Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Люди, лишенные родительских прав: их социализация и жизненные траектории

Социализация детей в первичной семье

Социализация — это воспитание ребенка, становление его как личности, способной жить в обществе. Это значит, что он (ребенок) должен следовать духовным ценностям, принятым в социуме, знать и уважать его социальные нормы, не нарушая их. Основным институтом социализации является семья. “Все из семьи” — эта крылатая фраза переходит из поколения в поколение. Это происходит потому, поскольку она верна.

Воспитание ребенка в семье в значительной степени определяется социально-психологическим климатом ее. Во второй главе монографии мы писали о состоянии межличностных отношениях в первичной семье опекунов. В большинстве случаев это были благополучные семьи. Как же так случилось, что в таких семьях сформировались дети, ставшие во взрослом состоянии чуть ли не изгоями общества? Какие факторы повлияли на формирование детей, выросших в благополучных семьях? В четвертой главе мы дали характеристику социализации детей по результатам социологического исследования в восьми городах. В настоящей главе наша задача — показать особенности формирования детей, ставших впоследствии маргиналами, в отдельных исследуемых нами городах.

Начнем с характеристики материального положения[1] в первичных семьях. По данным Росстата, социально-экономическое положение в регионах страны неодинаково. Данные исследования показали, что в крупных городах (Москва, Нижний Новгород, Киров, Улан-Удэ) примерно половина опекунов определили свое материальное положение как хорошее. Другая половина опекунов — как среднее. Худшее материальное положение среди исследуемых городов в Ивановской области (об этом свидетельствуют данные Росстата). В городе Иваново пятая часть опекунов определили свое материальное положение как плохое. В Ки- нешме (средний город Ивановской области) 15% опекунов определили материальное положение первичной семьи также как плохое. Основной причиной плохого материального положения первичной семьи опекуны назвали: “Муж не работает, пьет”.

После рассмотрения материального положения респондентов можно констатировать, что, во-первых, очень немногие первичные семьи в период воспитания детей имели стабильное материальное положение, во-вторых, среди опрошенных нет единого представления о том, какое материальное положение считать хорошим, а какое плохим, и, в-третьих, хорошее материальное положение не является гарантией того, что в семье вырастет достойный член общества. Однако плохое материальное положение в полной семье может быть знаком того, что отец в такой семье мало работает и много пьет, что, естественно, сказывается на социально-психологическом климате семьи и на качестве воспитания детей.

На вопрос: “Где воспитывался ваш ребенок?” большинство респондентов (от 60 до 80%) по всем исследуемым городам ответили, что “Ходил в детский сад”. Около 10% детей жили с дедушками и бабушками. В таких городах, как Москва, Нижний Новгород, Иваново и Фрязино, треть респондентов отметили, что дети часто были одни. Вот что сказала одна из респондентов: “Мы много работали с мужем. Зарабатывали на квартиру. Дети оставались одни. Поэтому дочь с подросткового возраста перестала меня слушать, стала вести “вольный” образ жизни”. В других поселениях меньшее число детей оставались без присмотра (от 15 до 22%).

Однако перекладывание своих обязанностей по воспитанию детей на бабушек и дедушек не всегда приводило к положительному результату социализации внуков. Так, у одной из опекунов воспитанием дочери занимались бабушка с дедушкой. Вот ее рассказ: “Я рано вышла замуж. Родилась дочь. Дочь воспитывала бабушка. Дочь не стала учиться, рано пошла работать, стала пить, гулять. Родила ребенка вне брака. За непристойное поведение ее лишили родительских прав. Сейчас я опекаю внука”.

Среди исследуемых городов Москва, Нижний Новгород и Фрязино являются городами, в которых самое большое число респондентов (треть) предоставляли детям 11 самостоятельную” жизнь. Самостоятельная социализация детей или воспитание их родственниками таит в себе опасность получить “на выходе” непредвиденный результат.

Почти половина респондентов (40%) всех исследуемых городов отметили, что воспитывали своих детей “в строгости”. Однако анализ данных показал, что этот показатель воспитания различен для регионов. Например, в Бурятии он равен двум третям, т. е. две трети респондентов Улан-Удэ отметили, что воспитывали своих детей “в строгости”. Этот факт объясняется национальными традициями воспитания детей в Бурятии. Наименее строго относились к воспитанию своих детей в таких городах, как Кинешма и Нижний Новгород. Выше мы уже отмечали, что в Нижнем Новгороде по сравнению с другими городами детям предоставлялось больше самостоятельности. Респонденты из Нижнего Новгорода так характеризовали стиль своего воспитания:

  • 1. “Я не строгая мама, но всегда пыталась достучаться до сознательности. Иногда, когда считала, что дети ведут себя недопустимо, доходило до слезпровинившемуся было стыдно, что так себя ведет”;
  • 2. “Я человек мягкий, отецпостроже”;
  • 3. “Все говорят, что я жесткая. Много не позволяла”;
  • 4. “Я в основном занималась воспитанием, отец мне доверял и не особенно вмешивался, немного сквозь пальцы смотрел”;
  • 5. “Муж очень строгий, хотя никогда не кричал, но придети сразу все притихнут”.

Одна из респонденток не могла понять, в чем ее ошибки в воспитании дочери: “Я прочитала всего Макаренко, но его система в моем случае себя не оправдала абсолютно. Я рассчитывала на сознательность, воспитывала дочь на доверии, на собственном примере. Но в результате она просто пользовалась моим великодушием, злоупотребляла доверием. Если я просила ее что-то сделать, она просто могла проигнорировать, не сделать, и все”.

В городе Фрязино только четверть респонденток воспитывали детей в строгости. Одна из опекунов рассказала: “В детстве с сыном были нормальные отношения, в подростковом возрасте напряженные. Трудный возраст: хулиганил, у него была плохая компания, стоял на учете в милиции. Отец держал его в строгости, а я по характеру мягкая, легко прощала”.

Безусловно, что вышеперечисленные отрывки из интервью респондентов о стиле воспитания детей свидетельствуют о том, что родители (не только в Нижнем Новгороде, Фрязино, но и в других регионах) думали о том, чтобы воспитать достойных людей, однако у них это не получилось. Где-то в подростковом возрасте они просмотрели какой-то поворот в поведении ребенка, не смогли его удержать от недостойного поведения.

Не наказывали детей почти треть родителей (30%). Однако в таких городах, как Улан-Удэ и Чудово, только одна пятая родителей наказывали детей. Вот, что написала социолог М.Н. Бородатая (Киров) по поводу воспитания детей в семьях респондентов: “Воспитания собственных детей в строгости придерживались 20% будущих сельских и 29% городских опекунов, остальные придерживались золотой середины. К методам поощрения, применяемым в воспитании, большинство опрошенных — 40% отнесли покупку чего-либо (сладости, вещи, того, что просил ребенок), в 33% случаев применялась похвала, 6% опрошенных не применяли методы поощрения в воспитании собственного ребенка. Среди методов наказания наиболее используемыми оказались: запрет на что-либо (на просмотр телевизора, прогулку) — в 33 % случаев, поругать — 33%, 13% опрошенных в воспитательных целях применяли физическое наказание, 6% будущих опекунов наказания в воспитании своих детей не использовали [8, с. 97-98].

Выше мы уже обращали внимание на тот факт, что процесс социализации в Нижнем Новгороде и Москве отличается от других исследуемых поселений. В этих городах гораздо больше родителей предоставляло детям самостоятельность, меньше их контролировало. Это объясняется тем, что раньше в этих больших городах (и в других тоже) был ниже уровень преступности. Родители могли спокойно отпускать детей гулять самостоятельно уже с 8~10 лет. С 90-х гг. XX в. ситуация изменилась: родители провожают детей в детские учреждения (детские сады, учебные заведения и др.). Отпускают детей самостоятельно гулять только в возрасте 12 лет и старше.

Данные по всему массиву исследований свидетельствуют, что 5,8% респондентов били своих детей за какие-то проступки. Это средний показатель для всех исследуемых городов. Отклонением от такого показателя является город Иваново, там респонденты чаще били своих детей. Про этот город как город с перекошенной демографической ситуацией и невысокими социально-демографическими показателями по сравнению с другими исследуемыми городами мы писали выше. Жителям Иванова всегда жилось труднее, там было больше неблагополучных семей, в них хуже социально-демографический климат. Но в Иванове хуже и социально-экономическая ситуация по сравнению с другими городами. Большая безработица. С нашей точки зрения, отсутствие работы у родителей (особенно у мужчин) ведет к низкой самореализации, низкой самооценке. Вслед за этим к раздражительности. Человек не может понять, откуда у него возникает агрессия. На кого он, прежде всего, ее может направить? На людей незащищенных, ближе к нему находящихся. Кто же это? Его жена и дети. Известно, сколько женщин в нашей стране сидят в тюрьмах из-за того, что убили своего мужа. Почему? Как говорится в народе, “довел до белого каления”. Детей в нашей стране не только бьют, но даже убивают.

Что касается поощрений детей, то респонденты рассказали, что они в качестве поощрения покупали сладости детям, гуляли вместе с ними. Вот что говорила респондент из города Фрязино: “Конфеты покупала ее любимые “мишку”, иногда (на день рождения) куклу, возила в Москву в зоопарк раз в год, а наказаний не было”. Респондент из Нижнего Новгорода рассказала: “Ездили вместе гулять, в парке на каруселях катались. Наказаниенельзя гулять”. Однако в интервью не было отмечено, что родители как-то поддержали своих детей или какие именно поступки они поощряли, какие черты характера своего ребенка кто-то из них пытался развить, какие интересы ребенка были поддержаны и развивались ими как родителями осознанно и с пониманием, так как эти интересы могли в дальнейшем стать основой профессии ребенка.

Почти во всех исследуемых городах респонденты отметили, что у большей части детей было хорошее здоровье. Однако в больших городах оно несколько хуже. Так, несколько респондентов из Нижнего Новгорода отметили, что у их детей плохое здоровье: “родился недоношенный”, “с детства у ребенка астма”, “ее мучили ангиныпостоянно гланды, миндалины воспалялись”, “после паденияэпилепсия”. По сравнению с городскими детьми в небольших поселениях, где хорошая экология, у детей здоровье было лучше.

Так, в городе Чудово (Новгородская область) почти все респонденты отметили, что у их детей хорошее здоровье. У нас вызывает удивление результат воспитания детей в этом городе. Парадокс заключается в том, что в этом районном центре (глубинке России) половина респондентов отметили, что они воспитывали своих дочерей “в строгости”. Однако дочери этих ре- спонденток были лишены родительских прав из-за пьянства. Чудово — это не большой город, как Москва или Нижний Новгород, где родители уходят на работу и не видят своих детей днями. В небольшом городе Чудово все на виду. У нас невольно возник вопрос: “Как матери в глубинке России, воспитывая дочерей в строгости, получили на выходе алкоголичек, лишенных родительских прав”? Ответ от социолога, проводившего там исследование, не был получен.

Большинство респондентов (75,7% по всему массиву), определяя характер своего ребенка, сказали, что он рос общительным. Вот что отметила респондент из Нижнего Новгорода, рассказывая о своей дочери: “Общительная, добрая. Всегда прекрасно уживалась в коллективевсегда лидер. Полно друзей-приятелей”. Только два респондента отметили, что их ребенок был замкнутым. Вот как охарактеризовала своего сына одна из матерей того же города: “Сын всегда был более закрытым, чем дочь. Друзья у него были. Нельзя сказать, что он был необщительный, но с родителями не делился. Ради друзей он что хочешь отдаст. Но при этом — нецелеустремленный, разбросанный. Слабость у него была в том, чтокуда ветер дует, туда ион... Не знаю, почему такой”. Определяя причины замкнутого характера ребенка, респонденты разных городов в основном говорили такую фразу: “Такой родился”. Респонденты города Иваново в качестве причины замкнутого характера ребенка назвали “неблагополучная обстановка в семье”, не стали ссылаться на наследственность и проч.

Примерно половина детей респондентов (46,7%) по всему массиву исследований учились хорошо, другая половина — посредственно. Данные по городам отличаются от этих показателей, характерных для всего массива исследования. Выше мы писали, что на социализацию детей в первичных семьях влияет такой фактор, как уровень образования родителей. По сравнению с Москвой в подмосковном городе Фрязино уровень образования ниже. Анализ образовательного уровня опекунов города Фрязино показал, что среднее и ниже среднего образование имеет половина опекунов, среднее специальное — треть. В этом городе посредственно учились три четверти детей. Невысокое образование самих респондентов отразилось на учебе их детей: “Мы с отцом рабочие люди, образования особого не имеем и поэтому смотрели на это просто, руки естьможем работать”. Вот что написали социологи, проводившие интервью в городе Фрязино: “При сопоставлении некоторых зарисовок из жизни респондентов и уровня образования, мы используем последнее как маркер мотивации участников нашей целевой группы к развитию себя как многосторонней личности, ответственно относящейся к своим гражданским и человеческим обязанностям, разумно использующей возможности предоставляемые обществом для воспитания и развития собственных детей.

Опираясь на данный тезис и далее рассматривая показатели по образовательному уровню опекунов в этом аспекте, можно отметить, что в большинстве своем опекуны не стали использовать предоставляемые государством и обществом возможности в получении образования и дальнейшем использовании его для формирования своих жизненных целей, приоритетов в воспитании и построении отношений с детьми. Из собеседований с сотрудниками органов опеки мы выяснили, что во всех семьях приоритеты в воспитании детей сводились к материальному обеспечению” [91, с. 162]. Это заключение социологов, проводивших исследование в городе Фрязино, можно отнести и к таким городам, как Киров, Улан-Удэ, где образование опекунов примерно такое же, как в городе Фрязино. В городах Иваново, Кинешма, Чудово у опекунов уровень образования еще ниже, чем в городе Фрязино.

В Москве и Нижнем Новгороде образование опекунов гораздо выше, чем в других исследуемых городах. Это обстоятельство сказалось и на их отношении к детям, их учебе. Так, респондент из Москвы рассказала: “Мы с мужемученые. Наша дочь училась в школе хорошо. С ней не было проблем. После окончания школы поступила в МГУ”. Мать из Нижнего Новгорода рассказала об учебе своей дочери: “У нас была дома большая библиотека, но дочь не читалаей это было не интересно. Она более “технический”, практичный человекв отца, наверное. С русским у нее плохо было, я помогала всегда, а вот с точными науками проблем не было. Она запросто может починить утюг, телевизор, компьютер. Зато на вопрос учителя, помню из школьной жизни, что такое подполье (имелось в виду революционное подполье), сказалаэто где картошку хранят”...

Респондент, растившая дочь одна, видит драму, начавшуюся с ее плохой учебы, в том, что у нее не было времени заниматься с дочерью: “Всегда приходилось очень много работать, всю жизнь печатала по ночам. Я упустила тот момент, когда после 14 лет дочь стала катиться вниз, не могла предположить, что это билет в один конец. Проблемы начались в старших классах. Я плакала, стыдила ее. Директор школы и учителя ничм не помогали, только вызывали в школу, ставили перед фактомплохую дочь воспитала. Я думаю, что отрицательную роль сыграл еще и кризисный момент в стране. Слышала не раз, что те, у кого переходный возраст пришелся на начало 90-х, потерянное поколение. Получился как бы резонансразвращающее действие со стороны общества, с одной стороны (честные люди, трудяги, как я, стали бедствовать, и тогда зачем работать?), разрушение ценностей в обществе, а с другойсобственное семейное неблагополучие. Конечно, когда мать целый день на работе, дочке внимания, контроля недоставало”.

Менее десятой части респондентов по всему массиву опрошенных оценили поведение своих детей как плохое. В четвертой главе уже было отмечено, что в характеристику плохого поведения респондентов входили такие отклонения от нормального поведения детей, как “не слушался”, “не ходил в школу”, “ходил, но нарушал дисциплину”, “дрался”. Дети с таким поведением входят в категорию трудных. Интервью, проведенное по исследуемым регионам, показало, что большинство респондентов к черте трудного ребенка отнесли “не ходил в школу”.

Как поступали родители в случае плохого поведения ребенка? Респонденты Улан-Удэ отметили, что в этом случае они обращались к родственникам. Традиции воспитания детей в старой бурятской семье во многих бурятских семьях сохранились. Опыт общения и взаимоотношений в семье становится этической базой взаимодействия с другими людьми на основе дружелюбия, уважения и миролюбия.

Половина опекунов Фрязина по поводу трудных подростков обращались также к родственникам, другая половина -— в милицию. Респонденты по остальным исследуемым городам предпочитали разбираться с трудными детьми сами.

После окончания школы две трети респондентов пошли учиться дальше. Одна треть ребят пошли работать. Из них пятая часть выбрала такую сферу занятости, как производство. Среди городов, где проводилось наше исследование, такие промышленные центры, как Москва, Нижний Новгород, Киров, поэтому для выпускников школ этих городов был достаточно широкий выбор предприятий, куда они могли пойти работать. В такие сферы, как транспорт и строительство пошло работать небольшое число ребят. В вышеперечисленных сферах занятости (независимо от города) всегда большая потребность в работниках. Ребята после окончания средней школы, не имея еще профессиональной подготовки для работы в этих отраслях труда, заняты были на физической работе. В такую отрасль, как сельское хозяйство, пошли работать те ребята, которые живут в сельской местности. Об этом рассказали респонденты Новгородской и Ивановской областей. В сферу обслуживания отправилось работать несколько больше десяти процентов выпускников школ. В 90-е гг. XX в. эта сфера труда начала быстро развиваться.

В Москве и Фрязине около четверти выпускников школ пошли учиться в вузы. Из тех ребят, кто пошел после школы работать, выбрали такую сферу занятости, как производство. По другим городам большинство ребят пошли учиться в училища. Около двух третей из них закончили обучение. Причинами отчисления из учебных заведений детей респондентов стала их плохая учеба.

Не все дети оканчивали даже среднюю школу. Вот что рассказала одна из опекунов г. Иваново: “Мой муж пил и гулял. Когда мне было 28 лет, он ушел к другой. Через год я вновь вышла замуж. Настоящий муж не пьет, работает сварщиком. У меня с дочерью были теплые отношения, но с 17 лет она перестала меня слушать. Стала гулять, пить. Поступила учиться в ПТУ, но не окончила, так как забеременела (16 лет). Сделала аборт. Второй раз забеременела (18 лет), не захотела делать аборт, родила девочку”.

Часть опекунских детей шли в ПТУ и другие учебные заведения. Однако не все из них оканчивали эти учебные заведения.

Социологи, участвующие в нашем исследовании, отметили разницу в отношении к учебе детей, живущих в сельской местности и городской. Сельские дети оканчивают, как правило, средние учебные заведения, но они более серьезно относились к учебе, чем городские. Это понятно. В сельской местности ребята раньше взрослеют: начинают работать, помогая родным, т. е. у них раньше проходит процесс социализации. Вот что отметила социолог М. Н. Бородатая[2]: “Большинство родителей сельских опекаемых детей (47%) имели хорошую успеваемость в школе, и лишь 6% учились плохо. Среди городских родителей в школе учились хорошо 56,5%, плохо — 30,4%.

Хорошим было и поведение в школе у 67% родителей. У родителей наблюдается некоторое рассогласование в оценке собственных детей. Отмечая в большинстве случаев их дружелюбность и общительность, вместе с тем они отмечают такие качества, как лень, конфликтность и посредственные успехи в учебе. Например, опекун — пенсионерка 60 лет — так оценивает свою дочь: “девочка способная, но учителя ее задавили, унизили...” Никто из респондентов не считает себя виновным в плохом воспитании собственных детей. После окончания школы родители будущих детей-сирот из села в 93% случаев шли учиться. Родители будущих детей-сирот из города шли учиться только в 62,5% случаев, 20,8% устраивались работать. В 66,6% случаев, поступив в учебное заведение, они его оканчивали, 20,8% — нет.

Родители будущих подопечных из села выбирали учебные заведения среднего звена — училища, техникумы. Ни один не пошел учиться в вуз. Получить специальность удалось только 64% будущих родителей. Остальные чаще всего были отчислены за неуспеваемость и прогулы, 40% бросили сами. 29% из тех, кто закончил учебное заведение, работать не стали” [8, с. 98].

Выше было представлено мнение социологов, проводивших исследование во Фрязине, об отношении родителей к учебе детей. Вот их обобщенное мнение о процессе социализации детей: “Безразличие со стороны родителей к успеваемости, школьным проблемам ребенка, к его интересам, отсутствие со стороны родителей поддержки усилий ребенка в стремлении учиться лучше, развивать его трудоспособность привели к картине, где подавляющее большинство детей учатся посредственно, т. е. социализация ребенка и в этом направлении проходила как бы параллельно с родителями. Обобщая полученные выше результаты, мы отмечаем низкий уровень социализации в семьях: отсутствие не то что системы воспитания в первичных семьях, а, к сожалению, даже просто внимания к жизни ребенка, часто незнание его интересов, круга друзей, равнодушное отношении к основной сфере жизни ребенка школьного возраста — к учебе. В семьях не было принято рассказывать ребенку о правилах поведения, следить за соблюдением им этих правил, развивать работоспособность, усидчивость, поддерживать любознательность. Границы дозволенного не определялись даже в малом, не обсуждалась ответственность за нарушения, например простая обязанность детей в доме убирать за собой игрушки так и не была введена в правило, обязательное для соблюдения.

Можно заметить, что также непоследовательны оказались усилия родителей в первичных семьях по привитию детям элементарных нравственных, ценностных ориентиров, понимания духовных ценностей в жизни человека. Ни один из детей не учился в музыкальной школе, хотя, по статистике, в городе каждый второй ребенок окончил ее. В тот период при школах работали спортивные кружки, в дальнейшем множество спортивных секций было открыто для ребят во Дворце спорта и Доме пионеров, но ни один ребенок из семей опекунов в детстве не занимался спортом, не посещал кружков и секций. Практически во всех первичных семьях получение образования не ставилось ребенку как цель, не обсуждалось как жизненная ценность.

Если обратить внимание на картину с уровнем образования самих современных опекунов, то можно заметить, что в свое время эти родители также отказались предпринять усилия для получения образования. Поставив себе задачи в жизни: материальное благополучие и просто собственное спокойствие, респонденты-опекуны в большинстве случаев пошли по пути избегания трудностей сначала в воспитании себя, а затем и в воспитании собственных детей. Особенно сложной задачей оказалось для этих людей привитие собственным детям нравственных ориентиров, умение отличать хорошее от плохого, что определило отсутствие желания и силы воли противостоять искушениям “легкой” жизни, без ответственности и без обязанностей. В дальнейшем судьбы детей складывались по-разному, однако с общим знаменателем в виде лишения родительских прав [91, с. 166-167].

На безответственное отношение к воспитанию своих детей обращали внимание и наши коллеги из Российского государственного педагогического университета имени А. Герцена. На материалах социологического исследования (опрос педагогов) специалист по воспитанию детей И. А. Хоменко сделала анализ безответственного отношения родителей к своим детям: “Педагоги... отметили наличие разных проблем, возникающих из-за безответственного поведения (отношения) родителей своих учеников.

К ним относятся:

  • • отсутствие мотивации детей к учебной деятельности;
  • • низкий уровень саморегуляции детей во время урока;
  • • плохая успеваемость;
  • • отсутствие помощи учителю со стороны родителей;
  • • отсутствие у ребенка подходящих условий не только для обучения, но и для нормальной жизни;
  • • несформированность коммуникативных качеств у детей;
  • • агрессивность и детей, и самих родителей;
  • • отсутствие механизмов влияния на детей.

У многих педагогов возникает проблема с ответом на вопрос родителей: “Ну что мне с моим ребенком делать?!”, так как, видимо, сами педагоги испытывают затруднения в оказании квалифицированной педагогической помощи семье. В одном из ответов учитель написала: “Чему я могу научить, если сама “не умею жить”?”.

Эти данные позволяют сделать вывод не только о том, что безответственное поведение родителей порождает многие проблемы у их детей, но и о том, что сами педагоги нуждаются в помощи. Апелляция лишь к чувству долга бессмысленна, так как и родителям, и учителям требуется квалифицированная методическая и психолого-педагогическая поддержка” [140, с. 35-36].

Как видим, основными причинами, порождающими безответственность родителей, педагогами были названы такие, как: 1) личностные качества родителей, их неподготовленность выполнять родительскую роль; 2) отсутствие в России нравственно-правовых условий для формирования ответственного родительства.

Социологи Нижнего Новгорода, принимавшие участие в нашем исследовании, дали такую характеристику процессу социализации детей в семьях респондентов: “На вопрос о характере и поведении своих детей, лишенных родительских прав, в основном звучали ответы бабушек в категориях “общи- тельный-необщительный, спокойный-невыдержанный” и т. д. В ответах было мало ценностных аспектов (целеустремленный, любознательный, волевой или наоборот).

Многих бабушек объединяет то, что к определенному возрасту своих детей — отцов и матерей опекаемых внуков — годам к 14-16 — они утратили над ними контроль и могли только пассивно (точнее, с отчаянием) наблюдать происходящие негативные перемены в ценностных ориентациях, отношении к жизни, родителям, к обществу в целом. У части опекунов проблемы начались тогда, когда их дети были уже взрослые — совершеннолетние, состояли в браке. И тогда они как-то “вдруг!” обнаруживали, что дети не готовы к семейной жизни, начинают тянуть одеяло на себя, становиться безответственными людьми и тунеядцами, вести праздный образ жизни — мать пороков, пить, гулять, употреблять наркотики, воровать и т. д. Такое ощущение, что какие-то важные темы и проблемы жизни в семье и в обществе с детьми в свое время просто не обсуждались” [114, с. 120-121].

Выводы

  • 1. Состояние первичной семьи (благополучное или неблагополучное) не является гарантией качественной социализации личности детей.
  • 2. Неблагополучная первичная семья предполагает формирование личности детей с низкой самооценкой, склонных продолжать негативные тенденции семьи.
  • 3. Пороком социализации личности детей в благополучной первичной семье является вседозволенность или отсутствие внимания к ним.
  • 4. Социализация детей в селе и городе формирует у них разные стили жизни.
  • 5. У детей уже в подростковом и юношеском возрасте начали формироваться черты неадекватного поведения (плохая учеба, раннее употребление спиртного, уход из учебного заведения -послешкольного образования).
  • 6. Особенности формирования личности лиц, лишенных родительских прав по исследуемым городам, определены характеристиками: а) социально-экономические, б) социальнодемографические; в) социокультурные и г) национальные:
    • а) отношение детей к учебе напрямую связано с образованием родителей. В наиболее благополучных социально- экономических городах, таких как Москва и Нижний Новгород, образование опекунов гораздо выше, чем в других исследуемых городах. Образованные родители могут, с одной стороны, быть примером для детей, с другой — помочь им в учебе.

Отсутствие занятости (безработица) ведет к неудовлетворенной самореализации, к агрессивности. В Иванове как большой процент безработицы, так и большой процент случаев избиения своих детей;

  • б) социально-демографическое положение поселений сказывается на социализации личности ребенка. Город Иваново отличается не только частотой браков, но и численностью социальных сирот;
  • в) социокультурные условия региона влияют на уровень образованности людей, стиль их жизни, что в свою очередь влияет на формирование личности в семье. В крупных городах в силу развития культурной составляющей стиль жизни горожан отличается от стиля жизни людей, живущих в средних городах (Кинешма, Фрязино, Чудово);
  • г) традиционные ценности народа играют большую роль в формировании личности ребенка. Важное место в бурятской семье отведено воспитанию детей. Эти традиции воспитания детей в старой бурятской семье во многих бурятских семьях сохранились. Дети с момента рождения все время находятся в условиях общения с самыми близкими родственниками, что обусловливает быстрое развитие ребенка, его эмоциональночувственной сферы, познавательных процессов.

  • [1] Материальное положение семьи в значительной степени определяет ее социально-психологический климат.
  • [2] Социолог М. Н. Бородатая в рамках нашего исследования брала интервью среди опекунов города Кирова. Ее коллеги по нашей методике “Формализованное интервью” провели исследование в Кировской области.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 
Популярные страницы