Социальная антропология как «сравнительная социология».

Знаменитый английский исследователь Э. Э. Эванс-Причард, размышляя о методах, применяемых в антропологии, писал: «Я полагаю, что никто не станет спорить с тем, что у социальной антропологии нет никакого другого метода, кроме наблюдения, классификации и сравнения, которые могут быть воплощены в той или иной форме. Это можно принять как аксиому» [1997, с. 674]. Действительно, антрополог, исследуя незнакомую ему социальную реальность, просто не может не сравнивать наблюдаемые в ней явления с теми, которые знакомы ему по его родному обществу. Сравнение органично присуще социальной антропологии и как неизбежный исследовательский ракурс и как метод анализа.

Особое значение сравнительной методологии для социальной антропологии обосновано в работах выдающегося британского антрополога А. Р. Рэдклифф-Брауна. По мысли ученого, социальная антропология есть «сравнительная социология». Социальная антропология является особым разделом социологии, который дополняет последнюю знаниями о «примитивных народах». Задачей социальной антропологии (или «сравнительной социологии») британский антрополог считал «исследование природы человеческого общества путем систематического сравнения обществ разных типов, уделяющего особое внимание самым простым формам общества, существующим у примитивных, туземных или бесписьменных народов» [Рэдклифф-Браун, 2001, с. 175]. Он писал, что «в сравнительной социологии огромная ценность и значение придаются систематическому изучению более простых форм общества, существующему у так называемых примитивных народов» [Рэдклифф- Браун, 2001, с. 218].

В традициях своего времени Рэдклифф-Браун придерживался взгляда на социологию как на универсальную науку об обществе, вырабатывающую общетеоретические положения, применимые к обществу как таковому. Социальная антропология, в свою очередь, обогащает социологию, все более превращавшуюся в науку, которая изучает родное для исследователя общество, знаниями об «иных», «чужих» обществах, тем самым придавая ее положениям всеобщий, универсальный характер.

Очевидно, что, определяя социальную антропологию в качестве «сравнительной социологии», Рэдклифф-Браун придавал особое значение использованию сравнительного метода в социальном познании. Он был убежден, что «социологическая теория должна базироваться на систематическом сравнении и постоянно им проверяться» [Рэдклифф- Браун, 2001, с. 175]. С его точки зрения, именно сравнительные исследования обществ разных типов составляют главную задачу социальной антропологии, поскольку они позволяют формулировать общие, или универсальные, законы общества.

Однако сравнительные исследования, которыми занимается научная («новая», как называл ее британский ученый) социальная антропология, отличаются от «кабинетной антропологии» с ее задачей поиска «параллелей», т. е. «схожих социальных черт, проявляющихся в разных обществах прошлого и настоящего» [Рэдклифф-Браун, 2001, с. 174]. Представителем такой «кабинетной антропологии» А. Р. Рэдклифф-Браун называет автора «Золотой ветви» Дж. Фрезера. Научная социальная антропология отличается от нее как методами сбора данных (долговременные полевые исследования, проводимые «подготовленным наблюдателем»), так и методами обработки (сравнение и индукция).

Социальная антропология понимается А. Р. Рэдклифф-Брауном как строгая индуктивная наука, построенная на обобщении эмпирически полученных данных: основываясь на собранных в результате полевой работы единичных фактах, антрополог обобщает их и переходит к более общим заключениям и утверждениям. Данный переход опирается на сравнение. При этом сначала должны быть сформулированы обобщения, касающиеся определенных типов обществ, а уже затем следует сравнивать разные типы обществ (см., напр.: [Николаев, 2001, с. 351]). Таким образом, сравнительный метод является методом получения обобщений.

А. Р. Рэдклифф-Браун разграничивал и даже противопоставлял два метода исследования, которые используются в антропологии — исторический и сравнительный. Исторический метод, с его точки зрения, может дать только частные суждения, поскольку его использование способно «объяснить» существование той или иной конкретной черты того или иного конкретного общества. Сравнительный же метод предоставляет возможность «понять» эту черту, рассмотрев ее сначала как частный случай общего типа или класса социальных явлений, а затем связав с некой общей, желательно универсальной тенденцией, свойственной человеческим обществам вообще (т. е. законом) [Рэдклифф-Браун, 2001,

с. 202]. В этом смысле сравнительный метод выступает в качестве генерализующего изучения свойств человеческого общества.

Используя результаты собственных полевых исследований, ученый на примерах демонстрирует применение сравнительного метода в социальной антропологии. Рэдклифф-Браун обращает внимание на сходство тотемных представлений у аборигенов Австралии и индейских племен Северной Америки (мифы о птицах). Анализируя, сравнивая и обобщая их содержание, он приходит к выводу о том, что во всех случаях речь идет о категориях дружбы и вражды, в общем значении — солидарности и противостояния, а на еще более высоком уровне обобщения — об «оппозиции» как определенном виде отношений внутри человеческого сообщества. Мифы австралийских аборигенов о Соколе и Вороне или сказания североамериканских хайда об Орле и Вороне и т. д. — не что иное, как частные случаи универсальных правил или законов, характерных для социальных структур определенного типа. «После продолжительного сравнительного исследования я имею, на мой взгляд, все основания установить общий закон: везде, где существует социальная структура экзогамных половин, будь то в Австралии, Меланезии или Америке, эти половины мыслятся как находящиеся в том отношении друг к другу, которое здесь именуется “оппозицией”» [Рэдклифф-Браун, 2001, с. 188].

Оппозиция двух половин дуальной организации в реальной социальной жизни может принимать различные формы. Среди таковых А. Р. Рэдклифф-Браун называет институт «шутливых отношений» (подробно описанный в работах другого британского антрополога М. Глакмэна), состязательные игры, обряды похищения невесты, соревновательные обмены («потлач»), обряды избегания и т. п. Поэтому «оппозиция» представляет собой особый тип социальной интеграции, основанный на идее единства противоположностей.

Таким образом, начав с выделения частной особенности, характерной для племен одного из регионов Австралии (существование экзогамных половин, обозначаемых именами птиц), через сравнения с другими обществами из иных регионов мира можно увидеть, что имеет место особый случай широко распространенных общих тенденций, свойственных человеческим обществам в целом. «Сравнительный метод представляет собой, следовательно, такой метод, посредством которого мы переходим от частного к общему, а от общего к еще более общему, надеясь таким образом прийти к универсальному, т. е. к тем характеристикам, которые могут быть в тех или иных формах обнаружены во всех человеческих обществах» [Рэдклифф-Браун, 2001, с. 201].

Говоря о трактовке Рэдклифф-Брауном социальной антропологии как «сравнительной социологии», нельзя забывать, что ученый в своих научных воззрениях отстаивал функционализм — теоретическое направление, для которого были характерны отрицание исторического подхода, отказ от использования концепта «культура» и исключительная сосредоточенность на функциях социальных структур и институтов в жизни общества. А. Р. Рэдклифф-Браун сводил исторический метод к «гипотетической реконструкции прошлого», считал его лишенным «практической ценности», и, в отличие от «функционального метода интерпретации», заслуживающим лишь «академического интереса». Это обусловило ограниченность подхода выдающегося британского ученого. Новейшую антропологию он видел исключительно как «науку функциональную, генерализующую и социологическую» [Рэдклифф-Браун, 2001, с. 104].

Однако представители современной социальной антропологии, в отличие от А. Р. Рэдклифф-Брауна, не только не отрицают исторический метод и не противопоставляют его сравнительному, но, напротив, объединяют оба этих метода в сравнительно-исторический метод. Этот метод позволяет путем сравнения выявить общее и особенное в исторически связанных формах, а также выделить и описать различные исторические этапы развития какого-либо явления. Его применение также дает возможность прогнозировать тенденции развития изучаемого объекта. Используя этот метод, социолог вначале устанавливает родство исследуемых объектов и явлений и объединяет их в группы, внутри которых проводится историческое сравнение.

Далее возможны два направления аналитических процедур: сравнение одной социальной формы с другими или исследование изменений социальных форм во времени. В первом случае сравниваемые элементы сопоставляются без обращения к историческим изменениям. Конструируется некий архетип, базовая структура, с помощью сравнения друг с другом устанавливаются общность различных форм и существующее подобие структур. Во втором случае изменение форм соотносится со временем, различия трактуются как обусловленные историческим временем. Соответственно выстраиваются цепочки последовательностей изучаемых явлений и форм и затем матрицы соответствий одной системы элементов другим. Наконец, выделяется совокупность дифференциальных признаков, применительно к которым устанавливаются временные сдвиги.

В своих воззрениях А. Р. Рэдклифф-Браун исходил из того, что применение сравнительного метода должно быть направлено на выявление сходных черт жизни разных обществ в различных регионах мира. Эти обнаруженные сходства становятся основой для генерализации (обобщения). Антрополог же должен стремиться к воплощению «социологического» подхода — открыть «универсальное», т. е. то, что может быть обнаружено во всех человеческих сообществах [2001, с. 201]. Таким образом, согласно Рэдклифф-Брауну, выявление сходств, а не различий в процессе сравнения выступает главной задачей «сравнительного социолога».

Эта позиция вызвала критику со стороны ближайших соратников А. Р. Рэдклифф-Брауна, в частности, Э. Э. Эванса-Причарда, который писал: «Любая претензия на универсальность требует по своей природе не социологического, а исторического или психологического объяснения, тем самым нанося урон собственно социологической задаче, состоящей не в том, чтобы объяснить сходства, а в том, чтобы объяснить различия ...социологического объяснения требуют именно различия» [Эванс-Причард, 1997, с. 667]. Именно ориентация на изучение различий является доминирующей в более поздней и современной антропологии. Речь идет о кросс-культурных исследованиях.

 
Посмотреть оригинал