Политическая модернизация в условиях независимости

Получив независимость, освободившиеся страны стремились избегать политики беспрекословного следования за бывшими митрополиями. И это их стремление к самостоятельности стало важным фактором, подрывающим сложившуюся структуру мировой политики, что не было случайным и предопределялось характером задач освободившихся стран. Получив политическую независимость, они отнюдь не стали независимыми в плане экономическом.

Бывшие метрополии и США по-прежнему определяли пути развития освободившихся стран. Но зависимость была теперь следствием не политического давления, а отсталости. Многие из этих стран после Второй мировой войны оставались аграрно-сырьевыми. Отсталость закреплялась господством традиционных укладов жизни, неграмотностью большей части населения.

Начался переходный период. Под воздействием политики правительств, направленной на модернизацию общества, тысячелетний традиционный уклад стал уходить в прошлое. Новое сосуществовало со старым. Экономика стала многоукладной, социальная структура чрезвычайно пестрой, причем громадная часть населения оказалась в переходном, маргинальном состоянии.

К примеру, страны Ближнего Востока еще 40—50 лет назад пребывали в дофеодальном времени, а затем, когда у них была обнаружена нефть, они сразу из этого состояния перешагнули даже не в индустриальное, а в некое постиндустриальное общество, продолжая во многом (менталитет, черты быта, система ценностей) оставаться в дофеодальном времени.

Государственные перевороты, гражданские войны и межгосударственные конфликты стали характерной чертой развития многих освободившихся стран. Отсюда распространенное название таких государств — развивающиеся — в отличие от уже относительно развитых стран Запада. В этом смысле применяют для их обозначения и термин «третий мир».

Классическую схему «переворотного механизма» можно представить следующим образом. У власти некий правитель — глава государства. Его уважают, почитают, но почему-то жизнь при свободе и независимости хуже, чем при «плохих» колонизаторах. Группа молодых, прогрессивных деятелей свергает правящий режим и объявляет о новой политике, реформах. Проходит два-три года. Появляется новый лидер, а жизнь идет по-старому, реформы «буксуют». Надоевшего лидера свергают. Через некоторое время все повторяется заново.

Характерной чертой является трайбализм (от слова «трайб» — племя, род). Это племенное, родовое, земляческое предпочтение при подборе государственных служащих, специалистов различного уровня. Трайбализм особенно там, где не сложились нации в общегосударственном значении, стал одной из причин конфликтов и гражданских войн.

Осуществляя догоняющее развитие, многие страны получили возможность выбора одного из двух типов государственного развития — советский и западной демократии. Пример СССР и особенно Китая доказывал возможность быстрого преодоления отсталости. Кроме того, для многих лидеров развивающихся стран не могла не показаться оптимальной государственная система социалистических стран с ее централизацией власти. Отсюда и неизбежное стремление части этих стран пойти по пути «строительства социализма». Но строить социализм удалось только на Кубе, во

Вьетнаме, Корее и др. В ряде стран независимо от «ориентации» сложились авторитарные государственные режимы с характерной концентрацией власти в руках главы государства, особой ролью армии, сверхцентрализацией государственной структуры, отсутствием единой системы представительных органов власти и пр.

Многим развивающимся странам было присуще выдвижение государства на ведущую роль в общественно-политической жизни, усиление его регулирующих функций, которые охватывали все сферы жизни общества. Тотальное вмешательство государства в процесс модернизации общества тем не менее не смогло решить важных проблем социально-экономического развития новых, освободившихся стран. В конце XX в. продолжала возрастать их внешняя задолженность ведущим западным странам, углублялась неравномерность развития. Если некоторые нефтедобывающие страны (Южная Корея, Тайвань, Гонконг, Сингапур, Саудовская Авария, Кувейт) набрали темпы экономического роста, то ряд других государств Азии и Африки переживают стагнацию и даже деградацию экономики.

В последнее время многие развивающиеся страны заявили об отказе от авторитарных моделей развития, начали вводить в экономическую структуру и политическую надстройку различные элементы, доказавшие свою общечеловеческую значимость (равноправие форм собственности, многопартийность, парламентаризм и т.п.).

Процесс преодоления отсталости стал для стран Азии и Африки в сущности взаимодействием цивилизаций. Модернизация оказалась не чем иным, как попыткой внедрить элементы новой, чуждой цивилизации. Это цивилизационное взаимодействие породило невероятные коллизии, которыми так богаты развивающиеся страны, когда за фасадом парламентских институтов вдруг обнаруживались родоплеменные отношения, когда вдруг появились «исламские республики», закреплявшие в конституциях бесправие женщин и допускавшие телесные наказания.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >