Детерминация публичного интереса в рамках деления российского права на публичное и частное

Проявление публичного интереса в конституционном праве

Публичные интересы могут быть реализованы различными способами, но первой и наиболее важной формой реализации, является их реализация путем исполнения норм конституционного права.

Нормы конституционного права реализуются путем издания нормативных актов, которые детализируют и конкретизируют конституционные нормы, устанавливают порядок их исполнения, соблюдения и применения. Подобная деятельность соответствует конституционному положению о том, что Конституция Российской Федерации - непосредственно действующее право (ч. 1 ст. 15 Конституции РФ), положения конституции обладают равной юридической силой, но способы реализации у них могут быть различными.

Часть правовых норм входящих в Конституцию Российской Федерации применяются непосредственно, для их применения не требуется дополнительный правовой механизм. Эти нормы содержаться в различных главах Конституции: так с их помощью дается характеристика основных принципов, закрепляются основы конституционного строя, статуса личности, организации и деятельности государственных органов и т.д. Но, в силу особого статуса конституционного закона, большинство его положений не могут применятся непосредственно. В связи с этим требуется принятие дополнительных нормативных актов, через которые закрепленные в Конституции нормы реализуются на практике, раскрывают её содержание. Положения Конституции такого вида можно разделить на две группы: к первой группе относятся статьи Конституции, в которых говорится о необходимости принятия федеральных конституционных законов, ко второй - федеральных законов.

Положений, относящихся к первой группе в Конституции РФ, - 15, это такие как: обстоятельства и порядок введения чрезвычайного положения; ограничения прав и свобод в условиях чрезвычайного положения (Статья 56 пп. 1-2); порядок принятия в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта (Статья 65 п. 2); изменение статуса субъекта Российской Федерации (Статья 66 п. 5); описание и порядок официального использования государственных флага, герба и гимна Российской Федерации (Статья 70 п. 1); порядок назначения референдума (Статья 84 п. в); и т.д. На сегодняшний день (21 января 2012 г.) почти все конституционные федеральные законы, о необходимости принятия которых говориться в Конституции РФ, уже приняты. Не принятым остался федеральный конституционный закон «О порядке созыва Конституционного Собрания».

Ко второй группе следует отнести принятие по указанным в Конституции Российской Федерации вопросам федеральных законов. В Конституции Российской Федерации названы только наиболее значимые для соответствующего периода развития Российской Федерации вопросы, которые должны быть урегулированы в первую очередь. Например, в части 3 статьи 36 установлена необходимость принятия федерального закона, в котором определялись бы условия и порядок пользования землей; в части 4 статьи 81 указано на необходимость принятия федерального закона о выборах Президента Российской Федерации и т.д. Многие из названных в Конституции Российской Федерации требований принятия федеральных законов уже выполнены[1].

Чаще всего публичные интересы выражаются законодательно как система принципов, являющихся основой конституционного строя.

В системе конституционных принципов сосредоточены нормы, несущие как правовую, так и публичную функцию. Как документ долговременного действия Конституция не является только юридическим документом, но и несет определенные программные цели. Регулируя общественные отношения, она задает направление развития гражданского общества, предопределяя направление происходящих изменений.

Е.И. Козлова говорит, что далеко не все нормы Конституции РФ устанавливают права и обязанности участников общественных отношений; существуют нормы-принципы, нормы-задачи, нормы-цели, нормы-определения[2]. Эти нормы содержат общие установления, обращенные к неопределенному кругу лиц, которые предписывают всем участникам соответствующих общественных отношений действовать в предусмотренных пределах.

Иногда возникает вопрос, с которым трудно согласиться, о предложении отказаться от этих норм при подготовке «правового акта непосредственного действия без всяких ограничений»[3], потому как исследуемые нормы чаще всего являются проявлением публичного интереса в соответствующих сферах - они «обязывают государство в лице его органов, учреждений, должностных лиц действовать в этих сферах определенным образом»[4].

В начале XX века под Конституцией понималась «совокупность право-положений, определяющих высшие органы государства, порядок призвания их к отправлению их функций, их взаимные отношения и компетенцию, а также принципиальное положение индивида по отношению к государственной власти»[5]. Современные исследователи трактуют ее как правовой акт высшей юридической силы, своеобразный признак государственности и, в известном смысле, общества в целом; юридический фундамент государственной и общественной жизни; главный источник национальной системы права[6]. Конституция «в юридически значимой форме устанавливает те цели и принципы организации и жизнедеятельности, которые общество перед собой ставит»[7]. Это основной закон, «регулирующий на демократической и гуманной основе отношения, вытекающие из организации и деятельности государственной власти, закрепляющий консенсус интересов, их разграничение, соединение и согласование, сплачивающий все население страны в единый народ - носитель власти, в единое общество, которому подчиняется само государство»[8].

В развитие приведенных оценок и применительно к современным реалиям в России Конституцию можно охарактеризовать как наивысшую правовую форму, в которой официально закреплены публичные интересы.

Конституция - это не только юридический механизм, ограничивающий власть правом, но и механизм призванный обеспечить сбалансированное развитие социальной системы; гражданский мир на основе консенсуса и согласования публичных и частных интересов; быть высшим законом страны, основой правовой системы государства; базой законотворчества, планом становления конституционного строя и правовой реформы; быть сводом ограничений власти правом, конституционным строем, правами человека, балансом между содержанием прав человека и дееспособным механизмом их гарантии и защиты; ориентиром внешней политики и национальных государственных интересов; обеспечивать легитимность правового и властного пространства; основой развития правосознания и правовой культуры в обществе.

Современная Конституция обязана ясно и четко очерчивать общие цели государства, соответствующие публичным интересам, к которым необходимо также относить нормы, закрепляющие обязательства государства перед обществом.

Преамбула Конституции - это не просто эффектная новелла, она выполняет особую философскую и правовую роль. Именно в ней излагаются фундаментальные устремления и публичные интересы - ценности всей нации, которыми наполнен текст Конституции. Отражая основные публичные интересы, Преамбула, как правило, не создает прямых норм, каких-либо властных полномочий или прав и свобод. Однако, она принимается в расчет в случае необходимости толкования той или иной нормы для прояснения контекста последней.

Французский правовед и философ Ж.-Л. Шабо различает три вида интерпретации правовой силы преамбул. Одни системы не признают никакой позитивной силы этого текста, допуская их лишь в качестве нормы естественного права, связанного с философскими и этическими принципами. Другие признают за преамбулой полную правовую силу конституционного закона, а конституционные суды наделяют широкими полномочиями, поскольку основополагающие принципы политических систем в их концептуальном формулировании не только предполагают расширительное толкование, но и во многом полисемантичны. Третий вид выражается в том, чтобы «выявлять различия в содержании рассматриваемых текстов по материальным и неформальным критериям: некоторые положения, годные для непосредственного применения, приобретут полную конституционную силу, другие потребуют вмешательства законодателя для придания им позитивной правовой силы»[9]. Из-за отсутствия четкого юридического значения декларации прав в преамбуле современные конституции часто дублируют эти гарантии и права в основной своей части для обеспечения последующего признания их полной конституционной силы.

Исследование Преамбулы Конституции РФ позволяет выделить следующие группы публичных интересов и базовых ценностей:

  • 1) нравственные: «стремление к счастью», «светлая вера в добро...» «...и справедливость»;
  • 2) социальные: утверждая «гражданский мир и согласие»;
  • 3) демократические: «утверждая свободу», «...права человека», определение природы государственности как «демократической»;
  • 4) государственные: сохранение «исторически сложившегося государственного единства»; стремление сделать «незыблемой... государственность России»;
  • 5) патриотические: «любовь к Отечеству»; «ответственность за свою Родину»; провозглашение задачи «возрождения России»;
  • 6) преемственность: «чтя память предков»;
  • 7) интернационализм: «сознавая себя частью мирового сообщества»;
  • 8) благополучие: «утверждая... достойную жизнь», «стремясь обеспечить благополучие и процветание России»[10].

Преамбула Конституции помогает соединить нравственные и юридические нормы Основного Закона и публичные интересы. Наши чувства определяют поступки и поведение. В свою очередь, фундаментом для них являются определенные ценности. Но так как право регулирует именно поступки, а не чувства, их вызывающие, публичные интересы получают свое естественное развитие в конкретных нормах конституционного строя.

Справедливую конституцию можно рассматривать как критерий развития публичного интереса общества и государства в их постоянном стремлении к общественному идеалу.

Если высший закон страны стоит на первом месте в системе права, то основы строя закономерно служат своего рода «конституцией для Конституции». Конституция содержит общие правила, на базе которых должны регулироваться более подвижные явления; основы же включают в себя наиболее устойчивые принципы, на которых построено регулирование общего характера. Конституция - это норма измерения законов, а основы конституционного строя можно представить как норму, которой следует мерить сам текст Основного Закона.

Взаимосвязь между публичными интересами и правовыми принципами отчетливо прослеживается в Конституции. Ценности, включенные в текст, выступают как социальные и нравственные регуляторы. Соответствие правовых норм основополагающим ориентирам позволяет обеспечить устойчивость строя и не допускать его деградации с течением времени.

Над суверенитетом государственной власти должны стоять право и народный суверенитет. Верховенство, которое закреплено в Конституции, должно ограничивать произвол властей: то, что не делегировано власти органам народом, принадлежит народу. С другой стороны, невозможно существование государства без подчинения его граждан.

Однако, ограничение государства нельзя толковать в упрощенном виде, заменяя идею «официального представителя общества» фигурой «всепожирающего молоха» на «борьбу» с которым якобы должны быть мобилизованы все гражданские силы (как, увы, случилось накануне разрушения СССР).

Социально-нравственные принципы формируются индивидами. Принципы Конституции отражают через волю законодателя публичный интерес, научное познание действительности. С другой стороны, русский конституционализм есть следствие общественного правосознания, традиций и культуры.

В современной России, в процессе формирования правового демократического государства, вопрос сочетания конституционных обязанностей и интересов индивида, государства и общества во всех сферах общественной жизни становится весьма актуальным, так как затрагивает область соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина государством.

Правовое разграничение понятий интересов личности, интересов общества и национальных интересов было проведено в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 года № 1300.'

Национальные интересы России - это совокупность сбалансированных интересов личности, государства и общества в социальной, экономической, внутриполитической, военной, международной, информационной, экологи- [11]

ческой, пограничной и других сферах. Национальные интересы определяют основные цели и носят долгосрочный характер, текущие и стратегические задачи внешней и внутренней политики государства.

Интересы личности состоят в реализации конституционных прав и свобод, в повышении уровня и качества жизни, в обеспечении личной безопасности, в физическом, интеллектуальном и духовном развитии индивида.

Интересы общества состоят в создании правового, социального государства, в упрочении демократии, в достижении общественного согласия, в духовном обновлении России.

Интересы государства состоят в незыблемости суверенитета и территориальной целостности России, конституционного строя, в социальной, экономической и политической стабильности, в безусловном поддержании правопорядка и обеспечении законности, в развитии взаимовыгодного и равноправного международного сотрудничества.

С точки зрения авторов, учитывая диалектическую взаимосвязь и обусловленность различных видов интересов, публичный интересы включает в себя интересы государства, общества, национальные интересы, а также позитивный личный интерес.

Отношения между личностью и государством строятся не только на гарантировании и предоставлении гражданам прав и свобод, но и на возложении на них обязанностей. Обеспечение нормального функционирования всего общества и государства невозможно без установления конституционных обязанностей. В условиях формирования демократического правового государства, для достижения определенных социально-значимых целей, государство должно обладать методами, способными эффективно обеспечить публичные интересы. Одним из таких методов является установление конституционных обязанностей человека и гражданина и юридической ответственности, возникающей при невыполнении этих обязанностей. Исходя из этого, конституционные обязанности - это юридическая форма выражения ответственности гражданина перед государством, личности перед обществом и основа правового регулирования общественных отношений.

Юридическая ответственность выполняет в правовой системе важные функции, являясь составной ее частью. Она становиться тем юридическим средством, которое стимулирует общественно полезные действия людей и блокирует, локализует противоправное поведение в правовой сфере.

Государственное принуждение - это содержание юридической ответственности. Этот признак юридической ответственности, по-разному проявляется в различных отраслях права. Гражданское, трудовое, семейное законодательство предусматривает возможность добровольного исполнения обязанностей (возмещение причиненного вреда, исполнение трудового договора, воспитание и образование детей). В административном и уголовном праве государственное принуждение проявляется более явно и прошлое, совершенное противоправное деяние»[12].

В большинстве случаев термином «ответственность» в юридической литературе обозначается разновидность юридической обязанности. Подход к юридической ответственности с общетеоретических позиций подтверждает справедливость такого ее понимания. В науке общепризнано, что ответственность есть разновидность юридических последствий, наступающих при наличии определенных фактов, что это форма воздействия норм права на общественные отношения. Что же касается норм права, то они регулируют общественные отношения (воздействуют на них) только путем предоставления субъектам отношений определенных прав и возложения на них соответствующих обязанностей. Никаких иных последствий кроме наступления прав и обязанностей нормы права не предусматривают. Разновидностью таких обязанностей и является ретроспективная юридическая ответственность.

Конституционные обязанности являются одной из форм выражения публичных интересов и представляют собой необходимость такого поведения гражданина, которое обеспечивает реализацию не только общественных, но и, в конечном счете, и частных интересов. Несоблюдение конституционных обязанностей может привести к дестабилизации отношений в обществе стать причиной разрушения государственного суверенитета и ослабления безопасности государства.

Конституционная обязанность человека и гражданина представляет собой материально обусловленную необходимость в поведении личности, пределы которой определены нормами права, в целях использования определенных ценностей и благ для удовлетворения частных и публичных интересов и потребностей на основе их сочетания и единства. Следовательно, конституционная обязанность выступает частью механизма обеспечения баланса интересов личности и государства и является формой выражения публичных интересов.

Однако, каким бы высоким статусом ни обладали обязанности, какую бы важную роль ни играли в общественной жизни, они все же не должны вести к отрицанию или умалению прав индивида. Иначе можно впасть в другую крайность. Речь должна идти не о противопоставлении прав и обязанностей, а об их взаимодействии, корреляции, равном внимании к ним, о том, чтобы они заняли подобающее место в системе «личность - общество - семья - государство - социальная группа»[13].

Конституционные обязанности граждан Российской Федерации выступают парной категорией основных прав и свобод, они, как и субъективные конституционные права, опосредуют наиболее существенные отношения и связи между обществом и его членами, государством и его гражданами[14]. Если рассмотреть систему прав и обязанностей человека и гражданина, закрепленных в Конституции Российской Федерации, можно увидеть определенный дисбаланс в их правовом закреплении, который выражается в большом объеме прав и малом количестве обязанностей. В связи с чем, для нормального функционирования государства необходимо развитие института конституционных обязанностей.

На одной чаше демократических весов - предельно широкий «список» прав и свобод; на другой - слабо отраженный в законодательстве, гораздо меньший по объему, перечень ответственности и обязанностей. Это жизненно важное равновесие нарушено, имеет опасный крен в сторону прав, которые явно преобладают. К тому же ими довольно часто злоупотребляют. Общественное сознание, массовые настроения чутко улавливают возникший дисбаланс, массовые настроения.

В чем причины такого положения? Вообще-то, определенный разрыв между правами и обязанностями свойствен, как показывает мировой опыт, всем правовым системам, поскольку непосредственные интересы, запросы, потребности людей получают свое воплощение прежде всего в правах, а уже потом - в обязанностях. Но в России этот разрыв принял, как и многое другое, гипертрофированные формы[15].

Демократия не означает слияния интересов личности с интересами коллектива, общества, государства или других лиц. Публичные интересы не могут быть лишь суммой личных интересов, подобно тому, как само общество никогда не было и не является простой совокупностью своих членов. Публичные интересы выражаются в положениях Конституции о верховенстве основных прав и свобод человека и гражданина, что порождает серьезные требования к осуществлению публичной власти с учетом интересов граждан и общественных интересов. Обязанность соблюдать права и свободы, т.е. не вмешивается в сферу самостоятельного осуществления человеком и гражданином своих прав и свобод и их использование, создает условия для их реализации, а также защищает права и свободы от всяческих посягательств и нарушений со стороны других граждан.

Все эти функции тесно взаимосвязаны и взаимозависимы, осуществляются одновременно. Любые субъективные права практически могут быть реализованы только через чьи-то обязанности, и, наоборот, обязанности предполагают чье-то право требовать их исполнения. Вне корреляции друг с другом данные категории немыслимы, они могут действовать только в «одной связке», а не порознь.

Обязанности - обратная сторона прав[16] - необходимое условие оптимального взаимодействия государства, права и личности. Без этого компонента невозможны ни сбалансированная политико-правовая система, ни эффективное правовое регулирование, ни четкий и разумный правопорядок, ни другие состояния и проявления общественной жизни. Обязанности - залог нормального функционирования конституционных институтов, управления социальными и экономическими процессами, поддержания устойчивости, дисциплины и стабильности в обществе[17].

Добросовестное исполнение каждым своих обязанностей - первое условие и гарантия успешной реализации прав. «Обязанности и запретности укрепляют массовое правосознание, позволяют людям лояльно пользоваться своими правами и полномочиями».[18]

Этот институт в разных странах построен различно как по содержанию, так и по форме, часто это лишь доктринальная категория. В конституционной структуре национальных хартий, отмечает А. Блаустайн, всегда имеется ряд общих элементов; они - «отправной пункт серьезной работы над Конституцией». Но в ходе работы они нуждаются в перефразировании с учетом проблем, которые должны быть поставлены теми, кто определяет политику, - с целью их решения[19].

Как видно, признание, выражение и обеспечение разных общественных интересов по субъектам - интересов общества, государства, регионов, местного самоуправления, корпоративных - создают прочный конституционный фундамент, гарантируют выражение интересов в разных сферах жизни общества. И понятие публичного интереса, не будучи в буквальном смысле слова конституционно-нормативным, по своему содержанию отражено на конституционном уровне. Отсюда его правообразующая роль во всех отраслях публичного права[20].

Конституция и законы являются высшей формой выражения государственной воли народа и имеют наибольшую юридическую силу по отношению ко всем иным нормативным актам государства и составляют основу всей системы права. Поэтому, провозглашая и обеспечивая верховенство закона, правовое государство тем самым утверждает в обществе принципы и ценности конституционного строя, выражая при этом публичные интересы. Конституция Российской Федерации является высшим по юридической силе законом государства только в случае, когда ее принципы воплощаются в деятельности государственных органов, должностных лиц и граждан. Соблюдение конституционных обязанностей является основанием нормального течения не только деятельности всего государства, но и общественной жизни в целом.

В любом случае нормативно признанные публичные интересы служат важнейшим критерием оценки правомерности актов и действий государственных органов, должностных лицу общественных объединений и хозяйствующих субъектов. Они служат нормативным ориентиром для всех граждан и способствуют формированию той высокой гражданственности, без которой невозможно развитие демократического общества. Такие статьи есть и в Конституции России: о народовластии, о референдуме и выборах как высшем непосредственном выражении воли народа, о недопустимости присвоения власти в Российской Федерации[21].

  • [1] Государственное право Российской Федерации. Учебное пособие.//Интернет ресурс http://window.edu.ru/window/library/pdf2txt?p_id=55062&p_page=9 по состоянию на 12.12.2011.
  • [2] Козлова Е.И. Государственное право как отрасль права и наука. // Государственное право Российской Федерации. Курс лекций под редакцией академика РАЕН О.Е. Кутафина Т. 1. М. 1993.С. 213-214.
  • [3] ' Козлов А.Е. Конституционные проблемы социальной политики. // Конституционная реформа:поиски и решения. Сборник обзоров. М. 1991. ИНИОН АН СССР. С. 49.
  • [4] Конституционное (государственное) право зарубежных стран. (Отв. ред. Б.А. Страшун). Том 1:Конституционное право, человек, общество. М. 1993. С. 128.
  • [5] Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб. 1903. С. 335.
  • [6] Михалева Н.А. Государственное право Российской Федерации. Курс лекций под редакциейакадемика РАЕН О.Е. Кутафина. Т. 1.М. 1993. С. 47.
  • [7] Козлова Е.И. Указ. соч. С. 28-29.
  • [8] Тиунова Л.Б. Право. Конституция. Правовое государство (К концепции демократическогоконституционализма правового государства): автореферат дис. ... д.ю.н. СПб., 1992. С. 20.
  • [9] ' Шабо Ж,- Л. Государственная власть: конституционные пределы. // Политические исследования. № 3. 1993. М. РАН. С. 157.
  • [10] Румянцев О.Г. Указ. соч.
  • [11] Указ Президента РФ от 17 декабря 1997 № 1300 (в ред. от 10.01.2000) «Об утверждении концепции национальной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2000. - № 2. - Ст. 170.
  • [12] Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М. Юридическая литература. 1976.С. 125.
  • [13] Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права. Саратов. Издательство Саратовской государственной академии права. 2003. С. 288.
  • [14] Эбзеев, Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации /Б.С. Эбзеев. - М.: Юрид. лит., 2005.С. 217.
  • [15] Матузов Н.И. Указ. соч. С. 282.
  • [16] Матузов Н.И. Указ. соч. С. 287.
  • [17] Там же. С. 284.
  • [18] Ильин И.А. Указ. соч. С. 23, 24.
  • [19] ' Блаустайн А.П., Фейн Б. Разрабатывая современную Конституцию. (Доклад, подготовленныйдля Конституционной комиссии Российской Федерации). // Бюллетень Конституционного вестника. № 2. 1990. С. 73.
  • [20] Румянцев О.Г. Указ. соч.
  • [21] Сыдорук И.И. Указ. соч. С. 5.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >