Применение насилия в отношении представителя власти

В ст. 318 УК предусмотрена ответственность за применение насилия либо угрозу применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Потерпевшими от данного преступления могут быть представитель власти или его близкие. Понятие представителя власти определено в примечании кст. 318 УК, о нем подробно речь шла выше, в гл. 18 о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Понятие близких было определено при рассмотрении состава преступления, предусмотренного в ст. 317 УК.

Статья 318 в отличие от ст. 317 УК охраняет здоровье не только лиц, осуществляющих деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, но и лиц, осуществляющих любую законную служебную деятельность представителей власти.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 317 УК, может выражаться в применении по отношению к представителю власти или его близких: насилия, не опасного для жизни или здоровья (ч. 1 ст. 318 УК); насилия, опасного для жизни или здоровья (ч. 2ст. 318 УК); угрозы физического насилия (ч. 1 ст. 318 УК).

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы.

Под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью потерпевшего. Опасным для жизни или здоровья принято считать и такое насилие, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья.

Если применение насилия в отношении представителя власти сопряжено с совершением хулиганских действий, предусмотренных ч. 2 ст. 213 УК, содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213 и ст. 318 УК.[1]

Ответственность за угрозу применения физического насилия может наступить только в том случае, если имелись основания опасаться ее осуществления, при этом не имеет значения, намеревался ли виновный реализовать эту угрозу. Угроза применения насилия квалифицируется по ч. 1 ст. 318 УК вне зависимости оттого, каким насилием угрожали потерпевшему — опасным для жизни или здоровья или не опасным.

Если виновным совершен ряд непрерывных и взаимосвязанных действий, каждое из которых образует состав самостоятельного преступления против порядка управления (например, оскорбление и применение насилия, применение насилия и посягательство на жизнь), то все содеянное надлежит квалифицировать по статье закона, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкое преступление. Данная рекомендация была в свое время дана Верховным Судом СССР и применяется на практике.[2]

Состав преступления формальный. Преступление считается оконченным с момента применения насилия или с момента высказывания угрозы применения насилия.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Действия лица, достигшего к моменту совершения преступления 14-летнего возраста, но не достигшего 16-летнего возраста, применившего насилие к представителю власти или его близким в связи с осуществлением им служебных обязанностей, могут квалифицироваться как преступления против личности.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 318 УК, предполагает умышленную вину и наличие специального мотива. Умыслом виновного при совершении данного преступления охватывается, во-первых, то, что он применяет к потерпевшему насилие (физическое или психическое), и, во-вторых, то, что это насилие применяется в отношении представителя власти. Неосторожное причинение вреда здоровью или физической боли не образует состава преступления по ст. 318 УК. Показательным является следующий пример.

При проверочной закупке героина представитель власти И. встал перед капотом машины, двое других участников операции (Д. и К.) предъявили служебные удостоверения. Один из находившихся в машине крикнул: «Дави на газ, это менты!». Машина резко начала движение. И. не успел отскочить в сторону и оказался на капоте.

При таких обстоятельствах С. (один из сбытчиков, который управлял транспортным средством) считал, что в его действиях имеет место угроза применения насилия.

В связи с этим действия С. подлежат переквалификации с ч. 2 ст. 318 УК на ч. 1 ст. 318 УК.[3]

Ответственность по ст. 318 УК может наступить только в том случае, если содеянное совершается в связи с исполнением представителем власти служебных обязанностей. Виновный либо стремится воспрепятствовать таким образом осуществлению служебной деятельности, либо мстит за эту деятельность. Применение насилия в связи с осуществлением служебной деятельности не означает, что преступление должно совершаться в момент осуществления представителем власти своих обязанностей. Имеет значение не время, а мотив виновного, по которому он применяет насилие в отношении представителя власти или его близких.

  • [1] Пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г.№ 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» (ВВС РФ. 2008. № 1).
  • [2] Пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 22 сентября1989 г. № 9 «О применении судами законодательства об ответственности за посягательства на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народныхдружинников, а также военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностейпо охране общественного порядка» (не публиковалось, доступно в СПС «Консуль-тантПлюс»).
  • [3] Определение Верховного Суда РФ от 20 марта 2003 г. № 78-003-46 // Непубликовалось, доступно по: http://sudbiblioteka.ru/vs/text_big2/verhsud_big_26421.Ит (2013, 14 нояб.).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >