Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Отечественная история

РОССИЯ В ПРАВЛЕНИЕ ПАВЛА I. КОНЕЦ ДВОРЯНСКОГО «ЗОЛОТОГО ВЕКА»

Павловский порядок.

Дворянство при Екатерине расслабилось. Гвардейцы были поглощены светской жизнью и находились по уши в долгах. Жить по средствам считалось неприличным. Последние годы царствования ознаменовались страшной коррупцией. Дела решались по милости Платона Зубова, и отец всесильного фаворита открыто торговал его протекциями. Павел поставил целью восстановить порядок и выколотить «екатерининский дух» — «дух своеволия, изнеженности и... разврата».

Свой стиль он продемонстрировал уже на следующий день после вступления на престол. Полицейские и драгуны бегали по столичным улицам, срывая с прохожих круглые шляпы и жилеты и обрезая отложные воротники фраков. Эта занесенная из Франции одежда казалась Павлу символом революции. В ноябре была проведена торжественная панихида по Петру III. Останки усопшего государя были извлечены из могилы в Александро-Невской лавре, увенчаны короной, перенесены в Зимний дворец и затем, вместе с прахом Екатерины, захоронены в Петропавловской крепости.

Другой знаменитый покойник был, напротив, подвергнут наказанию. Склеп, воздвигнутый над гробом Потемкина в церкви

Святой Екатерины в Херсоне, был разрушен, гроб в том же месте захоронен, могила сровнена с землей.

Сотни екатерининских вельмож и генералов, в том числе Румянцев и Суворов, были отправлены в отставку. Престол окружили гатчин- цы. Одним из самых влиятельных лиц в государстве стал бывший брадобрей и камердинер Павла турок И.П. Кутайсов, получивший титул графа.

Указы посыпались как горох; император стремился лично решать самые мелкие дела. Кончилась спокойная жизнь чиновников. Рабочий день в учреждениях стал начинаться в пять часов утра.

Генерал-прокурору Сената и прокурорам в губерниях было велено строго следить за деятельностью административного аппарата. Павел завел даже специальный ящик у Зимнего дворца, куда каждый мог бросить анонимный донос. Ключ от ящика был только у царя. Вскоре, однако, ящик пришлось снять: в него стали бросать карикатуры на императора. Но злоупотребления, по отзывам современников, и впрямь уменьшились.

Павел повел атаку на привилегии дворянства. Дворянским недорослям было велено прибыть в полки. «За неявкой» младенцы были уволены. Губернские дворянские собрания были упразднены, право дворян избирать местных судей и полицейских начальников отменено. Уездным собраниям разрешалось подавать прошения царю только с санкции губернатора. Дворян стали подвергать телесным наказаниям, правда, предварительно лишая дворянского достоинства.

С другой стороны, для поддержки помещиков был учрежден Вспомогательный дворянский банк, выдававший ссуды под залог имений. Офицеры-недворяне были уволены с военной службы, и было велено впредь недворян к офицерским чинам не представлять.

Император попытался облегчить положение крепостных. Их стали приводить к присяге наряду с прочими сословиями. Было запрещено продавать крестьян без земли, с молотка и дробя семьи. В одном из своих манифестов Павел посоветовал помещикам не заставлять крестьян работать на барщине более трех дней в неделю и запретил отбывать ее по воскресеньям. Царская рекомендация была равносильна приказу, но на Украине, например, она лишь ухудшила положение крестьян. Там барщина длилась два дня в неделю, теперь помещики стали ее увеличивать.

Павел разрешил крепостным жаловаться на своих господ, и однажды дворовые люди петербургских помещиков подали ему такую челобитную. Государь быстро оценил ту опасность, которую влекло подобное нововведение. Он велел полицейским отвести жалобщиков на рынок и всыпать им столько плетей, сколько захотят их хозяева.

Гатчинскую муштру Павел распространил на всю армию. День- деньской солдаты и офицеры проводили в экзерцициях и вахтпарадах. Форма, введенная Потемкиным, была заменена прусской, красивой, но непрактичной. Солдаты, например, получили шляпы с широким галуном и серебряным бантом, с трудом державшиеся на голове. При команде «беглым шагом» они слетали. Приходилось снаряжать специальную команду для подбирания шляп.

А.М. Тургенев вспоминал, как его готовили к дежурству при дворце: выстригли волосы на передней части головы, натерли ее мелом, так что искры летели из глаз, облили квасом и обсыпали мукой, которая, затвердев, образовала грандиозное сооружение, приделали войлочные букли и заплели вокруг длинного железного прута косу.

Впрочем, новые гвардейские мундиры стоили 22 рубля, тогда как прежние 120. (Дворовая девушка продавалась за 50 рублей.) Введенные Павлом воинские уставы запрещали офицерам одалживать деньги и брать кредит.

Солдаты Павла любили. Их били за ничтожные упущения, однако точно так же начальники стали бить и офицеров. На зиму солдаты стали получать меховые жилеты. Довольствие стало выдаваться точно в срок, командиры лишились возможности присваивать солдатское жалованье. Офицеры, терявшие солдат на учениях или марше, стали подвергаться суровым наказаниям. Был открыт военно-сиротский дом, значительно увеличилось число солдатских школ.

Корона едва не миновала Павла. Это побудило его отменить указ Петра I о престолонаследии. 5 апреля 1797 г., в день своей коронации, он издал манифест, восстановивший прямое наследование трона. Престол должен был отныне автоматически переходить от отца к старшему сыну. В случае отсутствия мужского потомства наследование осуществлялось по женской линии.

Комплекс неполноценности, от которого не был свободен император, полуопала, в которой он находился при матери, требовали моральной компенсации. Павлу доставляло удовольствие внушать людям страх. Ежедневно, в санях или на коляске, он объезжал Петербург. При встрече с царем любой экипаж должен был остановиться. Кучера, форейторы, лакеи были обязаны снять шапки. Пассажиры, не исключая женщин и детей, должны были в любую погоду — мороз, снег, дождь, распутицу — выйти и отвесить государю глубокий поклон. Петербуржцы очень заботились о том, чтобы не повстречаться с императором. Завидев его, они бросались в соседние улицы или прятались в подворотни.

Поступки Павла были непредсказуемы. Он, вероятно, и сам не знал, что выкинет в следующую минуту. За остроумный ответ он мог произвести капитана в полковники. Будучи не в духе, мог прогнать со смотра целый полк. Однажды ему наговорили, что адмирал П. В. Чичагов собирается перейти на английскую службу. Павел велел его арестовать. Адмирал запротестовал, ссылаясь на полагавшиеся ему по статусу кавалера Георгиевского креста привилегии. Павел пришел в ярость. По его приказу генерал-адъютант сорвал с мундира провинившегося офицера этот крест. Чичагов сбросил мундир и пошел в крепость. Вскоре, впрочем, он был прощен.

В другой раз Павел отправил в Шлиссельбургскую крепость группу офицеров, застигнутых за игрой в карты. Известно, что один из них провел в крепости почти год. Там же содержались некие супруги, обвиненные в «самовольном знакомстве и дальнейших последствиях».

Был случай, когда Павел пообещал прибыть на бал к князю А. Б. Куракину. И вдруг ему показалось унизительным, что он, царь, обязан ехать к князю. Павел вызвал сына Константина, велел ему отправляться к Куракину. Распоряжение было исполнено неукоснительно. Выйдя из придворного экипажа и приложив руку к шляпе, великий князь Константин Павлович доложил бросившемуся навстречу хозяину: «Государь император приказал передать вашему сиятельству, что вы ж-a, ж-a, ж-a». Затем он сел в карету и уехал. Куракин упал в обморок и затем заболел, гости разошлись. Однако вскоре Павел смягчился и пожаловал Куракину часть астраханских рыбных ловлей, приносивших годовой доход в 400 тыс. рублей ассигнациями.

Павел чувствовал себя благородным рыцарем, призванным искоренить порок и установить справедливость и порядок. Благие намерения обернулись невероятно раздражавшим людей мелочным деспотизмом. Петербург при Павле стал превращаться в большую казарму. Контролировались въезд в столицу и выезд из нее. Дома начали красить в любимые государем черно-белые цвета, как верстовые столбы. Жителям Петербурга предписывалось время пробуждения, отхода ко сну и даже обеда (час дня). Регулировалось и число блюд, по сословиям и чинам. В восемь часов вечера, когда государь обычно ложился спать, в домах следовало тушить свечи. Освоившие конспирацию петербуржцы завешивали окна и закрывали ставни.

Значительно ужесточилась цензура, и она распространилась даже на моду. Были запрещены бакенбарды, опущенный на лоб «тупей» (взбитый хохол), жабо, синие женские сюртуки с красными воротниками и белыми юбками и т.д. 18 февраля 1799 г. особым указом император запретил вальс: накануне он упал, исполняя этот танец.

Строгой регламентации подлежала и жизнь царской семьи. Без разрешения мужа императрица Мария Федоровна не могла приглашать к себе ни сыновей, ни невесток.

«Бестолковое, тиранское правление Павла тяготело над Россией, — писал литератор Н.И. Греч, — надлежало остерегаться не преступления, не нарушения законов, не ошибки какой-либо, а только несчастия, слепого случая: тогда жили точно с таким чувством, как впоследствии во времена холеры. Прожили день — и слава Богу».

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы