Формирование державного мышления

Определение и основные идеи

Державники превыше всего ставят сохранение территориальной целостности государства, безопасность от внешних угроз, а также увеличение международного престижа и влияния. При этом они отнюдь не обязательно являются противниками вестернизации и модернизации, однако рассматривают их как средства, а не цель в развитии государства. В равной мере державники не обязательно против создания национальной идеологии — коммунизма, евразийства или славянофильства, однако для них главный вопрос заключается в том, будет ли формирование такой идеологии способствовать укреплению державы и державной внешней политики. Например, при всех различиях представлений о развитии внутриполитических институтов Николая I, который являлся сторонником самодержавия и укрепления роли церкви в жизни общества, и Петра Струве, выступавшего за конституционно-демократическое развитие, их объединяло убеждение в важности сохранения Россией статуса великой державы. По мысли державников, ради этого стоит вступить, если потребуется, в вооруженный конфликт с иностранными державами, поскольку именно державность является порукой успешного внутреннего развития.

Можно выделить по крайней мере три основных принципа русского державного мышления. Во-первых, державники выступают за раздельное рассмотрение роли внутренних и внешних факторов в развитии общества. Подобно западным реалистам, они убеждены в приоритетной значимости факторов международного влияния, считая, что международное окружение государства требует особого внимания, так как наименее подвержено контролю и наиболее потенциально дестабилизирующее. Следовательно, внешняя политика не может быть лишь отражением потребностей внутреннего развития, но должна отвечать на международные вызовы. Во-вторых, большинство державников убеждено в постоянстве геополитических интересов государства. «У Англии нет постоянных друзей и врагов, у нее есть лишь постоянные интересы». Вслед за лордом Пальмерстоном эту максиму нередко повторяют российские державники. В-третьих, державники являются сторонниками гибкости внешнеполитических союзов. Если у государства нет миссии, но есть постоянные национальные интересы, то руководители государства должны быть готовы сотрудничать с кем угодно и когда угодно, но ровно столько, сколько необходимо для соблюдения державного интереса.

Разделяя этот набор принципов, державники представляют собой неоднородную группу, выдвигая различные методы достижения целей государства. С некоторой долей упрощения возможно разделить русских державников на три основные группы. В зависимости от их социального положения и исторической памяти они защищали честь государства, понимая ее либо как верность взятым на себя обязательствам («честность»), либо как свободу от внешних посягательств («достоинство»), либо как взятие новых рубежей («слава»).

Кпервой группе державников относятся те, кто исторически выступал за союз с Западом против общих угроз. Примерами такого сотрудничества могут быть попытки России участвовать в

Первой Северной войне против Швеции (1655—1660) в союзе с другими европейскими государствами, включая Польшу, Пруссию, Рим и Норвегию. Позже Россия присоединилась к Священной лиге Австрии, Польши и Венеции для противостояния Оттоманской империи, подписав в этих целях в 1686 г. соглашение о Вечном мире с Польшей, своим давним соперником. Петр I начал свое правление с Посольского путешествия, преследовавшего цель объединить большинство европейских государств против шведской угрозы. Участие Екатерины II в Семилетней войне и провозглашение России «европейской державой» укладывается в то же понимание методов державничества. Еще более важный пример — Священный Союз, заключенный Александром I с другими европейскими государствами во имя предотвращения угрозы, исходившей от наполеоновской Франции. Во второй половине XIX и XX в. примерами российских союзов с западными странами против общей угрозы были Антанта, попытка создать антигитлеровскую коалицию в преддверии Второй мировой войны, открытие Второго фронта в целях нанесения поражения фашизму. В XXI в. Россия пыталась выстроить единый с Западом союз против международного терроризма.

Ковторойгруппе державников относятся те, кто выступает за гибкую союзническую политику, требуя не замыкаться на странах Запада как приоритетных партнерах. Когда России не удавалось достичь своих целей в союзе с западными странами или добиться их поддержки, российские правители нередко уходили в относительную изоляцию для перегруппирования сил или получения «передышки» (Ленин). В начале XVII в. после поражения от Польши Россия не выходила из изоляции до 1654 г., когда она начала новый период наступления присоединением Украины. В XVIII в. Россия взяла 20-летнюю паузу, заняв позицию нейтралитета в войне со Швецией в целях финансового и демографического оздоровления. После поражения в Крымской войне Россия «сосредоточивалась», проводя в жизнь политику гибких союзов, пока не смогла наконец восстановить утраченные позиции на Черном море. «Мирное сосуществование» большевиков и сталинская теория «социализма в отдельной взятой стране» тоже относились к разряду попыток ослабить внешнеполитическую активность в целях укрепления страны, вышедшей из революции и Гражданской войны. К этой же группе державного мышления можно отнести попытки Евгения Примакова маневрировать между Западом, Китаем и Индией после окончания холодной войны.

Для третьего типа державного мышления характерна на- ступательность, в том числе в отношениях с Западом. Действуя с позиции силы, Россия неоднократно утверждала свои интересы в одностороннем порядке, невзирая на критику западных стран. В XVII в. российское государство вело многочисленные войны с Польшей и Османской империей, стремясь к укреплению границ и защите балканских славян. В XVIII в. Петр нанес сокрушительное поражение Швеции, не нуждаясь для этого в поддержке коалиции европейских государств. В основном успешные войны с Турцией продолжились вплоть до Крымской войны, которую Россия проиграла благодаря поддержке, оказанной Турции Англией и Францией. Но после внутреннего выздоровления Россия вернулась на Балканы, нанеся туркам новое поражение в 1870-е гг. В XX в. большевистская доктрина «мировой революции» стала ярким примером наступательного мышления, поскольку ставила под сомнение саму систему западных государств-наций. В 1920 г. большевики даже попытались вторгнуться в Польшу и подтолкнуть там смену правительства. Во время холодной войны Советский Союз действовал наступательно, укрепляя свое геополитическое влияние в мире, как, например, в период Карибского кризиса в 1962 г. или в случае ввода войск в Афганистан в 1979 г. После окончания холодной войны примером российской наступательное™ стало вооруженное вмешательство в конфликт Грузии и Южной Осетии, несмотря на критику «ревизионистского» курса Кремля странами Европейского Союза и США.

Державный тип мышления традиционно пользовался поддержкой в широких слоях общества, особенно если не оборачивался внешнеполитическими поражениями и не требовал от населения слишком больших жертв. В элитных слоях державники являлись и являются выходцами из силовых структур, в задачу которых входит защита безопасности государства. Вместе с тем державность нередко оборачивалась ущемлением потребностей общества как в экономических и политических реформах, так и развитии православного влияния.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >