Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Информационное общество и международные отношения

Основные концепции конфликтов информационной эпохи

Современное состояние мировой военной и политической мысли характеризуется наличием множества концепций военного строительства, отдающих приоритетное значение информационным технологиям. Наиболее известными и разработанными можно назвать концепции информационной войны, сетевой войны, сетецентрической войны, кибервойны, ряд концепций асимметричного конфликта, «новых войн» и (в меньшей степени) постмодернистской войны.

Концепция информационной войны

В конце 1980-х—1990-е гг. в литературе, в основном публицистической, возник термин «информационные войны». Пока определения этого термина в международном праве нет, а различные национальные ведомства (по большей части — силовые) в своих стратегических документах делают акцент на военно-политическом аспекте этого понятия.

Как писали в своей работе «Война и антивойна» Элвин и Хейди Тоффлеры, история войн может быть разделена на три больших периода, соответствующих истории развития человеческих цивилизаций: аграрный, промышленный и информационный. В соответствии с моделью Тоффлеров будущие войны для цивилизаций третьей, информационной волны должны принимать форму информационных войн, основывающихся на совершенных системах связи, доступе к космосу и процессу принятия решений в реальном времени. Имеется в виду, что информационные войны характерны только для информационного общества.

М. Кастельс в своей работе «Информационная эпоха: экономика, общество, культура» говорит о «мгновенных войнах». Так он называет войны, которые после окончания «холодной войны» державы вели короткими решительными бросками, применяя новые технологии, и которые СМИ в «стерильном» виде представили всему миру (обычные, войны продолжались, но на периферии). Кастельс считает, что наступил конец традиционных войн. Он говорит, что на протяжении почти всей истории, по крайней мере в Европе, война была необходимым «обрядом перехода» и служила постоянным напоминанием о смертности человека, а также точкой отсчета для выживших. Теперь это уходит в прошлое. Кроме того, сетевое общество с его упором на мгновенную коммуникацию может почти молниеносно собрать информацию по всему земному шару и передать ее с помощью гипермедиа, которые делают «вылазки» в историю, не помещая исторический факт в исторический контекст, оставляя нас во «вневременном ментальном ландшафте». И все это сводится воедино в культуре сетевого общества, которое означает «системный беспорядок», постоянную мгновенность и спонтанность.

Впервые термин «информационная война» появился в середине 1980-х гг. в связи с новыми задачами Вооруженных сил США в условиях

«холодной» войны и явился результатом работы группы американских военных теоретиков в составе Г. Эклса, Г. Саммерса и др. В дальнейшем термин начал активно употребляться после проведения операции «Буря в пустыне» в 1991 г. в Ираке, где новые ИКТ впервые были применены в военных целях.

До современного этапа информационные войны были лишь частью обычных войн, определяющихся сугубо в терминах силы. Сейчас на первый план выходят гуманитарные, экономические, правовые аспекты информационного противостояния, а информационные войны становятся особым видом войны, которая может вестись отдельно от военных действий. Сейчас возможна такая ситуация, когда есть информационная война, но нет военных действий, но не наоборот, поскольку военные действия стали неотделимы от информационной войны.

Корректность употребления термина «информационная война» довольно спорна и используется не всеми учеными. Часто этот термин заменяют термином «информационное противоборство», т.к. информационная война — более сложное понятие и подразумевает вовлеченность в нее всего населения и всех ресурсов государства. В. Пирумов определяет информационную войну как новую форму борьбы двух и более сторон, которая состоит в целенаправленном использовании специальных средств и методов влияния на информационные ресурсы противника, а также в защите собственного информационного ресурса для достижения назначенных целей. По мнению С. Расторгуева, информационная война — открытые и скрытые целенаправленные информационные воздействия информационных систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в материальной сфере. Но под это определение подпадает практически любая акция информационно-психологического воздействия. Одним из признаков информационной войны может служить факт применения информационного оружия. Другим признаком информационнопсихологической войны является особая, характерная только для войны организационная форма реализации намерений — тайные операции.

Информационная война может включать в себя дипломатию, пропаганду и психологические кампании, политическую и культурную подрывную работу, использование местных СМИ для публикации ложных сведений, проникновение в информационные сети и базы данных, продвижение оппозиционных или диссидентских движений посредством компьютерных сетей. Среди основных методов можно выделить дезинформацию, лоббирование, пропаганду, шантаж, кибертерроризм и манипулирование.

Информационная война отличается от компьютерных преступлений тем, что она предполагает враждебные действия со стороны противника — будь то частное лицо, конкурирующая организация или враждебное государство — в борьбе за гегемонию на рынке или политической арене. У. Швартау в работе «Информационная война: хаос на электронном суперхайвэе» определил информационную войну как электронный конфликт, в котором информация является стратегическим активом, достойным завоевания или уничтожения. Информация при этом должна быть и целью, и средством в информационной войне.

Согласно наименее оспариваемому определению информационной войны (которое дал Р. Шафрански), информационная война представляет собой использование информационного оружия для воздействия на системы знаний и представлений противника. Даже примитивные общества могут стать объектом воздействия для информационной войны.

М. Либицки из Университета национальной обороны США выделил семь форм информационной войны:

  • 1) война «средств управления и контроля», которая связана с использованием материальной силы;
  • 2) война на основе знаний, которая состоит из проектирования, защиты и отражения систем, которые стремятся к знанию, способному обеспечить доминирование в пространстве;
  • 3) радиоэлектронная война, где используются радио-, электронные или шифровальные методы;
  • 4) психологическая война, где информация используется для влияния на сознание друзей, нейтральных сторон и противников;
  • 5) «хакерская война», где подвергаются нападению именно компьютерные системы;
  • 6) экономико-информационная война, направленная на блокирование информации или ее движение в целях обеспечения экономического превосходства;
  • 7) кибервойна: комбинация предыдущих шести методов.

На основе уже проведенных исследований можно выделить несколько основных характеристик информационной войны.

  • 1. Ведение информационной войны достаточно дешево. Хотя нужно признать, что сейчас существует тенденция к подорожанию таких войн в связи с ростом спроса на средства их ведения, но по общему уровню капиталовложений в их организацию они пока что относительно дешевы. В отличие от традиционных военных технологий, информационные технологии не требуют обязательной государственной поддержки.
  • 2. Стираются традиционные различия между общественными и частными интересами, между военными действиями и преступным поведением. Стираются признанные межгосударственные границы.
  • 3. Индустриально развитые государства являются наиболее уязвимыми перед лицом информационных атак. Например, США являются наиболее развитой, но при этом и наиболее уязвимой в информационной сфере страной, поскольку ее экономика, политика, дипломатия и другие сферы сильно зависят от информационных технологий и систем, и их разрушение грозит обвалом всей жизнеобеспечивающей инфраструктуры внутренней безопасности. Эти опасения нашли отражение в Национальной стратегии внутренней безопасности.

Однако существует и альтернативный подход к сущности информационных конфликтов. Бывшее доверенное лицо Агентства национальной безопасности Лоренс Гринберг выделил три главные особенности войны:

  • 1) физическое разрушительное действие;
  • 2) территориальный захват;
  • 3) военный характер цели.

В целом по отношению к понятию «информационная война» ее исследователей можно разделить на три основные группы:

  • ? социально-коммуникативный подход (сводит все к отдельным информационным способам ведения межгосударственного противоборства, коммуникационным технологиям воздействия на массовое сознание);
  • ? военно-прикладной подход (представители военных ведомств рассматривают информационную войну как комплексное совместное применение сил и средств информационной и вооруженной борьбы);
  • ? геополитический подход (считает информационную войну явлением внешне мирного периода межгосударственного противоборства, позволяющего решать внешнеполитические задачи несиловым в традиционном понимании путем, т. е. метод геополитического противоборства).

Однако представляется необходимым рассматривать концепцию информационной войны комплексно, не ограничиваясь тем или иным отдельным ее аспектом. Как пишет американский эксперт Мартин Ли- бицки, «попытки осмыслить отдельные грани информационной войны можно сравнить с усилиями слепых, пытающихся понять, что такое “слон”. Тот, кто трогал его ногу, называл его деревом; тот, кто трогал хвост, называл его веревкой, и т. д. <...>. Те, кто дают слишком широкое определение, не могут выделить существенные особенности этого понятия (они дают определение типа “информационная война — это нечто, включающее в себя информацию и войну”), а те, кто выводят на первый план какой-то отдельный аспект информационной войны, слишком завышают его значение» [Libicki, 1995, р. 3, 14].

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы