Геотопологические представления в географии почв

Связь почвенного покрова (ПП) с рельефом ЗП изучается со времени становления почвоведения как науки. Закономерности строения ПП на небольших территориях, обусловленные рельефом и геологическими условиями, В. В. Докучаев называл топографией почв. Он же сформулировал закон о постоянстве соотношений форм ЗП со свойствами местных почв. Развитие этого направления связано с именами Н. М. Сибирцева, С. С. Неуструева, Н. А. Димо, М. М. Филатова и др. Топографические ряды почв связывались с рядами элементов ЗП Г. Н. Высоцким. На актуальность исследования почв в связи с рельефом ЗП и их тесную связь указывал С. А. Захаров. Существенный вклад в изучение данной проблемы внес Б. Б. Полынов, указавший на необходимость выделения элементов ЗП как «мест взаимодействия между горными породами и организмами» при активном участии атмосферы и солнечных лучей, а также сравнительного изучения «своеобразной анатомии местности» и строгой систематики этих мест. В настоящее время рельеф признан наиболее универсальным фактором образования почвенных комбинаций или, по выражению Н. А. Лошаковой, «вершителем почвенных судеб».

В почвоведении произошло обособление самостоятельного раздела, занимающегося анализом факторов почвообразования, — экологии почв. Единство данного раздела с учениями о генезисе и географии почв служит теоретической базой современного почвоведения. В рамках экологии почв рассматриваются их взаимосвязи с рельефом ЗП, способы отображения рельефа для целей изучения и картирования ПП и др. Сближение почвоведения и геоморфологии привело к образованию новой дисциплины — педогеоморфологии с взаимным обменом в ее рамках информацией о соотношениях между рельефом ЗП и ПП. Центральным понятием этой дисциплины следует считать представление об эдафотопе — местоположении элементарного почвенного ареала с присущим ему геокомплексом и взаимодействующими с почвами геокомпонентами.

Установлено, что мощности ПП в целом и его отдельных горизонтов зависят от уклонов и формы склона в профиле. В связи с этим говорится об «упорядоченности в ландшафте, которая выражается в виде систематической и повторяющейся зависимости между склонами, почвами, местоположением и интенсивностью деятельности потоков». При картировании ПП предлагается дискретизировать склоны ЗП в соответствии с их гипотетической девятиэлементной моделью Дж. Даримплона. Каждой форме склона соответствует определенная последовательность почвенных разностей, или катенов, а дифференциация почв одной катены связана обычно с разнообразием их местоположения и дренажных характеристик. М. А. Глазовская выделяет почвенные разности элювиального, переходного (или элюви- ально-гидроморфного) и гидроморфного рядов. Эти и многие не перечисленные здесь авторы, по сути дела, заложили в географии почв начала морфодинамического анализа на геотопологической основе. Зарубежные исследователи часто жестко связывают ПП со строением речной сети, рассматривая водосборный бассейн как педогеоморфологическую единицу, что противоречит представлениям о дискретизации ПП прежде всего в связи с изменением относительных высот и уклонов на профиле. Именно последние из всех геотопологических параметров оказывают определяющие воздействия на показатель pH, содержание влаги, пыли и глины в почвах, их водную эрозию.

Вся практика сельского хозяйства в России и за рубежом свидетельствует о крупных и даже катастрофических потерях плодородия почвы там, где при планировании сельхозугодий не учитывался рельеф ЗП. Это относится и к геометрической форме гомстедов — фермерских участков в США с межами, проведенными строго по меридианам и параллелям, и к печальному опыту французских виноградарей, столетиями высаживающих виноградную лозу рядами с севера на юг и таким образом погубивших некогда очень плодородные коричневые почвы.

Зависимости строения ПП от рельефа ЗП прежде всего широко изучаются и используются при картографировании почв. Очевидно, что такой подход наиболее эффективно будет реализовываться при условии, если не только почвы, но и контролирующий их рельеф можно будет строго разделять на представляющие то и другое картируемые ЭЕГД (элементарные единицы геотопологической дифференциации). Точное выделение площадных элементов ЗП и их границ на местности и на топографической основе признано в качестве одной из составляющих высококачественного картографирования почв. Правильно построенные почвенные карты, по мнению Л. И. Прасолова, тем и отличаются, что на них контуры почв как бы мотивированы или увязаны с факторами почвообразования, из которых при детальной картографии на первое место выступает рельеф. Выделяются границы ПП на топокарте по рисунку горизонталей с учетом формы и уклонов склонов. Вместе с тем, однозначность в понимании того, что является элементами и формами ЗП, отсутствует; даже не обсуждается вопрос о границах тех и других. Выделение их на карте носит сугубо интуитивный характер, что лишает строгости почвенное картографирование и ведет к снижению качества карт.

Это объясняется прежде всего тем, что геоморфологи в свое время не обеспечили почвоведов картами нужного содержания и точности. Наличие геоморфологических карт без морфологии рельефа побуждает почвоведов к самостоятельному анализу этой морфологии, в частности к построению карт так называемых «элементов микрорельефа», «пластики рельефа» и др. Справедливо критикуя невоспро- изводимость основанного не на анализе морфологии ЗП почвенного картирования, которое сводится главным образом к совершенствованию обозначений, И. Н. Степанов предлагает метод «пластики рельефа». Несомненной положительной стороной этого метода стала его нацеленность на анализ морфологии и делимость ЗП в плане и выделение очень важного типа границ в рельефе ЗП — морфоизогра- фов, отделяющих друг от друга склоны с выпуклой и вогнутой формой в плане. Однако наряду с новым принципом членения ЗП по латерали им почему-то были проигнорированы все установленные ранее педогеоморфологией закономерности связей элементарных ареалов ПП с площадными элементами ЗП, выделяемыми при ее дискретизации по вертикали.

 
Посмотреть оригинал