ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ И КОНФЛИКТЫ

Окончание холодной войны между идеологическими противниками, СССР и США с их союзниками, не привело к концу истории и тем более не ознаменовало наступление «эры милосердия». Количество межгосударственных конфликтов с использованием вооруженной силы после 1991 г. возросло[1]. Большинство вооруженных конфликтов в последние десятилетия происходит главным образом на территориях с низким уровнем цивилизационного развития (развивающиеся страны).

В современной науке о международном публичном праве нет четкого определения, каков должен быть характер насилия и по количеству жертв, и по интенсивности противостояния, чтобы происшедшее можно было квалифицировать как конфликт, а не что-то другое: теракт, диверсия, инцидент.

Эксперты отмечают устойчивую тенденцию к сокращению числа конфликтов с середины 1990-х гг. При этом с лета 2008 г. наблюдается новое обострение конфликтной ситуации на Ближнем Востоке и в Восточной Европе.

На рубеже XX—XXI вв. политические конфликты приобрели качественно иной характер. На смену «классическим» межгосударственным конфликтам, обычным в период утверждения и усиления государственно-центристской политической модели мира, пришли гибридные войны, а также конфликты между политическими силами внегосударственной организации. На современном этапе конфликты возникают только в регионах, находящихся в состоянии перехода от авторитарных политических режимов к демократическим.

Специфической особенностью современной мировой политики стала угроза применения ядерного оружия. Обладание ядерным оружием странами «ядерного клуба» заставило по-новому взглянуть на соотношение сил в мире, квалифицировать цели внешней политики. Рациональная, взвешенная внешняя политика государства, нацеленная на реализацию национальных интересов на международной арене, не может допустить применения ядерного оружия, обладающего огромной разрушительной силой. Ядерное оружие, угроза его применения стали средством сдерживания и предотвращения большой мировой войны. Однако оно не стало универсальным средством достижения мира.

Одновременно происходит сужение круга целей, для достижения которых возможно использование военной силы стратегического назначения.

На главных направлениях международной политики в течение 70 последних лет воцарился мир. В то же время на мировой «периферии» происходят войны, набирает оборот гонка вооружений локального или регионального масштаба. Это связано с тем, что многие страны обладают промышленностью, способной производить современное вооружение. Доступным по ценам стало технологичное оружие, бывшее на вооружении развитых стран, но не потерявшее своих боевых качеств. Его рынок напоминает рынок подержанных автомобилей. Причем к экспортерам такой военной техники относятся и страны, которые не производят оружие. Но ради экономии средств они продают свое старое вооружение в страны третьего мира, чтобы приобрести новое с минимальными расходами.

Увеличивается число стран, которые производят современные боевые самолеты, баллистические ракеты, вооружение новейших типов для сухопутных войск. В 1991 г. предположительно восемь развивающихся стран могли строить боевые самолеты, шесть — танки и боевые вертолеты. В 2000 г. уже 15 стран обладали потенциалом для производства ракет. Согласно данным бюро технологических оценок США, шесть развивающихся стран производят 43 вида новейшего оружия по международным лицензиям. Некоторые из них занимаются экспортом оружия, тем самым содействуя созданию рынка покупателей, на котором оружие будет доступно любой стране, способной за него заплатить.

Настораживает факт производства многими странами химического и бактериологического оружия на заводах, маскирующихся под выпуск мирной продукции. Немалую опасность представляет собой фактическое открытие доступа к обычным вооружениям негосударственным акторам. Новейшие достижения современной техники, технологические ноу-хау позволяют взрывать на расстоянии небольшие устройства, начиненные высокоэффективными ингредиентами. Значительно снизились барьеры на пути приобретения и применения такого оружия отдельными небогатыми странами, мятежниками, террористическими группами и даже отдельными лицами.

В книге Б. Ремберга «Разрушение энергетических установок во время войны», изданной в США в начале 1980-х гг., обосновывается идея достижения победы в короткие сроки с минимальными потерями путем уничтожения электростанций противника. По мнению автора, Вторая мировая война закончилась бы на два года раньше, если бы союзники по антигитлеровской коалиции с самого начала сосредоточили свои усилия на бомбардировке электростанций Германии. Это имело бы катастрофические последствия для всей ее экономики и особенно для военного производства. Отпала бы необходимость в массовых бомбардировках городов и материальных ресурсов.

Нельзя забывать о возможности угрозы захвата и взрыва АЭС с целью шантажа того или иного государства и даже мирового сообщества. Атомная станция может стать объектом для нападения как террористов, так и противника (в случае войны), использующего АЭС в качестве мишеней для обычного оружия. Но наличие АЭС во многих странах есть своеобразный вариант взаимного гарантированного уничтожения.

В новых условиях развития технологий и техники негосударственные акторы оказались способными играть большую роль в мировой политике. Они защищены своей неуязвимостью, поскольку не имеют территорий с определенными границами и пространственными ориентирами. Они размещаются на территориях государств, формально не имеющих к ним никакого отношения.

Наблюдается тенденция криминализации политики и политизация преступного мира, растет число стран и регионов, охваченных разветвленными межнациональными преступными картелями торговцев оружием и наркотиками.

Возможно, война как средство разрешения споров между великими державами и устарела, но региональные войны в различных формах являются реальностью современного мира.

Изменения, происшедшие за последние десятилетия, в том числе установление демократических режимов в целой группе стран, не уменьшили риска войн и вооруженных конфликтов. Исторический опыт показывает, что демократический режим не всегда способен быть препятствием для развязывания войны. Демократические принципы могут быть забыты, когда на карту ставятся реальные или превратно понятые национальные интересы. Пределы США, Британской и Французской империй раздвигались именно в то время, когда в этих государствах утверждались демократические ценности и институты.

Парадоксальным образом одновременно с увеличением числа стран, вставших на путь демократического развития, возросло также число стран, где вспыхнули гражданские войны.

Во все времена находились убедительные оправдания войнам. Были поэты, художники, скульпторы, которые облагораживали войну своим искусством, героизировали и романтизировали войну как явление, в котором человек мог продемонстрировать свои лучшие качества.

Однако уже Демосфен стал отличать войны справедливые от несправедливых. Одни войны ведутся для защиты Отечества от нападения жестоких и корыстных врагов, другие — для наживы и извлечения материальной выгоды в нарушение принципов справедливости по эгоистическим безжалостным мотивам.

Причины войны можно обнаружить в различных сферах. Они порождаются конкретными обстоятельствами: социальными, экономическими, психологическими, династическими, религиозными и др.

Война есть средство политики, ее продолжение. Как писал К. фон Клаузевиц: «Война есть не только политический акт, но и подлинное орудие политики, продолжение политических отношений, проведение их другими средствами». Войны всегда (за редким исключением) велись силами профессиональных армий, не затрагивая большинство мирного населения.

После окончания холодной войны широкую известность получила концепция, выдвинутая американским политологом С. Хантингтоном. В статье «Столкновение цивилизаций», опубликованной в 1993 г., он обосновал тезис о том, что если XX столетие являлось веком столкновения идеологий, то XXI столетие станет веком столкновения цивилизаций или религий. В 1996 г. С. Хантингтон опубликовал монографию «Столкновение цивилизаций и перестройка мирового порядка». По его мнению, особую опасность для Запада представляет ислам. В качестве источника агрессивной силы он называет мусульманское общество. Исламская опасность, по его мнению, связана с неуправляемой энергией миллионов активных молодых мусульман-фанатиков. Фактически ислам и Запад уже находятся в состоянии войны. Вторая серьезная опасность исходит из Азии, особенно из Китая. Азиатская опасность вытекает из господствующих там порядка и дисциплины, способствующих подъему азиатской экономики. Успехи в экономике укрепляют самоуверенность азиатских государств и их стремление влиять на судьбы мира.

Уверенный подъем экономики Индии и особенно Китая на рубеже XX—XXI вв. стал причиной роста цен на энергоносители, прежде всего на нефть. Огромной кладовой нефти является Ближний Восток, заселенный преимущественно мусульманами. Таким образом, происходит переплетение факторов, которые по- новому влияют на мировую политическую ситуацию.

Ближний Восток — это клубок не поддающихся развязке межэтнических, культурных, межконфессиональных противоречий и конфликтов. Это не только проблема курдов в Ираке, Турции, Сирии и Иране, но также и миллионов христиан, живущих в этом регионе. Эта проблема господства алавитского меньшинства над суннитским большинством в Сирии, суннитского меньшинства над шиитским большинством в Ираке, коптского меньшинства в Египте и др. При таком положении кажется невероятным, чтобы мусульманские страны в обозримом будущем объединились в решимости воевать против какой-либо западной страны или Запада в целом.

  • [1] Ведущей международной организацией, занимающейся анализом конфликтов, является Стокгольмский международный институт исследованияпроблем мира (Stockholm International Peace Research Institute (SIPRI)).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >