ООН в современной мировой политике

За время существования Организация Объединенных Наций стала наиболее авторитетным международным институтом. Даже в условиях «холодной войны» ООН оставалась тем полем, на котором ее ведущие участники не только вели между собой борьбу, но и сотрудничали, когда это соответствовало их национально-государственным интересам. В том, что «холодная война» так и не стала «горячей», есть немалая заслуга ООН. В отличие от прошлых эпох, механизмы действия универсальной международной организации позволяли сдерживать эскалацию конфликтов как на глобальном, так и на региональном уровнях, останавливать их развитие на менее опасных стадиях. После окончания «холодной войны» угроза глобального вооруженного конфликта снизилась, появились перспективы более широкого межгосударственного сотрудничества. Вследствие этого изменились приоритеты деятельности ООН. Перед ООН как связующим звеном всей системы современных международных отношений сегодня объективно стоят такие задачи, как: предотвращение и регулирование региональных и локальных конфликтов и кризисов; нераспространение оружия массового уничтожения, прежде всего ядер- ного; противодействие терроризму, организованной преступности и наркобизнесу; преодоление последствий природных и климатических катастроф; обеспечение продовольственной безопасности; создание условий для перехода к устойчивому развитию; углубление международного сотрудничества в сфере защиты и обеспечения социально-экономических и гражданско-политических прав человека.

ООН стремится реагировать на изменения, происходящие в мировой политике. В связи с возрастанием в международных отношениях на рубеже XX и XXI вв. роли цивилизационного фактора в 2005 г. по инициативе Генерального секретаря ООН Кофи Аннана было объявлено о создании «Альянса цивилизаций». Это новая форма сотрудничества между ООН и другими международными организациями, правительствами отдельных государств, институтами гражданского общества. «Альянс цивилизаций» призван обеспечить межкультурный и межрелигиозный диалог с целью борьбы с политическим и религиозным экстремизмом, ксенофобией, расизмом и расовой дискриминацией.

В условиях глобализации все более актуальной становится проблема глобального управления, решение которой не под силу одному, даже самому мощному государству или отдельной международной организации, включая ООН. Однако ООН может быть таким международным институтом, вокруг которого будет выстраиваться целая система глобального управления. Чтобы это стало возможным, сама ООН нуждается в обновлении.

Организация Объединенных Наций возникла на завершающем этапе Второй мировой войны, и в ее структуре и принципах деятельности отразились международно-политические реалии 1940-х гг. С тех пор мир неузнаваемо изменился, следовательно, должен меняться и такой международный институт, как Организация Объединенных Наций.

Вопрос о реформе ООН стал актуален для мировой политики в конце 1980-х гг. Необходимость реформирования главной универсальной организации объяснялась тем, что за десятилетия ее существования мир радикально изменился, многократно увеличилось число государств — членов ООН. В процессе ее деятельности выявились недостатки функционирования некоторых органов, потребовалось уточнить круг их задач. Например, руководящий орган ООН — Совет по опеке обнаружил свою нежизнеспособность, а деятельность такого органа, как ЭКОСОС, оказалась более востребованной, чем предполагалось ранее.

В конце 1980-х гг. общепринятой стала точка зрения о необходимости преобразования прежде всего Совета Безопасности ООН за счет увеличения числа его постоянных и непостоянных членов. Остро критиковалась миротворческая деятельность ООН, поскольку далеко не все проведенные миротворческие операции были эффективными, не все они достигли изначально декларировавшихся целей.

В 1990-е гг. и в начале XXI в. критика миротворческой деятельности ООН усилилась. Неспособность ООН обеспечить выполнение собственных решений по предупреждению и урегулированию конфликтов во многих «горячих точках» мира, возникших после окончания «холодной войны», привела к тому, что некоторые региональные организации, не обладая для этого соответствующими полномочиями, стали присваивать ее функции. Отдельные государства пытались действовать самостоятельно, в обход решений Совета Безопасности ООН с нарушением ее Устава. Свои действия они оправдывали тем, что ООН устарела и не всегда способна соответствовать меняющимся реалиям мировой политики, отвечать на новые вызовы глобальной и региональной безопасности. Примеры этого — действия НАТО против Югославии в 1999 г., вооруженное вторжение в Ирак в 2003 г.

Проблема реформы ООН постоянно обсуждалась и обсуждается в рамках дискуссий как в среде научной общественности, так и среди политиков и дипломатов самого высокого уровня. Не осталась в стороне от таких дискуссий и сама Организация. Несколько раз вопросы реформирования ООН обсуждались в рамках проводившихся под эгидой этой же организации международных форумов, на заседаниях ее руководящих органов. В качестве примера можно назвать «Саммит тысячелетия», прошедший в 2000 г., и Всемирный саммит 2005 г. В сентябре 2003 г. Кофи Аннан, бывший тогда Генеральным секретарем ООН, выступил на 58-й сессии Генеральной Ассамблеи и предложил создать Группу высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам. Такая группа, получившая неофициальное название «группы мудрецов», была впоследствии создана. В ее состав вошли авторитетные политические и общественные деятели, ученые из разных стран мира. Не все выработанные в рамках «группы мудрецов» предложения по совершенствованию деятельности ООН нашли поддержку, но некоторые были использованы. В частности, это относится к созданию новых структур в рамках ООН — Совета по правам человека и Комиссии по миростроительству.

Центральным вопросом дискуссий по проблемам реформирования ООН изначально был вопрос о количественных и качественных изменениях в составе Совета Безопасности. К концу первого десятилетия XXI в. выявились различные подходы к решению этого вопроса со стороны разных государств мира. Наиболее активно идею расширения

Совета Безопасности ООН поддерживают Германия, Япония, Индия и Бразилия, получившие в связи с этим неофициальное название «группа четырех». Все эти государства давно назывались в качестве вероятных претендентов на получение статуса постоянных членов этого важнейшего для мировой политики органа. «Группа четырех» в 2005 г. предложила свой проект реформы Совета Безопасности. В соответствии с ним СБ ООН должен быть расширен до 25 членов, созданы 6 новых постоянных мест (2 — для Азии, 2 — для Африки, по 1 — для Западной Европы и Латинской Америки) и 4 дополнительных непостоянных места. Авторы этого проекта считают, что для его принятия достаточно получить поддержку двух третей членов Генеральной Ассамблеи ООН. Затем путем тайного голосования должны быть избраны новые постоянные члены СБ. Проведенные изменения следует закрепить в Уставе ООН, для чего потребуется ратификация соответствующих поправок в этот нормативный акт парламентами не менее двух третей государств — членов ООН, в число которых должны войти все пять нынешних постоянных членов Совета Безопасности.

Предложение «группы четырех» не было единогласно принято всеми государствами. Категорически против него выступила, например, Италия. Для этой страны предоставление Германии и Японии, потерпевшим поражение во Второй мировой войне, статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН выглядит как дискриминация Италии, бывшей в те годы союзницей этих стран.

Группа африканских государств, преследуя собственные цели, предложила свой проект расширения Совета Безопасности ООН до 26 членов. Эти государства добиваются выделения Африке 2 постоянных и 5 непостоянных мест в данном органе. Однако по вопросу кандидатур на постоянное членство в СБ ООН от Африканского континента согласованного решения нет, споры продолжаются.

Большая группа стран из разных континентов составила так называемый «кофейный клуб», впоследствии получивший название «Объединившиеся в поддержку консенсуса». Участники этой группы, куда входят Алжир, Канада, Кения, Испания, Мексика, Южная Корея и др., считают, что увеличение числа постоянных членов СБ ООН противоречит курсу на демократизацию международных отношений, поскольку усиливает дифференциацию внутри мирового сообщества. По мнению этой группы, лучшим решением будет увеличение числа непостоянных членов СБ ООН на 10 государств, выдвигаемых на основе справедливого географического принципа. Предусматривается возможность переизбрания непостоянных членов Совета Безопасности до истечения срока их полномочий, если они не справляются со своими обязанностями.

Нет пока единого мнения относительно изменений в СБ ООН и среди его постоянных членов. Великобритания и Франция готовы поддержать проект «группы четырех», поскольку он предусматривает сохранение за данными государствами нынешнего статуса. Есть и другое предложение — предоставить единое постоянное место в СБ всему Европейскому союзу. Позиции США и КНР частично сходятся, но в чем-то диаметрально противоположны: США и Китай высказываются против проекта «группы четырех», но США поддерживают предложение о предоставлении места постоянного члена СБ Японии, а КНР выступает резко против. Китайская сторона считает, что Япония еще не искупила своей вины за преступления, совершенные в годы Второй мировой войны. По мнению США, СБ может быть увеличен только до 19-20 членов. США предложили выработать критерии постоянного членства в этом важнейшем органе, включающие численность населения страны, ее экономический потенциал, военную мощь, способность участвовать в миротворческих операциях, приверженность принципам демократии и соблюдения прав человека, участие в борьбе с терроризмом, размер финансовых взносов в бюджет ООН и ее специализированных учреждений и организаций.

Отношение Российской Федерации к вопросу реформы Совета Безопасности ООН можно назвать противоречивым. С одной стороны, высшие представители российской власти неоднократно высказывались в поддержку Бразилии, Индии, Германии и Японии как возможных кандидатур на место постоянных членов этого органа. С другой стороны, для России важно сохранить нынешний статус одного из пяти постоянных членов СБ ООН. Некоторые из предлагаемых вариантов могут поставить этот статус под сомнение. Кроме того, есть опасения, что разногласия по вопросу изменений состава СБ ООН могут вызвать раскол среди государств — членов организации. Поэтому Российская Федерация выступает за такой поиск приемлемой формулы расширения числа членов Совета Безопасности, который найдет широкую поддержку и будет способствовать не ослаблению, а усилению ООН. Поскольку такая формула пока не найдена, дискуссия о реформе Совета Безопасности и Организации Объединенных Наций в целом продолжается.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >