеческое бытие всегда ориентировано вовне на нечто, что не является им самим, на что-то или на кого-то» [Франкл, 1990, с. 29]. Он считает, что «способность к самотрансценденции — фундаментальная онтологическая характеристика человека — выражается в постоянном выходе человека за пределы самого себя, в направленности его на что-то существующее вне него. Это (а также способность к самоотстранению) позволяет человеку быть самодетерминиру- ющимся существом; механизмы этой самодетерминации принадлежат к ноэтическому измерению человека» [Там же, с. 17]. Более того, способность к самотрансценденции — это не просто фундаментальная характеристика человека, но сама «сущность человеческого существования заключена в его самотрансценденции» [Там же, с. 51].

Экзистенциальные философы считали важнейшей характеристикой человеческого бытия его открытость к миру. По словам М.Хайдеггера, быть человеком — значит «быть в мире». Понятие самотрансценденции действительно изначально является философским понятием, которое практически не интегрировано психологической наукой. Однако значение концепта самотрансценденции и необходимость его разработки определяются прежде всего тем, что именно ценности самотрансценденции являются мощным основанием жизненных смыслов. Самотрансценден- ция представляет собой такой способ взаимодействия человека с окружающим миром, который потенциально способен обеспечивать причастность человека бытию, тем самым возвращая человека к природным смыслам его существования. Самотрансценден- ция также означает способность человека занимать определенную позицию по отношению к окружающему его миру, жизненным обстоятельствам и даже по отношению к самому себе. (Последнее, по Франклу, означает «самоотстранение». Франкл предлагал различать две фундаментальные онтологические характеристики человека — способность к самотрансценденции и способность к самоотстранению.)

В. Франкл пишет о самотрансценденции, в том числе и в связи с критикой им точки зрения, в соответствии с которой самоактуализация может рассматриваться как конечное предназначение жизни человека. Самоактуализация — это своего рода диалог человека с самим собой, а речь должна идти о диалоге человека с миром его жизни. Именно поэтому самоактуализация, принося человеку удовлетворение, не может обеспечить его подлинными смыслами, поскольку в определенном отношении «замыкает» человека на своем внутреннем мире, и это поднимает вопрос о критериях подлинного существования человека. «Лишь в той мере, в какой человеку удается осуществить смысл, который он находит во внешнем мире, он осуществляет и себя. Если он намеревается актуализировать себя вместо осуществления смысла, смысл самоактуализации тут же теряется» [Там же, с. 59]. По Франклу, «быть человеком — значит быть направленным не на себя, а на что-то иное», «человеческое существование не аутентично, если оно не проживается как самотрансценденция» [Там же, с. 284-285].

Сомнения, когда-то высказанные В.Франклом и разделяемые другими учеными, в том, что самоактуализация может быть главной целью и смыслом существования человека, в свое время в какой-то мере и побудили к поиску идей и концептов, отвечающих экзистенциальной проблематике.

Понятие самотрансценденции занимает важное место в описании отношений человека с бытием. В настоящее время идет активный поиск описания этой новой для психологии, но важной для экзистенциальной психологии феноменологии. В этом пространстве находится предлагаемое В. В. Знаковым понятие мета- персональной самоинтерпретации субъекта. Она определяется как «идентичность, выходящая за пределы индивидуального Я и охватывающая более широкие аспекты бытия, такие как человечество, жизнь, психика или космос. При метаперсональной самоинтерпретации субъект ощущает свою неразрывную связь со всем человечеством и осознает себя как часть природного и социального мира» [Знаков, 2010, с. 107]. Данный подход ищет «истоки формирования психики и субъектных качеств не только во внутреннем мире человека, но и в пространстве межсубъектных взаимодействий, на стыке разных ценностно-смысловых позиций общающихся людей» [Там же, с. 108].

Напомним о том, на что неоднократно обращали внимание исследователи, обсуждающие проблемы существования и бытия человека: сама этимология слова «событие» — то, что перестает быть просто обстоятельствами или ситуацией и становится значимым фрагментом нашей жизни, — это то, что созвучно бытию, «событие», моменты причастности бытию.

Если, по мнению теоретиков экзистенциального направления, центральной проблемой человека нашего времени являются утрата или разрушение идентичности как следствие разрыва с бытием, тогда и решение его проблем также должно лежать в области усиления его контакта с бытием. С точки зрения экзистенциальной психологии полнота бытия человека зависит от того, насколько он реализует свои возможности. Богатство внутреннего мира человека обеспечивается его связями с окружающим миром, его открытостью ему и способностью «присваивать» его себе, т. е. быть субъектом собственной жизни.

Трансцендентный опыт получил отражение в психологической феноменологии, это, например, уже упоминавшийся опыт «предельных», или «вершинных», или «пиковых» переживаний, peak-experience. А.Маслоу, как мы помним, рассматривал «пик-переживания» как некий «предельный опыт», опыт познания окружающего мира, доступный на высоких уровнях самоактуализации человека.

Но что именно познается этим опытом? Прежде всего Бытие в его универсальной форме. Значение и смысл этого опыта предельных переживаний — в ощущаемом контакте человека с бытием, дающем ему мгновенное и мощное чувство смысла его существования, «напоминающее» о нем. «Пик-переживание ощущается как самоценный, собой оправдывающий свое существование, самоутверждающий момент, который содержит в себе безусловную внутреннюю ценность. ...Пик-переживание может сделать жизнь стоящей того, чтобы жить, своим случайным проявлением. Оно придает жизни смысл. Оно доказывает ее ценность» [Маслоу, 2002, с. 234]. Понятно, почему Маслоу называл способность к пик- переживаниям одной из характеристик самоактуализирующихся личностей: способность к такой открытости миру, к такому диалогу с ним обнаруживают люди, открытые своему внутреннему опыту, способные прежде всего к диалогу с самим собой. Однако важно добавить, что пик-переживания, при всей их самоценности, — в первую очередь выражение более значимого чувства, чувства причастности человека Бытию. Пик-переживания — это моменты нашей идентичности с Бытием. Именно способность и возможность выхода человека в ноэтическое измерение обеспечивает мгновения причастности человека бытию, тем самым подчеркивая высший, подлинный смысл его существования. По Маслоу, пик- переживания — исключительные состояния сознания, когда человек получает опыт абсолютно иным способом, и он гораздо более обогащающий, чем его пребывание в мире.

Феноменология «вершинных переживаний» заимствована М. Чиксентмихайи при описании понятия «потока». Люди ощущают себя счастливыми, когда находятся в состоянии «потока» (или «потоковом состоянии»). Поток характеризуется полной концентрацией на деятельности, которую человек исполняет, что дает ощущение удовольствия, свободы, реализации. В эти моменты человек превосходит самого себя, восприятие времени и физиологические потребности.

Другой источник трансцендентного опыта — конфронтация с самыми острыми проблемами человеческого бытия. В исследованиях опыта переживания критических ситуаций, в частности конфронтации со смертью, были отмечены «трансцендентальный характер переживаний» (как ощущение включенности собственной жизни во всеобщий мировой порядок) и «ощущение единства с миром, богом, Вселенной» [Гордеева, 2011, с. 122].

Трансцендентный опыт обретается человеком за счет присутствия у него способности к самотрансценденции. Данная феноменология является частью проблемного поля экзистенциальной психологии, которая рассматривает процесс развития как переживание и решение человеком экзистенциальных проблем, обретение им подлинности и глубинных смыслов своего существовании через способность к самотрансценденции.

В. А. Петровский отмечает, что концепция самотрансценденции субъекта «фокусируется на анализе актов полагания индивидом своего “Я” за пределы испытанного и познанного — наличных переживаний, наличных знаний. Личность здесь — это надындивидуальное “Я”, надындивидуальный субъект». Личность — это «субъект, бросающий вызов ситуации», в качестве форм «надситуа- тивности» экспериментально исследуются такие феномены, «как “влечение к краю” (тенденция индивидов действовать вблизи пространственного маркера границы), “бескорыстный риск”, превращение нетворческой деятельности в творческую, непрагматический отказ от подсказок, “презумпция существования решения”», в которых осуществляется «ситуативно-избыточное преодоление внешних и внутренних ограничений» [Петровский, 2006, с. 148— 160].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >