Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Взаимодействие органов и учреждений уголовно-исполнительной системы с органами местного самоуправления в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера

Чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера как угроза безопасности органов и учреждений уголовно-исполнительной системы

Угрозы безопасности органов и учреждений УИС по своим источникам могут быть природными, техногенными и социальными (криминального характера); по направленности против определенных интересов и потребностей - угрозами жизни, здоровью, имуществу, экологическому благополучию и т. п.; по сферам жизнедеятельности - социальными, экономическими, экологическими, продовольственными, энергетическими, информационными и т. д.

Нормальная деятельность учреждений УИС может нарушаться происшествиями различного характера. В нормативных актах для их обозначения употребляются такие термины, как «чрезвычайная ситуация», «чрезвычайные обстоятельства», «чрезвычайные происшествия». Как указывает В.Б. Гришин, к чрезвычайным происшествиям относятся кратковременные события различного характера, резко нарушающие нормальную деятельность учреждений УИС. ЧС он определяет как «неблагоприятную обстановку, вызванную обстоятельствами технического, природного, биогенного характера, крупными и длительными неблагоприятными социальными явлениями». Чрезвычайные обстоятельства В.Б. Гришин понимает как общий термин для обозначения чрезвычайных происшествий и ЧС любого характера.

ЧС классифицируются по различным основаниям. Первая классификация ЧС в отечественной литературе была предложена Б.Н. Порфирьевым28. Он классифицирует ЧС в зависимости от генезиса (преднамеренные и непреднамеренные, социально-политические, технологические, стихийные бедствия и комбинированные), темпов формирования (ЧС взрывного и плавного типа), масштабов (локальные, субнациональные, национальные, региональные и глобальные). Данная классификация не является исчерпывающей и может быть дополнена и расширена, исходя из современного понимания ЧС.

По длительности существования ЧС подразделяются на кратковременные (оперативные), длящиеся несколько часов, и долговременные (стратегические), длящиеся от суток до нескольких лет[1].

Особенно важна классификация ЧС в зависимости от территории их распространения. Речь об этом (применительно к ЧС природного и техногенного характера) пойдет ниже.

Одним из важных оснований для классификации ЧС является их характер, вытекающий из природы источника ЧС. Согласно ГОСТу 22.0.02-94 ЧС подразделяются на природные, техногенные, биологосоциальные и военные[2]. Данное подразделение закреплено и в других нормативных актах[3] [4] (термин «военные», на наш взгляд, целесообразно заменить термином «социальные», так как источником ЧС в обществе является не только военная угроза). Конкретные виды ЧС с указанием того, к какому классу они относятся, представлены в классификаторе ЧС .

Несколько другую классификацию дает В. А. Антонов. Он подразделяет ЧС на ситуации социального и несоциального характера. ЧС социального характера в свою очередь делит на ситуации криминальные и некриминальные, а несоциального характера - на природные и техногенные[5].

ЧС несоциального (природного и техногенного характера) представляет одну из наиболее существенных угроз как для муниципальной безопасности, так и безопасности органов и учреждений УИС. Как показывает практика, подавляющее большинство ЧС, в том числе в учреждениях УИС, возникают именно на локальном и муниципальном уровнях и требуют привлечения муниципальных сил и средств.

При этом следует отметить тот факт, что при обеспечении безопасности органов и учреждений УИС в первую очередь обращается внимание на предупреждение и ликвидацию ЧС социального (прежде всего, криминального) характера. Это вполне естественно, так как концентрация в учреждениях УИС большого количества лиц с антиобщественной ориентацией, криминальным опытом, применение к ним принудительных мер в рамках обеспечения режима порождают повышенную вероятность таких событий, как побеги, насилие, массовое неповиновение, захват заложников и т. п. Однако практика свидетельствует, что ЧС некриминального характера (стихийные бедствия, техногенные аварии, пожары) представляют не меньшую опасность для учреждений УИС, чем криминальные происшествия.

Так, за 9 месяцев 2013 года на объектах учреждений и органов УИС было зарегистрировано 18 пожаров, материальный ущерб от которых составил более 9 миллионов рублей; на пожарах погибли 4 человека, еще 9 получили различные травмы. Количество пожаров по сравнению с 2012 годом увеличилось на 12,5 %, а материальный ущерб от них - в 5 раз[6]. Учитывая, что учреждения УИС находятся во всех субъектах РФ, можно сказать, что большинство масштабных ЧС природного характера с неизбежностью угрожают и деятельности учреждений ФСИН России. Так, 15 февраля 2013 года в результате падения и взрыва метеорита в окрестностях г. Челябинска в помещениях ГУ ФСИН России по Челябинской области (учреждений ИК-1, ИК-6) были выбиты стекла, 5 сотрудников и 10 осужденных получили легкие ранения[7]; во время катастрофического наводнения на Дальнем Востоке в августе-сентябре 2013 года в зону затопления попали ЛИУ-1 У ФСИН России по Амурской области, ИК-12 У ФСИН России по Хабаровскому краю, а еще 3 исправительные колонии находились под угрозой затопления[8].

Сотрудники учреждений УИС единодушны в том, что ЧС природного и техногенного характера представляют достаточно высокую угрозу для нормальной деятельности учреждений. Из опрошенных автором сотрудников в качестве наиболее существенной угрозы безопасности для их учреждений из всех ЧС природного и техногенного характера 34 % называют наводнения, 30 % - пожары (в том числе лесные), 16 % - техногенные ЧС (выбросы токсичных веществ, взрывы на предприятиях, газо- и нефтепроводах, обрушения конструкций), 7 % - снегопады, 5 % - землетрясения, 3,5 % - провалы грунта, 1,8% — ураганы и сильные морозы.

Здесь и далее, говоря о ЧС, мы будем иметь в виду ЧС природного и техногенного характера.

Понятие «чрезвычайная ситуация природного и техногенного характера» является одним из ключевых понятий законодательства в области безопасности. Хотя данное понятие является достаточно разработанным, до сих пор с должной ясностью не решен вопрос о критериях и классификации ЧС. Это особенно важно для оценки ситуации, принятия решения о режиме функционирования органов управления, сил и средств, определения уровня органов управления, ответственных за защиту от конкретной ЧС, разграничения полномочий субъектов защиты от ЧС.

Понятие «чрезвычайная ситуация» является относительно новым для отечественной науки и законодательства. Еще в конце 1980-х годов оно отсутствовало в литературе, вместо него употреблялись термины «катастрофа», «авария», «стихийное бедствие». Первое в отечественной науке определение ЧС было сформулировано Б.Н. Порфирьевым. Он утверждал: «Чрезвычайная ситуация - это внешне неожиданная, внезапно возникающая обстановка, характеризующаяся

неопределенностью, остроконфликтностью, стрессовым состоянием населения, значительным социально-экологическим и экономическим ущербом, прежде всего человеческими жертвами, необходимостью быстрого реагирования (принятия решений), крупными людскими, материальными и временными затратами на проведение эвакуационных спасательных работ, сокращение масштабов и ликвидацию многообразных негативных последствий»37. Очевидно, что к ЧС при таком подходе относили лишь наиболее масштабные события. По всей видимости, это объясняется тем, что в конце 1980-х - начале 1990-х гг. в СССР защита от ЧС как специфическая отрасль управления находилась еще в зачаточном состоянии, и принятие чрезвычайных мер по защите населения и территории признавалось необходимым лишь в наиболее серьезных случаях.

В дальнейшем понятие ЧС подверглось расширению, к нему начали относить менее масштабные происшествия. Первое в отечественном законодательстве определение ЧС было введено постановлением Совета Министров СССР от 15 декабря 1990 года № 1282. В нем значилось: «Чрезвычайная ситуация - обстановка на объекте или определенной части территории (акватории), сложившаяся в результате аварий, катастроф, стихийных и экологических бедствий, эпидемий, эпизоотий, эпифитотий, которая может привести или уже привела к значительному ущербу, человеческим жертвам и нарушению условий жизнедеятельности». В настоящее время ЧС определяется как «обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей»[9].

В отечественной литературе при всем разнообразии мнений можно выделить общепринятые, устоявшиеся подходы к определению ЧС. Во-первых, ЧС четко отграничивается от ее источников (аварий, катастроф, неблагоприятных природных и иных явлений). ЧС - это не само неблагоприятное явление, а обстановка, создавшаяся в результате взаимодействия источника ЧС с человеком, имуществом, окружающей средой. Во-вторых, ЧС - не просто «ситуация, наступающая неожиданно и требующая немедленных действий», а социальное событие, связанное с интересами личности, общества, государства. В-третьих, понятие ЧС раскрывается через систему критериев, вокруг которых до сих пор ведется полемика.

В отечественном законодательстве и литературе до сих пор нет общепринятой четкой системы критериев, по которым то или иное событие можно отнести к ЧС, хотя предпринимались попытки такого рода. На это обстоятельство указывали еще в начале 1990-х годов[10], однако до сих пор данная проблема не нашла однозначного решения.

Наличие единообразных критериев ЧС необходимо, прежде всего, для отграничения ЧС от иных событий и обстоятельств. Содержательные критерии ЧС отвечают на вопрос, какими свойствами должно обладать событие (обстановка), чтобы являться ЧС. На основе данных критериев должны быть сформулированы формальные критерии ЧС, то есть конкретные размеры ущерба, иные обстоятельства, позволяющие отнести то или иное событие к ЧС.

Первую в отечественной науке систему критериев ЧС предложил Б.Н. Порфирьев. По его мнению, ЧС должна отвечать ряду критериев, совокупность которых позволяет охарактеризовать ситуацию как чрезвычайную. Были сформулированы следующие критерии ЧС:

- временной (неожиданность возникновения, быстрое развитие событий);

- социально-экологический (человеческие жертвы, эпидемии, мутагенез у человека и животных);

- социально-психологический (стрессовое состояние,

дестабилизация психологической устойчивости);

- социально-политический (остроконфликтность, усиление внутриполитической и международной напряженности, широкий внутренний и международный резонанс);

- экономический (значительный ущерб в денежном и натуральном выражении, необходимость значительных материальных затрат);

- организационно-управленческий (неопределенность ситуации, сложность прогнозирования событий, принятия решений);

- необходимость быстрого реагирования;

- необходимость привлечения большого числа разных организаций и специалистов, масштабных эвакуационных и спасательных работ;

- специфический, или мультипликативный (комплексный и цепной характер последствий)40.

По нашему мнению, в нынешних условиях такой подход является устаревшим. На рубеже 1980-1990 годов представлялось, что лишь катастрофы с особо тяжкими последствиями достойны особых, специализированных мер по защите. Сегодня данный подход выглядит необоснованно сужающим круг ЧС и соответственно сферу деятельности специализированных органов по защите от ЧС. Далеко не все ЧС обладают всеми перечисленными критериями в совокупности. Возьмем в качестве примера разрушение подъезда пятиэтажного дома в результате взрыва бытового газа. При этом погибли 5 человек и около 20 остались без крова, понесли значительный имущественный ущерб. Очевидно, что социально- политическому критерию эта ситуация не отвечала (взрывоопасности, социальной напряженности в городе не было), однако на практике подобная ситуация рассматривается как ЧС и соответственно как повод для принятия специальных мер по защите.

Действующее отечественное законодательство не содержит прямого указания на содержательные критерии ЧС, однако их можно вывести из законодательного определения ЧС.

  • [1] Архипова Н.И. Управление в чрезвычайных ситуациях / Н.И. Архипова,В.В. Кульба. М.: РГГУ, 1994. С. 8.
  • [2] Порфирьев Б.Н. Государственное управление в чрезвычайных ситуациях:анализ методологии и проблемы организации. М.: Наука, 1991. С. 41; Шевченко В.,Бузин Г. Еще раз о классификации чрезвычайных ситуаций // Гражданская защита.2003. № 2. С. 37.
  • [3] Об утверждении критериев информации о чрезвычайных ситуациях:приказ МЧС РФ от 8 июля 2004 г. № 329. Доступ из справ.-правовой системы«КонсультантПлюс» (документ опубликован не был).
  • [4] Об упорядочении представления территориальными органами Госкомэкологии России информации о чрезвычайных ситуациях:приказ Государственного комитета РФ по охране окружающей среды от 1 марта 2000 г.№ 120. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» (документ опубликован не был).
  • [5] Антонов В.А. Правовое регулирование деятельности уголовно-исполнительнойсистемы по обеспечению безопасности и правопорядка на режимных объектахв условиях чрезвычайных ситуаций: дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2009. С. 27.
  • [6] Ведомственная противопожарная служба. ІЖК ЬЦр://фсин.рф/8ІшсШге/шаІсЬ/4/(дата обращения: 10.12.2013).
  • [7] В ГУ ФСИН России по Челябинской области подсчитали масштабыразрушений, связанных с падением метеорита. ІЖИ: http://74.fsin.su /пеУ8/сИаі1.р1ір?ЕЬЕМЕЫТ_ГО=73370 (дата обращения: 10.12.2013).
  • [8] Почти 500 заключенных амурской колонии эвакуируют из-за наводнения. ІЖИ: http://www.ampravda.ru/news/2948.html (дата обращения: 09.12.2013); Наводнение накрыло тюрьмы Хабаровского края. 1ЖЕ: http://amurmedia.ru/news/к1іаЬкгаі/28.08.2013/298814/ navodnenie-nakrilo-tyurmi-habarovskogo-kraya.html (дата обращения: 13.11.2013).
  • [9] О защите населения и территории от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера: федер. закон от 21 дек. 1994 г. № 68-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. № 35, ст. 3648.
  • [10] Банило ИЛ. О правовом статусе органов управления в области безопасности /И.Л. Бачило, Л.А. Сергиенко, Е.В. Шорина. М.: ИГП РАН, 1992. С. 32.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ РЕЗЮМЕ ПОХОЖИЕ СТАТЬИ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Строительство
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Поиск