ЗАКЛЮЧЕНИЕ: ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ РУССКОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ТЕОРИИ

Три традиции русской международной теории

В русской международной теории правомерно выделять три традиции и девять относительно самостоятельных школ мышления:

О западничество — христианское единство, конституционализм, реформистский социализм;

О державничество — сотрудничество, изоляционизм, наступатель- ность;

О третьеримство - славянофильство, русский коммунизм, евразийство.

Западничество интеллектуально окрепло в начале XIX в., стремясь сформировать у представителей элиты образ страны — части Запада. Согласно этому образу, Россия разделяет основные интересы и ценности западных стран, следуя им во внешней политике. Ранние западники, такие, как Николай Карамзин и Петр Чаадаев, сделали упор на единство христианских корней России и Запада. Хотя их политические позиции были принципиально различны — первый известен как сторонник консервативных взглядов, а второй — радикально-критических — оба мыслителя отстаивали ев- рохристианское призвание России. В результате процессов секуляризации и распада религиозного западничества русская мысль двинулась вслед за либерализующимся Западом в направлении укрепления идеалов конституционализма и правового государства. В различные времена эти идеалы для России отстаивали Борис Чичерин, близкий к ценностям классического либерализма; Павел Новгородцев, обосновавший новую для времени формулу права человека на «достойное существование»; и Андрей Сахаров, посвятивший себя защите прав личности в условиях советского режима. Третьей заметной школой русского западничества стал реформистский социализм. В лице Георгия Плеханова, Николая Бухарина и Вадима Загладина социалисты-реформисты доказывали постепенное вызревание в стране условий равенства и социальной справедливости, указывая на движение в этом направлении и стран капиталистического Запада.

Державничество оказывало решающее влияние на формирование внешней политики страны со времени возвышения московского государства. Сторонники сотрудничества с западными странами желали, подобно Александру I, Максиму Литвинову и Владимиру Путину, укрепить основы международной безопасности на основе противостояния общим с Западом угрозам. Защитники умеренного изоляционизма — Александр Горчаков, Иосиф Сталин, Евгений Примаков — считали важным временно отстраниться от участия в мировой политике и восстановить утраченные Россией позиции путем проведения необходимых для этого внутренних реформ. Сторонники наступательного курса во внешней политике также исходили из важности укрепления позиций независимости и суверенитета в международных отношениях, считая в отличие от иных представителей державничества единственно правильным активное утверждение позиций страны в соответствии с ее положением растущей мировой державы. В данном отношении прослеживается традиция, связывающая действия российских политиков в периоды Крымской войны, холодной войны и Кавказской войны с Грузией.

Традиция самобытного мышления развивалась со времени Филофея Псковского. Славянофильская школа дала миру таких мыслителей, как братья Аксаковы, Владимир Соловьев, Иван Ильин и представители русского религиозного ренессанса. Все они исходили из особой свойственной русским духовной миссии в мире и связывали ее с утверждением славянских и восточнохристианских идеалов. Представители русского коммунизма — от народников до марксистов — были в не меньшей степени убеждены в способности русских вести человечество к идеалам освобождения, связывая их с достижением социального и экономического равенства. Для евразийцев идея уникальности России основывалась на особом географическом положении и способности русских объединить славянские народы с тюркскими.

Предложенные рассмотренными традициями и школами мышления долговременные рекомендации в области внешней политики страны различались в зависимости от понимания и вербализации мировой системы и положения в ней России.

Западническая традиция исходит из приоритета ценностей, защищавшихся странами или движениями Европы и Запада. Практически все представители традиции убеждены во вторичном и несамостоятельном характере России, призванной отстаивать и утверждать западные ценности либо в одиночку, либо в союзе с западноевропейскими народами. Так, Чаадаев и Соловьев, считая Россию оторванной от центра европейского христианства, рекомендовали сближение ее с христианском Римом. Конституционалисты — от Чичерина до современных представителей — уверены в утверждении в мире идеалов правового государства и свободы личности, а также в неправовом характере политической системы России, поэтому их рекомендации в области внешней политики страны нередко сводятся к формированию союза с правовыми и демократическими государствами Запада. Для социалистов мировая система представляет собой постепенную трансформацию глобального капитализма в более развитую в социально-экономическом отношении систему социализма. России как стране экономически более отсталой, чем передовые западные страны, рекомендуется развивать отношения с международными социально-реформистскими и социал-демократическими движениями, что будет способствовать утверждению идеалов социального равенства и мира.

Державники принципиально убеждены в главенстве системы государств в мире, поэтому важнейшими для России приоритетами считают защиту безопасности, суверенитета и территориальной целостности, которые суммируются в концепции национального интереса. Хотя среди державников не существует заметных разногласий относительно структуры этого интереса, они по-разному осмысливают характер и источники угроз безопасности, суверенитету и целостности государства. Отношение к Западу и здесь является основополагающим: если для одних сотрудничество с Западом есть необходимость выживания, то для других оно способно вести к утрате ориентиров защиты национального интереса, в связи с чем именно западные страны можно назвать главной угрозой для российской безопасности и суверенитета.

Сторонники российской самобытности, подобно западникам, руководствуются политикой ценностей, а не интересов. Однако в отличие от западников третьеримцы убеждены в превосходстве своих ценностей над западными. Славянофилы либо открыто провозглашали святость русской православной веры, демонстрируя при этом этноцентричное отношение к иным христианским конфессиям, либо считали Русь последней надеждой на возрождение единых с европейцами христианских идеалов. Даже изгнанные из страны сторонники русского религиозного ренессанса от Николая Бердяева до Георгия Федотова сохранили веру в способность России побороть соблазны материальности. Представители русского коммунизма, ставшие свидетелями экономического упадка западной цивилизации, видели в России спасительницу человечества. Их миссионерский путь предполагал разрыв с «буржуазным Западом» в целях самостоятельного указания миру единственного верного пути развития. Можно отыскать немало сходств между мышлением Герцена и упованием анархистов на коммуну, с одной стороны, и троцкистско-ленинской проповедью мирового коммунизма — с другой. Последователи русского коммунизма и сегодня провозглашают спасительность разрыва с «центром мирового капитализма». Евразийцы убеждены в том, что Россия может сохраниться как особый культурно-цивилизационный тип, если откажется от попыток стать частью Запада и создаст устойчивый союз с евразийскими народами.

В табл. 3.1 суммируются концепции и рекомендации рассмотренных традиций и школ русской международной теории.

Таблица 3.1. Концепции и рекомендации русской международной теории

Традиция

школ

Мировая система

Положение России

Рекомендуемая внешняя политика

Западничество

Христианство

Центральность христианства

Периферийность христианской страны

Сближение с христианском Римом

Христианизация

мира

Конституционализм

Утверждение правового государства

Неправовой характер власти

Союз с правовыми государствами

Социализм

Капитализм, движущийся к социализму

Периферийность экономического развития

Союз с западными

реформистскими

движениями

Державничество

Сотрудничество

Система государств

Общность угроз с Западом

Сотрудничество с Западом

Окончание табл. 3.1

Традиция

школ

Мировая система

Положение России

Рекомендуемая внешняя политика

Изоляционизм

Угроза Запада Внутренняя слабость

Умеренная изоляция

Наступа-

тельность

Угроза Запада Внутренняя сила

Наступательное отстаивание национальных интересов

Третьеримство

Славянофильство

Культурный упадок Запада

Греховная, но христианская страна

Утверждение христианских идеалов

Русский

коммунизм

Экономический упадок Запада

Преимущество отсталости

Союз с антикапита- листическими движениями

Евразийство

Геополитическое наступление Запада

Географическая осо- бость

Союз с евразийскими народами

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >