Конструирование «многофункциональной жертвы» как способ создания управляемой конфликтной ситуации и предлог для начала конфликта

(на примере деятельности американских СМИ и администрации Белого Дома по поводу произошедшего 11 сентября 2001 г. в США террористического акта)

Необходимо сразу отметить, что фактически каждая конструируемая «жертва» создается для «выполнения» нескольких явных и латентных функций (по Мертону), то есть является многофункциональной по своей сути. Поэтому выбор для анализа конфликтной ситуации, сложившейся после теракта, произошедшего 11 сентября 2001 г. в США, обусловлен тем, что в нем «многофункциональность» конструируемой жертвы просматривается наиболее четко.

В настоящее время существуют различные версии того, кто являлся заказчиком и подлинным исполнителем терактов, произошедших 11 сентября 2001 г. в США[1]. Но в задачи нашего исследования не входит выявление этих проблем. Мы можем только констатировать, что данный теракт был весьма эффективно использован США для формирования «многофункциональной жертвы», которая стала использоваться администрацией Соединенных Штатов в качестве оправдания своей последующей агрессивной внешней политики.

Конструируемая администрацией президента США «многофункциональная жертва» содержит в себе, как минимум, следующие типы «жертв»: «жертва-страна», «жертва-трагедия», «жертва-утрата», «жертва-герой». Попробуем обосновать наше утверждение.

Жертва-страна. Данный тип «жертвы» является основным в составе «многофункциональной жертвы», так как он рассчитан на значительное изменение международных отношений, корректировку международных отношений, идентификацию друзей и врагов.

Сразу же после теракта президент США Буш сделал заявление о том, что его страна стала жертвой международного терроризма и что отныне Соединенные Штаты имеют все основания наносить ответные удары по террористам в любой точке мира. Охвативший после событий 11 сентября население США страх ограничил свободу их восприятия и мышления, а также и свободу выбора. Движимые всеобщим стремлением устранить угрозу новых терактов, американцы поддержали своего президента. Так же как и российское общественное мнение после взрывов жилых домов осенью 1999 г. поддержало стремление президента Путина провести «антитеррористическую операцию» в Чечне. Разные страны и события, но социально-психо- логические механизмы реакции на теракт и появление жертв один и тот же. Восприятие своей страны как жертвы агрессии сплотили нацию. Около 90 процентов американцев выразили поддержку Бушу в его стремлении «наказать» виновников теракта[2].

Но основная функция «жертвы-страны», как уже говорилось, — это внешняя политика. Объявив США жертвой международного терроризма, президент Буш как бы получил карт-бланш на поиски и наказание виновных в произошедшей трагедии по всему миру.

Жертва-трагедия. Суть образа «жертвы-трагедии», как уже говорилось, заключается в том, чтобы представить произошедшее событие как удар судьбы. Сконцентрировав внимание людей на трагизме попавших в ситуацию жертв и намерениях проявить заботу о пострадавших людях, администрация США вывела из-под критики и наказания своих сотрудников, отвечающих за безопасность страны. Никто из высокопоставленных чиновников Белого Дома не был привлечен к ответственности за случившуюся трагедию, а популярность президента Буша, как уже говорилось, даже возросла.

Жертва-утрата. В процессе конструирования «жертвы-утраты» на первый план выдвигаются количественные характеристики пострадавших. При этом чем большее количество людей стали жертвами конфликта, тем больше оснований имеет потерпевшая сторона для предъявления претензий к виновной в появлении жертв стороне. В результате теракта 11 сентября 2001 г. погибли 2750 мирных жителей. Это самый жестокий и кровавый теракт в истории США. Все это дает весомые основания для поиска и наказания виновников произошедшего события, то есть для возмездия.

Жертва-герой. В событии 11 сентября были и свои герои, которые, рискуя своей жизнью, помогали другим. Имена героев выявлялись и множились. Их подвиги стали основанием для гордости и подражания. К шестой годовщине трагического события на месте гибели людей был построен мемориальный комплекс. Образ «жертвы-героя» анализируемого теракта в той или иной последовательности прошел (проходит) основные стадии своего формирования, проанализированные нами выше.

Каждый из типов «многофункциональной жертвы» играет свою роль в конфликте и в политических отношениях и в зависимости от потребностей создателей образа «жертвы» может актуализироваться в той или иной ситуации. В целом каждый из типов «жертвы» способствует формированию более основательного многофункционального образа «жертвы».

Администрация Соединенных Штатов стремится с максимальной пользой для себя использовать сконструированную ею «многофункциональную жертву». По мнению аналитиков, «она превратила 11 сентября в мандат вседозволенности... Наиболее вопиющий пример — война в Ираке»1. И хотя развязанные США и НАТО войны в Афганистане и Ираке требуют немалых материальных и людских затрат, в стратегическом плане США значительно укрепили свои позиции на Ближнем Востоке и Средней Азии.

С. 4.

  • [1] См., например: Зимин Н. Сопротивление материалов // Итоги. 2007. № 38.С. 42-46.
  • [2] Ольшанский Д.В. Психология террора. М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2002. С. 68—69.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >