НАЛОГОВЫЙ МАНЕВР В ПРОЦЕССЕ ПЕРЕХОДА К ЦИРКУЛЯРНОЙ ЭКОНОМИКЕ

Переход к циркулярной экономике - один из вызовов современной эпохи, реакция на который требует внесения изменений в бюджетное и налоговое законодательство, по нашему мнению, как минимум по трем позициям.

Во-первых, стимулирование безотходного и замкнутого производственного процесса должно начинаться с изменения порядка налогового учета возвратных отходов, тары и прочих товаров (остатков материалов и сырья), образующих отходы производства и потребления, в рамках порядка исчисления и уплаты налога на прибыль организаций.

Во-вторых, важно сформировать комплексную систему регулирования, предусматривающую ограничение нерационального и стимулирование рационального поведения субъектов хозяйственной деятельности, создающих отходы. Фискальная нагрузка на переработку, восстановление и повторное использование отходов должна быть в разы меньше, чем на их захоронение на свалках и на территории предприятий. Достичь этого можно, с одной стороны, увеличивая плату за захоронение отходов, а также налоговую нагрузку на использование первичных ресурсов и сырья (полезных ископаемых), а с другой стороны, льготируя спрос на применение вторичных ресурсов и сырья, полученных после утилизации отходов.

В-третьих, необходима эффективная система финансирования проектов по созданию инфраструктуры рециклинга, которая предполагает как выбор оптимальной комбинации способов финансирования механизма расширенной ответственности производителя, изменение подходов и методик расчета субсидий, так и совершенствование порядка исчисления и уплаты утилизационного и экологического сборов.

Рассмотрим данные направления подробнее.

Ключевой задачей циркулярной модели экономики является расширение практики использования отходов в качестве вторичных ресурсов. В связи с этим для формирования системы стимулирования рециклинга отходов особенно актуально законодательное разграничение следующих категорий: отходы (остатки), побочные продукты и вторичные ресурсы. Данная классификации имеет первостепенное значение для построения системы налогового учета затрат при исчислении налога на прибыль организаций и иных налогов с бизнеса.

В РФ действует целый ряд стандартов и нормативных актов, содержащих определения понятий в сфере обращения отходов. В Модельном законе «Об отходах производства и потребления» и стандартах, принятых в РФ, отходы определяются довольно широко, посредством характеристики их состава и предназначения. Федеральный закон от 24.06.1998 г. №89 «Об отходах производства и потребления» не раскрывает понятий «побочный продукт» и «вторичный ресурс». А категорию «отходы производства и потребления» определяет путем указания на источник их образования (процесс производства, выполнения работ, оказания услуг или процесс потребления) и на назначение (удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению). При этом стадия «удаление» в процессе обращения отходов не выделяется. Остается только догадываться, что законодатель подразумевает под удалением отходов: только их хранение и захоронение или также утилизацию. К примеру, энергетическое использование остатков сельскохозяйственного производства предполагает их физическое удаление.

При таком подходе и побочные продукты, и вторичные ресурсы могут квалифицироваться как отходы. Их разделение зависит по большей части от субъективного решения собственника, который при отсутствии экономической заинтересованности в использовании или реализации побочных продуктов и потенциальных вторичных ресурсов, а также должного государственного контроля вполне может принять решение об их удалении (захоронении или уничтожении путем незаконных действий).

В справочной литературе используется более узкий подход. В частности, при разделении побочных продуктов и отходов применяются три ключевых признака. Во-первых, побочные продукты не могут рассматриваться как остатки, образованные в процессе производства, так как сами являются результатом (продуктом) производства и образуются в результате физико-химической переработки сырья наряду с основной продукцией в едином технологическом цикле. Во-вторых, побочные продукты производятся, как правило, в соответствии со стандартом или техническими условиями производства. В-третьих, они имеют потребительскую ценность, товарную форму и рыночную цену. Соответственно, отходами являются остатки сырья, материалов, полуфабрикатов, иных изделий и продуктов, образовавшиеся в течение или по завершении производственного процесса, не используемые в непосредственной связи с этой деятельностью и утратившие свои потребительские свойства. Те отходы, относительно которых имеется возможность и целесообразность их использования непосредственно или после обработки, рассматриваются как вторичные сырьевые ресурсы (ВСР)[1].

Директива не ограничивается только определением, но и устанавливает, во-первых, когда вещества или предметы, появившиеся в результате производства незапланированно, являются побочными продуктами производства и не считаются отходами, и, во-вторых, когда определенные отходы утрачивают данный статус и могут выполнять роль вторичных ресурсов.

Так, не относятся к отходам побочные продукты, не являющиеся основной целью производственного процесса, в результате которого они получены, только при соблюдении следующих условий:

  • (a) определено дальнейшее использование вещества или предмета;
  • (b) вещество или предмет могут быть использованы незамедлительно без какой-либо дальнейшей обработки, за исключением обычной промышленной практики;
  • (c) производство вещества или предмета является неотъемлемой частью производственного процесса;
  • (d) дальнейшее использование является законным, например, вещество или предмет отвечают всем необходимым производственным, экологическим и сберегающим здоровье требованиям для специального использования и не приводят к общему негативному воздействию на окружающую среду или здоровье человека.

Отходы квалифицируются как вторичные ресурсы, если они подверглись операции по восстановлению, включая переработку и соответствуют критериям, разработанным в соответствии со следующими условиями:

  • (a) вещество или предмет используются, как правило, для специфических целей;
  • (b) для подобных веществ или предметов существует рынок или спрос;
  • (c) вещество или предмет отвечают техническим требованиям для специфических целей, а также действующим нормативно-правовым актам и стандартам, применимым к данной продукции;
  • (d) использование вещества или предмета не приводит к общему негативному воздействию на окружающую среду или здоровье человека.

Критерии для конкретных веществ или предметов, которые следует рассматривать как побочный продукт или которые утрачивают статус отходов, и их предельные значения рекомендуется устанавливать национальным законодательством каждой отдельной страны ЕС .

В России вопросы классификации основных и побочных продуктов, а также отходов остаются дискуссионными. Так, в ГОСТ Р 53691-2009 относит к побочным продуктам жмыхи и шроты, широко используемые как в пищевой промышленности, так и в качестве кормовых продуктов, которые являются продуктом производства, непосредственным (соевые, арахисовые) или побочным (подсолнечные, рапсовые и др.), и производятся в соответствии с требованиями нормативных и технических документов - национальных стандартов, технических условий и пр. Однако Федеральный классификационный каталог отходов квалифицирует их как отходы производства растительных масел.

В каждом конкретном виде промышленного производства классификация основных и побочных продуктов, а также отходов регулируется несколькими нормативными актами[2], при наличии очевидных противоречий в которых бухгалтер нередко опирается на собственное профессиональное суждение, что недопустимо при формировании системы стимулирования, к примеру, при установлении налоговых льгот в отношении возвратных отходов, при применении пониженных ставок. Так, согласно подп. 1 п. 2 ст. 164 НК РФ при реализации продовольственных товаров, в том числе зерна, комбикормов, кормовых смесей и зерновых отходов, применяется ставка налога на добавленную стоимость в размере 10%. Зерновые отходы составляют основу многих кормовых добавок в животноводстве. Однако если соответствующий вид кормовой добавки не включен в Перечень кодов видов продовольственных товаров в соответствии с Общероссийским классификатором продукции по видам экономической деятельности (ОКПД 2), облагаемых НДС по налоговой ставке в размере 10% (Постановление Правительства РФ от 31.12.2004 г. №908), следует применять ставку налога в размере 18%. Соответствующие комментарии Минфин России дает в отношении кормовой добавки - кукурузного глютена (Письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России от 24.01.2017 г. №03-07- 07/3076). Таким образом, неточности и пробелы в классификации отходов, побочных продуктов, вторичного сырья лишают налогоплательщика права на применение льгот.

Для активизации процессов рециклинга на предприятиях необходимо снять все правовые и методические коллизии, касающиеся налогового учета возвратных и невозвратных отходов производства, попутной и побочной продукции, брака и продукции, потерявшей свои потребительские свойства в процессе потребления.

В настоящее время согласно п. 6. ст. 254 НК РФ возвратные отходы уменьшают сумму материальных расходов налогоплательщика, увеличивая при этом налоговую базу по налогу на прибыль организаций. В дальнейшем при их возврате в производство материальные расходы опять увеличиваются и налоговая база по налогу на прибыль зеркально сокращается, т.е. происходит перераспределение налога на прибыль во времени, без изменения его величины. Но все-таки налогоплательщик несет некоторые потери, связанные с изъятием средств из обращения в связи с увеличением налоговых обязательств в текущем периоде и сокращением - в будущем периоде.

Если эти отходы могут быть использованы для основного или вспомогательного производства налогоплательщика, но с повышенными расходами (пониженным выходом продукции), они оцениваются по пониженной цене исходного материального ресурса (по цене возможного использования). Порядок определения такой пониженной цены зависит от вида сырья, отрасли и специфики производства, особенностей технологического процесса, поэтому каждому предприятию данный порядок

2016. №8. С. 42-51.

необходимо закрепить в учетной политике. При этом одним из определяющих факторов в оценке может служить, в частности, полезность полученных отходов, значимость содержащихся в отходах веществ. В дальнейшем при возврате отходов в производственный процесс в составе материальных расходов они учитываются по той же пониженной цене исходного материального ресурса (по цене возможного использования).

По нашему мнению, для стимулирования использования возвратных отходов в собственном производственном процессе вполне оправданно будет разрешить списывать возвратные отходы на производство не по пониженной цене возможного использования, а по цене реализации, но не более чем цена первичного сырья и материалов, используемых предприятием. Это позволит налогоплательщику, во-первых, как минимум компенсировать потери от перераспределения налога на прибыль, а возможно, и получить прибыль от использования возвратных отходов в собственном производстве, а во-вторых, уравновесить стоимость отходов (вторичных ресурсов), вовлекаемых в производственный процесс, при их возникновении в собственном производстве и при их приобретении на стороне.

В будущем, после оценки эффективности предлагаемой преференции, можно рассмотреть инициативу по введению повышающего коэффициента в отношении материальных затрат на производство в виде вторичного сырья собственного производства. Величина коэффициента должна быть установлена в зависимости от характеристик потока отходов, актуальности их сокращения и возможности использования, т.е. чем сложнее производственный процесс рециклинга, тем выше коэффициент (в пределах до 1,5).

В случае реализации возвратных отходов на сторону у организации согласно п. 1 ст. 249 НК РФ возникает доход, учитываемый при определении налоговой базы в размере выручки от их реализации в составе внереализационных доходов. Стоимость (или, иными словами, цену изготовления) возвратных отходов, которую налогоплательщик получил в момент возникновения в производстве и принятия к учету, вычитаемую из величины материальных расходов, разрешено включить в состав расходов, уменьшающих доходы от реализации отходов в момент их продажи в соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 268 НК РФ. В результате у налогоплательщика может образоваться или прибыль от реализации возвратных отходов, подлежащая налогообложению, или убыток. С точки зрения стимулирования безотходного производства возникновение новой налоговой базы при реализации отходов на сторону, по нашему мнению, вполне оправданно. Это стимул для предприятия организовать безотходное производство, особенно при условии действия вышеописанной преференции, позволяющей списывать отходы в производство по цене реализации.

Невозвратные отходы не признаются активом в бухгалтерском учете и, следовательно, не сокращают стоимость материальных расходов налогоплательщиков. Напротив, в гл. 25 НК РФ невозвратные отходы именуются технологическими потерями. Согласно поди. 3 п. 7 ст. 254 НК РФ названные потери учитываются в уменьшение базы по налогу на прибыль в составе материальных расходов. Указанная норма не содержит каких-либо ограничений по размеру затрат. Технологические потери конкретного производственного процесса определяются предприятиями в силу принципа обоснованности, отраслевой специфики, условий деятельности (письма Минфина России от 26.08.2013 №03-03- 10/34845, от 28.10.2014 № 03-03-06/1/54555 и др.).

В связи с этим по вопросу квалификации и оценки отходов возникает конфликт интересов между налогоплательщиками и налоговыми органам, так как одни заинтересованы в сокращении, а другие в увеличении налоговой базы. Порядок отнесения отходов к категории возвратных или невозвратных разрабатывается самим налогоплательщиком с учетом отраслевых методических рекомендаций по бухгалтерскому учету. Так, приказ Минтопэнерго России от 17.11.1998 №371 (ред. от 12.10.1999) «Об утверждении Инструкции по планированию, учету и калькулированию себестоимости продукции на нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятиях» содержит определения разных видов отходов и устанавливает перечень возвратных отходов. Однако такие нормативные акты носят рекомендательный характер, не охватывают всех возможных видов отходов и приняты не для всех видов деятельности. Поэтому, по нашему мнению, оптимальным механизмом стимулирования налогоплательщика к признанию в качестве возвратных в налоговом учете как можно большей доли отходов должно стать установление таких величин платы за размещение невозвратных отходов, которая бы превышала возможную экономию по налогу на прибыль организации в случае принятия к учету отходов как возвратных.

На практике налоговые споры часто возникают по поводу неправомерного отнесения к категории возвратных отходов тех или иных материальных ценностей, возникающих в результате устаревания и списания активов организации. Согласно НК РФ к возвратным отходам относят остатки сырья (материалов), полуфабрикатов, теплоносителей и других видов материальных ресурсов, образовавшиеся в процессе производства товаров (выполнения работ, оказания услуг), частично утратившие потребительские качества исходных ресурсов (химические или физические свойства) и в силу этого используемые с повышенными расходами (пониженным выходом продукции) или не используемые по прямому назначению. Исходя из данной трактовки можно выделить ряд общих признаков, которые в совокупности позволят отличить возвратные отходы от других видов активов:

  • - наличие материально-вещественной формы;
  • - изменение (утрата) свойств первоначального (исходного) сырья;
  • - образование в процессе производства продукции;

№8. С. 37-217.

  • 1
  • - дальнейшее использование в производственном процессе с повышенными расходами (пониженным выходом продукции) или использование не по прямому назначению, иными словами, способность приносить экономическую выгоду в будущем.

Если актив не удовлетворяет совокупности данных признаков, он не может быть отнесен к возвратным отходам. К примеру, отходы, образующиеся при демонтаже или ликвидации внеоборотных активов и материально-производственных запасов, не являются возвратными отходами, а учитываются как материальные запасы и увеличивают балансовую прибыль предприятия. Так, по мнению судебных органов спецоснастку и инструменты нельзя отнести к возвратным отходам в целях п. 6 ст. 254 НК РФ, так как они не участвуют в производственном процессе в качестве сырья и основных материалов, которые входят в состав вырабатываемой продукции, а служат необходимыми приспособлениями в технологическом процессе. В Постановлении АС ЗСО от 03.12.2015 по делу № А27- 557/2015 по ОАО «Гурьевский металлургический завод» было установлено, что материально-производственные запасы дважды были включены налогоплательщиком в расходы (в виде спецоснастки, а в последующем - в виде возвратных отходов - металлолома), что противоречит п. 5 ст. 252 НК РФ. Указанные нарушения привели к завышению убытка за 2011 г. на 72 млн руб. и за 2012 г. - на 65 млн руб.

В ряде случаев суды встают на сторону налогоплательщиков. В Постановлении от 11.11.2011 № Ф09-7368/11 ФАС УО рассмотрел дело, в котором налоговый орган квалифицировал отходы в металлургическом производстве как возвратные, исключил их из состава расходов, увеличив тем самым налогооблагаемую базу, и доначислил налог на прибыль. Суд поддержал налогоплательщика в том, что отходы, которые не выводятся из процесса производства, а вовлекаются в производство в качестве обычного сырья, не требуя повышенных затрат на их переработку, не считаются возвратными, соответственно, не могут уменьшать материальные затраты. Похожий спор выиграла компания, доказав, что в производственном процессе получена именно попутная продукция, которая не является возвратными отходами (Постановление ФАС МО от 29.09.2008 № КА-А40/9071-08). Недопустимо считать возвратными отходами бракованную продукцию (Постановление ФАС МО от 21.01.2011 № КА-А40/15256-10-2), а также материально-производственные запасы, запчасти, образовавшиеся, например, при проведении работ по модернизации, реконструкции, ремонту объектов основных средств, подлежащие повторному использованию (Письмо Минфина России от 10.09.2007 № 03-03-06/1/656)1.

Согласно НК РФ не относятся к возвратным отходам остатки материально-производственных запасов, которые в соответствии с технологическим процессом передаются в другие подразделения в качестве полноценного сырья (материалов) для производства других видов товаров (работ, услуг), а также попутная (сопряженная) продукция, получаемая в результате осуществления технологического процесса. Налоговый кодекс не содержит определения попутной (сопряженной) продукции. При классификации готовой продукции на основную, попутную и побочную, как уже отмечалось, налогоплательщики используют отраслевое законодательство, к примеру приказ Минсельхоза России от 14.12.2004 № 537 «Об утверждении Методических рекомендаций по учету затрат на производство и калькулированию себестоимости масложировой продукции».

Коллектив авторов под руководством Л.М. Павловой исследовал проблемы исчисления налоговой базы по налогу на прибыль организаций в комплексных производствах минерально-сырьевого комплекса. Результатом многоцелевых технологических процессов в таких производствах является как основная, так и побочная продукция, выбор метода калькулирования себестоимости которых позволяет оптимизировать сумму уплачиваемого налога. Так, при применении метода исключения затрат на попутную продукцию на себестоимость основных продуктов относятся все прямые и косвенные затраты за вычетом стоимости попутной продукции, себестоимость которой не калькулируется. Предлагается ограничить права налогоплательщиков по использованию данного метода. Для этого внести в НК РФ определение понятия «попутная продукция» и для целей налогообложения объем по стоимости попутной продукции ограничить не более 3% от общих затрат на производство продукции. Продукция, объем которой по стоимости превышает 3% от затрат на производство продукции, должна классифицироваться как основная продукция и на нее должны распределяться прямые и косвенные затраты. Таким образом, для целей налогообложения сформулировано следующее понятие: «Попутная продукция - продукция неосновного производства, выручка от реализации которой не превышает более 3% от затрат, направленных на производство основной продукции». Рекомендуется абз. 2 п. 6 ст. 254 НК РФ дополнить определением понятия «попутная продукция»1.

Статья 254 НК РФ устанавливает также порядок учета в целях исчисления налоговой базы по налогу на прибыль организаций в отношении возвратной тары. В настоящее время отнесение тары к возвратной или невозвратной определяется условиями договора, заключенного между поставщиком (продавцом) товаров и их покупателем. В условиях внедрения системы ответственности производителя за утилизацию своей продукции отнесение тары к возвратной должно носить обязательный характер в отношении продукции, производство которой облагается экологическим сбором.

Налоговый учет возвратной тары довольно прост. Организация-продавец вправе учитывать в расходах затраты на приобретение многооборотной тары в соответствии с поди. 2 п. 1 ст. 254 НК РФ с учетом положений ст. 252 Кодекса. Однако при реализации продукции в ее продажную цену стоимость возвратной тары не включается и оплачивается покупателем сверх ее стоимости по ценам, предусмотренным договором. Если многооборотная тара является залоговой, то в расчетных документах залоговая стоимость тары также показывается отдельно и оплачивается покупателем сверх стоимости затаренных товаров. Соответственно стоимость тары не включается в налоговую базу по НДС (п. 7 ст. 154 НК РФ) и входящий НДС, уплаченный при ее приобретении производителем продукции, к вычету не принимается.

Возвратная тара у покупателя не влияет на обязательства по налогу на прибыль организаций, так как рано или поздно возвращается производителю затаренного товара. В соответствии с п. 3 ст. 254 НК РФ, если стоимость возвратной тары, принятой от поставщика с материальнопроизводственными запасами, включена в цену этих ценностей, из общей суммы расходов на их приобретение стоимость тары исключается по цене возможного использования или реализации.

В целях стимулирования безотходного бизнеса можно использовать порядок налогового учета невозвратной тары. Ее стоимость в отгрузочных документах поставщика, как правило, отдельной строкой не выделяется, а включается им в стоимость продаваемого товара. Расходы на безвозвратную тару у поставщика (продавца) товаров признаются материальными расходами последнего, включаемыми в налоговую базу по налогу на прибыль на дату передачи безвозвратной тары в производство в соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 254 и п. 2 ст. 272 НК РФ.

Покупатель, купивший товары в невозвратной таре, вынужден вести параллельно и бухгалтерский, и налоговый учет, правила которого различаются. В бухгалтерском учете невозвратная тара относится к товарно-материальным запасам и учитывается на сч. 41 «Товары» субсчет «Тара под товаром и порожняя» и оценивается либо по цене приобретения (если она выделена отдельной строкой в платежных документах), либо по рыночной стоимости с учетом ее физического состояния, т.е. в бухгалтерском учете образуется новый актив и доход у организации, покупателя затаренной продукции в виде невозвратной тары, который она имеет право использовать по собственному усмотрению (реализовать или утилизировать и направить на получение вторичных материальных ресурсов и сырья, а затем использовать в производстве). В налоговом учете стоимость невозвратной тары и упаковки, принятых от поставщика с материально-производственными запасами, включается в сумму расходов на их приобретение, т.е. стоимость невозвратной тары в налоговом учете будет «нулевой». Такое положение дел приводит к образованию отложенных налоговых активов и обязательств в налоговом учете и не создает стимулов для налогоплательщиков к сбору и утилизации невозвратной тары. По нашему мнению, было бы оправданно в налоговом учете, так же как и в бухгалтерском, отражать стоимость невозвратной тары в составе доходов и облагать налогом на прибыль в той части, которая в соответствии с действующим законодательством подлежит обязательной утилизации, но в силу каких-то обстоятельств не утилизирована и не передана на утилизацию специализированным организациям.

Для стимулирования развития индустрии рециклинга мы считаем необходимым использовать и стандартные льготы в рамках налога на прибыль организаций. Во-первых, ввести вычет по налогу на прибыль для того, чтобы стимулировать инвестиционные проекты по рециклингу, так называемый налоговый кредит. Вычет, или так называемая инвестиционная льгота, предполагает сокращение суммы уплачиваемого налога на величину инвестиций (расходов) налогоплательщика на приобретение соответствующего оборудования. Поскольку вычет должен распространяться не только на оборудование по утилизации, но и на другие виды инвестиций, в данном исследовании не будем подробно останавливаться на порядке его применения.

Во-вторых, распространить повышенный коэффициент амортизации на оборудование по утилизации. С 1 января 2019 г. налогоплательщики получат право применять к норме амортизации специальный коэффициент, но не выше 2 в отношении амортизируемых основных средств, относящихся к основному технологическому оборудованию, эксплуатируемому в случае применения наилучших доступных технологий, согласно утвержденному Правительством РФ перечню основного технологического оборудования (Федеральный закон от 21.07.2014 г. №219-ФЗ, п. 1 ст. 259.3 НК РФ). Сам перечень пока не разработан. Кроме того, согласно постановлению Правительства РФ от 30.12.2015 г. № 1520 «О единой государственной информационной системе учета отходов от использования товаров» планируется создать реестр объектов (мощностей) основного технологического оборудования по обеспечению утилизации отходов. Считаем оправданным для формирования вышеуказанного перечня в целях применения положений НК РФ использовать данный реестр оборудования. В идеале все технологическое оборудование, используемое для рециклинга отходов, а также оборудование, позволяющее сушественно сократить отходы или обеспечить безотходное производство, должно амортизироваться ускоренным способом.

Особый порядок налогообложения должен быть предусмотрен для отходов добывающей промышленности. Так, в состав объектов обложения НДПИ включены полезные ископаемые, извлеченные из отходов (потерь) добывающего производства, если такое извлечение подлежит отдельному лицензированию в соответствии с законодательством РФ о недрах. Не признаются объектом обложения полезные ископаемые, извлеченные из собственных отвалов или отходов (потерь) горнодобывающего и связанных с ним перерабатывающих производств, если при их добыче из недр они подлежали налогообложению в общеустановленном порядке (ст. 336 НК РФ). По мнению Т.А. Блошенко и А.С. Позд- няева, с учетом огромного объема такого рода отходов вышеприведенная ситуация сдерживает широкомасштабное освоение техногенного минерального сырья[3]. Учеными предложены методы определения оптимальных ставок НДПИ при вовлечении в переработку техногенных месторождений. В настоящее время ставка 0% применяется при добыче полезных ископаемых, остающихся во вскрышных, вмещающих (разу- боживающих) породах, в отвалах или в отходах перерабатывающих производств в связи с отсутствием в РФ промышленной технологии их извлечения, а также добываемых из вскрышных и вмещающих (разубо- живающих) пород, отходов горнодобывающего и связанных с ним перерабатывающих производств (в том числе в результате переработки нефтешламов) в пределах нормативов содержания полезных ископаемых в указанных породах и отходах, утверждаемых в порядке, определяемом Правительством РФ (подп. 5 п. 1 ст. 342 НК РФ). В отношении объемов полезного ископаемого, превышающих указанные нормативы, налогообложение НДПИ производится в общеустановленном порядке.

Кроме того, в целях совершенствования формирования налоговой базы по полезным ископаемым, попутным компонентам, направляемым в отходы горнодобывающего и связанного с ним производства, предлагается ввести в Налоговый кодекс РФ понятие «техногенное месторождение»; в научной литературе под техногенным месторождением понимается многотоннажные скопления отходов добычи и переработки минерального сырья, использование которых обеспечивает на данном этапе производства экономический эффект. Это позволит вовлечь в хозяйственный оборот огромные объемы отходов добычи и комплексной переработки минерального сырья, накопившиеся за многолетнюю историю развития горной промышленности России на территории страны. Применявшиеся в прошлом, особенно 50-100 лет тому назад, технологии обогащения не позволяли извлекать из исходной горной массы все содержащиеся в ней полезные компоненты на уровне возможностей сегодняшнего дня. Поэтому в настоящее время скопления отходов (отвалы вскрышных пород и некондиционного сырья, хвостохранилища и др.) представляют потенциальный экономический интерес на предмет получения из них товарной продукции; более того, местами содержание полезных компонентов в отходах превышает таковое в разрабатываемых природных месторождениях.

Для расширения масштабов рециклинга отходов ключевым объектом стимулирования должен стать процесс их превращения во вторичные ресурсы. В стимулировании сокращения объема производственного потребления первичных ресурсов за счет их замены вторичными ключевую роль выполняет ценовой механизм. Для производителя получение и использование вторичных ресурсов, т.е. переработка отходов, должна быть существенно дешевле приобретения или производства первичных ресурсов. В связи с этим у государства две альтернативы достижения указанного паритета цен: либо существенно увеличить стоимость первинных ресурсов посредством налогов на природопользование и отмены всех так называемых вредных субсидий, способствующих прямо или косвенно их потреблению, либо понизить стоимость вторичных ресурсов за счет прямых субсидий, покрывающих часть инвестиций на утилизацию отходов или компенсирующих частично стоимость вторичных ресурсов, а также косвенных субсидий, предполагающих возврат или сокращение сумм уплачиваемых налогов.

Уменьшить стоимость вторичных ресурсов можно за счет освобождения от НДС операций по их реализации. В настоящее время в соответствии с подп. 25 п. 2 ст. 149 НК РФ операции реализации на территории РФ лома и отходов черных и цветных металлов не подлежат налогообложению НДС (освобождаются от налогообложения). На период с 2016 г. по 31 декабря 2018 г. освождена от обложения НДС и реализация макулатуры, под которой в целях налогообложения понимаются бумажные и картонные отходы производства и потребления, отбракованные и вышедшие из употребления бумага, картон, типографские изделия, деловые бумаги, в том числе документы с истекшим сроком хранения (п. 31 ст. 149 НК РФ). Эта новация должна положительно сказаться на заинтересованности переработчиков макулатуры в развитии своего бизнеса.

По нашему мнению, необходимо распространить данную практику и на другие потоки отходов, наиболее крупные и негативно влияющие на окружающую среду, способные трансформироваться во вторичные материальные ресурсы. Основная проблема, возникающая в связи с данными освобождениями, это необоснованное применение налогоплательщиками вычетов по НДС путем маскировки операции по приобретению отходов под операции приобретения готовой продукции и получение возмещения из бюджета входящего НДС, фактически ими не уплаченного поставщику. Налоговые органы довольно успешно выявляют данные факты (Решение Арбитражного суда Свердловской области от 06.06.2016 г. по делу № А60-3080/2016). Кроме того, возможность использования недобросовестными налогоплательщиками «серых» схем по возврату из бюджета НДС можно пресечь в случае зеркального освобождения от НДС продукции, изготовленной из данных видов вторичного сырья (с учетом достижения определенной его доли в составе материальных расходов).

В отношении продукции, изготовленной с использованием вторичного сырья, реализация которого не освобождена от НДС, для стимулирования спроса населения на товары можно применить пониженную ставку по НДС. В настоящее время НДС взимается по налоговой ставке 0% при реализации драгоценных металлов налогоплательщиками, осуществляющими их добычу или производство из лома и отходов, содержащих драгоценные металлы, Государственному фонду драгоценных металлов и драгоценных камней РФ, фондам драгоценных металлов и драгоценных камней субъектов РФ, Центральному банку РФ, банкам. По пониженной ставке 10% облагается реализация зерновых отходов, маслосемян и продуктов их переработки (шротов(а), жмыхов). Перечень продукции, изготовленной из вторичного сырья, для применения пониженной ставки налогообложения должен быть точечным, в зависимости от приоритетности переработки того или иного потока отходов.

Структура индустрии рециклинга неоднородна. Так, рынки различных вторичных металлов обладают целым рядом особенностей, но в общем плане структурно их можно представить в виде пирамиды, основанием для которой служат компании-заготовители, осуществляющие сбор, покупку, взвешивание, сортировку и распределение металлолома, затем идут компании, осуществляющие разделение, резку, прессование металлолома, еще чуть выше - компании, которые производят измельчение металлолома и его дальнейшую сепарацию с использованием различных механических, химических, магнитных методов. На самой вершине пирамиды находятся крупные компании (международные операторы), специализирующиеся на торговле металлоломом как внутри своей страны, так и за рубежом[4]. Крупные компании, как правило, якорные в рамках соответствующих промышленных рециркуляционных кластеров, в условиях высоких цен на ресурсы на мировых рынках имеют достаточно возможностей для приумножения собственного и привлечения заемного капитала на развитие. Налоговое стимулирование должно касаться прежде всего малого и среднего бизнеса, составляющего инфраструктуру сбора и первичной переработки определенных потоков отходов.

Стимулирование малого и среднего бизнеса в России осуществляется посредством специальных налоговых режимов. Так, с 2016 г. патентная система налогообложения может применяться по виду деятельности «сбор, обработка и утилизация отходов, а также обработка вторичного сырья». Однако востребованность патентов пока крайне низка. Так, по всей стране было выдано патентов по данным на 01.07.2016 г. - 98 шт., в том числе 8 шт. с налоговой ставкой 0%; на 01.01.2017 г. - 216 шт., в том числе 12 шт. с налоговой ставкой 0%.

Пониженные тарифы страховых взносов установлены для организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, основным видом экономической деятельности которых является удаление сточных вод, отходов и аналогичная деятельность: в течение 2017-2018 гг. тарифы страховых взносов на обязательное пенсионное страхование устанавливаются в размере 20,0%, на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, на обязательное медицинское страхование - 0%. Они распространяются на плательщиков, доходы которых за налоговый период не превышают 79 млн руб. (ст. 427 НК РФ).

Существенным шагом по направлению к циркулярной экономике в России является переход с 1 января 2020 г. на экологическое регулирование на принципах наилучших доступных технологий (НДТ). Это технология производства продукции (товаров), выполнения работ, оказания услуг, определяемая на основе современных достижений науки и техники и наилучшего сочетания критериев достижения целей охраны окружающей среды при условии наличия технической возможности ее применения. В связи с этим в отношении платы за размещение отходов будет использоваться:

  • 1) коэффициент 0 - если отходы подлежат накоплению и фактически использованы в собственном производстве в соответствии с технологическим регламентом или переданы для использования;
  • 2) коэффициент 1 - если отходы размещены в пределах лимитов;
  • 3) коэффициент 25 - если отходы размещены с превышением установленных лимитов или с нарушением отчетности об образовании, использовании, обезвреживании и о размещении отходов.

Такая существенная дифференциация фискальной нагрузки в зависимости не только от объемов образования, но и от стадии их дальнейшего обращения (использование или захоронение) призвана стать существенным стимулом для развития организованного рециклинга.

Кроме того, к таковым следует отнести и фискальный кредит в сумме фактически произведенных и документально подтвержденных затрат на реализацию мероприятий по снижению негативного воздействия на окружающую среду. Вычету будут подлежать суммы инвестиций в пределах исчисленной платы за негативное воздействие на окружающую среду раздельно в отношении каждого загрязняющего вещества, включенного в соответствующий перечень. Если в отчетном периоде плательщик не сможет погасить весь объем своих инвестиций, он получит право перенести оставшуюся часть на будущие периоды. Длительность периода определяется сроком выполнения плана мероприятий по охране окружающей среды или программы повышения экологической эффективности.

Обязательным условием достижения желаемого эффекта от повышения величины платы за размещение отходов является устранение ряда пробелов и недостатков в порядке ее исчисления и уплаты[5].

Для объективного измерения объема размещенных отходов необходим переход с расчетного на фактический способ их оценки. К примеру, в зарубежных странах востребован порядок исчисления платы в зависимости от веса отходов.

Немаловажным стимулом для развития организованного рециклинга является и намерение Минприроды России ввести ограничения на объемы захоронения отдельных категорий отходов. Так, уже с 1 января 2017 г. вступила в действие норма Закона об отходах производства и потребления, в соответствии с которой запрещается захоронение отходов, содержащих полезные компоненты, подлежащие утилизации. Перечень таких видов отходов пока представлен только в качестве проекта (проект постановления Правительства РФ «Об утверждении Перечня видов

2

отходов, в состав которых входят полезные компоненты, захоронение которых запрещается» по состоянию на 23.09.2016 г.). В соответствии с ним запрещается захоронение:

  • - лома и отходов черных металлов; лома и отходов, содержащих цветные металлы; отходов оборудования и прочей продукции, содержащих ртуть, с 01.01.2017 г.;
  • - отходов бумаги и картона; шин, покрышек, камер автомобильных; продукции из термопластов (в части упаковки); стекла и изделий из стекла (в части упаковки) с 01.01.2018 г.;
  • - оборудования компьютерного, электронного, оптического, а также электрического, утратившего потребительские свойства, с 01.01.2020 г.;
  • -отходов несортированных, включающих вышеперечисленные виды, с 01.01.2024 г.

Данные виды отходов Минприроды России рассматривает в качестве вторичных материальных ресурсов, пригодных в соответствующих условиях и наличия мощностей к утилизации в целях получения продуктов, имеющих спрос на рынке.

Кроме того, планируется поэтапно ограничить захоронения на полигонах отходов животноводства, лесоводства и лесозаготовок, органических отходов производства пищевых продуктов, напитков, табачных изделий. Соответствующий законопроект также разработан Минприроды России и предполагает, что количество таковых отходов, направленных на захоронение на полигоны ТБО и свалки, должно составлять: с 2022 г. - не более 80%, с 2025 г. - не более 50%, с 2028 г. - не более 30% от общего количества их образования. Тем самым будут стимулироваться безотходные производства в сельском хозяйстве и пищевой промышленности. Это позволит получить экологический эффект. В частности, сократить выделения биогаза от отходов, образование и миграцию в почвы и подпочвенные слои, грунтовые воды токсичного фильтрата, образующегося в результате распада органической части отходов. Использование отходов в качестве ресурса для получения продукции (органических удобрений (компостов), биотоплива, энергетического сырья и др.) составит экономический эффект от введения запрета на захоронение.

Для формирования эффективного механизма финансового регулирования сферы ТКО необходимым условием является развитие системы их раздельного сбора. В большинстве стран ЕС из общего потока отходов у источника их образования выделяются как минимум пять видов вторсырья (бумага, стекло, пластик, металл, биоотходы), подлежащих полной переработке (табл. 3.2)1.

Из данных табл. 3.2 видно, какая система сбора по каждому виду вторсырья применяется в той или иной стране.

Системы первичного раздельного сбора отходов в странах ЕС*

Таблица 3.2

Наименование

Бумага

Стекло

Пластик

Металл

Биоотходы

  • 1. Сбор ТБО от каждого домохозяйства (поквартирно или от двери до двери):
    • - по отдельным фракциям

AT, BE, BG, CY, DE, DK, FI, HU, IT, LU, LV, NL, SI, UK

BG, FI, LU, LV, NL, SI, МТ

AT,

LV,

NL,

DK

FI, NL, DK

AT, BE, CZ, DE, FI, ЕЕ, IT, HU, LU, NL, SI, SE, IE, UK (пищевые); DK, RO (садовые)

- совместно

несколько

фракций

  • 2 фракции (пластик + металл): BE, BG, CY, DE, FR, IT, HU, LU, SI;
  • 3 фракции: RO, MT: бумага, пластик, металл; UK: пластик, метал, стекло;
  • 4 фракции: EL, IE: бумага, стекло, пластик, металл

2. Сбор ТБО в контейнеры, расположенные в общественных местах

CZ, ЕЕ, ES, FR, HR, LT, РТ, PL, SE, SK

AT, BE, DK, CY, CZ, DE, EE, ES, FR, HR, IT, HU, LT, PT, PL, RO, SE, SK

SE

АТ, ЕЕ, SE

ES

ES, HR, LT, PT,

PL (пластик и металл в одном контейнере)

3. Сбор в специально отведенных и оборудованных пунктах утилизации

Используются как дополнительные системы сбора всех потоков отходов - во всех странах; CZ - металлические отходы, SK - металлические и биоотходы, LV - металл; PL - редко используется.

Как правило, собираются отходы, содержащие особо опасные элементы или состоящие из разных материалов, например, электрическое и электронное оборудование, а также крупногабаритные отходы

* В таблице указаны акронимы названий государств - членов ЕС

К примеру, Германия (DE) осуществляет сбор макулатуры, а также совместно пластика и металлов по системе от каждого домохозяйства. Стекло собирается в контейнеры, расположенные в общественных местах. В Великобритании (UK) все виды анализируемого вторсырья собирают по системе от каждого домохозяйства, но практикуется смешанный сбор трех фракций: пластик, металл и стекло.

При этом большинство государств - членов ЕС взимают плату за сбор отходов по системе Pay As You Throw (PAYT). Она предполагает исчисление платы в зависимости от объема только остаточных отходов либо ее дифференциацию в зависимости от объема отходов по каждой фракции. В последнем случае самый высокий уровень платы устанавливается в отношении остаточных отходов. Система PAYT используется в Берлине, Будапеште, Дублине, Хельсинки, Любляне, Таллине, Вене. Ряд стран комбинируют данную систему с фиксированным платежом1.

В России в условиях отсутствия системы раздельного сбора отходов все, что выкидывают домохозяйства, относится к твердым коммунальным отходам (ТКО). Плата за их вывоз только с 1 января 2017 г. стала «видимой» для плательщиков в виде отдельной строки в платежном документе. Оплата работ и услуг по вывозу мусора рассчитывается исходя из количества постоянно и временно проживающих потребителей в помещении, за исключением случаев, когда в субъекте РФ принято решение о расчете платы исходя из общей площади жилого помещения, а также на основе тарифов и нормативов накопления ТКО. Ряд регионов будут постепенно переходить на данную систему вывоза мусора до 2019 г., т.е. исчисление платы за вывоз ТКО, исходя из их объема, в ближайшем будущем не планируется. Соответственно отсутствуют материальные стимулы для предотвращения и сокращения отходов у источника их образования.

Более того, плата, которую получают физические лица за сбор и сдачу отходов (макулатура, металлы, стеклянная тара и др.), облагается налогом на доходы граждан. Хотя если физическое лицо приобретает периодические печатные издания (газеты и журналы) и потом сдает их в пункты приема макулатуры, очевидно, что дохода в чистом виде у него не возникает. Данная сумма уменьшает расходы покупателя, которые он понес ранее в связи с приобретением печатной продукции, т.е. в случае ответственного поведения физического лица - источника образования дохода - в сфере раздельного сбора отходов, он несет дополнительные расходы по уплате НДФЛ, что сокращает и без того несущественный материальный стимул. И до тех пор, пока существенных стимулов для раздельного сбора отходов у источника их образования не будет, по нашему мнению, организация раздельного сбора вторсырья и отходов в России нереальная задача для регионов и муниципалитетов.

Таким образом, современная экологическая политика государства в сфере обращения с отходами предусматривает поэтапное увеличение и дифференциацию размера платы за размещение отходов в природной среде в рамках реформирования порядка исчисления платы за загрязнение окружающей среды с 2020 г.:

  • - с одной стороны, сокращение ее величины для плательщиков, переходящих на экологически чистое оборудование и технологии, а также полный отказ от взимания платы после внедрения НДТ, в том числе в сфере обращения с отходами;
  • - с другой стороны, существенное увеличение платы для нарушителей сроков внедрения НДТ путем применения повышающих коэффици-

Assessment of separate collection schemes in the 28 capitals of the EU. European Commission. Final Report. 2015. 13 Nov. URL: http://ec.europa.eu/ environ- ment/waste/studies/pdf/Separate%20collection_Final%20Report.pdf ентов. При отказе от внедрения НДТ плата будет увеличена до размеров, сопоставимых с затратами на очистку выбросов и сбросов.

Запланированный в долгосрочном периоде запрет на размещение ряда категорий отходов также направлен на «мягкое принуждение» бизнеса к расширению инвестиций в мощности по рециклингу. Однако на практике в результате введения данной меры существует вероятность роста количества нелегальных свалок и полигонов, а также объема нелегально размещаемых на них отходов. В связи с этим повышение фискальной нагрузки на захоронение отходов является, по нашему мнению, наиболее приоритетным инструментом вмешательства государства в сферу обращения отходов и обязательным условием развития индустрии рециклинга в России.

Необходимо совершенствовать систему сбора вторсырья, используя лучшие зарубежные практики, а также опыт СССР. К наиболее высокому уровню рециркуляции приводит раздельный сбор каждой фракции вторсырья по системе от дома к дому, несмотря на его дороговизну по сравнению с другими системами. Одним из главных факторов успешности раздельного сбора отходов в стране является оплата вывоза отходов по системе PAYT, создающая материальные стимулы для сокращения объема остаточных отходов у источника образования.

Повышение фискальной нагрузки на захоронение отходов должно сопровождаться совершенствованием, во-первых, порядка исчисления и уплаты утилизационного и экологического сбора на предмет усиления их стимулирующего воздействия на поведение субъектов, образующих отходы и участвующих в их обращении, и, во-вторых, порядка использования собранных средств на финансирование развития индустрии рециклинга.

В первую очередь необходимо стимулировать производителей к использованию возвратного механизма финансирования утилизации своей продукции, поскольку стратегическая цель государственного регулирования в области обращения с отходами - это их предотвращение путем модернизации производств на принципах безотходности и рециркуляции ресурсов. Отделение процессов рециклинга от основных технологических процессов производства продукции не только увеличивает стоимость вторичных сырья, ресурсов и энергии за счет добавления прибыли посредников на промежуточном переделе, но и может способствовать в долгосрочном периоде нарастанию конфликта интересов между производителями и операторами-переработчиками.

Как свидетельствует зарубежный опыт, если возвратный механизм находится в ведении отдельных компаний (что наиболее вероятно в случае крупной легко идентифицируемой продукции, например бытовой техники или транспортных средств), то он создает один из самых сильных стимулов для производителей разрабатывать продукцию, которая проще утилизируется. Если оператором возвратного механизма является коллективная организация, то подобный механизм с гораздо меньшей вероятностью приводит к экологической оптимизации продукции на этапе ее разработки[6]. В связи с этим наиболее приоритетной формой организации индустрии рециклинга являются вертикально интегрированные цепочки добавленной стоимости в рамках одного предприятия-производителя (холдинга) или в рамках промышленных кластеров, объединяющих вокруг якорных предприятий-производителей совокупность средних и малых фирм, осуществляющих сбор, транспортировку, обработку и переработку продукции, закончившей свой жизненный цикл.

Предоставление альтернативного права использования возвратного механизма производителям транспортных средств, как отечественным, так и зарубежным, является объективной необходимостью на пути преобразования утилизационного сбора из инструмента протекционистской политики в инструмент фискального стимулирования развития индустрии рециклинга. При этом необходимо создать максимально комфортные условия, в том числе фискальные, для развертывания производителями транспортных средств площадей по авторециклингу на территории РФ.

Другой альтернативой может быть введение права производителю получать субсидии на инвестиционные проекты по модернизации производственных процессов и расширению утилизационных мощностей за счет и в пределах уплаченного предварительного утилизационного сбора за транспортные средства, жизненный цикл которых еще не истек, при условии принятия обязательств по их безвозмездной утилизации в будущем. Это позволит придать стимулирующий характер встречным финансовым потокам между бюджетом и отечественным автопромом, который не присущ разрабатываемым в настоящее время практически безусловным программам по субсидированию текущих затрат производителей самоходных машин и прицепов к ним. Опережающее развитие мощностей по авторециклингу будет способствовать утилизации транспортных средств, выпущенных производителем до момента введения утилизационного сбора, так как собственник будет стремиться к их полной загрузке и выходу на безубыточный уровень, не дожидаясь физического износа автомобилей, в отношении которых утилизационный сбор был уплачен.

Иначе следует подойти и к порядку субсидирования рециркуляции отходов. В настоящее время субсидия предоставляется в размере затрат, понесенных организацией (индивидуальным предпринимателем) в связи с утилизацией транспортных средств, но не более суммарной величины утилизационных сборов, установленных в отношении новых колесных транспортных средств тех же видов и категорий, что и утилизированные транспортные средства, действующих на дату представления заявления о предоставлении субсидии, т.е. получатель субсидии заинтересован в увеличении собственных затрат на утилизацию до величины действующего в момент получения субсидии утилизационного сбора. Данный порядок не стимулирует поиск предприятием-переработчиком более эффективных способов переработки, не учитывает наличие возможности получения доходов от реализации в дальнейшем части деталей и узлов демонтируемого автотранспортного средства, сырья и материалов, полученных от его утилизации.

Объем субсидирования должен быть дифференцирован в зависимости как минимум от двух факторов. Во-первых, общая сумма бюджетных ассигнований должна распределяться исходя из степени актуальности утилизации потока отходов определенной категории для обеспечения как экологической безопасности, так и экономического роста. Критериями оценки могут быть: объем и рыночная стоимость неутилизи- руемых потоков отходов, ущерб окружающей среде в случае обычного захоронения на свалках, потенциал увеличения переработки и стратегическое значение развития индустрии переработки данного вида отходов для экономики. Во-вторых, величина субсидии отдельным хозяйствующим субъектам инфраструктуры рециркуляции отходов может зависеть от рентабельности утилизации и рециклинга их различных категорий.

Так, затраты на демонтаж, обработку и рециклинг отслуживших транспортных средств и последующее захоронение отходов сильно варьируются от состояния автомобиля, а также от страны, в которой организована система авторециклинга. В Великобритании, по оценкам компаний по утилизации, затраты на осушение жидкостей и демонтаж ВЭА, а также дальнейшую транспортировку для рециклинга составляют в среднем 250-350 евро за один автомобиль. Эти затраты обычно покрываются доходами от продажи деталей для повторного использования в качестве запчастей. Такие же оценки для Франции показали, что затраты предприятий по демонтажу и обработке одного авто составляют в среднем 330 евро, а стоимость проданных деталей, демонтированных с него, составляла в среднем 490 евро.

В России сфера авторециклинга признается в настоящее время высокоубыточной по ряду причин: огромные территории страны, неразвитость инфраструктуры, отсутствие стимулов для владельцев автотранспортных средств для сдачи своих автомобилей на утилизацию и нормативно-правовой базы, стимулирующей и организующей работу системы авторециклинга. Но, учитывая различные технологические характеристики, качество, востребованность на рынке и, соответственно, стоимость деталей и узлов импортных и отечественных автотранспортных средств, можно заключить, что и рентабельность их утилизации будет различной.

Должен быть изменен, по нашему мнению, и порядок исчисления утилизационного сбора. Величина утилизационного сбора должна зависеть от факторов, влияющих на стоимость безопасной для окружающей среды утилизации, к примеру, материального состава утилизируемого объекта, рентабельности переработки того или иного вида отходов.

По оценкам Министерства промышленности и торговли России, в настоящее время система коэффициентов для исчисления суммы утилизационного сбора проходит опробирование. От плательщиков поступает информация об избыточности или недостаточности суммы сбора в отношении определенных категорий транспортных средств. Наиболее рациональным вариантом исчисления утилизационного сбора является увязка его величины с массой автомобиля. Однако необходимая инфраструктура для взвешивания автомобилей отсутствует. Поэтому рассматривается вариант исчисления величины сбора в зависимости от мощности двигателя, так как между массой автомобиля и мощностью двигателя есть определенная зависимость. Соответственно, есть гипотетическая возможность, вычислив эту зависимость, привязать утилизационный сбор именно к мощности двигателя. Это сделает ставку утилизационного сбора максимально приближенной к стоимости утилизации. Если группа автомобилей широкая, к примеру, экскаваторы, которые весят от 17 до 32 т, понятно, что стоимость утилизации 20-тонной машины будет меньше, чем 32-тонной. В действующем Постановлении Правительства РФ от 06.02.2016 №81 размер утилизационного сбора установлен для мелких, средних и тяжелых экскаваторов.

В настоящее время и утилизационный, и экологический сбор имеют скрытый характер для потребителя. И если в отношении утилизационного сбора, направленного прежде всего на сокращение отходов на этапе производства, замены технологий производства на малоотходные, это вполне оправданно, то по ряду категорий продукции, отходы от потребления которой призван ограничить экологический сбор, открытая форма платежа будет более эффективна. Это в первую очередь продукция ежедневного одноразового потребления, создающая самые большие потоки бытовых (коммунальных) отходов. В частности, категории: бумага и картон гофрированные и тара бумажная и картонная; изделия хозяйственные и санитарно-гигиенические; принадлежности канцелярские бумажные; изделия из бумаги и картона прочие; изделия пластмассовые упаковочные; изделия пластмассовые прочие; тара металлическая легкая; стекло полое; газеты печатные. Для этого достаточно обязать производителя исчислять и указывать в сопроводительной документации, либо непосредственно на продукции, например газетах, журналах, пакетах, сумму утилизационного сбора в себестоимости единицы продукции, а предприятия торговли - доносить эту информацию до покупателя путем ее выделения в чеке, как по каждому отдельному наименованию продукции, так и в итоговой сумме. Желание сэкономить способно изменить объем и структуру потребления, а вслед за ним - спрос и предложение.

Незаинтересованность потребителя в сокращении отходов может стать существенным деструктивным фактором в развитии рециклинга. Притом что основная нагрузка от утилизационных платежей так или иначе ложится на покупателя; в России он в большинстве случаев ни материально, ни морально не поощряется за участие в процессах обращения отходов. В связи с этим производителям следует обратить внимание и на залоговый механизм финансирования. К примеру, акция «новая техника в обмен на старую» предполагает определенную скидку покупателю от стоимости новой продукции, являющуюся для производителя одновременно и платой за сбор частично или полностью изношенной продукции, и инструментом стимулирования сбыта. Повышение рентабельности индустрии рециклинга позволит расширить практику выплаты вознаграждения за возврат отходов, которая сейчас в России используется в отношении лома металлов, макулатуры, стеклотары, и будет способствовать расширению сети специальных пунктов приема (Buyback centers).

К сбору электрической и электронной бытовой техники, сотовых телефонов вполне разумно привлечь крупные розничные торговые сети, специализирующиеся на их продаже. Во-первых, они имеют свою часть дохода от воспроизводственного цикла продукции, а следовательно, должны нести и часть финансовой ответственности. Во-вторых, торговля выполняет роль посредника при движении товарных потоков от производителя к покупателю, а следовательно, может обслуживать и их перемещение в обратном направлении. Торговые сети имеют квалифицированный персонал, складские помещения, службы доставки, которые могут осуществлять вывоз закончившей жизненный цикл продукции. В связи с этим предприятиям розничной торговли необходимо разрешить списывать расходы на сбор отслужившей продукции на уменьшение налоговой базы при исчислении налога на прибыль организаций.

Альтернативу «потребитель платит» путем организации пунктов приема, взимающих плату за сдаваемую на утилизацию продукцию (Drop-off centers), рационально использовать только в отношении той, за которую не уплачивается предварительный утилизационный сбор. При этом плата должна быть меньшая по величине, чем материальная ответственность (санкции) за незаконное захоронение.

Механизм финансирования рециклинга отходов посредством экологического сбора требует доработки на предмет стимулирования конкуренции в данной сфере. Предусмотренная в настоящее время концентрация финансовых ресурсов на субсидировании региональных программ в сфере обращения с отходами и деятельности крупных региональных операторов не решит проблему несовершенных структур конкуренции, уже существующих на данном рынке. Необходим прозрачный порядок субсидирования инициатив по организации новых промышленных предприятий по рециклингу, альтернативой которому может стать и система налоговых льгот в рамках прямого налогообложения имущества и прибыли.

Основным барьером развития авторециклинга в России является отсутствие целевого механизма аккумулирования и расходования поступлений от утилизационного сбора. Развитые страны Европы, как правило, используют два варианта организации финансирования авторециклинга. Во-первых, создается специальный целевой бюджетный или внебюджетный фонд, в который и поступают средства. Например, в Нидерландах была создана компания Auto Recycling Nederland (ARN), которая ответственна за организацию, логистику и утилизацию всех автомобилей и легких грузовиков фирмами-партнерами (членам сети ARN). В Японии для управления средствами, поступающими от утилизационных сборов, был специально создан орган JARC (Japan Automobile Recycling Promotion Center), сертифицированный Министерством экономики, торговли и промышленности и Министерством охраны окружающей среды. Во-вторых, средства от утилизационного сбора напрямую поступают от производителей к операторам (компаниям) по авторецик- лингу, минуя какие-либо бюджетные или внебюджетные фонды. Например, фирма LADA Automobile GmbH, являющаяся официальным импортером автомобилей LADA на территории Германии, заключила соглашение с компанией PAPE GmbH на проведение сбора и утилизации всех отслуживших автомобилей LADA, а также демонтированных при ремонте деталей и упаковки от запчастей. Для этих целей LADA Automobile GmbH резервирует в соответствии с требованиями закона средства на оплату будущей утилизации автомобилей LADA в размере 100 евро за один автомобиль[7] [8]. Недостатком данного варианта финансирования являются риски банкротства компаний, принимающих утилизационный сбор.

В России обсуждалась возможность создания негосударственного фонда на базе саморегулирующейся некоммерческой организации предприятий по переработке ТКО для того, чтобы избежать в будущем проблем со странами ВТО. Однако решение было принято в пользу государственного внебюджетного фонда для аккумулирования средств утилизационного сбора, который должен был быть создан по поручению Президента до 1 мая 2014 г. Но до сих пор отсутствуют даже проекты соответствующих нормативно-правовых документов, регламентирующих его деятельность.

Необходима централизация финансовых средств, собранных посредством утилизационного, экологического сборов и иных экологических платежей с идентичным функциональным назначением во внебюджетном фонде, предназначенном не столько для компенсации текущих затрат региональным операторам и отдельным производителям, сколько для проектного финансирования развития индустрии рециклинга. И, как показал опыт со страховыми взносами в социальные внебюджетные фонды, наиболее эффективным администратором как налоговых, так и неналоговых платежей является ФНС России. Для обеспечения эффективности целевого использования средств, предназначенных для природоохранных мероприятий, совсем не обязательно наделять Росприрод- надзор, на то уполномоченный, еще и обязанностями по администрированию сборов. К тому же инициатива по консолидации ФНС России и ФТС России вместе с другими агентствами в единую службу в настоящее время обсуждается на высшем уровне[9].

При наличии столь широкого круга проблем и нерешенных вопросов в механизме взимания и целевого использования утилизационных платежей Министерство промышленности и торговли РФ в декабре 2016 г.

объявило о своей новой инициативе по расширению перечня облагаемой продукции на 27 новых позиций. Обязанности плательщиков утилизационного сбора предлагается возложить на производителей и импортеров нефтегазового и энергетического оборудования, машин для перерабатывающей и пищевой промышленности, а также иных станков. Минпромторг России предлагает не облагать утильсбором оборудование, которое почти не выпускается в России (т.е. если зависимость от импорта более 80%), а также оборудование, по которому у отечественных компаний почти нет конкуренции с иностранцами (доля импорта - менее 20%). Порядок исчисления сбора: 7% от стоимости реализованного технического оборудования. По расчетам Минпромторга, бюджет за 2017-2019 гг. может получить более 175 млрд руб. дополнительных доходов, в том числе ежегодно от производителей тяжелого машиностроения- 35,1-35,2 млрд руб., от производителей энергетического машиностроение- 18,2-19,1 млрд руб., от станкостроителей- 3,8-3,9 млрд руб., от производителей оборудования для пищевой промышленности - 0,7 млрд, руб.1

Против данной инициативы выступил Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). В РСПП считают, что сбор неизбежно приведет к увеличению цен, а рост издержек предприятий - к торможению технологического переоснащения и снижению конкурентоспособности российских компаний. В сегментах малого и среднего бизнеса рост цен на оборудование на 7% при заемном финансировании повлечет существенное увеличение инвестбюджетов. Утильсбор станет фактически дополнительным налогом и приведет к негативному мультипликативному эффекту для экономики.

По оценкам РСПП, дополнительная нагрузка от сбора на угольную промышленность составит более 3 млрд руб. в 2017-2019 гг., на горнорудную промышленность и металлургию - более 15 млрд руб. в год, на нефтяную и газовую промышленность - более 37 млрд руб. в год. Это приведет к росту себестоимости и падению прибыли, следствием чего может стать снижение поступлений по налогу на прибыль до 10,5 млрд руб. в год.

РСПП предлагает отказаться от введения сбора, а также провести анализ эффективности действующего утильсбора на колесные транспортные средства (шасси) и самоходные машины .

Ориентиром в трансформации системы законодательства в сфере ре- циклинга в России должны стать, по нашему мнению, нормы «мягкого» права, действующие в ЕС. Так, в 2000 г. в Европе была принята Директива ЕС по транспортным средствам с выработанным ресурсом (End of [10] [11]

Life Vehicles Directive - ELV), в которой Комиссия ЕС представила концепцию расширенной ответственности производителя, перекладывающая ответственность за управление отходами с правительства на производителей, импортеров и (или) продавцов продукции. Основная цель Директивы ELV - сокращение отходов, образующихся от отслуживших свой срок легковых автомобилей (Ml) и легких коммерческих автомобилей (N1). Ее задачи: предотвращение попадания в окружающую среду некоторых тяжелых металлов (кадмий, свинец, ртуть и шестивалентный хром); очищение жидкостей и конкретных компонентов; кодирование информации о деталях и компонентах; обеспечение информацией потребителей и организаций, осуществляющих операции по авторецик- лингу; достижение целевых показателей повторного использования, рециркуляции и рекуперации отходов. В качестве целевых было предусмотрено два показателя: степень переработки отходов (к 2015 г. - 85%) и степень повторного использования восстановленных компонентов (материалов) (к 2015 г. - 95%).

Директива действует до сих пор, носит рамочный характер и системы утилизации и рециклинга в странах ЕС имеют существенные различия, характеристика которых широко представлена в публикациях отечественных авторов. Во многих государствах - членах ЕС системы для сбора и восстановления транспортных средств, отслуживших свой срок, уже существовали и до внедрения Директивы. Например, в Нидерландах и Швеции системы авторециклинга признаются одними из наиболее эффективных в мире1.

Таким образом, утилизационный и экологический сборы имеют единое функциональное предназначение - финансирование утилизации отходов, а следовательно, должны быть согласованы и объединены в единый механизм финансирования, выполняющий прежде всего стимулирующую функцию в отношении рециклинга, имеющего важнейшее значение для обеспечения роста неоиндустриальной экономики. Финансовую ответственность за утилизацию должны нести все участники воспроизводственного цикла продукции таким образом, чтобы иметь возможность уменьшать ее объем, оптимизируя зону своей функциональной ответственности (производитель - производство, продавец - обмен, покупатель - потребление) и способствуя тем самым становлению в России рециркуляционного воспроизводства и новой сырьевой базы, в которой отходы - ценный ресурс. Фискальное регулирование рециклинга должно соответствовать принципам распределения финансовой ответственности, комплексности механизма регулирования, централизации ресурсов, разделения полномочий по собираемости средств и распоряжению ими.

Ключевым же условием эффективности всех вышеперечисленных мер является разработка и безотлагательное принятие нормативно-правовой базы рециклинга, наполнение которой предлагается рядом уче-

Петров Р.Л. О мировом опыте организации национальных систем авторециклинга // Рециклинг отходов. 2008. № 5 (17). С. 2-11.

ных и практиков1. При этом, по нашему мнению, следует обратить особое внимание на использование механизмов государственно-частного партнерства при развитии инфраструктуры индустрии рециклинга. Ограничение финансирования объемом субсидий на каждый отдельно взятый утилизируемый автомобиль и ожидание при этом «экономического чуда» в сфере рециклинга при использовании свободных средств на иные расходы государства, пусть даже на субсидирование текущих затрат автомобильной промышленности, не дадут должного эффекта. Необходимо финансирование инфраструктурных проектов темпами, опережающими темпы возвращения на утилизацию транспортных средств, по которым уплачен утилизационный сбор.

В заключении подведем итоги. В условиях новой индустриализации приоритеты налогового стимулирования необходимо изменить. Превентивное эконалогообложение капитала как фактора производства должно выполнять ведущую стимулирующую роль в налоговом механизме, а влияние на потребительский выбор посредством увеличения стоимости экологически неблагоприятной продукции - поддерживающую, компенсационную роль. Его формула: фискальное ограничение производственных процессов, загрязняющих окружающую среду, и стимулирование безотходного экологически чистого производства. Механизм - экологический маневр, предполагающий перенос налоговой нагрузки с экологически чистого на загрязняющий капитал посредством прямого налогообложения. Объектами налогового стимулирования должны стать: малоотходные, ресурсосберегающие и экологически чистые (с минимальными выбросами и сбросами в окружающую среду), используя термин, уже введенный в российское законодательство, - наилучшие доступные технологии, и оборудование; инвестиции, направленные на развитие мощностей, необходимых для предотвращения, сокращения объемов образования и снижения уровня опасности отходов, использования образовавшихся отходов путем переработки, регенерации, рекуперации, рециклинга, а также для выпуска экологически чистой продукции. Получатели налоговых преференций - инициаторы НИОКР и развития новых мощностей на базе действующих или вновь образуемых предприятий; инвесторы, обеспечивающие модернизацию производства.

Экологически чистое производство должно стать не просто конкурентоспособным, но и более выгодным, в том числе за счет минимизации налоговой нагрузки, обеспечивающим выпуск экологически чистой продукции, доступной по цене широким слоям населения, а не только узкому кругу высокообеспеченных потребителей внутри страны и с ориентацией на экспорт.

Володькин П.П. Утилизация отходов автотранспортного комплекса // Ученые заметки ТОГУ. 2013. Т. 4. № 4. С. 1514-1518; Зарипов В.М. Кризис правового регулирования экологических платежей // Экономика. Налоги. Право. 2014. №6. С. 116-120; Михайлова Н.В., Устинов И.Д. Перспективы инновационных проектов в индустрии рециклинга // Инновации. 2010. № 9. С. 58-60.

  • [1] Рециклинг отходов в АПК: справочник. М.: ФГБНУ «Росинформагротех»,2011. С. 5.
  • [2] Евстратова Л.А. Основная, попутная (сопряженная) и побочная продукция:в чем разница? // Промышленность: бухгалтерский учет и налогообложение.
  • [3] Блошенко Т.А., Поздняев А.С. Разработка техногенных и россыпных месторождений: налоговый потенциал // Экономика. Налоги. Право. 2015. № 3. С. 87-
  • [4] Татаркин А.И., Романова О.А., Дюбанов В.Г., Душин А.В., Брянцева О.С.Тенденции и перспективы развития рециклинга металлов // Экология и промышленность России. 2013. № 5. С. 4-10.
  • [5] Холл М. Налог на избыточный вес // Твердые бытовые отходы. 2016. № 6
  • [6] Элкок С., Лифтинг А., ТсуиА., Ютли Т., Сноу У. Указ. соч. С. 56-59.
  • [7] Петров Р.Л., Седугин В.И. Экономические и экологические аспекты вторичной переработки отслуживших автомобилей в Европе // Журнал автомобильных инженеров. 2013. № 4 (81). С. 7-13.
  • [8] Коллегия ФНС подвела итоги 2015 года. Сфера ответственности и полно
  • [9] мочия Службы расширяются // Финансы. 2016. № 3. С. 21.
  • [10] Бюджет встает к станку (Минпромторг хочет ввести утилизационный сборна станки и оборудование) // Ведомости. № 4196 от 03.11.2016. Режим доступа:https://www.vedomosti.ru/economics/ articles/2016/1 l/03/663472-utilizatsionnii-sbor-oborudovanie
  • [11] Крупный бизнес выступил против нового платежа / РСПП. 08.02.107 г. Режим доступа: http://xn—olaabe.xn—plai/news/view/11123
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >