Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Юридическая наука и практика. Вып. 3

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941-1945 гг. КАК ОСОБЫЙ ПЕРИОД В РАЗВИТИИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ

©2015 В. Е. Рубаник

доктор юридических наук, профессор

Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (г. Москва)

Статья посвящена истории правового регулирования отношений собственности в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Исследованы отдельные изменения и специфические черты права собственности военного периода.

Великая Отечественная война выдвинула ряд новых требований как к гражданско- правовому регулированию отношений собственности, так и к науке гражданского права в целом: последняя должна была найти и дать ответы на многочисленные вопросы, которые возникали в повседневной военной и гражданской жизни, законодательстве, судебной практике. Пытаясь так или иначе оценить новации, внесенные войной в гражданское право, в его теорию и практику, следует отметить, что основные принципы и институты гражданского права довоенного времени остались практически неизменными в этот период. В первую очередь, сказанное касалось института права собственности: конечно, и начальный период войны, и период оккупации, и последующее возобновление имущественных отношений в освобожденных от немецких войск районах России имели свои особенности и требовали внесения определенных дополнений в действующее гражданское законодательство, частичных изменений в последнем. Тем не менее эти изменения не прибавили чего-то принципиально нового в правовое регулирование отношений собственности по сравнению с довоенным периодом, поскольку социалистическая экономика, социалистическая собственность, построенные на административноплановых основах, институт личной собственности граждан, носивший ограниченный характер, в целом оказались легко приспособленными к условиям военного времени.

На начальном этапе войны быстрое продвижение немцев вглубь страны во многом имело катастрофические последствия. Территории Западной и Правобережной Украины менее чем за месяц были заняты немецкими войсками1. Эвакуировать материальные ресурсы, оборудование, имущество вследствие стремительного развития немецкого наступления в этих районах органы советской власти не успели; в сельском хозяйстве дождливое лето привело к позднему созреванию зерновых, а вторжение немцев вообще воспрепятствовало сбору урожая. Там, где это было возможным, все зерно, независимо от степени его зрелости, собирали, сдавали на заготовительные пункты и вывозили; где такой возможности не было, - просто-напросто сжигали. При этом уничтожали не только посевы зерновых, но и уже собранное зерно, сельскохозяйственный инвентарь, технику и оборудование, рабочий и продуктивный скот2. Решение об уничтожении принимались или военным командованием Красной армии, или же местной властью в лице секретарей райкомов партии. Несмотря на то что Конституцией СССР 1936 г. были задекларированы две формы социалистической собственности, повторенные и в республиканских конституциях 1937 г., а Гражданским кодексом РСФСР и наукой гражданского права были четко определены как субъекты права государственной и кооперативно-колхозной собственности, так и правомочия собственника, фактически распоряжались объектами и государственной, и кооперативно-колхозной собственности органы и лица, которые действующим законодательством к числу субъектов права собственности отнесены не были. Применяя тактику «выжженной земли», уничтожая за собою все и вся, ни представители советского военного командования, ни партийные функционеры, которые эти решения принимали, и не задумывались о дальнейшей судьбе и источниках существования тех миллионов людей, которые оставались на покидаемой советскими войсками территории и должны были каким-то образом выживать во время оккупации3.

И. Сталин в своем выступлении по радио 3 июля 1941 г. требовал: «При вынужденном уходе частей Красной армии нужно угонять весь подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять весь скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывозки его в тыловые районы. Все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно безусловно уничтожаться»4. Эти указания Сталина были изложением Директивы СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г., в которой требовалось эвакуировать объекты социалистической собственности вглубь страны с тем, чтобы они не достались врагу, полностью и безусловно уничтожать эти объекты, если они вследствие каких-то исключительных причин не могли быть эвакуированы5.

Характерным явлением в годы войны было и усиление мер государственного принуждения в отношении собственности (прежде всего, по изъятию имущества), обусловленных военной обстановкой. Так, согласно Указу Президиума Верховного совета СССР от 22 июня 1941 г. военным властям в местностях, переведенных на военное положение, разрешалось изымать транспортные средства и другое необходимое для потребностей обороны имущество. Поэтому типичной тенденцией выступало и то, что круг способов возникновения права государственной собственности в условиях войны расширялся - к ним, например, относились и обязательные поставки, имевшие характер общей повинности.

В условиях военного времени народным комиссарам были предоставлены широкие полномочия по перераспределению материальных ресурсов: они наделялись правом разрешать директорам предприятий и начальникам строек выдавать другим предприятиям из своих ресурсов необходимые материалы для выполнения ими производственных планов, перераспределять излишки оборудования и материалов между предприятиями. Продолжал действовать уже упоминавшийся выше Указ Президиума Верховного совета СССР от 10 февраля 1941 г. «О запрете продажи, обмена и отпуска на сторону оборудования и материалов и об ответственности по суду за эти незаконные действия».

На упорядочение отношений собственности применительно к условиям военного времени было направлено и Постановление СНК СССР от 17 апреля 1943 г. «Об утверждении положения о порядке учета и использования национализированного, конфискованного, выморочного и бесхозяйственного имущества». Особое значение в условиях войны приобрела также ст. 58 ГК РСФСР, в соответствии с которой бесхозяйственное имущество переходило в собственность государства.

Создавались также предпосылки для приспособления колхозно-кооперативной собственности к условиям войны. Так, согласно Постановлению Пленума Верховного суда СССР от 22 апреля 1942 г. продажа скота колхозов и совхозов не уполномоченными на то лицами должна была рассматриваться как разворовывание скота; приобретатели такого скота не могли признаваться добросовестными, кроме случаев, когда продажа скота была вызвана необходимостью. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 18 марта 1943 г. совнаркомам союзных и автономных республик предоставлялось право передавать отдельным колхозам для обработки и посева не используемые пахотные земли сопредельных колхозов и совхозов по их согласию. Это обеспечивало существенное увеличение урожайности и валового сбора сельскохозяйственных продуктов. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 19 апреля 1943 г. запрещало осуществлять забой и продажу молодняка, чем обеспечивалось надлежащее развитие животноводства.

Ученые-цивилисты предоставляли помощь органам юстиции, обобщая материалы судебной практики военного времени и принимая участие в разработке проектов нормативных актов (например, о возмещении потерь от краж и недостач продовольственных и промышленных товаров, от гибели колхозного и совхозного скота и причиненного ему вреда, о выде- лах и делениях колхозных дворов в условиях войны, о безвестном отсутствии, изменении в законодательстве, регулировавшем вопросы наследования, и т.п.)6.

Некоторые коррективы были внесены и в порядок землепользования: постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 7 апреля 1942 г. для увеличения производства сельскохозяйственной продукции совнаркомы союзных и автономных республик, а также облисполкомы были обязаны выявить все пустующие земельные участки в городах и поселках, а также свободные земли Госфонда вокруг населенных пунктов, и отвести их предприятиям, организациям, учреждениям и воинским частям для организации подсобного сельского хозяйства, а также под огороды рабочих и служащих. Из-за отсутствия свободных городских земель и земель Госфонда разрешалось на время войны проводить посевы на неиспользуемых землях колхозов, однако только с согласия последних. Семьям рабочих и служащих, работавших в колхозах, а также эвакуированному населению могли выделяться приусадебные участки размером 0,15 га. При этом непременным условием было привлечение подсобных хозяйств к обязательным поставкам в государственный фонд сельскохозяйственной продукции по нормам, установленным постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 16 апреля 1940 г. «Об обязательной поставке картофеля государству колхозами, колхозниками и единоличными хозяйствами» и постановлением СНК СССР от 1 августа 1940 г. «Об уборке и заготовках сельскохозяйственных продуктов»7.

Таким образом, война не только не приостановила научно-теоретическую и практическую работу в области гражданского права вообще и правового регулирования отношений собственности в частности, но и в значительной мере активизировала их, расширив тематику проблем и вопросов, которые были выдвинуты жизнью и предстали перед цивилистикой военного периода. [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]

  • [1] История Второй мировой войны. 1939-1945: в 12 т. Т. 4. Фашистская Германия против СССР. Крах стратегии «молниеносной войны». - М.: Воениздат, 1975. - С. 60.
  • [2] Лановик Б. Д., Матисякевич 3. М., Матейко P. М. Економічна історія України і світу / за ред. Б. Д. Лановика. - К.: Ві-кар, 1999.-С. 649.
  • [3] По подсчетам А. Л. Перковского и С. И. Пирожкова, осуществленных ими по архивным материалам, численностьнаселения Украинской ССР на 1 января 1941 г. составляла 40 967 тыс. чел., в том числе в восточных областях -31.570 тыс. чел., в западных - 9 397 тыс. чел.; численность же населения Украины в ее нынешних территориальныхграницах на ту же дату составляла 42,9 млн чел. (См.: Перковський А. Л., Пирожков С. І. Демографічні втрати народонаселення Української PCP у 40-х рр. II Укр. істор. журн. -1990. - № 2. - С. 17,24). В восточные районы СССР с Украины было эвакуировано 1 млн 943,3 тыс. чел., в том числе из восточных областей -1 млн 819,6 тыс. чел., или 94 %.(См.: ЦГАВОВУ. - Ф. Р-582. - Оп. 11. - Д. 256. - Л. 42). В период немецкой оккупации в Украине было убито, замученои умерло от голода и болезней 3,9 млн и вывезено в Германию 2,2 млн мирных граждан. (См.: Українська PCP у Великій Вітчизняній війні Радянського Союзу 1941-1945 рр. - К., 1969. - С. 150). Это составляло 48,2 % от общего количества жертв фашистского режима в оккупированных районах СССР. Для сравнения: в Белоруссии немцами было убитои замучено 1 млн 360 тыс., вывезено в Германию - 374 тыс. мирных граждан (18,4 %); в оккупированных районахРСФСР соответственно было убито 577 тыс. и насильно вывезено в Германию 1 млн 184 тыс. чел. (20,3 %). (См.: Перковський А. Л., Пирожков С. I. Указ. соч. С. 16.) По состоянию на 1.07.1946 г. численность населения восточных областей УССР в сравнении с 1941 г. уменьшилась на 19,4 %, а западных - на 29 %. (См.: Перковський А. Л., Пирожков С. I. Указ. соч. С. 17). Довоенного же уровня населения Украина достигла только во второй половине 60-х гг. (см.:Народне господарство Української PCP: Ювілейний стат. щорічник. - К.: ЦСУ УРСР, 1972. - С. 9). Помимо чисто военных причин, гибель мирных граждан на оккупированных немцами территориях СССР во многом была связана и с голодом, вызванным вывозом оттуда и уничтожением на месте запасов продовольствия, независимо от того, кому онипринадлежали, а также разрушением хозяйственно-экономической структуры. Сгорели тысячи гектаров зерновых; всепромышленные предприятия, которые не могли быть эвакуированы, подлежали уничтожению. В Донбассе были затоплены почти все шахты, разрушен гигантский комплекс заводов на Днепрельстане и все 54 доменные печи, взорваны мосты через Днепр, тысячи километров железнодорожного пути, телеграфных линий и т.п. (См.: Лановик Б. Д.,Матисякевич 3. М., Матейко P. М. Указ. соч. С. 649).
  • [4] Выступление по радио Председателя Государственного Комитета Обороны И. В. Сталина, 3 июля 1941 г. II Правда:Орган ЦК и МК ВКП (б). -1941.-3 июля. - № 182.
  • [5] Партийным и советским организациям прифронтовых областей: Директива СНК СССР и ЦК ВКП (б), 29 июня1941 г. II КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). - 9-е изд., испр. и доп. - Т. 7. -1938-1945. - М.: Политиздат, 1985. - С. 221-223.
  • [6] См.: Братусь С. Некоторые вопросы науки гражданского права и судебной практики по гражданским делам в периодОтечественной войны II Социалистическая законность. - 1944. - № 11. - С. 30-37; Орловский П. Иски о праве собственности в условиях войны II Социалистическая законность. - 1944. - № 7-8. - С. 9-12; Орловский П. Право собственности в практике Верховного Суда СССР II Социалистическая законность. - 1944. - № 9-10. - С. 6-16; Яичков К. Споры о перевозках в военное время II Социалистическая законность. -1944. - № 7-8. - С. 12-15;Братусь С., Орловский П. Ссылка на военные обстоятельства в судебной практике по делам о перевозках II Социалистическая законность. -1942. - № 11-12. - С. 14-17; Амфитеатров Г. Н. Иски собственников о возврате принадлежащего им имущества. - М.: Юриздат, 1944. - С. 47; Генкин Д. М. Великая Отечественная война и вопросы гражданскогоправа: Ученые записки Всесоюзного ин-та юрид. наук. - М., 1944. - С. 37—49; Генкин Д. М., Серебровский В. И., Москаленко Г. К. Судебная практика по гражданским делам в период войны. - М.: Юриздат, 1943 и др.
  • [7] О выделении земель для подсобных хозяйств и под огороды рабочих: Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б), 7апреля 1942 г. II КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). - 9-е изд., испр.и доп. -1938-1945. - М.: Политиздат, 1985. - Т. 7. - С. 279-280.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы