Государство

Универсальное и социокультурное в понятии государства

Международная теория существует во многом потому, что размышляет над происхождением и эволюцией государств и мировой политики. Поэтому государство является незаменимой и универсальной категорией анализа. Вместе с тем, как и остальные понятия в общественных науках, государство есть продукт социокультурного и исторического развития отдельно взятых общества и регионов.

Государство в силу своей значимости выступает в мировой политике как квинтэссенция социокультурных процессов. У каждого государства есть своя система идеологических и мифологических представлений и у каждого государства исторически складывается своя система экономических и политических институтов. Поэтому необходимо изучать не только внешние, системные факторы формирования государства, но и их внутреннюю составляющую, нередко весьма точно объясняющую смысл международно-политической деятельности отдельных государств.

В западной теории международных отношений хорошо известен и поныне продолжающийся спор рационалистов и конструктивистов относительно происхождения и развития государств. Рационалисты полагают, что современное государство возникло в средневекой Европе, так как феодалам было необходимо защититься от внешних угроз и сохранить (или расширить) контроль над определенной территорией. Европейские монархи получили право на верховный суверенитет на находящиеся в их распоряжении территории в результате завершения длительного противостояния католичества и протестантизма. Однако для сохранения полученной власти государство должно содержать армию и быть готовым вести длительные войны с соседями1, а также договориться с концентрирующимися в городах представителями растущего торгового класса, чтобы получить нужный для ведения войн капитал[1] [2].

Конструктивисты обращают внимание на роль идей, ценностей и институтов в формировании государств. Для них государство есть специфически европейский продукт религиозной реформации, позволивший помыслить организацию власти в мирских категориях1. В данном отношении важную роль сыграли открытия науки, в частности физики Исаака Ньютона, подкрепившей доминирующие представления о пространстве как дискретном и поддающемся контролю[3] [4]. По мысли конструктивистов, государства и мировая политика в целом представляют собой борьбу не за власть, а за идеи и институты.

Например, как писал австралийский исследователь Кристиан Реус-Смит, перед государствами античной Греции, Италии эпохи Ренессанса или Европы периода абсолютизма стояли сходные задачи консолидации территориального контроля, однако каждое из них сформировало собственные институты для их решения в соответствии с имеющимися у государств моральными принципами[5]. Так, греки были убеждены в важности политического и дискурсивного участия в функционировании полиса. Итальянские города-государства культивировали моральное предназначение и государственные институты исходя из понятия гражданской славы, которое формировалось «сверху» для предотвращения фракционной борьбы и путем взращивания норм процедурной справедливости. Европейские государства, появившиеся в результате подписания Вестфальского мира 1648 г., возвели в добродетель христианские и династические ценности, практиковавшиеся монархами в эпоху абсолютизма. Современные государства считают свой моральной целью защиту индивидуальной свободы на принципах законодательной справедливости[6].

  • [1] Tilly С. Coercion, Capital, and European States. N.Y., 1992; Porter B. D. War and theRise of the State. N.Y., 1994.
  • [2] Spruyt H. Sovereign State and its Competitors. Princeton, 1994.
  • [3] Philpott D. Revolutions in Sovereignty. Princeton, 2001.
  • [4] О роли ньютоновской концепции пространства в развитии современностисм.: Toulmin S. Cosmopolis: The Hidden Agenda of Modernity. Chicago, 1990.
  • [5] Reus-Smit C. The Moral Purpose of the State. Princeton, 1999. P. 5.
  • [6] Ibid. P. 7-9.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >