Предмет теоретической науки о государстве и праве, его особенности и структура

Теория государства и права как одна из юридических наук, входящих в юриспруденцию (правоведение), относится и к общественным, и к гуманитарным наукам. Объектом ее изучения являются такие важные и многосложные компоненты общества, как государство и право. Как справедливо отмечает В. М. Сырых, характерная особенность объекта общей теории государства и права состоит в том, что он не представляет собой объективной реальности, отличной от той, которая исследуется остальными юридическими науками[1]. Однако теория государства и права, как любая другая наука, имеет свой собственный предмет, т. е. то, что она изучает в объекте.

С этой точки зрения, предметом теории государства и права выступают наиболее общие специфические закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права, а также органически связанных с ними и сопутствующих им иных социальных явлений и процессов.

Отечественные правоведы выделяют несколько особенностей, характерных черт предмета теории государства и права.

  • 1. Предметом любой науки служат те закономерности и тенденции развития, которые свойственны ее объекту. Предмет теории государства и права в этом смысле не выглядит исключением. Именно реальные устойчивые связи, существующие в политико-правовой сфере и характеризующие органическую природу государства и права, составляют его существо. Данные общие специфические закономерности не следует смешивать с общесоциологическими законами. Например, закономерности взаимообусловленности общественного сознания и бытия относятся к предмету социальной философии, а закон взаимосвязи производственных отношений и производительных сил общества — к предмету экономической науки. Общие законы общественного развития учитываются теорией государства и права, она опирается на них. Но ее предметом являются не они, а специфические закономерности возникновения, развития и функционирования таких общественных явлений, как государство и право. Это закономерности:
    • — возникновения государства и права;
    • — перехода одного типа государства и права к другому;
    • — сочетания в сущности государства и права общечеловеческих и классовых начал;
    • — соотношения государства и права;
    • — развития демократии, законности и правопорядка;
    • — формирования правового государства и т. п.
  • 2. Круг вопросов, относящихся к предмету теории государства и права, не ограничивается их закономерностями. Любая попытка такого ограничения ведет к искусственному упрощению и обеднению наших представлений о предмете данной науки. В действительности она изучает еще целый ряд важных, имеющих общее значение для всех юридических наук вопросов, которые, будучи тесно связаны с закономерностями государства и права, тем не менее не могут быть с ними отождествлены. Главное требование: эти категории должны отражать основные коренные вопросы, фундаментально характеризующие и раскрывающие государство и право, изучаемые и разрабатываемые теорией государства и права для всего правоведения (сущность, тип, формы, функции, структура и механизм действия государства и права, политическая и правовая система общества и др.).
  • 3. В последнее время с учетом достижений синергетики — новой науки о самопроизвольных, самоорганизационных, слу- чайностных процессах наряду с закономерными причинно- следственными связями появилась возможность исследовать и случайностные, вероятностные связи. «Новые данные о конструктивной роли случая в общественном развитии, — писал профессор А. Б. Венгеров, — более глубоко объясняют субъективный фактор в государственно-правовой жизни общества, ...позволяют лучше понять различные процессы самоуправления и управления в государственно-правовой сфере, особенно при развитии демократических начал в местном самоуправлении, в структуре исполнительной власти»[2]. Некоторые авторы вполне обоснованно полагают, что синергетика методологически нацеливает и на процессы самоорганизации, происходящие в правовой системе, в частности в ходе судебного правоприменения; дает возможность использовать общенаучные закономерности саморазвития при изучении частных вопросов, в том числе функций судебной практики[3].
  • 4. Изучение государства и права в их органическом единстве и взаимном опосредовании — специфическая особенность отечественной юридической науки. Особенно наглядно это проявляется в теоретической науке о государстве и праве. Это такая фундаментальная юридическая наука, объектом изучения которой выступают государственные и правовые явления в их взаимосвязи, взаимопроникновении и взаимодействии.

Взаимосвязь проявляется в том, что:

  • а) государство и право возникают практически одновременно вследствие одних и тех же причин;
  • б) в процессе своего исторического развития тип государства и права совпадают; их переход от одного типа к другому происходит одновременно в силу одних и тех же причин;
  • в) государство и право органически связаны и тесно взаимодействуют в процессе своего функционирования, в современных условиях они не могут существовать раздельно.

Все попытки разделить теорию государства и права на две самостоятельные научные и учебные дисциплины — теорию права и теорию государства до сих пор отторгаются большинством российских правоведов. Впрочем, последние признают целесообразность структурного выделения соответствующих разделов, специально посвященных либо государству, либо праву, которые наряду с тем, что неразрывно связаны между собой, несомненно, обладают и определенной самостоятельностью.

Но в таком случае нетрудно предположить, что и теоретические учебные дисциплины о праве и государстве тоже могут быть раздельными. Действительно, в университетах других стран отдельно преподаются философия права, социология права, юридическая догматика, общее учение о государстве или теория правления, или теория демократии и т. д. В юриспруденции западных стран сохраняется институциональная обособленность теории права и политологии несмотря на то, что в теории права традиционно рассматриваются вопросы государ- ствоведения.

Нераздельная теория государства и права — как учебная дисциплина и как наука — является изобретением, сделанным в СССР. Здесь официально признавалась лишь одна теория, точнее метатеория — марксистско-ленинская, объединявшая государство и право понятием «орудие классового господства». В постсоциалистической России марксистско-ленинская идеология в науке уже практически не является ведущей. Но осталась общая теоретическая дисциплина о государстве и праве. Причем, как полагают ученые, в этом нет ничего негативного. Просто нужна другая, признанная в мировой науке метатеория, позволяющая объяснять право и государство как взаимосвязанные явления и строить на такой основе единую теоретическую дисциплину[4].

Можно констатировать, что теория права и государства как учебная дисциплина является синтетической в отношении к научному теоретическому знанию о праве и государстве. Она синтезирует в себе знания о наиболее общих специфических закономерностях зарождения, развития и функционирования государства и права как целостных общественных явлениях.

Теория государства и права обеспечивает связь юриспруденции с другими общественными науками. Попытки упразднить теорию государства и отдать ее на откуп политологам разрывают эту связь так же, как стремление отделить друг от друга теорию права и теорию государства разрывает органическую связь между этими явлениями, которая основана отнюдь не на марксистской концепции классового насилия, а на возможности прибегнуть к законному, государственному принуждению[5].

Сейчас государство и право трактуются как важнейшие элементы цивилизации, как ценности, благодаря которым становится возможным прогрессивное развитие общества и создание нового мирового порядка на основе общепризнанных принципов и норм. В условиях практического воплощения конституционного принципа идеологического многообразия отсутствует жестко установленная правовая идеология как система единственно правильных (с точки зрения правящей элиты) взглядов на право и государство. В связи с этим востребованными оказываются общетеоретические работы (как новые, так и прежних лет) ведущих отечественных теоретиков-право- ведов: С. С. Алексеева, В. К. Бабаева, В. М. Баранова,

A. Б. Венгерова, Н. А. Власенко, В. Н. Карташова, Т. В. Ка- шаниной, С. А. Комарова, В. Н. Кудрявцева, В. В. Лазарева,

B. В. Лапаевой, Е. А. Лукашевой, А. В. Малько, Г. В. Мальцева, М. Н. Марченко, Н. И. Матузова, Л. А. Морозовой, В. С. Нерсесянца, В. В. Оксамытного, А. С. Пиголкина, В. Н. Протасова, Т. Н. Радько, М. М. Рассолова, Ю. С. Реше- това, Л. И. Спиридонова, В. М. Сырых, Ю. А. Тихомирова, Ю. Г. Ткаченко, В. Е. Чиркина, Ф. Н. Фаткуллина, Л. С. Яви- ча и др.

Таким образом, современная отечественная теория государства и права, освобождаясь от ряда негативных черт (мифоло- гичность, утопизм, спекулятивность, ортодоксальность, антиантропологизм) советской теории государства и права, продолжает развиваться в новых, перспективных направлениях. Она освобождается от тех научных конструкций, которые не позволяют объяснить сложные феномены политико-правовой действительности, ищет новые подходы. Так, в последнее время практически заново пересматриваются идеи философии права (Э. А. Поздняков, Ю. В. Тихонравов, В. П. Малахов, И. П. Ма- линова), проблемы законности (А. Т. Боннер, В. М. Ведяхин,

А. Ф. Ефремов, В. М. Горшенев, В. Н. Кудрявцев, А. Б. Лисют- кин, Н. И. Муромцев), вопросы реализации права (В. И. Гой- ман, Ф. А. Григорьев), прав человека (Л. И. Глухарева, Е. М. Крупеня) и другие темы, которые были особенно тщательно выхолощены догматическим подходом в период застоя и стагнации науки[6].

  • [1] См.: Сырых В. М. Логические основания общей теории права: в 2 т. Т. 1.Элементный состав. М., 2000. С. 102.
  • [2] Венгеров А. Б. Теория государства и права: учеб, пособие. М., 1993. Вып. 1.С. 19.
  • [3] См.: Ершов В. В. Судебное правоприменение (теоретические и практические проблемы). М., 1991. С. 87—89.
  • [4] См.: Четвернин В. А. Понятия права и государства. М., 1997. С. 8—9.
  • [5] См.: Мартышин О. В. О концепции учебника теории государства и права // Государство и право. 2002. N° 8. С. 60, 61.
  • [6] См.: Поцелуев Е. Л. Современное состояние теории государства и права:Кризис или поиск собственной идентичности? // Правоведение. 2004. № 2.С. 159-160.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >