Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Отечественная история

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА (1939-1945 гг.)

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР

Весной 1938 г. Австрия была присоединена к Германии, а в сентябре в Мюнхене руководители Германии, Италии, Великобритании и Франции договорились об отторжении от Чехословакии Судетской области, населенной преимущественно немцами, и присоединении ее к Германии. В течение только 1938 г. в результате пока бескровной, «мирной» агрессии фашистская Германия получила большие территориальные и людские приращения: ее площадь увеличилась с 470,7 до 583,5 тыс. кв. км, а население — с 69 до 79,4 млн человек. Но уже в марте 1939 г. германские войска полностью захватили Чехословакию, отторгли Мемельскую область (Клайпеду) от Литвы. Военный и стратегический потенциал Германии резко возрос. Стал ясен провал мюнхенской политики «умиротворения» агрессора. Гитлер почти открыто начал готовиться к захвату Польши.

Летом 1939 г. в Москве велись тайные переговоры с представителями англо-французского блока и Германии, но были сорваны из-за взаимной подозрительности и неуступчивости. А Германия действовала решительно. К тому же 17 апреля советское руководство выразило желание установить самые хорошие отношения с Германией, невзирая на идеологические разногласия. 23 августа в Москве бьш заключен советско-германский договор о ненападении, а 28 сентября он был дополнен договором о дружбе и границах. Договоры стали поворотными пунктами в международных отношениях. Договор о ненападении 23 августа выглядел довольно безобидно и не выходил за рамки обычных договоров такого типа между государствами: стороны обязались воздерживаться прямо или косвенно от агрессивных действий друг против друга, проводить взаимные консультации и т.д. Договор от 28 сентября уже самим названием «О дружбе и границах» говорил о более тесных отношениях между фашистским и социалистическим государствами.

Конкретно же судьбы мира определял Секретный протокол, приложенный к договору от 23 августа. Протокол разграничивал сферы интересов договаривающихся государств в Европе: в советскую сферу попадали Латвия, Эстония, Финляндия, восточная часть Польши, населенная преимущественно украинцами и белорусами, Бессарабия. 28 сентября в сферу интересов СССР была включена и Литва. Заключенным позже секретным соглашением Советское правительство обязалось выплатить Германии за уступку Литвы 7,5 млн долл, золотом. 28 сентября в совместном советско-германском коммюнике констатировалось, что польский вопрос «урегулирован окончательно». Итак, состоялся сговор Сталина и Гитлера о разделе Европы. Сталинское руководство игнорировало взгляды и образ действий главарей третьего рейха, игнорировало нормы международного права и морали, поступилось стратегическими интересами своей страны ради узко прагматических интересов.

До настоящего времени идут споры между историками о том, была ли возможность избежать в 1939 г. сближения с фашистской Германией и какие это могло иметь последствия. В советской историографии до конца 80-х гг. преобладало мнение о неизбежности этого шага (некоторые историки считают так и поныне). Существовала внешнеполитическая изоляция Советского Союза, неизбежность нападения Германии на Польшу и одновременно на СССР, опасность войны одновременно с Германией и Японией. Однако доводы эти малоубедительны. Внешнеполитическая изоляция Германии была еще большей, чем изоляция Советского Союза. Даже поддержка Италии накануне нападения на Польшу была не безусловной.

По многочисленным свидетельствам, Германия не была готова к войне на два фронта — на западе и востоке. Почти через год, летом 1940 г., начальник генерального штаба сухопутных сил Германии Гальдер отмечал, что наступление на Францию едва не сорвалось из-за нехватки горючего, боеприпасов и резервов. В условиях, когда Польша и Франция еще не были побеждены, Германия не решилась бы открыть второй фронт против Советского Союза, который тогда превосходил ее по территории в 36 раз, а по людским ресурсам более чем в два раза. Сомнительна была и возможность вмешательства в конфликт Японии, которая, как показали дальнейшие события, в большей мере была занята подготовкой войны против Соединенных Штатов Америки.

Таким образом, не единственный, а три варианта были у советской дипломатии в августе 1939 г. Первый — отказаться от подписания мира и продолжить переговоры с британской и французской делегациями: не все возможности были использованы в этом направлении. Второй — продолжать дипломатическую игру с Германией, не давая определенного ответа. Сталин избрал третий, роковой путь — заключил договор с врагом, которого надеялся перехитрить, получив, как он считал, передышку и немалые конкретные выгоды от раздела Европы. Но реальные выгоды, полученные Германией, оказались более значительными.

1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу под предлогом защиты немецкого меньшинства в Польше (около 1,2 млн чел.). 3 сентября о своем вступлении в войну на стороне Польши объявили

Англия и Франция. Расчеты германского руководства на слабость польской армии и пассивность союзников Польши оправдались.

9 сентября советское руководство известило Берлин о намерении немедленно занять те области Польши, которые по секретному протоколу от 23 августа должны были отойти к Советскому Союзу. 17 сентября Красная Армия перешла польскую границу под предлогом оказания «помощи украинским и белорусским братьям по крови». В этот день Советский Союз фактически вступил во Вторую мировую войну как союзник Германии. Англофранцузская нота 19 сентября, которая требовала вывести советские войска из Польши, была оставлена без внимания.

Польское командование отдало приказ не оказывать сопротивления советским войскам, но отдельные столкновения все же были. В сводке Генштаба Красной Армии от 17 сентября отмечалось, что части Красной Армии успешно наступали, «отбрасывая слабые передовые части и резервы польской армии». Позднее, 31 октября на сессии Верховного Совета СССР глава Советского правительства Молотов заявил, что «оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны германской армии, а затем Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора».

Такая оценка польского государства шла вразрез с нормами международного права и морали. Далее Молотов упомянул о потерях Красной Армии (737 убитых и 1862 раненых) и о богатых трофеях. Было захвачено 230 тыс. военнопленных. Молотов с удовлетворением сообщил, что «перешедшая к СССР территория по своим размерам равна территории большого европейского государства» (всего около 200 тыс. кв. км с населением 13 млн. человек: 7 млн украинцев, 3 млн. белорусов, 2 млн поляков, 1 млн евреев). Большая часть Польши, население которой до начала войны составляло 35 млн чел., отошла к Германии. Часть территории Польши была непосредственно включена в состав рейха, а часть (с населением 12,1 млн чел.) образовала генерал-губернаторство под управлением германских властей, установивших там жестокий оккупационный режим. Вильнюсский край, как уступка Советскому Союзу, был передан Литве. Так произошел четвертый раздел Польши. 28 сентября была установлена граница между Германией и Советским Союзом.

В советской печати полностью прекратилась антифашистская пропаганда. Англия и Франция рассматривались как агрессоры. Состоялись совместные парады войск фашистской Германии и Красной Армии в приграничных городах. Настроение общественных слоев и национальностей присоединенных территорий было сложным и противоречивым. Органами НКВД в процессе ликвидации политических и экономических структур польского государства и борьбы против движения сопротивления было репрессировано до 10% населения. Военнопленные заключались в лагеря. В то же время ликвидация крупных и средних землевладений, принадлежавших полякам, наделение землей крестьян, прекращение полонизации в сфере языка и культуры были с одобрением встречены большинством украинцев и белорусов.

Советский Союз потребовал от Финляндии перенести советско- финскую границу, проходившую в 32 км от Ленинграда, еще на 70 км и ликвидировать военно-морские базы на полуострове Ханко и Аландских островах в обмен на территории в Северной Карелии под предлогом обеспечения безопасности Ленинграда. Поисками предлога советская дипломатия себя не затрудняла. 31 октября на сессии Верховного Совета СССР Молотов заявил об угрозе Ленинграду со стороны Финляндии, население которых было почти равным. 30 ноября Красная Армия перешла советско-финскую границу. Пропаганда уверяла, что финский народ страдает под гнетом капиталистов, пресса сообщала о создании «народного правительства Финляндии». Тем неожиданнее оказалось упорное сопротивление финской армии.

Почти три месяца Красная Армия не могла прорвать укрепленную «линию Маннергейма», несмотря на огромное превосходство в живой силе и технике. Лишь в начале марта сопротивление финнов было сломлено. По мирному договору 12 марта Финляндии пришлось отдать Советскому Союзу весь Карельский перешеек с Выборгом и некоторые территории в Карелии, сдать в аренду Ханко. Война сопровождалась тяжелыми потерями Красной Армии и показала ее слабость и неподготовленность. Захватническая война против Финляндии еще более подорвала авторитет СССР в глазах прогрессивной общественности во всем мире. В декабре 1939 г. СССР был исключен как агрессор из Лиги Наций.

Итоги войны с Финляндией подтолкнули руководство фашистской Германии к практической подготовке блицкрига против СССР. (Следует отметить, что руководство Советского Союза сделало выводы из уроков финской войны. Были приняты меры организационного характера, ускорено проектирование и выпуск новых видов вооружения. Это сыграло определенную роль в подготовке к будущей войне.)

Тем временем германские войска оккупировали Данию и Норвегию, в начале мая вторглись во Францию, а 22 июня был подписан акт о капитуляции Франции. Весной 1941 г. немецкие и итальянские войска оккупировали Грецию и Югославию. Вся Западная Европа, кроме Великобритании, оказалась под властью Германии и ее союзников.

После победы над Финляндией ближайшей целью советской внешней политики стала Прибалтика. В прибалтийских странах, согласно договорам, заключенным с Латвией, Литвой и Эстонией в сентябре — октябре 1939 г., были созданы советские военные и военно-морские базы и размещены значительные гарнизоны Красной Армии. 14 июня Советское правительство направило руководству Литвы ноту, в которой в ультимативной форме потребовало сформировать новое правительство, способное обеспечить «честное проведение в жизнь» договоров о взаимной помощи с СССР и пропустить на территорию страны дополнительные контингенты Красной Армии. Аналогичные ноты были направлены правительствам Латвии и Эстонии. Сразу же после вручения нот части Красной Армии вступили на территорию прибалтийских стран. Под контролем советских полномочных представителей (Деканозов в Литве, Вышинский в Латвии, Жданов в Эстонии) были созданы так называемые «народные правительства». Социалистическое переустройство этих стран, проводимое насильственными методами, не маскировалось. Последовавшие репрессии в отношении чиновничества, буржуазии и интеллигенции, снижение жизненного уровня породили глубокое недовольство в обществе.

26 июня 1940 г. Советское правительство предъявило ультиматум и Румынии, требуя возвратить Бессарабию, которая до революции входила в состав Российской империи. Кроме того, Советское правительство требовало передачи Северной Буковины, не упоминавшейся в секретном протоколе и никогда не входившей в состав Российской империи. Германия не возразила. И Румынии пришлось уступить затребованные территории. Однако через год она, как и Финляндия, охотно стала союзницей фашистской Германии в войне против СССР. К годовщине советско-германского пакта обе стороны должны были быть вполне довольны его результатами. Особенно преуспела в своей захватнической политике Германия. Ее территория только за счет включенных в состав рейха польских областей увеличилась с 608,5 тыс. кв. км до 680,9 тыс. кв. км, а население — с 79,4 до 90 млн человек.

Ко времени нападения на Советский Союз территория фашистской Германии вместе с районами, находящимися под ее контролем (протекторат Чехии и Моравии, польское генерал-губернаторство, Эльзас-Лотарингия, Люксембург), составила почти 900 тыс. кв. км с населением свыше 117 млн человек. Германия могла использовать и военно-промышленный потенциал оккупированных в 1940 — начале 1941 г. стран (Франция, Норвегия, Дания, Голландия, Бельгия, Югославия, Греция), ресурсы своих союзников (Италии, Венгрии, Румынии, Финляндии). Нужно иметь в виду и большой опыт ведения крупномасштабных боевых операций, приобретенный вермахтом в войнах 1939—1940 гг. На пользу Германии работали и торгово-экономические советско-германские связи.

Военно-стратегическое положение Советского Союза в Европе значительно изменилось. Его границы были отодвинуты на запад на 150—250 км, территория увеличилась почти на 400 тыс. кв. км, а население — на 23 млн человек, достигнув в 1941 г. 193 млн. Однако в присоединенных областях новые политические и экономические структуры, идеологические установки не пользовались поддержкой значительной части населения. Социалистическое переустройство в них сопровождалось насилием. Все это приводило к скрытым формам недовольства населения. Военный опыт, приобретенный Красной Армией в войне с Финляндией, сыграл определенную роль в ее укреплении, но имел значительно меньшую ценность, чем опыт вермахта.

Международный авторитет Советского Союза был резко подорван сговором с гитлеровской Германией. Советская пропаганда продолжала твердить об СССР как отечестве мирового пролетариата, но в глазах миллионов жителей оккупированных фашистами стран англо-французский блок, западные демократические страны выглядели единственными борцами против фашизма, а Советский Союз его пособником. Отрицательное воздействие пакта и свертывание антифашистской пропаганды сказалось на идеологической работе в СССР. Миллионы советских людей оказались в шоке: газеты и радио твердили о фашистах как о злейших врагах человечества, и вдруг с ними заключается сначала договор о ненападении, а затем и о дружбе. Морально-политическая беспринципность советских руководителей обнаружилась в еще большей степени.

С лета 1940 г. началось ухудшение отношений между Германией и Советским Союзом: из союзников по разделу Европы они превратились в соперников. Началось сближение Германии с Румынией, Венгрией и Финляндией. Советский Союз пытался активизировать отношения с Югославией. Недоверие СССР к политике Германии усилилось после подписания 27 сентября 1940 г. договора о тройственном союзе между Германией, Италией и Японией. Особое беспокойство вызывало восстановление дружеских отношений Германии с Японией.

Вскоре после подписания тройственного союза по инициативе Гитлера в Берлин отправился Молотов для обсуждения разграничения сфер интересов «четырех великих держав» (Германии, Италии, Японии и СССР). Переговоры Молотова с Гитлером и Риббентропом 12—14 ноября носили характер дипломатического зондажа и сопровождались взаимными упреками и претензиями. Германия стремилась направить внешнеполитические устремления СССР на юг, к Персидскому заливу. Молотов в принципе соглашался на включение СССР в тройственный пакт, но обусловил это расширением зоны советских интересов на Балканах и Финляндии. Германская сторона на уступки в этих регионах не соглашалась. Переговоры только выявили усиление внешнеполитических противоречий между СССР и Германией и не дали конкретных результатов. На меморандум советского правительства 25 ноября, в котором уточнялись советские требования, Германия не дала ответа.

Всего через 10 дней после советского меморандума Гитлер принял окончательное решение о нападении на СССР. 18 декабря это решение было подтверждено «Директивой 21» (план «Барбаросса»), которая назначила нападение на 15 мая 1941 г. После вторжения германских войск в Грецию и Югославию 6 апреля (через несколько часов после подписания советско-югославского договора о дружбе) дата была перенесена на 22 июня.

Последним крупным достижением советской дипломатии было подписание 13 апреля 1941 г. договора о ненападении с Японией. Но в Европе возрастание агрессивности Германии неизбежно вело к войне. И все же до самого последнего момента советское руководство пыталось уверить весь мир и свой народ в прочности германосоветской дружбы, в правильности курса, начатого 23 августа 1939 г. Стратегические просчеты, беспринципность и авантюризм внешнеполитического предвоенного курса сталинского руководства дорого обошлись советскому народу.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы