Современное состояние, уровень и динамика преступлений, совершаемых осужденными, больными туберкулезом

Несмотря на снижение числа зарегистрированных преступлений в Российской Федерации в 2008-2013 гг. и снижение общего количества осужденных, количество лиц, больных туберкулезом, остается на достаточно высоком уровне, что свидетельствует о высокой концентрации указанной категории лиц в исправительных колониях.

В настоящее время туберкулез занимает одно из первых мест в структуре социально значимых заболеваний уголовно-исполнительной системы России. В 2013 г. в лечебных исправительных учреждениях для туберкулезных больных содержалось около 37,8 тыс. человек.

Сложившаяся ситуация, связанная с насыщением мест лишения свободы осужденными, больными туберкулезом, способствует ухудшению криминальной ситуации в отношении вовлечения этой категории осужденных в преступную деятельность с возможностью появления нового типа преступника. Хотя туберкулез является основным социально значимым заболеванием в исправительных учреждениях, вопросы криминологического исследования преступлений, совершаемых лицами, больными туберкулезом, не нашли должного отражения в науке. Остается также не изученным вопрос о показателях преступлений, совершаемых осужденными, больными туберкулезом, в исправительных учреждениях[1].

Без всестороннего изучения состояния, структуры, уровня и динамики преступности лиц, больных туберкулезом, невозможно определить предложения, направленные на улучшение деятельности пенитенциарных учреждений и предупреждение преступлений со стороны данной категории осужденных.

Для достижения желаемого результата необходимо:

  • ? дать криминологическую характеристику преступности лиц, больных туберкулезом;
  • ? изучить с позиции криминологии основные наиболее распространенные пенитенциарные преступления, которые совершают осужденные, больные туберкулезом, отбывающие наказания в виде лишения свободы; дать характеристику их специфических и отличительных черт в условиях лишения свободы.

Преступность осужденных, больных туберкулезом, в пенитенциарных учреждениях надлежит изучать как определенную часть преступности в целом с неотъемлемыми особенностями ее количественной и качественной характеристик. Правонарушения, совершаемые в пенитенциарных учреждениях, посягают на криминологическую безопасность сотрудников, осужденных, которая трактуется как объективное состояние безопасности жизненно важных и других немаловажных интересов личности, всего общества и страны от преступных посягательств и угроз таких посягательств, вызываемых разного рода криминальными факторами (процессами и явлениями), а вдобавок — осознание людьми такой своей защищенности[2].

Повторим, что на сегодняшний день правоохранительные органы не ведут специальный учет преступности больных туберкулезом. При учете общего количества преступлений, совершенных этими лицами, следует опираться на такой криминологический подход, как «криминологическая воронка», где решающим показателем будет количество лиц, осужденных за совершение преступления[3].

Известная правоохранительным органам преступность превышает ее долю, официально ими регистрируемую, ее учтенная часть — раскрытую преступность, а число раскрытых деяний — число преступлений, за совершение которых виновные привлекаются к уголовной ответственности. Еще меньше деяний становится предметом судебного разбирательства и еще меньше деяний, за совершение которых суды выносят обвинительные приговоры с назначением наказания[4]. Реальной мерой наказания виновных завершается лишь малая доля фактически совершенных преступлений. В. В. Лунеев полагает, что на одного осужденного приходится 3-4 зарегистрированных преступления и около 10-20 фактически совершенных деяний[5]. Из этого следует, что разрыв между статистическими показателями преступности, учтенными на отдельных стадиях уголовного процесса, достаточно велик.

Ведущей характеристикой, позволяющей нам судить о характере преступности в пенитенциарных учреждениях, выступает динамика ее уровня. Согласимся с В. В. Лунеевым, считающим, что чем выше уровень выявленных деяний, тем ближе он к числу регистрируемой преступности, тем эффективнее функционирует система уголовной юстиции, а следовательно, она более социально здорова[6].

Согласно данным нашего исследования, лицами, больными туберкулезом, в Российской Федерации за 2009 г. совершено 22 544 преступления, за 2010 — 21 388, за 2011 — 18 788, за 2012 — 18 234, а за 2013 г. — 18 121 преступное деяние.

Таблица 8

Количество преступлений, совершенных лицами, больными туберкулезом (2009-2013 гг.)

Показатели

Годы

2009

2010

2011

2012

2013

Количество лиц,

больных

туберкулезом

120 835

117 227

109 904

100 010

99 188

Состояние

преступности

22 544

21 388

18 788

18 234

18 121

Уровень

преступности

186

182

170

182

182

Темп

прироста

-2,3 %

-6,7 %

6,3 %

0,2%

Уровень преступности лиц, больных туберкулезом, рассчитанный на 1 тыс. лиц, больных туберкулезом, за исследованный период составил: 2009 г. — 186,6; 2010 — 182,4; 2011 — 170,9; 2012 — 182,3; 2013 г. — 182,6. Средней уровень преступности лиц, больных туберкулезом, равен 180,9. Темп прироста по отношению к предыдущему году составил: в 2010 г. — -2,3 %; 2011 — -6,7 %; 2012 — 6,3 %; в 2013 г. — 0,2 %. Интересный результат показал в 2012 г. (при общем снижении количества лиц, больных туберкулезом) уровень преступности вырос на 6,3 %.

Таким образом, очевидны колебания уровня преступности лиц, больных туберкулезом, в России. Однако в связи с тем, что данные основаны на сведениях о лицах, больных туберкулезом, на момент осуждения (без учета этих же лиц на момент совершения преступления), полагаем, указанная категория лиц может значительно повлиять на показатели преступности лиц, больных туберкулезом, не исключая возможности удельного роста преступлений, совершенных лицами рассматриваемой категории. В подтверждение этой теории рассмотрим преступность лиц, больных ВИЧ-инфекцией. Примерно 30 % ВИЧ- инфицированных больны туберкулезом на разных стадиях.

Состояние преступности ВИЧ-инфицированных в России за 2005 г. составило 35 334 преступления, 2006 — 39 666, 2007 — 43 788, 2008 — 49 213, за 2009 г. — 55 565 преступных деяний.

Таблица 9

Показатели преступности ВИЧ-инфицированных в России[7]

Показатели

Годы

2005

2006

2007

2008

2009

Состояние

преступности

35 334

39 666

43 788

49 213

55 565

Уровень

преступности

15 049,01

16719

16 368

16 536

17 766

Темп

прироста

12,26 %

10,39 %

12,38 %

12,90 %

Уровень преступности ВИЧ-инфицированных, рассчитанный на 100 тыс. ВИЧ-инфицированных, за исследуемый период составил: в 2005 г. — 15 049; 2006 — 16 719; 2007 — 16 368; 2008 — 16 536; в 2009 г. — 17 766. В среднем уровень преступности ВИЧ-

инфицированных составляет 16 487,9. Темп прироста по отношению к предыдущему году составил: в 2006 г. — 12,26 %; 2007 — 10,39 %; 2008 — 12,38 %; в 2009 г. — 12,90 %. Средний темп прироста составляет 12 %[8].

Как указывалось ранее, в общей структуре преступлений, совершенных лицами, больными туберкулезом, в нашей стране основную часть составляют преступления против собственности — 43 % от общего числа всех преступлений, совершенных лицами данной категории, которые представлены такими составами преступлений, как: кража (ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, далее — УК РФ) — 50 %; разбой (ст. 162 УК РФ) — 27 %; грабеж (ст. 161 УК РФ) — 20 %; вымогательство (ст. 163 УК РФ) — 1,4%. Этот показатель составляет примерно 8,2 % от общего количества преступлений против собственности, зарегистрированных в Российской Федерации в 2013 г.[9]

Таблица 10

Виды преступлений, совершенных лицами, больными туберкулезом

Вид преступления

Количество

Убийство

4037

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

1944

Изнасилование, насильственные действия сексуального характера

583

Кража

3265

Грабеж

1342

Разбой

1808

Вымогательство

95

Преступления в сфере экономической деятельности

269

Бандитизм

41

Хулиганство

43

Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества

1

Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков

4054

Преступления против военной службы

67

Прочие преступления

972

Структура преступности в РФ за 2013 г. показала, что около половины (48,7 %) всех зарегистрированных преступлений составляют хищения чужого имущества, порядка 26 % — это преступления против жизни и здоровья:

  • ? убийство и покушение на убийство (ст. 105 УК РФ) — 39 %;
  • ? умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ) — 28%;
  • ? умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести (ст. 112 УК РФ) —24%;
  • ? побои (ст. 116 УК РФ) — 9 %.

Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности составляют 3 % и чаще всего представлены изнасилованием (ст. 131 УК РФ).

Почти 1,5 % приходится на преступления в сфере экономической деятельности, изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК РФ) — 53 %; контрабанду (ст. 188 УК РФ) — 20 %. Около 27 % составляют: незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК РФ).

В структуре рассматриваемых преступлений большую часть занимают преступления против здоровья населения и общественной нравственности. Среди них: незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228 УК РФ) — 54 %; незаконное производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228[10] УК РФ) — 32 %; нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228[11] УК РФ) — 14 %. Основываясь на результатах наших исследований, удельный вес этих преступлений в общей структуре преступлений лиц, больных туберкулезом, составляет 23 %, что можно объяснить тем, что потребление наркотиков и наличие социально значимых заболеваний, в том числе туберкулеза, тесно взаимосвязаны.

Рассматривая структуру преступлений лиц, больных туберкулезом, в нашей стране, можно увидеть, что большую долю всех преступлений, совершаемых этой категорией осужденных, составляют корыстно-насильственные. Как показывает практика, основным мотивом их совершения является извлечение прибыли, которая в дальнейшем, согласно результатам нашего исследования, используется для приобретения наркотиков.

Преступность осужденных в исправительных учреждениях представляет собой исторически изменчивое, социально-правовое явление, которое можно охарактеризовать по количественным и качественным признакам[10]. Анализ данного вида преступности позволяет оценить масштабы этого негативного явления и прогнозировать развитие преступности, определить черты и особенности этих деяний, без чего невозможно разработать меры частнопредупредительного характера и ресоциализации. Научный подход к организации указанного направления деятельности нуждается в глубоком анализе причин и условий, способствующих совершению преступлений в ИУ.

Общеизвестно, что под пенитенциарной преступностью понимают совокупность преступлений, совершаемых в исправительных учреждениях в определенный промежуток времени. Среди них наиболее распространенными являются преступления:

  • а) против жизни и здоровья: убийство (ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК РФ);
  • б) против порядка управления: посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ), дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ);
  • в) против общественной безопасности и общественного порядка: хулиганство (ст. 213 УК РФ), захват заложника (ст. 206 УК РФ), массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ);
  • г) против правосудия: побег из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313 УК РФ).

В исправительных учреждениях совершаются и другие преступления (против личности, в сфере экономики и пр.).

Анализ криминологической характеристики преступлений осужденных позволяет выявить особенности совершения противоправных действий лицами, больными туберкулезом, и выработать оптимальные меры предупреждения.

Целенаправленное изучение состояния, уровня, структуры, динамики преступности служит основой для разработки предложений по совершенствованию системы предупреждения данного вида преступности. Для этого необходимо:

  • а) дать криминологическую характеристику преступлений, совершенных осужденными, больными туберкулезом;
  • б) проанализировать наиболее распространенные причины и условия их совершения.

Особенности пенитенциарной преступности лиц, больных туберкулезом, определяются спецификой уголовно-исполнительной системы, составом осужденных, наличием формальных и неформальных взаимоотношений между ними, а также другими факторами[13].

Перед тем, как перейти к анализу состояния, структуры и динамики преступности осужденных, больных туберкулезом, охарактеризуем пенитенциарную преступность в России.

Имеющиеся статистические данные позволяют нам увидеть состояние преступности среди лиц, содержащихся в учреждениях ФСИН России, за последние десять лет. Так, количество пенитенциарных преступлений в 2004 г. составляло 724, 2005 — 835, 2006 — 1020, 2007 — 1359, 2008 — 1256, 2009 — 1043, 2010 — 979, 2011 — 1023, 2012 — 808, в 2013 г. —961.

Итак, начиная с 2004 г., уровень пенитенциарной преступности приобрел тенденцию к росту, в 2005 г. прирост к 2004 г. составил 15 %, в 2006 г. — 41 %, в 2007 г. — 88 %. Только в 2008 г. наметилось его снижение на 7,6 % к АППГ, в 2009 г. — 17 % к АППГ, в 2010 г. — 6 % к АППГ. В 2011 г. произошел рост на 4 %, в 2012 г. вновь снижение количества преступлений до 808 — 21 % к АППГ, в 2013 г. рост до 961 — 19 % к АППГ. Уровень преступности осужденных в 2007 г. составил 1,51, а в 2013 г. — 1,27 в расчете на 1 тыс. осужденных (пенитенциарный рецидив).

При анализе данных о динамике состояния общей преступности и преступности среди лиц, содержащихся в учреждениях ФСИН России, следует констатировать, что в 2004 г. происходит снижение числа преступлений, совершенных в исправительных учреждениях. В период с 2004 г. прослеживается их увеличение, а с 2008 по 2010 г.

одновременно сократилось количество всех зарегистрированных преступлений, в 2013 г. произошел рост пенитенциарных преступлений.

Уровень преступности среди лиц, содержащихся в учреждениях ФСИН России, в 2004 г. составил 1,21. С 2005 по 2007 г. происходит увеличение зарегистрированного уровня преступности среди лиц, содержащихся в учреждениях ФСИН России. В 2005 г. он составил 1,23, в 2006 г. — 1,32, в 2007 г. — 1,51. С 2008 по 2011 г. наметился темп снижения показателя. Так, в 2008 г. показатель составил 1,42, в 2009 г. — 1,17, в 2010 г. — 1,13, повышение в 2011 г. — 1,25, снижение в 2012 г. — 1,06, в 2013 г. вновь рост до 1,27. Таким образом, самый низкий показатель преступности за исследованный период отмечен в 2012 г., а наиболее высокий — в 2007 г.

Таблица 11

Динамика числа зарегистрированных преступлений и уровня преступности среди лиц, содержащихся в учреждениях ФСИН России, в период с 2004 по 2013 год

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

Всего зарегистрировано преступлений

724

835

1020

1359

1256

1043

979

1023

808

961

Уровень преступности на 1 тыс. осужденных

1,21

1,23

1,32

1,51

1,42

1Д7

из

1,25

1,06

1,27

Исследование структуры пенитенциарной преступности по видам ИУ выявило, что более криминогенны исправительные колонии, где совершается до 69,1 % преступлений. На втором месте колонии-поселения (КП), участки — 20,0 %, на третьем СИЗО — 4,6 %, ЛИУ — 3,7 %, лечебно-профилактические учреждения (ЛПУ) — 1,3 %, воспитательные колонии (ВК) — 1,0 %, тюрьмы и помещения, функционирующие в режиме следственного изолятора (ПФРСИ), не превышают — 0,15 %. Однако если соотнести эти данные со среднесписочной численностью контингента, то выяснится, что на конец 2010 г. лидирующее место по степени криминогенности занимают КП — 5,0; ВК — 1,41; ЛПУ — 1,38; ИК — 1,31; СИЗО и тюрьмы — 0,47 и 0,37 соответственно, уровень преступности понижается в 2011 г., он составляет для лидирующих ИУ: КП — 8,48; ВК — 3,1; ИК — 1,58; тюрьмы — 1,66; в 2009 г. КП (участки) — 5,0; ВК — 1,41; ЛПУ — 1,38; ИК — 1,3; ЛИУ — 1,1; СИЗО — 0,47; тюрьмы — 0,37; ПФРСИ — 0,16. В 2013 г. уровень пенитенциарной преступности приобрел тенденции к росту в ВК до 1,72 (такая ситуация подразумевает опасность повторных преступлений, так как совершают их несовершеннолетние, а это свидетельствует о дальнейшей криминализации личности); ЛИУ — 1,46; тюрьмы — 1,1; ПФРСИ — 0,6; СИЗО — 0,54; стабилен уровень преступности в КП

(участках), где он составляет, как и в предыдущем, 5,0; в ИК снизился до 1,22; ЛПУ — 1,02 на 1 тыс. осужденных.

Ситуация в стране, связанная с экономическим кризисом, подстегнет уровень преступности в России. Выход из него, по прогнозам экспертов, окажется долгим (при нынешней социально-экономической модели в условиях «мирового кризиса»)[14] и займет не менее 10-15 лет[15]. А это означает падение уровня промышленного производства и ВВП, массовое банкротство банков, вероятную девальвацию рубля, более быстрое «проедание» резервов, все это предрекают эксперты[16]. Заместитель директора института «Центр развития» ГУ-ВШЭ С. Смирнов не исключает и нового витка мирового кризиса в самое ближайшее время, а следовательно, ухудшение социального положения незащищенной категории граждан. Таким образом, данная ситуация вызывает вполне обоснованную тревогу, предвещающую увеличение зарегистрированного уровня преступности в стране и исправительных учреждениях УИС.

Структура пенитенциарной преступности РФ за несколько последних лет претерпела значительные изменения. В 80-е до конца 90-х гг. XX в. в структуре пенитенциарной преступности в ИУ России, судя по уголовной статистике, произошли кардинальные изменения. На них повлияли различные тенденции в сфере насильственной и корыстной преступности в целом. В 80-е гг. наибольший удельный вес в пенитенциарной преступности занимало хулиганство (25,5 %), в 90-е гг. оно составляло всего 3,66 %, в то время как первое место заняло уклонение от отбывания лишения свободы (39,6 %). Побеги в эти периоды занимали второе место (15,5 % и 14,85 % соответственно). Насильственные преступления переместились с третьего на четвертое место (их число снизилось с 15,3 % в общей массе преступлений до 5,04 %), а третье — заняли преступления, связанные с приобретением, сбытом наркотических средств (14,86 %), которые в 80-е гг. были лишь на пятом месте (7,1 %). Эта ситуация отражает актуализацию в стране наркотической проблемы с 1985 г.[17]

В период с 2004 по 2013 г. наблюдается рост удельного веса насильственных преступлений (в 2004 г. — 9,5 %, в 2013 г. — 11,3 %). Таким образом, темп роста составил 15,5 %. Уменьшилась также доля побегов из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи с 33,1 до 20,2%.

Опасная тенденция прослеживается в статистическом анализе преступлений, связанных с оборотом наркотических средств. С 2009 по 2013 г. наблюдается ежегодное увеличение количества преступлений среди лиц, отбывающих уголовное наказание в учреждениях ФСИН России. Темп роста (при удельном весе 13,4 % этих преступлений в 2009 г.) к 2006 г. составил 73 %, в 2008 г. удельный вес — 17,7 %, рост — 149 %, в 2011 г. удельный вес — 25,8 %, рост — 180 %, в 2012 г. удельный вес — 27,4 %, рост — 181 %, в 2013 г. удельный вес — 29,3 %, рост — 220,3 %.

Перейдем к характеристике количественных и качественных показателей преступлений, совершаемых осужденными, больными туберкулезом.

По состоянию преступности лиц, больных туберкулезом, отбывающих наказание в пенитенциарных учреждениях, насчитывалось в 2006 г. — 48, 2007 — 61, 2008 — 53, 2009 — 51, 2010 — 67, 2011 — 67, 2012 — 59, в 2013 г. — 63 (табл. 12).

Таблица 12

Преступления, совершенные осужденными, больными туберкулезом, отбывающими наказание в виде лишения свободы

Показатели

преступлений

Годы

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

Количество

осужденных

46211

49453

48278

47519

45967

44722

43276

43765

Число

преступлений

48

61

53

52

67

69

59

63

Уровень

преступлений[18]

1,04

1,23

1,10

1,09

1,46

1,54

1,36

1,43

Темпы

прироста

18,75%

-13,11%

-1,89%

31,37%

0,0%

-9,33%

5,14%

Как видно из представленных данных, в период с 2006 по 2013 г. происходило последовательное увеличение числа зарегистрированных преступлений и уровня преступности: в 2007 г. зарегистрировано преступлений лиц, больных туберкулезом, — 61, уровень преступности составил 1,23. В период с 2008 по 2009 г. снизилось количество преступлений с 61 до 52, уровень преступности составил — 1,09. С 2010 по 2011 г. уровень преступности начал приобретать выраженную тенденцию к росту и составил 1,46 и 1,54 на 1 тыс. осужденных соответственно. В 2012 г. незначительный спад на 9 %, уровень составил 1,36, а в 2013 г. вновь рост на 5 % (1,43).

Структура пенитенциарной преступности среди осужденных, больных туберкулезом, в последние годы в целом по исправительным учреждениям претерпела некоторые изменения, в сокращении доли побегов из мест лишения свободы и убийств.

Таблица 13

Структура пенитенциарной преступности среди осужденных, больных туберкулезом

Наименование показателей

2009

2010

2011

2012

2013

Среднесписочная численность контингента за отчетный период

47519

45967

44722

43276

43765

Зарегистрировано преступлений в отчетном периоде

51

67

77

59

63

Зарегистрировано преступлений в отчетном периоде, в том числе:

дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ)

10

12

10

13

14

против личности (разд. VII УК РФ)

4

4

4

5

4

побеги из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313 УК РФ)

22

2

0

3

1

уклонение от отбывания наказания лишения свободы (ст. 314 УК РФ)

11

1

1

2

2

приобретение, сбыт наркотических средств (ст. 228 УК РФ)

220

38

37

25

30

иные преступления

115

10

17

11

10

Наибольший удельный вес в структуре пенитенциарной преступности лиц больных туберкулезом, по данным НИИИТ ФСИН России за 2013 г., занимают преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, затем — преступления против порядка управления, преступления против личности (против жизни, из них убийства — ст. 105 УК РФ, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью — ч. 1-3 ст. 111 УК РФ и повлекших по неосторожности смерть потерпевшего — ч. 4 ст. 111 УК РФ).

Специфичные преступления для указанных мест — это побеги. Ежегодно в среднем совершается 300 побегов, что составляет треть от всех преступлений, совершаемых в исправительных учреждениях.

В рассматриваемый период количество осужденных, больных туберкулезом, совершивших побег, насчитывало примерно 1,3 % от общего числа осужденных, больных этим заболеванием. Данный показатель не отражает объективную реальность количества осужденных, больных туберкулезом, совершивших побег, так как статистика ФСИН России по лицам, совершившим побег, не учитывает информацию о наличии у них туберкулеза или иных заболеваний.

В 2008 г. удельный вес побегов из исправительных учреждений был равен 28,5 %, а удельный вес осужденных, больных туберкулезом, среди осужденных, совершивших побег, — 3,4 %.

Приведенные данные указывают, что в общей структуре пенитенциарной преступности удельный вес исследуемой нами категории осужденных незначителен. В основном это связано с неготовностью к побегу осужденных, больных туберкулезом, в силу ряда причин, обусловленных прежде всего их физическим и эмоциональным состоянием[19]. Помимо того, мы уже отмечали, что в ПК этой категории лиц оказывается соответствующая медицинская помощь, что в условиях свободы не каждый осужденный, больной туберкулезом, сможет себе позволить. Еще одна причина заключается в том, что у 56 % таких осужденных утрачена связь с родными, а значит, бежать им по сути некуда. Важно также отметить, что, по данным нашего исследования, около 42 % осужденных, больных туберкулезом, считают лишение свободы возможностью победить болезнь.

Изучение нами уголовных и личных дел осужденных, больных туберкулезом, показало, что отбывающие наказание осужденные этой категории имеют такую отличительную черту, как повышенная криминальная активность, что объясняется наличием особых условий содержания, употреблением наркотических веществ до осуждения и изменениями психического состояния по причине заболевания.

Таким образом, анализ преступлений осужденных рассматриваемой категории в исправительных учреждениях позволяет выделить в их структуре пять самых распространенных групп преступлений: а) против жизни и здоровья; б) против собственности; в) против здоровья населения и общественной нравственности; г) против общественной безопасности и общественного порядка; д) против правосудия и порядка управления. Тщательное изучение этих групп с криминологических позиций будет способствовать, с одной стороны, выявлению криминологических особенностей их совершения, а с другой — определению наиболее эффективных мер для их предупреждения.

Структура преступлений осужденных, больных туберкулезом, в исправительных колониях:

  • 1. Незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228 УК РФ) в структуре преступлений осужденных, больных туберкулезом, составляет самый большой процент — 34 %. По сравнению с общими показателями пенитенциарной преступности, где этот показатель равен 10 %, что практически в 3 раза меньше.
  • 2. Кража (ст. 158 УК РФ) — 27 %, а доля преступлений против собственности в учреждениях ФСИН России — 2,3 %, в 11 раз меньше. Следовательно, осужденные, больные туберкулезом, склонны к совершению корыстных преступлений. Такое число краж вызвано тем, что совершение хищения открытым способом неэффективно в условиях ИК. Наркотическая зависимость большинства осужденных, больных туберкулезом, подталкивает их к стремлению располагать материальными и денежными средствами для приобретения наркотических веществ.
  • 3. Причинение вреда здоровью различной степени тяжести (ст. 111, 112, 115 УК РФ) составляет 19 %, что практически в 2 раза превышает средний уровень этой группы преступлений в общей структуре пенитенциарной преступности.
  • 4. Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ), находится в пределах 10 %. Указанный показатель в общей структуре преступности в местах лишения свободы составляет 18,2 %, что почти в 1,8 раза превышает показатель этого вида преступлений, совершаемых осужденными, больными туберкулезом. Хотя стоит отметить, что наличие такого заболевания, как туберкулез, особенно в его самых тяжелых формах, способствует совершению данного вида преступлений[20].
  • 5. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ) находится на уровне 7 %.

При всей значимости проведенного исследования мы не можем полностью воспроизвести структуру преступлений, совершаемых осужденными, больными туберкулезом, в связи с чем встает вопрос о латентных преступлениях, не отраженных в официальной статистике.

В результате исследования латентности преступлений были сделаны следующие выводы:

  • 1) наибольшей степенью латентности обладают приготовления к преступлению против личности. Этот факт подтверждается исследованием Д. Б. Вальяно. Проведенное анкетирование сотрудников ИУ показало, что 46 % преступных посягательств в отношении осужденных остаются латентными, оцениваются как случайные травмы, падения и т. д.[21];
  • 2) большой латентностью обладает также ряд насильственных преступлений таких, как истязания, побои, мужеложство (совершение мужеложства характерно по отношению к лицам, замеченным в «стука- честве», краже вещей или продуктов питания у других осужденных, лицам, совершившим сексуальные преступления; около 80 % совершается в следственных изоляторах, около 15 % в колониях, причем в первые месяцы отбывания наказания), а также хулиганства, которые в статистических данных практически не отражаются;
  • 3) в период снижения количественных показателей зарегистрированных преступлений в отчетных периодах снижается также число предотвращенных преступных деяний, количество принятых решений об отказе в возбуждении уголовного дела по выявленным фактам правонарушений в местах лишения свободы. В связи с отсутствием статистической отчетности предотвращенных преступных деяний и количества принятых решений об отказе в возбуждении уголовного дела осужденных, больных туберкулезом, мы обратимся к статистическим показателям учреждений с наиболее значимой концентрацией этих осужденных — лечебных исправительных. Так, картина предотвращенных преступных намерений и деяний в ЛИУ для больных туберкулезом ФСИН России в период 2006-2013 гг. выглядела следующим образом. С 2006 по 2013 г. прослеживается тенденция к снижению показателей, в 2009 г. уменьшение до 7664 случаев, 2010 — 7026, 2011 — 6828, 2012 — 6798, в 2013 г. — 6753 случая. Решений об отказе в возбуждении уголовного дела по выявленным фактам правонарушений в местах лишения свободы было принято в 2009 г. — 969, 2010 — 776, 2011 — 727, 2012 — 764, в 2013 г. —787.

Таблица 14

Показатели состояния преступности в ЛИУ ФСИН России 2009-2013 гг.

Наименование показателя

2009

2010

2011

2012

2013

Предотвращено преступных намерений, деяний

7664

7026

6828

6798

6753

Количество принятых решений об отказе в возбуждении уголовного дела по выявленным фактам правонарушений в местах лишения свободы

969

776

727

764

787

Анализ данных изменений позволяет сделать предположение об увеличении в период с 2006 по 2013 г. латентности преступлений, совершаемых осужденными в пенитенциарных учреждениях, и существовании обратно пропорциональной связи между количеством зарегистрированных преступлений и количеством вынесенных решений об отказе в возбуждении уголовного дела по имеющимся фактам правонарушений в исправительных учреждениях.

Сокрытие преступлений от регистрации осуществляется путем:

  • ? осознанно неправильной уголовно-правовой квалификации совершенных преступных деяний, когда они регистрируются как посягательства, относящиеся к не учитываемой категории преступлений в отчете формы 2-УИС «О состоянии преступности среди лиц, содержащихся в учреждениях УИС» либо менее опасным деяниям (например, ст. 115, 116 УК РФ не входят);
  • ? путем регистрации преступных намерений и деяний не как уголовно наказуемых деяний, а как злостного нарушения установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы, предусмотренного ст. 116 УИК РФ. Б. Н. Ботаева указывает, что в 57 % случаев происшествия трактуются как злостное нарушение режима отбывания наказания, хотя имеются все признаки преступления[22].

Кроме того, нужно упомянуть, что в статистике о заболеваниях и временной нетрудоспособности лиц, содержащихся в тюрьмах, могут скрываться завуалированные факты не установленных событий составов преступления.

Данные нашего исследования наталкивают на определенные выводы, связанные с искусственной латентностью указанных преступлений, основной причиной которых является стремление администрации ИУ изменить статистику деяний против жизни и здоровья осужденных в группу травм, связанных с временной нетрудоспособностью, полученных в процессе отбывания наказания или хозяйственно-

производственной деятельности. Неоспорим факт существования незарегистрированных преступлений, когда правоохранительные органы были осведомлены о реально совершенном преступлении, осуществляли первичную регистрацию, формально принимали какие-то меры к его расследованию, но в силу нежелания, слабой профессиональной подготовки дознавателей или следователей, ошибочной уголовно-правовой квалификации преступные деяния оставались не зарегистрированными в официальной статистике[23].

Как видно из таблицы 14, число предотвращенных преступных намерений и деяний осужденных, больных туберкулезом, в учреждениях ФСИН России в тысячу раз, а то и более, превышает количество зарегистрированных преступлений.

Согласно исследованию, проведенному О. В. Филипповой, из числа правонарушений, совершенных в пенитенциарных учреждениях, по которым отказано в возбуждении уголовного дела, случаи бытового травматизма осужденных составили 54 %, в том числе травмы при падении (с кровати, лестницы, стульев, подоконников, крыши и т. д.) — 73,1 %, при занятиях спортом — 26,9 %. Решения об отказе в возбуждении уголовного дела в 22 % вынесены по фактам причинения вреда здоровью осужденных в ходе конфликтов (легкий вред здоровью, побои) на основании отсутствия заявления потерпевшего п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, 14,5 % отказных материалов составили факты самоповреждения и попыток суицида осужденных[24].

Отдельным блоком хотелось бы рассмотреть постпенитенциарный рецидив лиц, освобождающихся из исправительных учреждений с диагнозом туберкулез. Предметом исследования стали лица, освобожденные из ЛИУ для больных туберкулезом в 2011-2013 гг., а также (при наличии рецидива с их стороны) совершенные ими рецидивные преступления.

Под постпенитенциарным рецидивом понимается совершение нового преступления (преступлений) в течение трех лет после освобождения. Именно в этот период мы можем оценить результат неудавшейся ресоциализации освобожденного на фоне сохранения влияния отрицательных (десоциализирующих) факторов лишения свободы как изоляции от общества[25].

По данным нашего исследования, в течение трех лет после освобождения совершают новые преступления в среднем 63 % освобожденных, больных туберкулезом. Для сравнения, по данным В. В. Городнянской, в течение трех лет после освобождения совершают новое преступление в среднем 55 % освобожденных из колоний общего режима и 29,6 % освобожденных из колоний строгого режима[26].

В результате исследования удалось выяснить зависимость общего уровня рецидива от вида преступления, за которое лицо впервые отбывало лишение свободы. При указанных ранее его общих показателях (63 %), если таким преступлением была кража, то уровень рецидива составляет 66 %, а если такое преступление было связано с незаконным оборотом наркотических средств — 40 %. Сопоставление интенсивности и характера постпенитенциарного рецидива с ранее совершенным преступлением свидетельствует об их тесной взаимосвязи применительно к осужденным за корыстные преступления. При совершении рецидивного преступления в течение трех лет лицом, освобожденным от отбывания наказания за кражу, специальный рецидив составляет 66 %. В течение полугода после освобождения — 71 %. После полугода нахождения на свободе уровень специального рецидива освобожденных падает. Причины установленной тенденции понижения специализации рецидива краж по мере роста времени, истекшего после освобождения из мест лишения свободы, связаны с тем, что сразу после выхода из заключения, осужденные, больные туберкулезом, начинают искать материальные средства для существования, и нередко находят их посредством повторной кражи. С течением времени лица, больные туберкулезом, как правило, излечиваются, находят постоянное место работы, обзаводятся семьей ит. д.

В целом в течение полугода после освобождения общий уровень рецидива среди них составляет 34 %, в течение трех лет — 41 %.

С учетом изложенного можно предположить, что высокие показатели рецидива освобождаемых, больных туберкулезом, в первые полгода обусловлены тем, что в основном достаточно шести месяцев, чтобы лицо полностью завершило лечение от туберкулеза и имело возможность беспрепятственно устроится на работу.

Применительно к иным преступлениям специальный рецидив не превышает средних показателей, а по истечении двух лет практически утрачивает связь с ранее совершенным деянием.

Таким образом, приведенные в параграфе обстоятельства позволяют нам сделать следующие выводы.

Результаты нашего исследования указывают, что количество преступлений, совершаемых осужденными, больными туберкулезом, остается на достаточно высоком уровне и в ближайшем будущем не следует ожидать тенденции к его снижению.

Преступность осужденных, больных туберкулезом, необходимо рассматривать как определенную часть преступности в целом с ее неотъемлемыми особенностями качественной и количественной характеристик: а) ежегодный темп прироста преступлений, совершаемых осужденными, больными туберкулезом, составляет в среднем 7 %; б) уровень преступности таких лиц, рассчитанный на 1 тыс. осужденных, превышает общий уровень пенитенциарной преступности в 1,3 раза; в) структура преступности осужденных, больных туберкулезом, в основном повторяет общую структуру преступности в стране за исключением повышенных показателей преступлений в сфере незаконного оборота наркотических веществ (54 %); г) структура преступности указанной категории осужденных отличается от общей структуры пенитенциарной преступности повышенными показателями насильственных преступлений, а также преступлений в сфере незаконного оборота наркотических веществ.

Изложенное позволяет нам также констатировать, что осужденные, больные туберкулезом, как отдельная категория осужденных существенно влияет на криминальную обстановку в местах лишения свободы.

Что касается постпенитенциарного рецидива осужденных, освобождаемых из лечебных исправительных учреждений для больных туберкулезом, то их показатель превышает аналогичный у осужденных, освобождаемых из колоний общего и строгого режимов, на 25 %.

Проблема совершения преступлений осужденными, больными туберкулезом, как в стране в целом, так и в пенитенциарных учреждениях в частности, с каждым днем становится все актуальнее и нуждается в дальнейшем всестороннем изучении и отслеживании тенденций преступлений этой категории лиц.

  • [1] См.: Никитин Д. А. Указ. соч. С. 42.
  • [2] См.: там же.
  • [3] См.: Шнайдер Г. Й. Криминология : пер. с нем. / под общ. ред. и с предисл.Л. О. Иванова. М, 1994. С. 111.
  • [4] Жарких М. Н. Преступность среди осужденных в исправительных учреждениях имеры ее предупреждения : дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2008. С. 76.
  • [5] Лунеев В. В. Контроль над преступностью: надежны ли показатели? // Гос-во иправо. 1995. № 7. С. 89.
  • [6] См.: Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российскиетенденции. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 407.
  • [7] Более подробно см.: Никитин Д. А. Указ. соч.
  • [8] Там же.
  • [9] См.: Преступность и правонарушения 2007-2012 гг. : статист, сб. М., 2013. С. 20.
  • [10] Филиппова О. В. Преступность в местах лишения свободы и ее предупреждение: по
  • [11] материалам Республики Бурятия : дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2009. С. 35.
  • [12] Филиппова О. В. Преступность в местах лишения свободы и ее предупреждение: по
  • [13] См.: Панасенко Е. К. Криминологическая безопасность осужденных в местахлишения свободы : дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2007. С. 56.
  • [14] Ситуация в мировой экономике нестабильна, внешняя политика, проводимая Российской Федерацией (вооруженный конфликт в Грузии, присоединение Крыма, политическая ситуация на Украине) не способствует стабильности экономики.
  • [15] См.: Ханин Г. И., Фомин Д. А. Экономический кризис 2008 г. в России: причины ипоследствия // Всероссийский экономический журнал. 2009. № 1. С. 34.
  • [16] См.: Российская бизнес-газета. 2014. 25 авг. № 716 (32).
  • [17] См.: Долгова А. И. Криминология. М., 1997. С. 651.
  • [18] Здесь и далее данные по уровню преступности осужденных, больных туберкулезом,приводятся из расчета на 1 тыс. среднесписочной численности контингента за отчетныйпериод.
  • [19] Осужденный К. совершил побег из лечебно-исправительного учреждения для больных туберкулезом 16/12 ГУФСИН России по Кемеровской области. Из-за невозможностисамостоятельно вылечиться и в связи с ухудшением состояния здоровья обратился в медицинское учреждение г. Новокузнецка, где и был задержан правоохранительными органами.
  • [20] В лечебно-исправительном учреждении г. Новосибирска осужденный И. совершилнападение на оперуполномоченного Ш. и инспектора отдела безопасности И. ОсужденныйИ., размахивая лезвием от одноразовой бритвы, нанес несколько ран оперуполномоченномуШ. в область кисти. При этом осужденный И. призывал других осужденных к неповиновению администрации ЛИУ.
  • [21] См.: Вальяно Д. Б. Предупреждение преступлений, дезорганизующих деятельностьисправительных учреждений, совершаемых организованными преступными группами : дис.... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 86.
  • [22] Ботаев Б. Н. Уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы:характеристика, ответственность : дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2005. С. 14.
  • [23] См.: Антонян Ю. М. Курс лекций по криминологии. М., 2003. С. 194.
  • [24] См.: Филиппова О. В. Указ. соч. С. 34, 37.
  • [25] См.: Городнянская В. В. Постпенитенциарный рецидив : монография. М., 2012. С. 145.
  • [26] См.: там же. С. 146.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >