Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 144 УК РФ).

Свобода массовой информации относится к числу важнейших институтов демократического общества и правового государства. Нередко должностные и иные лица, а также органы власти и организации желают скрыть от общества неблаговидные поступки, ошибки или даже незаконную деятельность. Поэтому не исключена возможность ущемления свободы массовой информации, которое может принимать различные формы.

Под ущемлением свободы массовой информации в соответствии с Законом РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации»[1] понимается воспрепятствование в какой бы то ни было форме со стороны граждан, должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений законной деятельности учредителей, редакций, издателей и распространителей продукции средств массовой информации, а также журналистов, в том числе посредством: осуществления цензуры; вмешательства в деятельность и нарушения профессиональной самостоятельности редакции; незаконного прекращения либо приостановления деятельности средства массовой информации; нарушения права редакции на запрос и получение информации; незаконного изъятия, а равно уничтожения тиража или его части; принуждения журналиста к распространению или отказу от распространения информации; установления ограничений на контакты с журналистом и передачу ему информации, за исключением сведений, составляющих государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну.

Согласно ст. 144 УК РФ воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации образует состав преступления.

Объектом преступления является не только конституционная свобода поиска, получения, передачи и распространения информации, но и условия, обеспечивающие эту свободу, — профессиональная деятельность журналиста.

Объективная сторона — воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста путем принуждения его к распространению либо к отказу от распространения нежелательной для принуждающего лица информации.

Поскольку признаки принуждения в законе не конкретизированы, на практике возникают сложности с разграничением данного преступления от непреступных форм препятствия журналисту в сборе или распространении информации. Под принуждением в связи с этим следует понимать такие действия, которые способны по своей интенсивности существенным образом повлиять на волю журналиста, заставить его отказаться от исполнения своих профессиональных обязанностей или от реализации своих прав. К ним можно отнести насилие или угрозу применения любого насилия, шантаж.

Однако принуждение может выражаться в скрытых формах давления на журналиста со стороны лица, которое может своими действиями вызвать какие-либо неблагоприятные последствия по служебной линии или в социально-бытовом плане. При этом не имеет значения, адресована ли такая угроза непосредственно журналисту или его близким, т. е. тем людям, в чьей судьбе он заинтересован.

Воспрепятствование противоправной деятельности журналиста (например, попытке незаконно проникнуть на охраняемый объект) не образует состава данного преступления.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

Субъект — лицо, достигшее 16-летнего возраста. Если деяние совершено лицом с использованием своего служебного положения, то оно квалифицируется по ч. 2 ст. 144 УК РФ, а в случае воспрепятствования, соединенного с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, ответственность наступает по ч. 3 ст. 144 УК РФ.

  • [1] Ведомости РФ. 1992. № 7. Ст. 300.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >