Гражданское общество и правовое государство

В научный обиход понятие «гражданское общество» прочно вошло в XVII в., хотя, как пишет французский исследователь Д. Кола, впервые оно было упомянуто уже в XVI в. в комментарии к «Политике» Аристотеля. Интересно, что в немецком языке это понятие имеет двойное значение: и как гражданское общество в принятом значении, и как буржуазное общество. И такая двойственность не случайна, ибо действительно гражданское общество как относительно самостоятельная сфера социальной жизни начинает формироваться вместе со становлением буржуазного общества. До этого общество и государство совпадали, причем государство доминировало над обществом то в форме восточной деспотии, то в форме римской империи, то в форме средневековой монархии. Отделение государства от общества и превращение его и общества в относительно самостоятельные феномены произошло только в результате буржуазных революций. Общество, освободившееся от тирании государства и объединившее отдельных самостоятельных субъектов, и получило название гражданского. Своей зрелости и суверенности гражданское общество достигает на высокой ступени буржуазного строя.

Гражданское общество как реальность есть система экономических, духовно-культурных, нравственных, религиозных и других отношений индивидов, свободно и добровольно объединившихся в гражданские ассоциации, союзы, корпорации для удовлетворения своих материальных и духовных интересов, потребностей. Гражданское общество строится на принципе самоуправляемое™, оно защищено традициями, обычаями, моральными нормами и правовыми законами от прямого вмешательства со стороны государства. Гражданское общество защищает себя от опеки и регламентации государственных властей. Когда общество почувствовало, что государство может представлять опасность для граждан (поскольку у него появляются собственные интересы и оно начинает издавать законы, направленные против граждан), тогда и начинает формироваться новое социальное пространство, защищенное от «оккупации» его государством.

Основные «кирпичи» фундамента гражданского общества — собственность (имущество), труд, семья.

Это традиционное понимание гражданского общества берет свое начало в работах Дж. Локка. Гражданское общество, по определению Г. Гегеля, есть объединение частных лиц. «В гражданском обществе, — писал он, — каждый для себя — цель, все другое для него ничто»[1].

Гражданское общество глубоко эгоистично, включая себялюбивых индивидов, объединяемых прежде всего нуждой. Поскольку каждый из них преследует собственные цели, коллективность эта подвержена разного рода случайностям и нуждается в более высокой «форме всеобщности» — в государстве. Таким образом, гражданское общество — связующее звено, находящееся между разрозненными индивидами и государством как высшей формой человеческой организации.

В мировой науке сегодня получил признание подход к гражданскому обществу как к комплексу общественных отношений, независимому от государства, но взаимодействующему с ним. Оно включает в себя:

  • — добровольно, спонтанно сформировавшиеся первичные самоуправляющиеся общности людей (семья, ассоциации, хозяйственные корпорации, общественные организации, профессиональные, творческие, спортивные, этнические, конфессиональные и другие объединения);
  • — совокупность негосударственных (неполитических), экономических, социальных, духовных, нравственных и других общественных отношений;
  • — производственную и частную жизнь людей, их обычаи, традиции, нравы;
  • — сферу самоуправления свободных индивидов и их организаций, огражденную законом от прямого вмешательства в нее со стороны государственной власти и политики.

Следовательно, гражданское общество представляет собой некую негосударственную ассоциацию граждан, объединенных по различным признакам, служащую целям удовлетворения их индивидуальных потребностей и реализации потенциальных возможностей на благо всех и каждого. Строго говоря, гражданское общество не является предметом изучения государственно-правовой науки, и в связи с рассматриваемым здесь вопросом нас интересуют лишь те его аспекты, которые касаются участия граждан в формировании органов государственной власти, определения их политики, контроля за государством и подчинении его интересам граждан, объединенных в составе этого общества. Очевидно, что те субъекты гражданского общества, которые осуществляют эти функции, — политические партии и иные политические общественные объединения — не могут не обладать соответствующими властными полномочиями для их выполнения[2].

Переходя к характеристике современного гражданского общества, в нем можно выделить три уровня общественных отношений.

Первый уровень связан с производством самого человека и охватывает сферу семьи, быта и культуры (в частности, образования).

Второй уровень охватывает область экономики, включая в себя производство, распределение, обмен и производительное потребление (личное потребление осуществляется на первом уровне — бытовом). Именно здесь реализуется тот процесс обмена вещами (товарами) и деятельностью, который объединяет изолированных индивидов в общественный коллектив. Субъектами отношений здесь выступают, во-первых, индивиды; во- вторых, социальные группы, в которые оказались объединенными индивиды, занимающие одинаковые места в системах общественного разделения труда, собственности, культуры и т. д., и которые образуют социальный состав гражданского общества; в-третьих, различные объединения индивидов, профессиональные союзы, союзы предпринимателей, общества потребителей и т. п. Все эти субъекты устанавливают между собой разнообразные по своему характеру связи помимо государства (в частности, договорные), которые позволяют в определенных пределах обеспечивать гармоническое развитие гражданского общества без вмешательства государства как политической силы. Последнее присутствует здесь лишь потенциально. Таким образом, характерной чертой гражданского общества является его саморегулируемость, самодетерминированность. То, что оно способно к саморазвитию, и то, что оно — результат свободного объединения индивидов, расширяет возможности гражданского общества определять свое развитие. Если гражданское общество окажется способным преодолевать возникающие противоречия, то оно сможет избегать революций как средства насильственной замены одного общественного строя другим.

На третьем уровне гражданского общества его члены вступают в политическую жизнь. Политика — область общественных отношений, в которых реализуется борьба за участие в общих делах населения, осуществляемых государством, и в определении направлений его деятельности. Субъектами политического процесса в современных его формах являются индивиды (граждане), их политические объединения — организации (партии, движения, «фронты», союзы и т. п.) и государство[3].

Суть государства, его назначение, типология и многие другие аспекты наглядно раскрываются в его взаимоотношениях с гражданским обществом. И не случайно: государство и гражданское общество существуют как две стороны противоположности, вне которой не может быть понято ни то, ни другое. В них заключены два противоположных механизма консолидации населения. Гражданское общество объединяет людей сложным переплетением свободно реализуемых частных интересов. Государство как особый, специально сконструированный для этой цели механизм — принуждением.

Гражданское общество и государство взаимосвязаны, взаимно дополняют друг друга. Гражданское общество олицетворяет материю, тело социального организма, государство — это сознание.

Государство выступает в качестве субъекта управления по отношению к гражданскому обществу. А значит, их взаимосвязь можно рассматривать как единство прямой и обратной связей в системе управления. Различия в содержании этой взаимосвязи, соотношении двух ее противоположных компонентов, порождают принципиальные отличия и в характере политической власти. Они могут быть положены в основу классификации политических систем и режимов.

При наличии развитых и эффективных механизмов социальной обратной связи, ее приоритете, обеспечивающем представительство и влияние в органах государственной власти широкого спектра имеющихся в гражданском обществе частных интересов, правомерно говорить о демократическом режиме. В отсутствие или при ограниченной, блокированной обратной связи, когда налицо доминирующая роль прямого воздействия, возникает противоположный ему авторитарный режим. Государственность имеет тенденцию приобретать те формы и тот характер, которые соответствуют уровню развития и характеру гражданского общества. Государство обслуживает гражданское общество, а не наоборот. Попытки идти вразрез с этим естественным соотношением, приводить гражданское общество в соответствие с велениями государственной власти в конечном счете неизменно имели разрушительные последствия и не давали искомого результата.

Узловым институтом, связывающим демократическое государство и общество, являются партии. Важное назначение партий заключается в установлении взаимосвязи между корпорациями гражданского общества и группами депутатов в выборных органах власти. Решения парламентов, всегда представляющие собой форму компромисса между основными депутатскими группами, должны подкрепляться готовностью к адекватному компромиссу в гражданском обществе. Такое согласие способны обеспечить партии в той, разумеется, мере, в которой они выражают интересы корпораций гражданского общества и пользуются влиянием в парламенте. И наоборот, население воспримет с пониманием самые непопулярные, казалось бы, решения, если им будет обеспечена поддержка партий, пользующихся авторитетом в своих корпорациях. Без таких партий решения законодателей повисают в воздухе и их исполнение, установление какого бы то ни было порядка становится возможным только за счет особых мер принуждения. Законодатели встают перед необходимостью усиления исполнительной власти, которая затем их же и подминает.

Партии не единственный посредник между государством и гражданским обществом. Сходные функции выполняют и другие институты, которые, однако, уже не являются исключительно политическими. Это средства массовой информации, профсоюзы и другие общественные объединения, трудовые коллективы и т. п. Все они по прямому своему назначению принадлежат главным образом гражданскому обществу, и лишь в некоторых ситуациях, обычно когда власть не обеспечивает условий для их нормального функционирования, эти институты «прорастают» в политическую систему, включаются в политический процесс.

Политическая характеристика гражданского общества наилучшим образом концентрируется ныне в понятии правовое государство. Последнее — политическая ипостась гражданского общества: их взаимодействие принципиально складывается по правилам соотношения формы и содержания. Нерасторжимые и проникающие друг в друга, они олицетворяют целостность общества, подчиняющуюся законам кибернетики, а не логике известной притчи о «курице или яйце»[4].

  • [1] Гегель Г. В. Ф. Соч.: в 14 т. М., 1929-1956. Т. 7. С. 211.
  • [2] См.: Дмитриев Ю. А. Соотношение понятий политической и государственной власти в условиях формирования гражданского общества // Государствои право. 1994. N° 7. С. 30—31.
  • [3] См.: Спиридонов Л. И. Указ. соч. С. 33—34.
  • [4] См.: Теория права и государства: учебник / под ред. Г. Н. Манова. М.,1995. С. 249.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >