Вопросы трудового права

Законодательство, регламентирующее вопросы занятости, полностью может быть задействовано и в индустрии моды. Особенности трудовых отношений здесь наиболее ярко проявляются в вопросах правовой защиты работников от дискриминации, установления стандартов внешнего вида, регламентации отношений со специалистами, востребованными исключительно в данной отрасли.

Индустрия моды во многом базируется на принципах эстетики и определенных стереотипах. Не редкость, когда работодатель при проведении мероприятий по поиску и найму работников, занятых в сфере моды, ориентируется на свои эстетические представления о том, как этот работник должен выглядеть, а потому он может вольно или невольно следовать дискриминационной практике, устанавливая требования к претендентам исходя из возраста, пола, расы, национальности или религиозных убеждений.

В законодательстве многих стран содержится запрет на включение в текст объявлений о приеме на работу условий, связанных с расовой принадлежностью, цветом кожи, религией, национальностью, полом.

Так, в гл. VII Акта о гражданских правах, принятого в 1964 г. в США, содержатся положения, согласно которым на работодателя могут быть наложены серьезные санкции не только за «избирательность» при найме на работу, но также и за дискриминационную политику, проводимую внутри компании. Как дискриминационные действия может быть расценен, например, отказ работодателя назначить женщину на руководящую должность. Нарушители подвергаются штрафу, который может достигать 300 тыс. долларов.

Европейское законодательство оценивается как весьма эффективное орудие социальной политики, направленное против дискриминации на рабочих местах. Европейская директива по дискриминации принята в настоящее время в 15 странах Европейского сообщества. Она направлена на запрещение любой дискриминации при приеме на работу и при осуществлении трудовой деятельности.

Несоблюдение принципа недискриминации сурово карается. Так, действующий во Франции Закон от 11 июля 1975 г. предусматривает, что отказ в найме работнику по причине его этнического или национального происхождения, расы, религии влечет наказание в виде тюремного заключения сроком от двух месяцев до года и (или) штрафа. И это еще не все. Работодателю может быть вменено в обязанность вывесить приговор у ворот предприятия и опубликовать его текст в газетах.

Российский Закон от 19 апреля 1991 г. № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации» в ст. 25 устанавливает: «Запрещается распространение информации о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащей сведения о каком бы то ни было прямом или косвенном ограничении прав или об установлении прямых или косвенных преимуществ в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, за исключением случаев, в которых право или обязанность устанавливать такие ограничения или преимущества предусмотрены федеральными законами (информации о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащей ограничения дискриминационного характера)».

Нарушение этого положения влечет административное наказание. В ст. 13.111 КоАП РФ установлено, что «распространение информации о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащей ограничения дискриминационного характера, влечет наложение административного штрафа на граждан — от 500 до 1000 рублей; на должностных лиц — от 3000 до 5000 рублей; на юридических лиц — от 10 тыс. до 15 тыс. рублей».

Действующее законодательство допускает установление только тех ограничений или преимуществ, которые связаны с деловыми качествами работника. Что именно следует понимать под деловыми качествами, было разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»: под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определенной профессии, специальности, квалификации), личностных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определенного уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли).

Российская судебная практика не богата случаями рассмотрения споров, касающихся дискриминационной политики в отношении лиц, занятых в индустрии моды.

В то же время зарубежная судебная практика свидетельствует, что обращение в суд и защита интересов лиц, которые работают или хотели бы найти работу в модной индустрии и подверглись дискриминационному отношению, не редкость.

В 2005 г. широкий резонанс приобрело дело Gonzalez, et al. v. Abercrombie & Fitch, Stores, Inc., et al. Истцы утверждали, что компания «Аберкромби» (Abercrombie), занимающаяся производством и продажей стильной молодежной одежды, нарушила положения гл. VII Акта о гражданских правах 1964 г. США, проявив дискриминацию в отношении выходцев из Африки, Азии, Латинской Америки, женщин вообще, установив требования, основанные на расе, цвете кожи, национальном происхождении и (или) поле, при приеме на работу, найме, продвижении по службе. Обвинения были основаны на том, что компания отказала в найме претендентам, не соответствовавшим ее идеальному образу, который был определен как «белый, молодой, учащийся в престижной школе юноша» (white, young, male and preppie).

В решении, вынесенном против «Аберкромби», компанию обязали установить процедуру найма, которая обеспечивала бы набор претендентов из всех возможных групп; размещать объявления о приеме на работу в периодических изданиях и иных средствах массовой информации, предназначенных для разных слоев населения. В результате разбирательства «Аберкромби» была вынуждена не только выплатить многомиллионные штрафы, но и радикально изменить свою маркетинговую и рекрутинговую политику[1].

Интерес представляет еще одно судебное разбирательство, предметом которого стал стандарт привлекательности, установленный работодателем. Речь идет о деле Yanowitz v. LVreal USA, в котором высшим судом штата Калифорния был разрешен вопрос о расовой и сексуальной дискриминации, повлекшей незаконное увольнение. Элиза Яновиц, региональный менеджер компании «Лореаль», утверждала, что ее отказ выполнить распоряжение мужчины — руководителя отдела, в котором она работала, послужил причиной ее увольнения. Э. Яновиц получила от своего руководителя приказ уволить темнокожую продавщицу, потому что, с его точки зрения, она была недостаточно физически привлекательной. Руководитель считал, что на месте темнокожей девушки должна была быть светлокожая блондинка

«из тех, что погорячее». Однако Яновиц отказалась исполнить распоряжение, за что и была уволена сама.

При рассмотрении дела суд пришел к заключению, что увольнение сотрудницы по причине ее сексуальной непривлекательности является актом дискриминации по признаку пола, поскольку к мужчинам аналогичные стандарты не применяются. Отказ менеджера низшего звена выполнить этот приказ правомерен, и его последующее увольнение не может быть расценено иначе как месть работодателя[2].

Спорные ситуации между работником и работодателем возникают не только при приеме на работу, увольнении или исполнении служебных обязанностей. Поводом для обращения в суд может стать обычная рабочая униформа. Следует сразу же оговориться, что четкого определения рабочей униформы нет. Современные исследования по вопросу, что следует рассматривать в качестве униформы, весьма немногочисленны. Тем не менее, если работодатель указывает на определенный тип и стиль в одежде для работы, например, когда работник ресторана или отеля должен носить платье-токсидо[3], юбку с блузой или жакет, отвечающий строго установленным требованиям по стилю, цвету или качеству, такая одежда может рассматриваться в качестве униформы. Безусловно, будет охарактеризована в качестве униформы одежда военнослужащих, уборщиков, поваров, медицинских работников и др.[4]

Если же работодатель в общих чертах устанавливает требования к повседневной обычной одежде, в которой надлежит появляться на работе, допуская различные варианты и сочетания, то выбранное работником платье не является униформой. В этом случае речь идет о дресс-коде — установленном регламенте в одежде, который должны соблюдать члены определенной профессиональной группы[5].

Судебная практика свидетельствует, что споры относительно установленного в компании дресс-кода практически не имеют шансов на успех, если данные требования в равной степени относятся к мужчинам и женщинам и по сути представляют собой сложившийся в обществе стереотип внешнего облика служащего.

Помимо требований к выбору одежды работодатель может предъявлять специфические требования к внешности работника, обусловленные его профессиональной деятельностью.

Только в индустрии моды востребованы работники, демонстрирующие последние модные новинки. Их называют манекенщиками и манекенщицами, демонстраторами одежды, моделями, топ-моделями.

С 2015 г. в Российской Федерации вступил в силу «ОК 010-2014 (МСКЗ-08). Общероссийский классификатор занятий» (принят и введен в действие приказом Госстандарта от 12 декабря 2014 г. № 2020-ст). Профессия манекенщика получила официальное признание. В его обязанности входит:

  • — показ образцов новой одежды, или модной одежды, или одежды по желанию покупателя;
  • — хождение, повороты и другие приемы демонстрации с целью показа наиболее привлекательных сторон, стиля и характеристик одежды, модных аксессуаров и других товаров;
  • — позирование в качестве натурщика для скульптуры, живописи и других видов изобразительного искусства;
  • — позирование в качестве модели для фотографий, журналов и других рекламных носителей;
  • — позирование для телевизионной, видеорекламы, рекламы в кино и других постановок.

Нередко работодателями во всех странах в отношении этой категории работников устанавливаются критерии по росту, весу, возрасту. Востребованными оказываются высокие, худые, молодые люди. Несмотря на то что различные модельные агентства устанавливают свои требования, диапазон параметров невелик: в среднем рост модели — от 5,9 футов до 5,11 футов (179—182 см), вес — от 108 до 130 фунтов (48—58 кг), возраст — от 13 до 19 лет. Лиц старше 20 лет в начинающие модели предпочитают не брать[6].

По мнению исследователей, отмечает Анджела Двайер, «тело модели представляет собой нездоровый, даже опасный эталон, достичь которого могут лишь немногие “нормальные” люди»[7].

В исследованиях по проблемам здоровья и безопасности чрезмерная худоба моделей получила резко отрицательную оценку. Среднестатистическая модель имеет индекс массы тела (ИМТ) не выше 16, что по стандартам Всемирной организации здравоохранения указывает на голодание. Беспокойство вызывают не только сами модели, но и легионы девушек и женщин, слепо подражающих им и стремящихся любыми усилиями достичь заветных параметров 90-60-90.

Анорексия и булимия стали профессиональными заболеваниями многих моделей подобно болезни легких у шахтеров. В исследованиях профессора кафедры социальных и поведенческих наук Гарвардской школы общественного здравоохранения С. Брин Остине последовательно проводится идея установления стандартов защиты моделей, как это сделано в других отраслях промышленности: «Профессиональные манекенщицы особенно подвержены расстройствам пищевого поведения ввиду требований по поддержанию чрезмерной тонкости»[8].

Основной акцент в реализации идеи установления обязательных требований к моделям делается на введении минимальных стандартов веса. За основу взят рекомендуемый Всемирной организацией здравоохранения ИМТ в диапазоне от 18,5 до 25.

В сентябре 2006 г. организаторы Мадридской недели моды по соглашению с городскими властями приняли решение не допускать к участию в показе моделей с ИМТ ниже 18. Для участия в мероприятии были приглашены врачи, которые давали заключение о состоянии здоровья претенденток. По данным Ассоциации модельеров Испании, под запрет попадало около 30% общего числа моделей, ранее принимавших участие в показах. Однако достоверных сведений о том, сколько в действительности моделей было отстранено от показа, не имеется[9].

В Италии Национальная палата моды, организующая показы мод в Милане и Риме, совместно с Правительством Италии приняла на себя обязательства не допускать к участию в показах моделей моложе 16 лет и требовать от участниц медицинских сертификатов, подтверждающих, что они здоровы, не страдают расстройствами пищевого поведения, имеют достаточный ИМТ.

Британский совет моды не использует в своих рекомендациях ИМТ, ограничиваясь запретом на допуск к показу моделей моложе 16 лет.

В ноябре 2006 г. мир моды потрясла смерть бразильской модели Аны Каролины Вестон. Девушка страдала от анорексии. Печальное событие стало одним из побудительных мотивов начать более активную борьбу за установление строгих требований к здоровью моделей.

В 2007 г. Совет модных дизайнеров Америки (Council of Fashion Designers of America — CFDA) подготовил обращение в адрес всех участников индустрии моды. В обращении была выражена обеспокоенность растущей тенденцией появления моделей с дефицитом веса. Советом были выработаны рекомендации, которые не носили обязательного характера, однако были призваны определить общие стандарты при отборе претендентов, а именно:

  • — не выпускать на подиумы моделей моложе 16 лет, не позволять моделям, не достигшим 18 лет, работать на показах и участвовать в фотосессиях, проводимых после полуночи;
  • — провести обучение работников, организующих деятельность моделей, на предмет определения первых признаков пищевых расстройств;
  • — требовать от моделей, страдающих расстройствами пищевого поведения, обращаться за профессиональной помощью и разрешать этим моделям продолжать работать только после получения медицинского заключения;
  • — проводить работу по разъяснению причин и последствий расстройств пищевого поведения, повышать информированность о последствиях курения и связанных с табаком болезнях;
  • — во время проведения показов мод обеспечивать моделей здоровым питанием, устанавливать запрет на курение и алкоголь[10].

К сожалению, многие дизайнеры игнорировали рекомендации Совета, нарушения в основном допускались в отношении возрастных ограничений и веса. Однако со стороны CFDA не было сделано попыток придать рекомендациям обязательный характер, как это было сделано в Испании и Италии.

Американские юристы крайне сдержанно отнеслись к идее установления требований к моделям посредством введения минимального ИМТ, полагая, что такое требование может быть расценено как дискриминационное. Закон об американцах-инвалидах (ADA[11]) устанавливает, что работодатель не должен отказать в приеме на работу потенциальному претенденту, который мог бы выполнять эту работу, несмотря на свой психический или физический недостаток. Для того чтобы получить защиту по ADA, работник должен доказать, что он или она страдает от постоянной или длительной нетрудоспособности, что ограничивает по крайней мере один из видов его жизнедеятельности. Работник должен сообщить работодателю о своей инвалидности, в противном случае работодатель не может нести ответственность за то, что он поручил работнику неподходящую работу.

Данное положение Закона позволяет трактовать недостаточную массу тела как одно из требований, предъявляемых к работе модели, а потому введение работодателем условия о наличии минимального ИМТ может быть расценено как дискриминационное. Масла в огонь добавляет наличие судебных решений, которыми анорексия признана инвалидностью, подпадающей под защиту ADA.

Вопрос о законодательном урегулировании минимального веса моделей-женщин активно дискутируется во Франции. Нижняя палата Парламента Франции одобрила идею запрета демонстрации одежды излишне худыми манекенщицами. Окончательное решение о минимально допустимом ИМТ будут принимать французские органы здравоохранения. При этом в расчет будут приняты рост, возраст и телосложение модели. Нарушителям закона будет грозить штраф до 37 500 евро или тюремное заключение сроком до полугода.

Серьезная работа по сохранению здоровья моделей проводится в Дании. Датский институт моды, Союз моделей Дании, Текстильная торговая ассоциация, крупнейшие модельные агентства выступили с инициативой принятия Морального кодекса датской моды. Целью данного документа является обеспечение здорового образа жизни моделей. Компании, которые подписывают этот документ, а на сегодняшний день их уже около трехсот, соглашаются с тем, что каждая модель должна ежегодно проходить медицинское обследование, модель должна быть старше 16 лет, при продолжительности показа мод более двух часов модели должны быть обеспечены здоровым питанием, труд моделей должен оплачиваться.

Израиль — пока единственная страна, где вес моделей урегулирован на законодательном уровне. 1 января 2013 г. вступил в силу Закон, получивший название «Закон о фотошопе». Согласно Закону запрещено принимать на работу моделью лиц с ИМТ менее 18,5. В соответствии с установленными требованиями женщина-модель ростом 5 футов 8 дюймов (173 см) не может весить менее 119 фунтов (54 кг). Если фотографии моделей были подвергнуты цифровой обработке (фотошопу), то информация о такой обработке подлежит обязательной публикации. По замыслу законодателя, такое регулирование будет служить стимулом для использования в рекламных целях более здоровых женщин, а также помогать в лечении лиц, страдающих расстройствами пищевого поведения. Согласно данным периодического издания «Иерусалим Пост» ежегодно около полутора тысяч подростков попадают в ряды пациентов, страдающих от расстройства пищевого поведения, 5% из них умирает от анорексии[12].

В реальности, однако, поставленные в Законе цели гораздо шире, чем лечение расстройства пищевого поведения и создание привлекательного женского облика. Они выходят далеко за рамки индустрии моды и по сути представляют концептуально новый подход к оздоровлению нации за счет формирования иных стандартов красоты. Принятие этого регулирования отражает растущую социальную озабоченность, связанную с пропагандируемыми средствами массовой информации и поп-культурой далекими от реальности представлениями о совершенном теле и стандартах красоты и физическими и психическими отклонениями, такими как булимия и анорексия.

Нельзя не упомянуть и о том, что реакция на принятие этого Закона далеко не однозначна. Резко отрицательно о введении законодательного регулирования веса моделей с использованием ИМТ отозвались многие модельные агентства и ведущие модельеры. В качестве аргумента они ссылаются на то, что многие модели, будучи совершенно здоровыми, от природы имеют низкий ИМТ и не могут набрать требуемый вес. Для многих моделей этот Закон означает дисквалификацию и конец карьеры в модельном бизнесе.

В появившейся в марте 2012 г. статье Джонатана Лиса и Сахара Шалева, которые одними из первых прореагировали на новую регламентацию в модельном бизнесе, довольно резко было сказано, что теоретически Закон направлен на изменение идеализированных представлений о красоте, практически же он создаст проблемы для многих людей. Вместо того чтобы вводить подобные запреты, правительства стран должны шире пропагандировать здоровое питание и здоровый образ жизни. Элементом воспитания подрастающего поколения должно стать убеждение, что красота может быть разных форм и размеров, а образы, которые они видят в средствах массовой информации, не всегда соответствуют реальности. Возможно, больше внимания следует уделять проблемам бездомных и голодающих, которых много в этом мире, а не заниматься принятием законов, основанных на пустом и субъективном вопросе[13].

Сегодня мир моды начинает лояльно относиться к моделям разного возраста и разной комплекции. В рекламных агентствах появляются модели «плюс сайз» (plus size), призывающие женщин полюбить себя такими, какие они есть, и гордиться теми формами, которыми их наградила природа. Однако и в этом проявляется свойственный индустрии моды перегиб. На смену статьям об опасности анорексии и булимии приходят статьи, призывающие соблюдать чувство меры в еде и не возводить в культ нездоровую полноту, оказывающую на здоровье не менее пагубное влияние, чем чрезмерная худоба.

  • [1] См.: Jimenez G. С., Kolsun В. Op. cit. Р. 176.
  • [2] См.: Court of Appeal, First District, Division 5, California. Elysa J. Yanowitz, Plaintiffand Appellant, v. L’oreal USA, Inc., Defendant and Respondent. No. A095474. Decided:March 7, 2003. URL: http://caselaw.findlaw.com/ca-court-of-appeal/1190610.html (дата обращения: 11.02.2016).
  • [3] Платье-токсидо по форме напоминает смокинг.
  • [4] См.: Jimenez G. С., Kolsun В. Op. cit. Р. 195.
  • [5] Подробнее о дресс-коде см. в разделе «Дресс-код и униформа как элементы формирования внешнего облика».
  • [6] См.: URL: http://www.modelingadvice.com/fashionModelSize.html (дата обращения:12.02.2016).
  • [7] Двайер А. Нарушение или наслаждение? О новом взгляде на тело модели // Теория моды. Одежда. Тело. Культура. Вып. 12. Лето. 2009. С. 74—75.
  • [8] URL: http://www.npr.org/sections/health-shots/2015/12/22/460682633/is-it-time-to-set-weight-minimums-for-the-fashion-industry (дата обращения: 12.02.2016).
  • [9] См.: URL: http://fashionlawwiki.pbworks.eom/w/page/11611233/Modelsandweight(дата обращения: 12.02.2016).
  • [10] См.: URL: http://www.huffmgtonpost.com/2012/01/27/cfda-healtxh-guidelines-for-models_n_1236213.html (дата обращения: 12.02.2016).
  • [11] The Americans with Disabilities Act (ADA).
  • [12] См.: URL: http://www.thejewishweek.com/news/international/israels-photoshop-law-hits-runway (дата обращения: 20.02.2016).
  • [13] См.: Lis J., ShalevS. Knesset Passes Bill Banning Use of Underweight Models in Advertising // Haaretz. 2012. March 20. URL: http://www.haaretz.com/print-edition/news/knesset-passes-bill-banning-use-of-underweight-models-in-advertising-1.419616 (дата обращения:22.02.2016).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >